RSS

Архив метки: Смерть Немцова: пробный шар?

Смерть Немцова: пробный шар?


В ночь на 28 февраля на Москворецком мосту близ Кремля четырьмя выстрелами в спину убит Борис Немцов. В последние годы он стал одним из самых известных либеральных критиков правящей в России группы и лично ее полномочного представителя – президента Путина.

Вполне понятно, что заговорили об убитом, как о сакральной жертве. При этом мнения о том, кому наиболее выгодна была эта жертва, естественно, разделились. Особенно накануне очередного «болотного» марша. Охранители мгновенно обвинили в произошедшем элиты Запада, заинтересованные в разжигании московского «майдана». Сторонники «Болотной» — правящий в России режим и лично президента Путина. И все это время, пока Интернет гудел скороспелыми версиями мотива убийства, с политическим климатом творилось что-то невообразимое.

Сразу бросалось в глаза, что на следующий же после произошедшего день высшие должностные лица страны – президент и премьер России поторопились заявить о провокационном характере убийства и спешно выразили соболезнования родственникам Немцова. Напомни, что убитая аккурат в день рождения президента Путина (что не могло не вызывать неудобных для президента страны ассоциаций, а потому в большей степени тянуло на провокацию) журналистка «Новой газеты» Анна Политковская в 2006 г. и близко такого внимания не удостоилась. Тогда президент отделался циничным замечанием: «Своей смертью она принесла России (читай, лично президенту Путину) вреда больше, чем своей деятельностью». Зная президента Путина, нетрудно догадаться, что нечто подобное должно было быть адресовано и фигуре убитого Немцова. Но не тут-то было!

Следом посыпались один за другим: личные соболезнования президента семье и матери убитого, обещание президента расследовать убийство политика, а также взять ход расследования под особый контроль. В этом же письме матери Немцова был особо отмечен вклад покойного в дело становления российской государственности. Немыслимая щедрость из уст президента! Промелькнула и совсем уж неожиданное сообщение, вброшенное в информационное поле путинским пресс-секретарем Песковым, что обсуждается вопрос о посещении президентом похорон Немцова. В довершении ко всему, явно нет без указки свыше, ведущие телеканалы страны отдали лучшее эфирное время своего вещания целой серии политических ток-шоу, посвященных бывшему оппозиционеру. Ранее с эфирной сетки канала НТВ была удалена скандальная «Анатомия протеста-3», где Немцов просто не мог не фигурировать, как «лидер колонны национал-предателей».

В унисон с Анатолией Чубайсом – неприкасаемым куратором «либеральной башни» Кремля и отцом бандитской приватизации в России провластные политологи и депутаты взывали власть и оппозицию «остановиться», не забывая при этом расхваливать личные качества и человечность убитого.

Примечательно, что в числе прочих, в заслуги Немцову ставился факт увода им масс «рассерженных горожан» в декабре 2011 г. с центральной площади Революции на тактически проигрышную Болотную…

В чем же дело? Можно ли было предположить прежде, что над телом застреленного в упор оппозиционного политика, автора разоблачительных антикоррупционных и антивоенных «Докладов», и неизменного критика силовой части правящей элиты, произойдет пусть и несколько бутафорское, но показное единение «системных» с «несистемными»?! Сам Немцов вряд ли мог даже задуматься о подобном.

Мог ли Путин – неизменная жертва разоблачений Немцова – полагать, что ему придется петь дифирамбы своему оппоненту, о существовании которого предпочел бы скорее забыть, чем ставить в один ряд с «выдающимися государственниками», а значит, и с собой тоже? Естественно, нет. Следовательно, само поведение президента выявило его растерянность и, не в пример со смертью Политковской, стремление спешно откреститься от громкого и крайне невыгодного ему в настоящее время заказного убийство оппозиционера.

Попутно следует отмести версию американского следа. Во-первых, сам Немцов вполне прагматично подчеркивал, что пост президента России ему не светит по причине его многолетнего пребывания в окружении Ельцина, чем и обосновывал необходимость двигать вперед кандидатуру Навального. Во-вторых, живой Немцов, автор многочисленных «Докладов», изобличающих коррумпированный российский политический «истеблишмент», неизменно выгодней Госдепу США. Ни один антипутинский доклад не был опровергнут в судебном порядке, что являлось дополнительным козырем в пропагандистской войне Запада с группой Путина и верным инструментом давления на строптивый российский режим. Особую пикантность произошедшему придает тот факт, что по многочисленным свидетельствам соратников, в последнее время Немцов готовил новый разоблачительный «Доклад», посвященный проблеме украинского кризиса и возможного участия российской стороны в военном конфликте в регионе. Нетрудно догадаться, что такого рода разоблачения вряд ли бы остались без внимания политизированной части российского общества, не говоря уже о влиятельных покровителях либерального сегмента российской оппозиции за рубежом.

