RSS

Архив метки: Советский Союз

Китайско — вьетнамская война. #ru #ussr #china #vietnam #cn #vt


Очень часто, говоря об этой скоротечной войне, многие называют ее «единственной войной между социалистическими странами». Но нужно помнить, что Китай к концу 70-х гг уже по-факту не являлся социалистической страной. Еще в начале 70 х годов в действиях маоистов по зачистке партии от буржуазно-националистических элементов, которая вошла в историю как «культурная революция», произошел сбой. В результате интриг была ликвидирована главная маоистская антиамериканская группа главкома вооруженных сил Китая Линь Бяо (кстати много сделавший для военного укрепления Северного Вьетнама). Сам маршал, известный своей ненавистью к США, вместе с семьей был убит (после, по одной из версий, была инсценирована авиакатастрофа). С этого момента в Китае начинают свертываться те идеологические и хозяйственные механизмы, которые собственно и обуславливают социализм, как попытку устройства жизни, запрещающей ставить наживу и рыночную выгоду во главу развития общественной системы.

1976 г. Умирает Мао Цзэдун. Культурная революция объявляется «большой ошибкой» и «национальной трагедией».

1979 г. Дэн Сяопин объявляет курс реформ и открытости. В деревнях упраздняются народные коммуны, восстанавливаются рыночные отношения, земля передается в пользование семьям. Отменяется равный доступ населения к образованию и здравоохранению. Учреждаются особые экономические зоны. Объявляется политика открытых дверей и благоприятствования иностранным инвестициям. ТНК, базирующиеся в Европе и Северной Америке, начинают вывозить производство в Китай. Принципы социализма становятся пустой дикларацией.Полностью свертывается поддержка партизан и партий военно-коммунистического сопротивления в странах Азии.

На этом фоне и начался описываемый конфликт.

17 февраля 1979 года Народно-Освободительная Армия Китая вторглась во Вьетнам с целью отомстить вьетнамцам за недавнее свержение Пол Пота и освобождение Кампучии. Кроме того, Китай обвинил Вьетнам в развязывании провокаций на границе, нападениях на военнослужащих и мирных жителей.

За несколько дней до начала войны глава КНР Дэн Сяопин сделал своё известное заявление о том, что Китай собирается преподать урок Вьетнаму.

В октябре-ноябре 1978 года под видом учений в приграничные районы были китайцами переброшены девять дивизий и началось скрытое перебазирование авиации из центральных районов Китая на аэродромы Куньминского и Гуанчжоуского военных округов. На границе с Вьетнамом в составе фронта было развернуто: в первом оперативном эшелоне – 15 дивизий, во втором – 6 дивизий полевых войск. Оперативные резервы составляли еще 3 дивизии. В целом группировка сил и средств, которые могли быть привлечены к военным действиям против Вьетнама, составила 29 дивизий.

Агрессия фактически началась вечером 16 февраля, когда часть подразделений из состава соединений первого эшелона в течение ночи просочились через государственную границу на глубину 3-6 км и скрытно вышли в тыл вьетнамских войск, занимавших первый рубеж обороны. К рассвету 17 февраля многие незанятые опорные пункты вьетнамских войск в первой линии обороны были захвачены противником.

Ранним утром 17 февраля 1979 года после артиллерийской подготовки армия Китая после 30-минутной артподготовки начала вторжение в северные провинции Вьетнама. Они сразу же встретили ожесточённое сопротивление пограничников и ополченцев.

Имея шестикратное численное превосходство над Вьетнамской армией, а по танкам и САУ – 12-кратное, китайские войска смогли продвинуться лишь на 15 километров и взять три пограничных городка – Лаокай, Каобанг и Лашонг. При этом китайские войска потеряли 280 танков и 22 тысяч человек убитыми (по китайским данным – 6900). Потери Вьетнама составили 22 тысячи человек, а с учётом жертв среди гражданского населения – 30 тысяч.

Симпатии нашей страны были, естественно, на стороне Вьетнама, но из-за скоротечности конфликта советские части не успели принять в нём участия – находясь в резерве, они были сосредоточены на дороге Лашонг – Ханой и прикрывали вьетнамскую столицу. Поскольку Китай не применял авиацию, бездействовали и наши зенитно-ракетные батареи. Лишь на завершающем этапе конфликта в боях приняли участие несколько советских операторов ПТУР 9М111 Фагот.

Уже с первых дней войны советские специалисты, находившиеся как во Вьетнаме, так и в соседних странах, приступили к боевой деятельности совместно с вьетнамцами. В дополнение к ним из СССР начали подтягиваться подкрепления. Был установлен воздушный мост СССР — Вьетнам.

Определенную роль в разрешении вьетнамо-китайского конфликта сыграл главный военный специалист (позже — главный военный советник) в Лаосе генерал-майор (позже генерал-лейтенант) А.Г. Гапоненко, направленный в период конфликта во Вьетнам. В беседе с автором он рассказал следующее.


А.Г. Гапоненко

«В конце 1978 года, буквально перед Новым годом, я прибыл в Лаос и с января 1979 года приступил к работе. Она началась в довольно сложных условиях. Дело в том, что 8 января 1979 года вьетнамские войска вошли в пограничную Кампучию, свергли Пол Пота и установили там подконтрольную им власть. Эти действия, естественно, усугубили и без того напряженную ситуацию в Индокитае.

Не успел еще до конца разобраться в проблемах Лаоса, как со мной связался начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза Огарков и попросил доложить складывавшуюся в регионе обстановку министру обороны, маршалу Устинову. Я в общих чертах обрисовал положение, в том числе и в Кампучии. В ответ получил приказ: «Поезжайте туда, разберитесь с обстановкой и доложите». А у меня нет ни визы, ни аккредитации, только дипломатический паспорт. Но приказ есть приказ. Нашел советскую авиакомпанию, которая занималась перевозками по Индокитаю: Вьетнам — Кампучия — Лаос. Но летчики предупредили, что довезти-то меня они довезут, а вот на месте возникнут проблемы — без необходимых документов могут и задержать. Так и случилось. Пока вызывали консула, объяснялись, прошло часа три. Но все обошлось. Пробыл я в Кампучии 12 дней, разобрался с обстановкой и доложил по инстанции. После этого получил добро на возвращение в Лаос.»

«За время моего отсутствия ситуация в стране усложнилась. Дело в том, что в Лаосе в это время находились две вьетнамские дивизии и около 20 тысяч личного состава китайских инженерно-строительных частей. Они строили стратегическую дорогу с севера на юг, через весь Лаос с выходом в Южную часть Вьетнама. Между китайскими и вьетнамскими военнослужащими сложились довольно напряженные отношения. А 18 февраля китайские войска перешли границу Вьетнама. Началось вторжение во Вьетнам и северную часть Лаоса. Противостояла им только одна вьетнамская дивизия территориальных войск. Остальные были задействованы в Кампучии.

В это время во Вьетнаме была группа советских военных специалистов, около 50 человек, которую возглавлял генерал-лейтенант Владлен Михайлович Михайлов, впоследствии начальник ГРУ. Но в момент нападения он находился в Москве в госпитале, и я оставался единственным советским генералом, работающим в Индокитае. И вновь приказ — вылететь во Вьетнам, разобраться с обстановкой и доложить. В Ханое меня встретили, привезли в штаб и ознакомили с ситуацией. Доклад меня не удовлетворил, поэтому я вылетел на север страны в штаб территориальных войск, чтобы на месте изучить обстановку. А китайцы в это время шли фронтом примерно в 500 км, фактически от Южно-Китайского моря до границы с Лаосом и до Золотого треугольника. Встретят где-то сопротивление, в бой не вступают, огибают противника и идут дальше.

Ознакомившись с ситуацией на месте, поговорив с командиром дивизии и офицерами, принял решение, но поставить задачи не могу. Потому что по существовавшему у вьетнамцев порядку решение, принятое командиром дивизии, должно было утверждаться парткомом и подписываться комиссаром. А партком собрать не могут из-за того, что два полка уже находятся в окружении, в одном из них и комиссар. Доложил о сложившейся ситуации во вьетнамский штаб и в Москву.

К чести вьетнамцев, они среагировали быстро, наделили командира дивизии всеми полномочиями и стали действовать. Но силы были неравны, и одна дивизия не могла противостоять китайским войскам.

Остановил же китайцев Советский Союз. Шесть военных округов были приведены в боевую готовность, две воздушно-десантные дивизии перебазированы на Восток. Одна из них в Монголию, на аэродромы подскока с полетным временем полтора часа до Пекина. Выдворили из Москвы китайское посольство и отправили его персонал не самолетом, а по железной дороге. Фактически после Уральского хребта до самой границы с Китаем и Монголией они могли видеть идущие на восток колонны танков. Естественно, такие приготовления не остались без внимания, и китайские войска вынуждены были уйти из Вьетнама и вернуться на исходные позиции.

Кроме того, для приведения зарвавшихся китайцев в чувство советским военным руководством была проведена показательная акция — танковые части имитировали несколько атак на китайские позиции (не нарушая границы). Для «закрепления урока» в конце февраля десантники 106-й гвардейской воздушно-десантной дивизии (постоянная дислокация в г. Туле) под командованием генерал-майора Е. Подколзина провели учения в пустыне Гоби, буквально в нескольких метрах от монголо-китайской границы.»

В целом в период с 12 по 26 марта 1979 года с целью оказания военного давления на Китай в связи о его агрессией против Вьетнама в приграничных военных округах на востоке СССР, на территории Монголии и Тихоокеанском флоте были проведены войсковые и флотские учения. Всего в учениях принимало участие двадцать общевойсковых и авиационных дивизий. Общая численность привлекаемых на учение войск составила более 200 тыс. человек личного состава, свыше 2,6 тыс. танков, около 900 самолетов и 80 кораблей.

Наиболее крупными были войсковые учения в Монголии, в которых приняли участие шесть мотострелковых и танковых дивизий, причем три из них дополнительно введены в МНР из Сибири и Забайкалья.

1 марта, видя, что разгромить Вьетнам не удаётся, а армия СССР, находившаяся на тот момент на пике мощности, недопустит поражения своего союзника, Китай предложил вьетнамцам переговоры, но те слышать о них уж не хотели, и 5 марта, когда во Вьетнаме была объявлена всеобщая мобилизация, Китай неожиданно заявил о прекращении операции, заявив в своих СМИ, что преподал Вьетнаму хороший урок.

К 17 марта китайские войска были выведены с территории Вьетнама. Одной из причин неудачи Китая считается слабая насыщенность китайских войск автомобильной техникой – имея большое количество танков Т-59, китайцы не смогли организовать их обеспечение снарядами и горючим. Поэтому каждый раз после небольшого продвижения китайские танковые части останавливались в ожидании грузовиков и бензовозов. Вьетнамцы же, поняв эту проблему, наносили контрудары в тот самый момент, когда китайские танки стояли без снарядов и без горючего. Поэтому из 280 потерянных китайцами танков лишь 67 были уничтожены – остальные 213 были захвачены вьетнамцами и поставлены на вооружение вьетнамской армии.

Сегдня, за недостатком информации с китайской стороны, трудно делать выводы об истинных мотивах нападения на Вьетнам. Видомо таким образом верхушка КПК продемонстрировала своим североамериканским партнерам свою полную лояльность.

К сожалению дружба вооруженных сил СССР и Вьетнамского народа не помогла защитить наши страны от капиталистического порабощения. Уже 7 лет спустя во Вьетнаме произошел переворот в выших партийных кругах, совпавший по времени со старением сподвихников Хо Ши Мина. Новое руководство повело страну к сдаче транснациональному капиталу по образу и подобию китайской КПК.А в СССР в это же время началась интенсивная зачистка высшего политического руководства в партии и армии. Был объявлен курс на «Перестройку» .

Источник статьи

 

Метки: , , , , , , , , , ,

Фидель: закрытие Россией электронного центра в Лурдесе -предательство. #ru #ussr


Куба – любовь моя». Эта песня была популярной в Советском Союзе. Хотя мало кто тогда сумел побывать на Острове свободы. Нам с Олегом Ивановым повезло: сначала учились вместе с кубинцами, потом работали в Гаване и других городах в служебных командировках. Недавно кубинские друзья вновь напомнили о себе.

Привет от «русского мулата»

Телефонный звонок внезапно разбудил в пять утра:

– Привет, это Олег. Приезжай в Шереметьево. Тебе с Кубы ром передали для твоего любимого «Мохито». Заодно расскажу о своей поездке в Гавану. У меня до вылета в Питер ровно четыре часа.

Хорошо, что рано утром на Ленинградке еще нет пробок. Через час мы с Олегом Ивановым уже пили кофе в аэро­порту, вспоминали Кубу и друзей молодости.

– Помнишь, Рауля со спецфакультета? Теперь он большой человек в кубинском ГУРе.

Когда мы познакомились, Рауль, правда, не Кастро, был только лейтенантом Главного управления разведки (ГУР) Кубы. За четыре года учебы в СССР он прекрасно выучил язык Пушкина. Поэтому мы окрестили его «русским мулатом».

Сблизила нас боксерская секция. У «русского мулата» удар был, почти как у его знаменитого земляка Стивенсона. Мы с Олегом свои первые нокауты получили от Рауля. Но зато в те годы стали друзьями неразлейвода.

В советское время кубинцев не зря считали самыми лучшими союзниками. Те, кто вместе с ними сражался в Анголе или Мозамбике, могут подтвердить это. А кубинских разведчиков за стойкость и мужество называли сделанными из стали. Такую характеристику им дал друг Че Гевары, генерал-лейтенант Службы внешней разведки России Николай Леонов. Не секрет, что после революции именно наши чекисты помогали создавать новые спецслужбы Острова свободы. Тогда на внешний мир разведчики Кубы смотрели глазами своих советских учителей.

Сверхсекретный подарок Бушу

Олег делился впечатлениями от поездки на Кубу. Народ живет там бедновато, но весело. И к русским по-прежнему очень теплое отношение. Правда, у военных нет-нет да и проскальзывают нотки обиды: мол, ваши правители спелись с янки, а нас бросили в самый трудный момент. И сразу в разговорах возникает тема Российского электронного центра в Лурдесе. До закрытия этого стратегического военного объекта, находящегося рядом с побережьем США, кубинская разведка получала от россиян всю информацию, касающуюся безопасности их страны. И наши, конечно, не были внакладе.

По оценке Рауля Кастро, Центр радиоэлектронной разведки обеспечивал России поступление до 70% всей разведывательной информации по Соединенным Штатам. Центр в Лурдесе был настоящим Клондайком разведывательной информации. Особенно научно-технической. Специалисты утверждают, что электронный – это самый выгодный вид промышленного шпионажа. Один рубль, вложенный в радиотехническую разведку, приносит двад­цать рублей прибыли.

Но российские власти решили сэкономить и своими руками зарубили «курицу», несущую золотые «разведяйца». В ту пору довелось брать интервью у начальника Генерального штаба Анатолия Квашнина. Тот тогда горячо заверял, что опасность России грозит с юга. А США становятся нам чуть ли не другом и союзником. Поэтому нужны спутники, чтобы вести наблюдение за террористами. И лучше закупить примерно 100 современных РЛС и 20 космических аппаратов, чем держать базу на Кубе. Мол, ежегодная экономия составит только на арендной плате 200 млн. долларов. Эти деньги пойдут на закупки новых техники и вооружения.

Эх, как же лукавил генерал армии! Он наверняка знал, что ни копейки военным не перепадет. Расчеты за аренду Центра велись по системе взаимозачетов. Когда Россия повысила в три раза цену за поставляемую на Кубу нефть, кубинцы увеличили арендную плату со 160 млн. долларов до 200 миллионов. При СССР за Центр в Лурдесе с нас не требовали ни копейки.

Блефом оказалась и якобы техническая отсталость нашего электронного Центра на Кубе. Мол, в связи с переходом Пентагона, ЦРУ и других ведомств США на цифровые виды связи само пребывание разведцентра на Кубе попросту теряло всякий практический смысл. Потому что находящаяся в Лурдесе электронная техника ГРУ могла обеспечить перехват аналоговых сообщений, проводить же дешифровку «цифры» ей было не под силу.

Олег, служивший в Лурдесе, при этом «доводе» лишь горько усмехается:

– В 1997 году закончилась модернизация Центра. Завезли совершенно уникальное, супердорогое оборудование. Да с его помощью мы эту «цифру» щелкали как орешки. Помню, смеялись над сообщением Агентства национальной безопасности США, которое докладывало Конгрессу, что русские потратили на Лурдес свыше 30 миллиардов долларов. Тут они по себе мерили. Один нолик явно приписали.

Впрочем, и 3 млрд. долларов тоже на дороге не валяются. Такова цена сверхсекретного подарка Бушу к его встрече с Президентом России.

Справка «АН» ——————-

Главное управление разведки (ГУР) Кубы отвечает за внешнюю разведывательную деятельность. Оно было образовано в конце 1961 года. Сейчас состоит из шести департаментов: политико-экономического, разведки, внешней контрразведки, военной разведки, технического обеспечения, информации и подготовки.Политико-экономического департамент состоит из четырех управлений: Восточная Европа, Северная Америка, Западная Европа и Африка-Азия-Латинская Америка. Департамент внешней контрразведки отслеживает деятельность иностранных спецслужб. Военная разведка координирует обмен информацией о вооруженных силах США и данными радиоэлектронной разведки с китайским центром на Кубе. Управление военной контрразведки ведет контр­разведывательную деятельность, радиоэлектронную разведку и радиоэлектронную борьбу с США. Департамент техобеспечения отвечает за изготовление поддельных документов, поддержку и разработку систем связи с агентурой. Служба информации и подготовки занимается анализом разведывательных данных.

—————————

Свято место пусто не бывает

Оставалось еще полчаса до посадки на рейс Олега. Не удержался и спросил:

– Как там наше бунгало? Или в Лурдесе уже китайцы?

– Не знаю. Рауль отговорил туда ездить, чтобы лишний раз не расстраиваться. А у китайской разведки свой электронный центр появился еще до нашего ухода. В Лурдесе им делать нечего. Они сейчас осваивают бухту южнее. Раньше там был пункт технического обслуживания (ПТО) советского флота. Стояли наши корабли, моряки купались, отдыхали. Классное место! Говорят, скоро в этой бухте сделают все необходимое для захода первого китайского авианосца.

– Наш бывший «Варяг» под китайским красным флагом в нашем кубинском ПТО…

– На Кубе, – сказалОлег, – привыкли к появлению кораблей под красным флагом. Вот и «русский мулат», считает именно Китай наследником всего лучшего, что было в СССР. Но пока хоть и щурится по-китайски, но русских друзей, как видишь, не забывает.

Мнение эксперта

Генерал-полковник запаса Леонид ИВАШОВ – президент Академии геополитических проблем, бывший начальник Главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны России.

— Леонид Григорьевич, что потеряла Россия, уйдя с Кубы?

– Очень многое. Но я бы выделил три момента. В первую очередь наша элита потеряла политическое доверие. И не только правительства, народа Кубы, но и других стран. Никого в мире не украшают такие поступки. Недаром Фидель Кастро прямо назвал это предательством.

– Первым аспектом вы назвали политический. А второй?

– Вторая потеря – чисто военная. Этот электронный центр, расположенный всего в 90 милях от США, являлся главным элементом системы раннего предупреждения о внезапном ракетно-ядерном нападении. Там были отработаны такие уникальные методики, которых не было ни у кого в мире. С закрытием этого Центра безо­пасности страны нанесен колоссальный ущерб.

– Правда ли, что только модернизация российского электронного центра, которая завершилась в 1997 году, стоила свыше 3 миллиардов долларов?

– Официально Центр в Лурдесе подчинялся Главному управлению международного военного сотрудничества, начальником которого я был в то время. Поэтому из соображений секретности не могу даже сейчас называть точные цифры наших убытков. Но поверьте, они колоссальные. Ведь немало аппаратуры для Лурдеса изготавливалось чуть ли не в единственном экземпляре. В других местах эту сложнейшую технику применить нельзя. Да и нет у нас больше подобных электронных центров. В результате много дорогостоящей аппаратуры списывалось и шло в металлолом. Кое-что десять лет без дела лежит на складах. Поэтому третья потеря нашего ухода с Кубы – чисто экономическая. Хотели сэкономить на арендной плате, а во много раз больше потеряли во время вывода Центра.

http://s30116489994.mirtesen.ru/blog/43265237549/Kitayskiy-prischur-kubinskoy-razvedki.-Kak-Rossiya-poteryala-v-L

Источник статьи

 

Метки: , , , , , ,

Мобильная связь и компьютерные сети в СССР



Советская Сотовая Система «Алтай» . Сер. пр-во — нач. 60 гг.

Были ли в СССР мобильная связь и компьютерные сети? Как сказать — первая в мире сотовая связь появилась в СССР.

Ну, во-первых, а что вообще такое мобильная связь? Какое определение этого термина?

Мобильная связь – это радиосвязь между абонентами, местоположение одного или нескольких из которых меняется. Мобильная связь бывает сотовой, транкинговой, спутниковой плюс системы персонального радиовызова и зоновые СМРС (фиксированный канал через ретранслятор).

Другими словами, сотовая связь (хотя этот термин, наверное, тоже знаком отнюдь не всем пользователям этого самого вида связи) это всего лишь разновидность более широкого понятия – мобильная связь. Тем более, что появилась она гораздо позже, чем первые системы мобильной радиосвязи вообще.

В мире первые системы мобильной связи появились еще после Первой мировой. Так в 1921 году в США начали использоваться первые радиофицированные полицейские автомобили. Но мобильная связь того времени практически полностью использовалась в узкоспецифических формах, прежде всего военных, полицейских и всякого рода специализированных служб. Выходов на телефонные сети общего пользования они не имели, автоматическими не были поэтому этот период можно пропустить.

Первые системы мобильной связи для рядового потребителя начали появляться после Второй мировой войны. Однако это были тоже довольно-таки ограниченные по возможностям системы. Связь была односторонней (симплексной), то-есть по образу военных радиостанций – нажал тангенту – говоришь, отпустил – слушаешь. Да и выбор свободного радиоканала с последующим подключением к наземной телефонной сети был полностью ручным. Наличие диспетчерской с телефонными барышнями и ручным коммутатором было непременным атрибутом таких систем.

Те, кто помнит французский фильм 60-х годов «Разиня» могут вспомнить эпизод, когда герой Луи де Фюнеса говорил по такому вот «мобильному телефону» из своей машины. Отсюда следует простой вывод. Процесс звонка с мобильного телефона должен быть неотличим от звонка с телефона обычного. Именно это и будет критерием мобильной сети связи широкого использования.

Так вот, первая в мире система полностью автоматической мобильной связи была создана и запущена в эксплуатацию в Советском Союзе. И в течении нескольких лет СССР был мировым лидером в области мобильной связи.

«Алтай». Первая в мире.

Работа над системой автоматической мобильной связи, названной «Алтай», началась в 1958 году. В городе Воронеж в Воронежском НИИ связи (ВНИИС) были созданы абонентские станции (проще говоря, собственно телефоны) и базовые станции для связи с ними. Антенные системы были разработаны в московском Государственном Специализированном Проектном Институте (ГСПИ), там же, где рождалось советское телевидение. Над другими составляющими «Алтая» работали ленинградцы, а позднее присоединились предприятия из Белоруссии и Молдавии. Специалисты из разных частей Советского Союза объединили усилия, чтобы создать абсолютно уникальный на тот момент продукт — автоматическую мобильную связь.

«Алтай» должен был стать полноценным телефоном, устанавливаемым в автомобиле. По нему просто можно было говорить, как по обычному телефону (т.е. звук проходил в обе стороны одновременно, т.н. дуплексный режим). Чтобы позвонить на другой «Алтай» или на обычный телефон, достаточно было просто набрать номер — как на настольном телефонном аппарате, без всяких переключений каналов или разговоров с диспетчером.

Реализовать эту возможность при тогдашнем техническом уровне было непросто. Цифровой связи, разумеется, еще не было; голос передавался в эфире обычным образом. Но, кроме голоса, нужно было передавать специальные сигналы, с помощью которых система могла сама найти свободный радиоканал, установить связь, передать набираемый телефонный номер и т.д.


Алтай 1-2 — 60-е — 70-е

Это сейчас нам кажется естественным просто набрать номер на кнопках мобильника. А в 1963 году, когда в Москве была запущена опытная зона системы «Алтай», настоящий телефон в машине производил неизгладимое впечатление. Разработчики постарались сделать его как можно более похожим на привычные аппараты: у «Алтая» была трубка, а в некоторых моделях — даже диск для набора номера. Впрочем, от диска вскоре отказались и заменили его кнопками, поскольку крутить диск в автомобиле оказалось неудобно.

Партийные и хозяйственные руководители пришли в восторг от новой системы. Автомобильные телефоны вскоре появились в «ЗИЛах» и «Чайках» верхних эшелонов советского руководства. За ними последовали и «Волги» директоров важнейших предприятий.

«Алтай» конечно не был полноценной сотовой системой. Первоначально один город вместе с пригородами обслуживался всего лишь одной базовой станцией с шестнадцатью радиоканалами. Но для небольшого количества высших начальников, которым была доступна мобильная связь, этого первое время хватало.

В системе использовался частотный диапазон 150 МГц — это частоты того же порядка, что и метровый диапазон телевидения. Поэтому антенна, установленная на высокой башне, позволяла обеспечить связь на расстоянии до десятков километров.

Аналогичная система в США, IMTS (Improved Mobile Telephone Service), была запущена в опытной зоне на год позже. А коммерческий ее запуск состоялся лишь в 1969 году. Между тем в СССР к 1970 году «Алтай» был установлен и успешно работал уже примерно в 30 городах!

Кстати, насчет системы IMTS. В описании этой системы есть один очень интересный абзац.

In the 70s and the early 80s, before the introduction of cellular phones, there were «waiting lists» of up to 3 years for those wishing to have mobile telephone service. These potential subscribers were literally waiting for other subscribers to disconnect their subscription in order to obtain a mobile telephone number and mobile phone service.

Перевожу:

В 70-х и начале 80-х годов до начала использования сотовой связи существовали «списки ожидания», до 3-х лет, для желающих иметь мобильную связь. Потенциальные абоненты были вынуждены ждать, пока действующие абоненты отключатся от сети, что бы получить телефонный номер и услуги сети мобильной связи.

Очереди! Списки! Номерки! Вот он, Проклятый Совок (с)!!!

Конечно, такие жесткие ограничения были вызваны ограниченным количеством радиоканалов. Но я специально обращаю на это внимание, что бы читатели поняли, что подобные системы не могли быть массовыми чисто по техническим причинам, а не из-за чьего-то злого умысла.

По этой причине телефоны этой системы были очень дорогими (от 2 до 4 тысяч долларов) и минута разговора стоила от 70 центов до 1.2 доллара. Часто телефоны брались в аренду у компании, а не покупались.

И кстати, система эта до сих пор эксплуатируется в Канаде и США.

Теперь в Москве, Ленинграде, Ташкенте, Ростове, Киеве, Воронеже и многих других городах (и областях) СССР партийные и хозяйственные руководители могли спокойно говорить по телефону из машины. Наша страна, как это ни странно слышать теперь, уверенно лидировала в области мобильной связи.

В 1970-е годы система «Алтай» активно развивалась. Были выделены новые радиоканалы (22 «ствола» по 8 каналов) в диапазоне 330 МГц — т.е. на чуть более длинных волнах, чем дециметровое телевидение, что позволяло обеспечивать немалую дальность и одновременно обслуживать больше абонентов. Благодаря применению первых микросхем абонентские станции становились все более компактными — хотя все же оставались автомобильными (можно было переносить телефон вместе с аккумуляторами в увесистом чемоданчике).

К середине 70-х, постепенно география распространения системы “Алтай” расширилась на 114 городов Советского Союза.

Особые работы по модернизации оборудования пришлось провести к московской Олимпиаде 1980 года. Более того, именно к Олимпиаде базовая станция «Алтая» переселилась на Останкинскую телебашню. До этого она занимала два верхних этажа высотного здания на Котельнической набережной.

На Олимпиаде-80 связь модернизированной системы «Алтай-3М» использовалась весьма широко и показала себя с лучшей стороны. Так, практически все журналистские репортажи с соревнований проходили именно через «Алтай». Советские связисты стали победителями Олимпиады вместе с советскими спортсменами; олимпийских медалей, правда, им не досталось, но Государственную Премию СССР получили многие ведущие разработчики.

Впрочем, во время Олимпиады стали проявляться и ограничения «Алтая». Иногда журналисты жаловались на плохую связь; инженеры рекомендовали им немного переставить автомобиль, и все тут же налаживалось.

Всего же к началу 80-х годов число абонентов системы Алтай составляло около 25 тысяч.

Чтобы телефон без проводов стал массовым, требовалось дальнейшее развитие системы — в частности, переход к ныне привычному использованию множества базовых станций, накрывающих соседние участки территории. И советские инженеры были вполне готовы к этому развитию. К сожалению, не все зависело только от этой готовности.

ВОЛЕМОТ, который пришел слишком поздно.

В начале 1980-х годов специалисты ВНИИС и других предприятий были готовы к работе над системой связи нового поколения. Она получила название «Волемот» (сокращение от названий городов, где находились разработчики: Воронеж, Ленинград, Молодечно, Тернополь). Особенностью «Волемота» была возможность полноценно использовать множество базовых станций; во время разговора можно было переключиться с одной из них на другую без потери связи.

Эта функция, известная ныне как «хэндовер» и позволяющая весть разговоры в движении без всяких проблем, делала «Волемот» полноценной сотовой связью. К тому же поддерживался автоматический роуминг: аппарат «Волемот», зарегистрированный в сети одного города, можно было использовать в другом. При этом использовался все тот же диапазон 330 МГц, и каждая базовая станция могла при необходимости «накрывать» связью десятки квадратных километров.

Волемот» мог бы стать массовой связью для сельской местности, «верным другом» колхозников, дачников и туристов. Для этой цели он подошел бы лучше, чем западные сотовые системы, разработанные в тот же период (AMPS, NMT), поскольку было легко обеспечить его работу на весьма обширной территории. А вот для обслуживания множества абонентов на малой территории (в городе) «Волемот» уступал AMPS и NMT, однако дальнейшее развитие, впрочем, могло бы решить эту проблему.

Мобильную связь вполне можно было вписать и в советский образ жизни, и в коммунистическую идеологию. Первоначально телефоны могли бы, например, устанавливаться в селах и дачных поселках для коллективного использования и выдаваться напрокат в туристических клубах (на время похода). Услуга звонка с «Волемота» могла появиться в дальних поездах или автобусах. И, конечно, никакой угрозы «государственной безопасности» не возникало — мобильную связь без устройств шифрования очень легко прослушивать. Поэтому в дальнейшем она вполне могла стать доступной для всех граждан страны.

Однако несколько лет для проекта «Волемот» не удавалось получить необходимое финансирование и разработка системы шла очень медленно. Между тем сотовые системы на Западе активно развивались и приобретали популярность. За начало — середину 1980-х годов прежнее лидерство было упущено.
«Волемот» все же был завершен к концу 1980-х и был готов к началу развертывания, но в то время «процесс уже пошел» и о возможности догнать Европу и США речь уже не шла.

Тем не менее система была запущена в ряде городов в начале 90-х и действует до сих пор, так же как и «Алтай». Сегодня их основное позиционирование — профессиональная связь для различных служб, от такси до «скорой помощи».

Но несмотря на это, полноценная сотовая связь успела появиться в СССР. Первый оператор – ленинградский «Дельта Телеком» начал свою работу 9 сентября 1991 года, за три с половиной месяца до распада СССР. Это означает, что работы по ее установке начались за полгода-год до этого события, когда последовавшие в декабре в Беловежской пуще события не предсказывали даже аналитики ЦРУ.

Был бы в СССР Интернет?

В спорах на тему разных сторон жизни в СССР со стороны противников «Проклятого Совка» (с) часто звучат примерно такие фразы.
«А вот был бы сейчас СССР, не было бы в нем интернета и не сидели бы вы сейчас в ЖЖ!»
Честно говоря, от последних слов мне становится смешно. Ну не сидел бы, и что — жизнь бы остановилась?

А вот насчет интернета эти граждане просто демонстрируют свое незнание данного вопроса. Оказывается, был в СССР Интернет. Таки да. Вот скан популярного журнала «Юный техник». Время — 1988 или 89-й год.:

Стало быть подключение к национальным сетям соцстран произошло еще раньше.
А летом 1990 года заработала первая советская компьютерная сеть РЕЛКОМ (Russian Electronic Communication Network), прообраз современного Рунета. Она была создана на базе Института атомной энергии им. И. В. Курчатова в Москве.

28 августа 1990 году было установлено первое зарубежное соединение с компьютером в Хельсинкском университете. 19 сентября того же года «Релком» и первый интернет-провайдер «Демос» (программистский кооператив на базе Института атомной энергии им. И. В. Курчатова) зарегистрировали для СССР домен верхнего уровня .su. А к концу года сеть интегрировала представителей уже более 30 организаций, что позволило осуществить ее подключение к EUnet — европейской части Internet (хотя официальная регистрация сети EUnet/Relcom в соответствующих международных организациях произошла в 1992 году).

Так что у меня нет ни малейших сомнений, что если бы результаты референдума 18-летней давности воплотились в жизнь и Союз продолжал бы существовать, то Интернет бы в нем тоже продолжал существовать. С ограничениями, конечно. Не было бы доступа к порнушным сайтам и сайтам всяких пГавозащитных организаций, вероятно ко всякого рода сатам Голосов Америки, Свободе и прочим. Зато и со всякого рода спамом было бы куда легче.
И меня бы это в общем устроило. Как и большинство моих друзей, как мне кажется.

Личное. Зимой 1991 года я учился на курсах программирования в Одесском госуниверситете. В программу курса входила ознакомительная лекция как раз по Релкому с практической демонстрацией (пункт Релком в университете был). Стоимость обучения мне оплатила организация, в которой я тогда работал всего пару месяцев (после института). Мне оно не стоило ни копейки. Проклятый Совок (с).

Сергей Яременко

Источник: grey-croco.livejournal.com

Источник статьи

 

Метки: , , , , , ,

Японцы сами уговаривали Москву забрать Курилы без войны


В начале сентября 1944 года, японский МИД разрабатывал уступки, которыми Токио намеревался «заинтересовать» Москву. Японское руководство пыталось не допустить вступления СССР в войну против Японии на стороне США и Великобритании. Японцы готовы были пойти на уступки в обмен на сохранение Москвой нейтралитета и согласие выступить посредником в переговорах о перемирии с западными державами. Перечень таких уступок был разработан японским МИДом еще к сентябрю 1944 года. Однако, как известно, эта попытка не удалась. Уже через год, 2 сентября 1945 года, на линкоре в Токийском заливе был подписан акт о безоговорочной капитуляции Японии, потерпевшей от союзников поражение в военных действиях во многом благодаря участию в них Советского Союза.

Тем не менее предлагаемые уступки были показательны, хотя сегодня мало кому известны. Сводились же они к следующему:

1. Разрешение на проход советских судов через пролив Цугару.

2. Заключение соглашения о торговле между Японией, Маньчжоу-Го (созданное японцами после оккупации марионеточное государство в Северо-Восточном Китае) и Советским Союзом.

3. Расширение советского влияния в Китае и других районах «сферы сопроцветания» (эвфемизм, использовавшийся для прикрытия планов создания колониальной империи Японии в Восточной и Юго-Восточной Азии).

4. Демилитаризация советско-маньчжурской границы.

5. Признание советской сферы интересов в Маньчжурии.

6. Отказ Японии от договора о рыболовстве.

7. Уступка Южного Сахалина.

8. Уступка Курильских островов.

9. Отмена Антикоминтерновского пакта.

10. Отмена Тройственного пакта (Японии, Германии и Италии).

Однако меньше чем через год, 8 августа 1945 года, Советский Союз в строгом соответствии с данным союзникам по «Большой коалиции» обещанием объявил войну милитаристской Японии. Участие СССР в войне значительно ускорило разгром японских вооруженных сил и принесло долгожданный мир. В Японии тем не менее распространена версия о том, что советский лидер Иосиф Сталин вступил в войну на Дальнем Востоке для того, чтобы еще до капитуляции японского правительства захватить Южный Сахалин и Курильские острова.

В действительности же, как свидетельствуют факты и документы, СССР мог получить эти ранее принадлежавшие России территории и без войны. Так, 5 апреля 1945 года советское правительство официально объявило о денонсации советско-японского пакта о нейтралитете от 13 апреля 1941 года. Денонсировав пакт, советское правительство за четыре месяца до согласованного с союзниками срока вступления в войну фактически информировало японское правительство о возможности участия СССР в войне с Японией. После этого японский МИД стал настойчиво выступать за то, чтобы принять все требования, которые может выдвинуть СССР в качестве условия сохранения своего нейтралитета.

Японские официальные историки утверждают, что правительство Японии якобы не знало о достигнутом на Ялтинской конференции соглашении о вступлении Советского Союза в войну против Японии (переговоры советского лидера Иосифа Сталина, президента США Франклина Рузвельта и премьера Великобритании Уинстона Черчилля в ялтинском Ливадийском дворце велись 4 — 11 февраля 1945 года). Однако существуют указания на то, что японская разведка располагала сведениями о договоренностях в Крыму, касавшихся Японии. Так, например, в 1985 году в Японии были опубликованы воспоминания шифровальщицы японского представительства в одной из скандинавских стран Юрико Онодэра. Она утверждала, что содержание достигнутых в Ялте секретных соглашений было своевременно передано в Токио.

Весной-летом японское правительство делало все возможное, чтобы убедить Кремль не выступать против Японии. До советского руководства различными путями доводились предложения о возможных уступках. Посол СССР в Японии Яков Малик сообщал 7 июня 1945 года в Москву: «В виде компенсации за договор с СССР (о нейтралитете) японцы могли бы в качестве максимальной уступки пойти на возвращение нам Южного Сахалина, отказ от рыболовства в советских конвенционных водах и, возможно, даже на передачу нам части Курильских островов » (термин «конвенционные воды» появился после 1928 года, когда СССР для обеспечения мирной передышки в отношениях с Японией подписал с ней конвенцию о рыболовстве, наделявшую японских промышленников правом ловить, собирать и обрабатывать все виды рыб и водных продуктов вдоль советского побережья Японского, Охотского и Берингова морей).

Как признавал после войны Сигэнори Того, бывший на завершающем этапе войны министром иностранных дел Японии, дипломатия его страны «прилагала колоссальные усилия» для предотвращения вступления СССР в войну на дальневосточном фронте. Он писал в мемуарах: «Вскоре после того, как я приступил к обязанностям министра, ко мне приехал заместитель начальника генерального штаба армии генерал Кавабэ с подчиненными и, представив детали концентрации сил Красной армии в Сибири, попросил сделать все возможное для того, чтобы предотвратить участие России в войне. Аналогичные просьбы поступили от заместителя начальника главного штаба ВМФ адмирала Одзава и начальника генерального штаба армии генерала Умэдзу».

Сигэнори Того сетует на то, что японцы слишком долго не решались «заинтересовать» русских набором разнообразных уступок и «бесконечно колебались». Он имел в виду в первую очередь возвращение Южного Сахалина и Курильских островов. Ведь лично ему в бытность послом в Москве Сталин и Молотов говорили, что будут добиваться возвращения этих территорий. Если бы японское правительство заговорило о возвращении Советскому Союзу ранее отторгнутых земель не накануне своего поражения, а гораздо раньше, в году, скажем, 1943-м, позиция Сталина в отношении участия в войне против Японии могла быть иной.

А в 1945 году советское руководство уклонялось от переговоров с Токио об условиях сохранения нейтралитета. Москва считала необходимым как можно скорее завершить вторую мировую войну и, разгромив милитаристскую Японию, надолго обеспечить безопасность своих дальневосточных границ. В Кремле понимали, что согласие с предложениями японского правительства вернуть территории без войны могло быть расценено как нарушение Ялтинских соглашений. Сталин считал, что союзнический долг должен быть неукоснительно выполнен, а Япония, капитулировав, в полной мере должна понести наказание за развязанную кровопролитную войну.

Принимая решение вступить в войну на Дальнем Востоке, советское руководство учитывало и серьезные геополитические угрозы, с которыми мог столкнуться Советский Союз после войны. В частности, нельзя было допустить отстранения СССР от послевоенного политического процесса в Восточной Азии, в первую очередь в Китае. В Москве догадывались, а то и знали, что американцы были намерены после войны занять господствующее положение в этом обширном регионе мира, вытеснив оттуда другие государства, в том числе своих союзников в годы войны — Великобританию, Францию и, уж конечно, СССР.

В Кремле, скорее всего, было известно содержание секретной беседы американского президента Франклина Рузвельта 23 ноября 1943 года с главой гоминьдановского правительства Китая Чан Кайши во время Каирской конференции. (На тройственной встрече с участием также британского премьера Черчилля обсуждались вопросы, связанные с военными операциями против Японии.) Тогда Рузвельт предложил китайскому лидеру заключить после войны американо-китайский военный союз, предусматривавший размещение в Китае, в том числе у советских границ, военных баз США. Чан Кайши с энтузиазмом приветствовал это предложение. При этом Порт-Артур (ныне Люйшунь) и ряд других стратегически важных районов отдавались под прямое американское управление. Корейский полуостров предусматривалось оккупировать и удерживать совместно американскими и китайскими войсками. Оба лидера договаривались и о том, что Франция лишится своих колоний в Юго-Восточной Азии. Рузвельт обещал сотрудничать с правительством Чан Кайши и в устранении английского влияния в Китае (Гонконг, Шанхай, Кантон). Зонами преобладающего влияния США также должны были стать Малайя, Бирма, Индия. Со своей стороны, Чан Кайши ставил вопрос о помощи США по включению Монгольской Народной Республики в состав Китая. Рузвельт соглашался вести переговоры по этому поводу с СССР.

После смерти Рузвельта и прихода к власти в США антисоветски настроенного Гарри Трумэна между Вашингтоном и Москвой произошло заметное охлаждение. Ощущались первые заморозки наступавшей «холодной войны». Односторонний ввод американских войск на территорию Китая был чреват поражением коммунистических сил этой страны и установлением непосредственно у границ СССР недружественного проамериканского режима. Хотя Сталин избегал открытой демонстрации поддержки Компартии Китая в борьбе за власть в стране, в действительности ставка делалась на лидера китайских коммунистов Мао Цзэдуна.

Есть основания считать, что вступление в войну на Дальнем Востоке не только преследовало цель скорейшего разгрома японских вооруженных сил, но и было направлено на создание благоприятных для СССР военно-стратегических и геополитических позиций в восточноазиатском регионе. Дальнейшее развитие обстановки в мире, заключение японо-американского военного союза, превращение Японии в нацеленный против СССР и КНР «непотопляемый авианосец» подтвердили обоснованность опасений и расчетов Кремля.

Нынешним японским политикам, рассуждающим о Курильских островах как якобы об «исконных северных территориях», следовало бы чаще заглядывать в документы военного и послевоенного периодов. Как известно, в августе 1945 года японское правительство согласилось со всеми условиями Потсдамской декларации о безоговорочной капитуляции Японии, в том числе с пунктом 8-м, который гласит: «… Японский суверенитет будет ограничен островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и менее крупными островами, которые мы укажем». Во исполнение этого положения Япония была лишена всех Курильских островов.

Это было подтверждено 29 января 1946 года в меморандуме главнокомандующего союзных держав американского генерала Дугласа Макартура. В документе, направленном японскому императорскому правительству, указывалось, что из-под юрисдикции государственной и административной власти Японии исключаются все находящиеся к северу от Хоккайдо острова, в том числе «группа островов Хабомаи (Хапомандзё), включая острова Сусио, Юри, Акиюри, Сибоцу и Тараку, а также остров Шикотан ». Тогда японское правительство приняло это как должное и возражений не высказывало. Отказ Японии от Курильских островов зафиксирован в Сан-Францисском мирном договоре 1951 года.

Тем же, кто пытается обосновывать претензии на Курильские острова ссылками на соглашение XIX века, можно ответить словами полномочного представителя правительства Японии, сказанными им при выработке условий Портсмутского мирного договора 1905 года. Отметая возражения российского представителя против нарушающего японо-российские договоры отторжения в пользу Японии южной части Сахалина, глава японской делегации Ютаро Комура заявил: «Война перечеркивает все договоры. Вы потерпели поражение, и давайте исходить из сложившейся обстановки». Из этого же следует исходить и ныне.

