RSS

Архив метки: Сергей Кара-Мурза

О зерноуборочных комбайнах, как об «очередном преступлении» коммунистов


В продолжение темы о якобы избыточном парке тракторов и комбайнов в сельском хоз-ве РСФСР, как об «очередном преступлении коммуняк» в глазах нынешних диванных дебилов — как либералов, так и запутинцев.

Мнение эксперта, создателя комбайна «Дон-1500» Юрия Пескова, гендиректора «Ростсельмаша» в 1978–1996 годах:
«В 1989 году на 1000 гектаров пашни у нас приходилось лишь 6–7 комбайнов, в 1990-м должно было стать еще меньше, в то время как в США на те же 1000 га приходилось 16 машин, во Франции — 19, а в ФРГ — 32». «Мало того, в нашем 700-тысячном* парке машин комбайнов “Дон-1500” было только 30 тысяч (меньше пяти процентов), а у них в парке было машин такого же класса больше половины. Поэтому и в США, и в Канаде, и в других странах хлеб убирали 5–7 дней, а у нас — по-прежнему за 25–30. При таких сроках это был уже не урожай, а остатки неосыпавшегося зерна. Терялось зерна, по оценкам агроспециалистов, до 30 миллионов тонн».

Ну и общее представление о кол-ве сельхозтехники в советской и нынешней России.


А это красавица «Нива»:

А это мой любимец с детства: комбайн «Колос», производства Таганрогского завода:

Источник статьи

Реклама
 

Метки: , , , , , ,

Парк тракторов и комбайнов в сельском хоз-ве РСФСР и РФ


Уважаемый Сергей Георгиевич sg_karamurza в Последний кусочек из «Белой книги» о сельском х-ве выложил статданные по сравнительной технической оснащенности советского и постсоветского времени. Тем самым он разоблачил антисоветский миф о том, что якобы в СССР вся техника служила только один сезон, после чего отправлялась на металлолом. Таблица с коэффициентом обновления техники наглядно разоблачает этот миф, появившийся благодаря лживой книге Егора Гайдара «Гибель империи», ставшей буквально библией всех антисоветчиков нынешней России.
http://problemanalysis.ru/white-book/wbook_27.html

Демонтаж колхозно-совхозной системы означал деиндустриализацию и демодернизацию сельского хозяйства.

Этот массивный процесс помимо быстрого сокращения энергетических мощностей сельского хозяйства, резкого снижения использования электроэнергии для производственных целей и сокращения числа работников сельскохозяйственных предприятий характеризуется катастрофическим уменьшением парка сельхозтехники.

В годы реформы парк тракторов в селькохозяйственных организациях неуклонно сокращался, и к 2012 г. уменьшился почти в 5 раз — с 1366 тыс. до 276 тыс. шт. (это даже меньше, чем было в РСФСР в предвоенное время).


С 1970 г. и вплоть до начала реформы поступление тракторов в сельхозорганизации РСФСР превышало списание на 2-4%, при этом парк тракторов не только рос, но и ежегодно обновлялся примерно на 12%. До реформы парк российских сельхозтракторов переобновлялся в среднем за 8,3 года, т.е. за 1990-2014 гг. — могло осуществиться три цикла переобновления при сохранении численности машин на уровне 1990 г.

Иногда утверждают, что такой многочисленный парк тракторов не был нужен сельскому хозяйству страны (хотя нагрузка пашни на трактор в РСФСР многократно превышала западные и фермерские нормы). В результате реформы нагрузка пашни на трактор в РФ выросла еще в 2,5 раза, а ежегодное обновление в начале 2010-х достигло примерно 3%. В таком темпе более интенсивно эксплуатируемый парк тракторов полностью может переобновится теперь за треть столетия, примерно к 2045 г. Т.е. купленный или взятый в лизинг трактор должен служить российскому селянину буквально «тридцать лет и три года», с ежегодной почти втрое большей, чем до реформы, нагрузкой.

Надежды на высокоэффективную западную технику сомнительны: в 2005 г. нагрузка пашни на трактор была в РФ больше в 7 раз, чем в США, и в 16 раз, чем во Франции.

Так до и после реформы происходило обновление сельхозмашин:


Как видно из таблицы, сразу после начала реформы приток новой техники резко сократился.

В результате резкого сокращения поставок техники ускорился ее износ, и стала быстро расти нагрузка на машины. В 2000 г. в РФ нагрузка пашни на один трактор составляла 135 га, а в 2006 г. достигла 187 га. Процесс приобрел самоускоряющийся характер. Если бы не уменьшалась площадь вспахиваемых земель, то в 2006 г. нагрузка пашни на трактор в РФ составила бы 212 га. В 2012 г. нагрузка на трактор в РФ достигла 258 га пашни — это уровень РСФСР середины 1950-х (в 2,5 раза выше, чем до реформы).


В сравнимых, хотя и более благоприятных почвенно-климатических условиях Западной Европы нормальной в 1990 г. считалась такая нагрузка пашни на трактор: в Великобритании и Франции — 13 га, в Германии — 8 га, в Италии — 6 га (в РСФСР — 95 га).

В целом, приобретение сельскохозяйственной техники в России уже за первые четыре года реформ сократилось более чем на 90%. Состояние технической оснащенности и его изменение в ходе реформы представлены ниже.

В докладе Минсельхоза РФ “Научно-техническое развитие агропромышленного комплекса России” (Москва, 2000) сделан такой вывод:

«В дореформенный период в сельском хозяйстве был достигнут относительно высокий уровень механизации сельскохозяйственного производства. Глубокий экономический кризис в стране и АПК, потеря платежеспособного спроса сельскохозяйственных предприятий на технику, слабая протекционистская политика по сохранению рынков сельскохозяйственных машин и оборудования, отсутствие государственной поддержки предприятий тракторного и сельскохозяйственного машиностроения привели к развалу научно-технического и производственного потенциала отечественного машиностроения.

Объем товарной продукции на предприятиях отрасли сократился почти в 13 раз, в том числе по тракторостроению — в 10, по сельскохозяйственным машинам для растениеводства более чем в 14, по машинам и оборудованию для животноводства и кормопроизводства — в 38, по двигателестроению — в 8, по компонентам машин и запасным частям — в 17, а использованию производственного потенциала — в 13-25 раз.

Для ухода за существующим парком машин ежегодно требуется около 30 миллиардов рублей. Фактически расходуется в 4-5 раз меньше».

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,

Социальная сфера села


Первым и самым прямым следствием социальных изменений стало резкое падение заработной платы работников сельского хозяйства. Динамика изменений такова:

Первым и самым прямым следствием социальных изменений стало резкое падение заработной платы работников сельского хозяйства. Динамика изменений такова:


Надо подчеркнуть, что средняя зарплата у работников сельского хозяйства снизилась совершенно непропорционально другим отраслям. Это снижение никак не оправдано сокращением производства — по этому показателю сельское хозяйство мало отличается от промышленности. Ничуть не меньше стали в сельском хозяйстве затраты труда работников — напротив, тяжесть труда значительно возросла из-за деградации технологической базы и сокращения использования энергии. Следовательно, в результате реформы произошла глубокая дискриминация работников сельского хозяйства по сравнению с другими отраслями производства.

В 2006 г. средняя номинальная начисленная зарплата в сельском хозяйстве России была 4569 руб. в месяц, а у служащих банков и страховых компаний — 27885 руб., то есть в 6,1 раза больше, чем у работников сельского хозяйства (речь идет именно о зарплате, а не о доходах собственников капитала). В 2010 г. разница средних зарплат работников организаций сельского хозяйства (включая охоту и лесное хозяйство) и финансовой деятельности составляла 4,7 раза (10,7 и 50,1 тыс. руб.), в 2013-м— 4 раза (15,4 и 60,6 тыс. руб.).

Важнейшим жизненно важным благом и даже условием жизни является жилье. После войны в РСФСР выполнялась программа интенсивного жилищного строительства, в том числе на селе. Реформа повлекла за собой резкое — в три раза по сравнению с серединой 80-х годов — сокращение жилищного строительства в сельской местности. В 2003 г. жилья на селе было построено почти в 2 раза меньше, чем даже в 1970 г., затем началось оживление. К началу 2010-х здесь достигнут уровень начала-середины 1980-х, в основном, благодаря строительству домов населением за свой счет и с помощью кредитов. Динамика строительства приведена ниже:

Надо к тому же отметить, что за годы реформы в сельской местности выстроено большое количество дач, загородных домов и коттеджей с очень большой по сравнению с обычными жилищами площадью. Данных статистика не приводит, однако если учесть эту компоненту, то объем строительства жилищ для сельских тружеников снизится еще больше.