Однако на «сакральную жертву» ветеран ельцинской команды вряд ли тянул. Следовательно, нельзя исключать, что подлинные организаторы убийства Немцова рассчитывали на некий зондаж (прощупывание) прочности правящей в России властной группировки – едва удерживающихся в рамках одного кланового союза «государственников»-силовиков и «евроориентированных» либералов-олигархов. Единых при этом в главном: в стремлении интегрировать Россию в институты международного рынка с той лишь разницей что первые – за интеграцию страны целиком, вторые же не видят препятствий в ее децентрализации вои имя идеи «европейского выбора».

Убийство Немцова, таким образом, могло стать своего рода пробным шаром, чтобы создать критическую ситуацию и выявить модель поведения одного из правящих кланов, а возможно, и самого гаранта хрупкого союза российских политических «элит» на пути ее разрешения. Причем исходить инициатива подобной «встряски» должна была далеко не от первого, и даже не от второго эшелона «политического класса» российской бюрократии. О результатах подобного прощупывания судить пока рано. Но очевидно, что на лобовую атаку не решилась не одна из возможно задействованных в многоходовой комбинации групп.

«Ультралибералы» не спешили воспользоваться неожиданно свалившимся на них свыше «подарком»: вместо марша в Люблино они получили возможность пройти многотысячным «траурным шествием» к месту убийства политика, т.е. – в непосредственной близости от стен Кремля. И это при том, что перенос акции – немыслимый в практике московского Правительства – произошел за день (!) до мероприятия, что грубо противоречит нормам законодательства. Прощупывание реакции власти, по крайней мере, в этом направлении удалось наверняка. На будущее такие «исключения из правил» вполне могут оказаться решающими в деле переформатирования политического пространства в стране. Но и оппозицию прощупали: вожаков не нашлось.

Президент явно «поплыл». Пусть и посмертно, он вынужден был признать фактор Немцова, а, следовательно, включить всю т.н. «несистемную» оппозицию справа в контекст реального политического пространства. Еще бы он этого не сделал! Назидание непотопляемого Патриарха отечественного либерализма Чубайса (Путин: «этот человек имел мужество изменить тренд развития страны») не осталось президентом неуслышанным.

Чубайсовское «нам всем надо остановиться» имело конкретного адресата и это стало особенно явным уже в ходе «траурного марша» к Москворецкому мосту. Либеральное ядро «болотной» в деле подготовки марша оказалось на высоте. Многотысячная демонстрация разношерстных горожан была окрашена в цвета «демократического» триколора. Это был не просто масштабный ответ либеральной группы на обвинения в «национальном предательстве». Одним ударом «либералы» восстановили свое исторического право на российский триколор, одинаково объединяющий не только силовиков-государственников группы Путина, но и «либеральный» сегмент Чубайса, Немцова, Касьянова, Ельцина и даже Новодворской. Более того, этим они подтвердили системный характер своей оппозиции курсу действующего президента, ориентированной не на смену социально-экономического базиса режима, а исключительно персоналий. При таком раскладе еще неизвестно, кто в ближайшем будущем может оказаться в стане «государственников», кто – «национал-предателей». И действующий президент не может не понимать значение чубайсовского «остановиться».

В любом случае, от кого бы ни исходил столь циничный зондаж – одной из группировок расколотого «политического класса» бюрократии или временного союза этих групп, озабоченных сменой своего полномочного представителя с целью скорейшего выхода из политической и экономической изоляции, – урок из произошедшего ими будет непременно извлечен.

Не успели разойтись по домам участники мирного «траурного шествия», как официальное ТВ успело несколько ревизовать вчерашние примиренческие оценки роли покойного в российской политике. Больше говорили про его политическую смерть задолго до смерти физической. Постепенно все вернулось на «круги своя». Пропаганда начала отыгрывать свое на поле борьбы за общественное мнение. Все как бы вернулось в свое привычное русло. Надолго ли?

Станислав Рузанов

 

Метки: