RSS

Архив метки: силовики

Гуковских шахтёров прессуют силовики


Сотрудники правоохранительных органов провоцируют и запугивают членов инициативной группы шахтеров в Гуково…
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

Реклама
 

Метки: , , ,

Чеченский феодал заставил женщину извиниться за критику его головорезов

Чеченский феодал заставил женщину извиниться за критику его головорезов

Спикер парламента Чечни Магомед Даудов вызвал к себе местную жительницу Марет Занзулаеву, которая на сходе в селе Давыденко под видеозапись говорила о том, как чеченские силовики избивали людей.
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

 

Красная Пенза! Сайт коммунистов Пензенской области.

 

Метки: , , , , , ,

Родным пропавших дагестанцев не удалось выяснить их судьбу у чеченских силовиков


После спецоперации силовиков РФ в Гудермесском районе Чечни, где 9 октября были убиты восемь человек, родственники пропавших в Дагестане Гашима Узданова и Ислама Магомедова отправились в Чечню на опознание. Однако выяснилось, что личности убитых до сих пор не установлены, и родственники вернулись домой ни с чем.

Родные Ислама Магомедова и Гашима Узданова вместе с родственниками двух других дагестанцев пять дней проводили митинги на центральной площади Махачкалы с требованием сообщить им местонахождение их пропавших близких.

Ночью 9 октября 2016 года в ходе перестрелки на автодороге в Гудермесском районе Чечни были убиты восемь предполагаемых боевиков и ранены четверо полицейских. МВД республики заявило, что все убитые входили в одну группировку и планировали диверсионно-террористические акции.

10 октября представитель чеченского МВД сообщил, что убитые направлялись в Чечню из Дагестана, их маршрут пролегал по проселочным дорогам, в обход стационарных постов полиции.

В Чечню ездили 10 октября родители Гашима Узданова и Ислама Магомедова.

«В Гудермес ездил мой муж, у нас была информация, что наших пропавших детей могут найти среди убитых в спецоперации. Но никакой информации по этим убитым ему представители силовых структур Чечни не дали», – рассказала мать пропавшего Гашима Узданова Аида Узданова.

По ее словам, в Чечне силовики заявили, что личность убитых будет установлена после проведения экспертиз.

«Сказали, что тела сильно обгорели, и потому установить личности будет очень тяжело. Мужа даже не допустили на место, где проходила спецоперация. Машину, в которой были убитые, тоже не показали. Образцы ДНК муж не сдавал, у него их и не потребовали», – отметила Аида Узданова.

О том, что в Чечне ничего не удалось узнать, сообщила и жена пропавшего Ислама Магомедова Яхсат Магомедова.

«Моя свекровь ездила в Гудермес на место спецоперации, но никаких сведений ни об Исламе, ни о других пропавших, ни об убитых в спецоперации она не получила. В правоохранительных органах Чечни ей сказали, что от тел убитых остались одни зубы, что они будут проводить экспертизу по этим оставшимся зубам», – заявила Яхсат Магомедова.

По ее словам, чеченские силовики сказали, что результаты экспертизы будут известны не ранее чем через 10 дней.

«Больше никаких сведений у нас нет. Образцы ДНК свекровь не сдавала. Но образцы ДНК Ислама есть в дагестанской полиции – у него брали их, когда ставили на профучет. Наши знакомые в силовых структурах Чечни нас убеждают, что среди убитых во время спецоперации 9 октября дагестанцев быть не может. Мы в ожидании, хотя уже никому не верим», – сказала Яхсат Магомедова.

Аида Узданова и Яхсат Магомедова утверждают, что в Чечню ездил и следователь, который ведет дело об исчезновении их близких, но и он якобы никакой информации там не получил.

Комментариями представителей правоохранительных и следственных органов Дагестана и Чечни относительно этих заявлений «Кавказский узел» не располагает.

Источник: Патимат Махмудова, «Кавказский узел«

Родным пропавших дагестанцев не удалось выяснить их судьбу у чеченских силовиков

 

Метки: , , , ,

Россия оправдала нерасследование дела об изнасиловании окончанием срока давности


Уполномоченный России при Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) Георгий Матюшкин, отвечая на вопросы суда о причинах нерасследования дела об изнасиловании нижегородки Ольги Масловой, сообщил что необходимые меры по обеспечению уголовного преследования обвиняемых были приняты. По информации Комитета против пыток (КПП), поступившей Каспарову.Ru 15 августа, следствие затягивалось, пока не закончился срок привлечения виновных к уголовной ответственности за изнасилование.

Напомним, что 25 ноября 1999 года Ольга была вызвана на допрос в качестве свидетеля в Нижегородское РУВД, где ее избили и изнасиловали трое нетрезвых работников прокуратуры и сотрудник милиции. Маслова обратилась в прокуратуру с заявлением о преступлении, однако эффективное расследование не велось: уголовное дело неоднократно возобновлялось и приостанавливалось. При поддержке КПП Маслова обратилась в ЕСПЧ, и 24 января 2008 года суд вынес решение по делу, единогласно признав, что Ольга подверглась пыткам и изнасилованию и расследование этого преступления было неэффективным.

На следующий день после вынесения решения ЕСПЧ, 25 января 2008 года, прокуратура Нижегородской области провела широко освещенную в СМИ пресс-конференцию, на которой начальник управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Сергей Полудневич, сказал, что дело все еще имеет перспективу в суде. Он заявил, что обвинения в отношении четверых уже бывших сотрудников правоохранительных органов в этом деле не беспочвенны, и отметил, что за девять лет дело так и не было рассмотрено по вине суда, который несколько раз вернул дело в прокуратуру.

Правозащитники считают, что прокурорский работник лукавил: ситуация вокруг расследования дела не изменилась.

25 ноября 2009 года истек установленный законодательством России срок привлечения к уголовной ответственности бывших сотрудников прокуратуры и милиции, виновных в пытках и изнасиловании Ольги.

Обсуждая ответ Матюшкина, юристы КПП пришли к мнению, что он подтверждает нежелание государства расследовать это дело. О каких необходимых мерах и эффективном расследовании идет речь, если десятилетний срок привлечения к уголовной ответственности истек и виновные не наказаны?

Отметим, что Матюшкин в своем ответе указал, что ЕСПЧ не может рассматривать вторую жалобу, так как она содержит эпизоды, по которым решение уже было принято, однако по заявлению КПП, новая жалоба по делу Масловой касается неисполнения решения ЕСПЧ по первой жалобе и неэффективного расследования дела после указаний суда.

Софья Микитик

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

А.Д. Куликов: У силовиков не сходятся счеты с жизнью и смертью


Отчитываясь перед Советом Федерации, Юрий Чайка заявил, что за год на Северном Кавказе погибли 200 сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих, при этом уничтожены 350 боевиков. Но эти данные плохо стыкуются с каждодневными новостями. Комментирует Александр Куликов, депутат Государственной думы, участник боевых действий в Афганистане в составе отряда специального назначения МВД СССР

У силовиков не сходятся счеты с жизнью и смертью 30 мая 2012

Статистику по жертвам российских силовиков на Северном Кавказе из года в год отдельно представляют Генпрокуратура и МВД. На первый взгляд, противоречия в отчетах незаметны. Но, анализируя публичные заявления властей и данные информагентств, становится понятно, что нельзя на сто процентов доверять официальным данным. И даже если ориентироваться на них, возникает вопрос: при соотношении один к полутора среди убитых правоохранителей и бандитов являются ли действия силовых структур эффективными?
Если ввести в поисковые системы «Яндекс» или «Гугл» запрос «Потери силовиков на Северном Кавказе», то откроется огромное полотно со ссылками на почти еженедельные новости.
Берем первую попавшуюся от 20 февраля 2012 года: «В минувшие выходные силовики на Северном Кавказе понесли самые крупные потери за последние годы. Двадцать один полицейский погиб, десятки были ранены. Президент Дмитрий Медведев поручил помочь семьям погибших сотрудников МВД. По информации МВД России, спецоперация силовиков проводилась на границе Чечни и Дагестана более пяти суток».
Вот самое свежее сообщение от 11 мая 2012 года: «В Кизлярском районе Дагестана блокирована группа боевиков, есть потери с обеих сторон. В ожесточенной перестрелке погибли двое сотрудников МВД, семеро получили ранения. Пока удалось нейтрализовать только троих бандитов».
В принципе, если набраться терпения и проанализировать новостные ленты за пять месяцев 2012 года или за весь 2011 год, можно точно посчитать, сколько сотрудников правоохранительных ведомств и сколько боевиков было убито, если верить только государственным СМИ. И эта цифра будет куда больше той, что озвучил Юрий Чайка.
Хотя генпрокурор в своем роде подстраховался. Он сказал «200 сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих». Непонятно, какие конкретно «органы» имеются в виду: МВД, ФСБ, военные прокуроры? И какие конкретно военнослужащие: внутренних войск или погранслужбы?
Почему нет сводных данных наших потерь? Это что, военная тайна? Во многих странах, ведущих военные действия, существует общепринятый порядок: публиковать в газетах фамилии и имена убитых. У нас такого нет. А ведь это не только давало бы возможность оценить потери страны, но и стало бы достойной памятью погибшим и их семьям.
Можно предположить, почему такого нет и пока не предвидится. Среди критериев, позволяющих объективно оценить боеспособность экстремистского подполья, уровень потерь силовых структур в столкновениях с боевиками, а также в результате нападений на них стоит на первом месте. Подсчет потерь противостоящей стороны, то есть боевиков, ущербен по причине того, что к бандитам порой относят случайно или специально всех убитых в ходе спецопераций — то есть, возможно, и мирных жителей.
Судя по всему, такой объективный индикатор активности террористического подполья на Северном Кавказе власть предпочитает не разглашать. Куда удобнее оглашать победные реляции об успешно уничтоженных сепаратистах, чем разрешить обществу самому делать выводы на основе статистики.
Но даже те данные, которые обнародовал Юрий Чайка, заставляют задуматься о том, как обеспечивается безопасность в северокавказских республиках. Цифра в 350 уничтоженных бандитов на 200 погибших солдат и офицеров кажется слишком страшной. Например, во время боевых действий СССР в Афганистане в 1988 году погибло 759 (!) граждан СССР, военных и гражданских, в 1989 году Советский Союз потерял 53 человека. На фоне этих данных две сотни погибших россиян кажутся просто огромными.
Комментирует Александр Куликов, депутат Государственной думы, участник боевых действий в Афганистане в составе отряда специального назначения МВД СССР
Потери в 200 сотрудников правоохранительных органов на фоне 350 ликвидированных боевиков недопустимо, неоправданно велики. Говорят они о серьезных просчетах в оперативно-разыскной работе в этом регионе. Судя по периодически появляющимся в СМИ, в Интернете и других источниках материалам о том или ином столкновении, в профессиональном отношении многие наши сотрудники оказались, мягко говоря, не на высоте. Готовить наших людей к проведению подобных спецопераций нужно более тщательно, ответственно. Есть повод для серьезного разговора в Госдуме по существующим здесь проблемам.
Помогло бы более эффективно противостоять терроризму в регионе и активное использование режима чрезвычайного положения. Я еще с начала 2000-х годов, после завершения так называемой «Второй чеченской войны», поддерживал идею введения режима ЧП в отдельных случаях для обеспечения должного правового порядка и развязывания правоохранительным органам рук для работы. Такой шаг абсолютно конституционен. Он помог бы исключить двойственное восприятие того или иного действия властей в отношении террористов, их помощников, пособников, избежать жертв среди мирного населения. И снизить потери сотрудников правоохранительных органов, чья жизнь во время проведения спецопераций против боевиков ценится сегодня не очень высоко. Но, к сожалению, сторонники такого подхода не были услышаны.
Примечательно, что буквально на днях в СМИ прошла информация о том, что вдова и дети погибшего на Северном Кавказе бойца ОМОНа долгое время не могут получить квартиру от государства. В то же время, по сообщениям тех же средств массовой информации, сотрудники ОМОНа, пострадавшие в результате столкновений с демонстрантами в начале мая, жилплощадь получили. Эти факты просто не укладываются в сознании, но, к несчастью, действительность такова.
Ко мне как к депутату Госдумы поступает большое количество обращений от граждан, принимавших в свое время участие в боевых действиях на территории Северного Кавказа и до сих пор не получивших положенных им денежных компенсаций, наград, которые где-то затерялись. В прошлом году таких обращений было около десяти. В этом — пока два. Уверен, поступают подобные просьбы и другим депутатам. Их общее число очень велико, и нельзя не придавать ему значения.
Могу порекомендовать россиянам, сталкивающимся с подобным бездушным отношением, обращаться в думский комитет по безопасности, в нашу фракцию КПРФ, чтобы мы могли использовать свои возможности для восстановления справедливости в отношении человека, выполнявшего свою задачу по защите интересов Отечества. После настойчивых депутатских запросов и звонков нам все-таки удается оказать людям помощь, добиться правды, преодолеть волокиту чиновников.

Примечательно еще и следующее: на совещании с прокурорами Северо-Кавказского федерального округа в Пятигорске 28 февраля 2012 года Юрий Чайка заявил, что количество совершенных преступлений террористической направленности на Северном Кавказе выросло в 2011 году на 24 процента по сравнению с 2010 годом. По его словам, в прошлом году в регионе совершено 576 преступлений террористического характера и 15 терактов. Однако 10 февраля 2012 года глава МВД Рашид Нургалиев сообщил о 622 преступлениях террористического характера.

Материал подготовили: Мария Пономарева, Сергей Шурлов, Александр Газов.

Сайт «Особая буква»

Источник

 

Метки: , , , , ,