Строительство других элементов социальной инфраструктуры на селе сократилось в еще большей степени, нежели строительство дорог, линий электропередач и водопроводных сетей. Об этом свидетельствует сравнение данных по строительству объектов социально-культурной сферы до и после реформ:

В качестве иллюстрации приведем характерную динамику строительства и реконструкции объектов социально-культурной сферы в годы реформ на примере ввода в действие амбулаторно-поликлинических учреждений в сельской местности:

Обслуживание и содержание имеющихся объектов социально-культурной сферы села также деградируют. В годы реформ их количество стало неуклонно сокращаться.

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Инвестиции в сельское хозяйство России


Изменение в ходе реформы экономических условий деятельности сельскохозяйственных предприятий подорвало воспроизводство их материально-технической базы. До этого, особенно начиная с 70-х годов, эта база в РСФСР развивалась очень быстро — село насыщалось техникой и кадрами, энергетическими мощностями и другими основными фондами. Налаживалась система обеспечения и топливом, и удобрениями, развивались новые отрасли промышленности, производящие нужные для села материалы.

Основные фонды колхозов, совхозов и межхозяйственных сельскохозяйственных предприятий РСФСР выросли с 1970 по 1990 г. в расчете на одного работника с 3,7 до 27,3 тыс. руб., а в расчете на 100 га сельхозугодий с 19,3 до 129,8 тыс. руб. При этом и в ходе пятилетки 1985-1990 гг. продолжался быстрый рост основных фондов.

По основным показателям советское сельское хозяйство вышло в число высокоразвитых. В 1989 г. в РСФСР на одного работающего приходилось 35,3 киловатт энергетических мощностей (Энерговооруженность 1 работника в сельском хозяйстве РСФСР была примерно на 40% выше, чем в среднем по СССР ), а в Италии в 1988 г. 23 кВт, в Нидерландах 30,5, в Дании 39, в Венгрии 9,5 кВт. Сильно различались энерговооруженность труда в сельском хозяйстве у СССР и США — в США на одного работника приходилось 105 кВт. Но по этому показателю США резко выпадали из общего ряда высокоразвитых стран — работники там снабжены избыточными энергетическими мощностями. В расчете же на 100 га пашни разница была не так велика — 259 кВт в СССР и 405 кВт в США.

За 1970-1990 гг. материально-техническая база сельского хозяйства в СССР перешла на качественно новый уровень развития. Она обновлялась даже быстрее, чем в промышленности: в 1990 г. ввод в действие новых основных фондов (без скота) составлял в сельском хозяйстве 7%, а коэффициент выбытия 3,3% от наличия основных фондов на конец 1989 г. В промышленности эти показатели были равны 6,0% и 1,8%, соответственно.

С началом реформы, уже в 1991 г. практически прекратилось обновление материально-технической базы сельскохозяйственных предприятий. Капиталовложения (инвестиции) в основной капитал сельского хозяйства в ходе реформы к 1998 г. уменьшились по сравнению с 1990 г. в 25 раз и в последние годы остаются в 7-8 раз более низкими, чем непосредственно перед реформой 1990-х. Динамика этого показателя такова:


Государство в ходе реформы практически перестало делать капиталовложения в сельское хозяйство. В 1990 г. государственные ассигнования составили 71% инвестиций в производственные объекты сельского хозяйства РСФСР (остальные капиталовложения делали колхозы). В 2001 г. доля бюджетных средств в капиталовложениях в АПК (и так уже уменьшившихся в 14 раз) составила всего 5,6%. С 1995 г. по 2001 г. доля средств для инвестиций в агропромышленную сферу из федерального бюджета сократилась с 16,8% до 2% из бюджетов субъектов федерации и местных бюджетов — с 13,8% до 3,4%. В 2005 г. и 2010 г. доли бюджетных средств в инвестициях в основной капитал, направленных на развитие сельского хозяйства, составляли 4,3% и 2,3%.

Надежды на иностранного инвестора пока не оправдались. Доля сельского хозяйства (с 2005 г. включая охоту и лесхоз) в общем объеме инвестиции в основной капитал организаций с участием иностранного капитала составляла в 1993 г. 0,16%, в 1995-м —0,7%, в 2000-м — 0,5%, в 2005-м — 0,8%, в 2010-м — 1,3% в 2012-м — 2,3%.

Суммарная доля сельского хозяйства, охоты и лесхоза в иностранных инвестициях составила в 2005 г. 0,2%, в 2010 г. и 2012 г. — по 0,4%. При этом доля прямых иностранных инвестиций составляла в 2010 г. — 0,3%, в 2012 г. — 0,2%.

Относительно всех капвложений в основной капитал в РФ инвестиции в сельское хозяйство, охоту и лесное хозяйство с самого начала реформы упали более чем втрое и уже с 1995 г. их доля не превышала 5% — это меньше, чем в годы Великой Отечественной войны (в 1941-45 гг. — 6,8%, в 1970-м — 15%, в 1980-м — 17%, в 1990-м — 15,4%, в 1997 — 2,5%, в 2000 — 2,7%, в 2005 — 3,9%, в 2010 — 3,3%, в 2012 — 3,8%). Взгляните на динамику этого показателя:

За годы реформ 1991-2012 гг. недовложения в основной капитал сельского хозяйства РФ (по уровню 1990 г.) составили около 1,6 трлн долл. США. Для сравнения, это составляет 75% объема ВВП России за 2012 г.

Реформа привела к разрушению цикла воспроизводства материально-технической базы сельского хозяйства. В 1995 г. коэффициент обновления (ввод в действие) основных фондов упал до 0,6%, а в 1998 г. до 0,5%, и оставался менее 1% до 2005 г. В начале 2010-х ежегодный коэффициент обновления основных фондов составляет в среднем 4%, т.е. цикл обновления теперь оценивается примерно в 25 лет, тогда как до реформы — вдвое меньше (в 1985-89 гг. — около12 лет).

Коэффициент выбытия основных фондов крупных и средних сельскохозяйственных предприятий почти с самого начала реформ существенно превышал коэффициент ввода — в 1993-2006 гг. основные фонды отрасли только сокращались. В 2002-2003 гг. коэффициент выбытия ежегодно составлял 3,1%, в 2005 г. — 4,2%, в 2010-м — 2,2%, в 2012-м — 2,4%. Только с 2007 г. выбытие стало меньше ввода и наметился прирост основных фондов в 1,3% (в 2012 г. 1,7%).

Степень износа машин и оборудования в сельскохозяйственных организациях на 1 июня 1992 г. составляла 44,6%. В первую десятилетку реформы резко снизилось поступление в организации новой сельхозтехники. Парк сельхозтехники стал стремительно сокращаться (примерно в темпе дореформенного роста). После 2000 г. напротив, при практически неизменном темпе списания изношенной сельхозтехники стал незначительно повышаться ее коэффициент обновления (в абсолютных величинах поставки новой техники замедлили темп своего падения, в 2000-х приобретение тракторов сократились еще почти вдвое, зернокомбайнов в 1,5 раза). Все это происходило на фоне продолжающегося сокращения парка сельхозмашин, поэтому степень их износа в среднем стала уменьшаться. Так, в сельхозорганизациях средний износ машин и оборудования составил в 2005 г. 46,5%, а в коммерческих организациях сельского хозяйства, охоты и лесного хозяйства (без субъектов малого предпринимательства) в 2005 г. 42,3%, в 2010 г. 41,4% в 2012 г. 46,6%.

Другими словами, средний износ сельхозмашин и оборудования в РФ после 2000 г. в основном снижался не вследствие техперевооружения парка, а главным образом за счет его масштабного сокращения из-за выбытия полностью изношенной сельхозтехники с незначительным повышением доли новых машин. Это хорошо видно на примере динамики поставок и списания тракторов сельскохозяйственным организациям.

Только в начале 2000-х стали публиковаться данные о критическом износе сельхозтехники. Полностью изношенные машины и оборудование составляли в сельском хозяйстве в 2003 г. 29,1% машинного парка, в 2005 г. — 18,8%, в 2008 г. — 8,5%, в 2010 г. — 8,6%, в 2012 г. — 9,6%. Темпы ввода новых основных фондов и ликвидация изношенных не соответствуют их изношенному состоянию. Так, в 2012 г. суммарная доля ввода в действие основных фондов и списания изношенных (6,5%) была даже меньше доли полностью изношенных основных фондов (7%).

Источник статьи

 

Метки: , , ,