Анатолий КОШКИН, доктор исторических наук

Источник статьи

 

Метки: , , ,

НЕИЗВЕСТНЫЙ ПЛАН УНИЧТОЖЕНИЯ СССР


23 марта 1940 года с аэродрома лондонского пригорода Хестон взлетел двухмоторный гражданский самолет «Локхид-12А» с регистрационным номером G-AGAR. Его вёл английский пилот Хейг Маклейн. Самолет взял курс на Мальту, затем через Каир долетел до английской военной базы в Багдаде. Оттуда, приняв на борт двух специалистов по аэрофотосъёмке, самолет направился в сторону границы СССР. Незамеченным перелетев границу на высоте семи тысяч метров, самолет в течение часа летал над Баку, производя разведывательную съёмку.

Что они нам готовили

Отснятые фотоматериалы были переданы соответствующим службам Англии и Франции. На их основании были подготовлены планы внезапного нападения на СССР — английский «Ма-6» и французский «R.I.P.» (Россия. Индустрия. Горючее.). Нападение должно было начаться с бомбардировки городов Баку, Грозный, Батуми, Майкоп и Поти. Для бомбового удара по Баку предполагалось использовать английские бомбардировщики «Блен-хейм» и американские «Глен Мартин» в количестве 90-100 машин. Бомбардировка должна была идти днем и ночью, ориентируясь по пламени пожаров. Все нефтепромыслы, нефтеперерабатывающие заводы и нефтяные порты должны были погибнуть в огне.

К началу 1940 года в СССР было завершено переоборудование нефтеперерабатывающих заводов. Но от прошлых времён оставались ещё огромные нефтесборники — котлованы, заполненные нефтью, и большое количество деревянных нефтяных вышек. По оценке американских специалистов, «почва тех мест настолько пропитана нефтью, что пожар непременно будет распространяться с большой скоростью и перейдёт на другие месторождения… Тушение этих пожаров займет несколько месяцев, а восстановление добычи — годы».

Современные знания позволяют оценить последствия бомбардировки как экологической катастрофы. Это возникновение «конвективных колонн» над пожарами, когда горячий воздух выносит продукты сгорания в верхние слои атмосферы — а это значит, что будут выпадать кислотные дожди, нарушится теплообмен в атмосфере, всё вокруг будет заражено канцерогенными и мутагенными веществами. Это пожары глубинных скважин с выбросами «мертвой воды», содержащей соединения меди и азота. Это стекание продуктов горения в море и уничтожение морской флоры и фауны. Это лишение всех жителей воды — Баку не имеет собственных водных ресурсов, немногие колодцы были бы отравлены продуктами горения.

Вот так ещё до варварских бомбардировок Дрездена, Хиросимы и Нагасаки «цивилизованный» Запад хладнокровно готовил убийство сотен тысяч мирных жителей. Именно мирных — ни в Баку, ни в Дрездене, ни в Хиросиме, ни в Нагасаки не было сколько-нибудь значимых военных сил и объектов.

Все готовились всерьез

Генеральный секретарь французского МИДа Леже — американскому послу Буллиту, 11 января 1940 г.: «Франция не станет разрывать дипломатических отношений с Советским Союзом или объявлять ему войну, она уничтожит Советский Союз, если это возможно — при необходимости — с помощью пушек».

Премьер-министр Франции Даладье предложил направить в Чёрное море эскадру для блокады советских коммуникаций и обстрела с моря Батуми. 19 января 1940 г. он направляет документ о нападении на СССР главнокомандующему сухопутными союзными войсками во Франции и заместителю председателя Высшего военного совета генералу Гамелену, а также главнокомандующему французским флотом адмиралу Дарлану. Две копии этого документа были направлены соответственно генералу Кельцу, командующему сухопутными войсками Франции, и генералу Вюйемэну, главнокомандующему её воздушным флотом.

24 января 1940 г. начальник имперского генерального штаба Англии генерал Айронсайд представил военному кабинету меморандум «Главная стратегия войны», где писал: «На мой взгляд, мы сможем оказывать эффективную помощь Финляндии лишь в том случае, если атакуем Россию по возможности с большего количества направлений и, что особенно важно, нанесём удар по Баку — району добычи нефти, чтобы вызвать серьезный государственный кризис в России».

31 января 1940 г. на заседании начальников штабов Англии и Франции в Париже французский генерал Гамелен предлагает англичанам бомбардировать цели в глубине России, заместитель начальника штаба ВВС Англии маршал Пирс поддерживает это предложение.

Как говорится, куда конь с копытом, туда и рак с клешнёй. Военный министр Ирана Нахджаван обратился к англичанам с просьбой о поставке 80 самолетов и координации планов относительно войны с Россией.

3 февраля 1940 г. французский генштаб поручает генералу Жоно, командующему французскими ВВС в Сирии, изучить возможность воздушного нападения на Баку. Через три дня этот вопрос обсуждается на заседании английского военного кабинета и получает одобрение, комитету начальников штабов дается поручение готовить документ в свете поставленной задачи.

28 февраля 1940 г. штаб ВВС Франции выпускает документ с конкретными расчетами сил и средств для нападения на Баку. Англичане подходят к делу основательнее и предлагают нападение на нашу страну с трех направлений. В конце концов все детали и подробности были согласованы, в марте проведены переговоры с руководством турецкого генерального штаба — подразумевалось, что Турция также будет участвовать в нападении на СССР. Еще более интенсивная работа по согласованию и увязке планов агрессоров шла в апреле. Сменивший Даладье на посту премьер-министра Рейно был даже большим «ястребом», чем его предшественник, и требовал от англичан более активных действий.

Адская машина подготовки нападения на СССР начала отсчитывать последние дни и часы перед бомбардировкой нефтеносных районов нашей страны, которая была намечена на 15 мая 1940 года. На аэродромах английских и французских ВВС на Ближнем Востоке накапливались запасы авиационного горючего, фугасных и зажигательных бомб, штурманы прокладывали на картах направления ударов, летчики отрабатывали ночное бомбометание. 10 мая 1940 г. Рейно звонил Черчиллю, сообщая, что к нападению 15 мая Франция готова.

Что их остановило

Но — парадоксы судьбы! — именно 10 мая, за пять дней до начала войны Англии и Франции против СССР, Гитлер отдал приказ прекратить «странную войну» с Францией, когда не велось никаких боевых действий, и перейти в решительное наступление. Немцы в считанные дни разгромили французов, своих недавних победителей, и новоявленным наполеончикам стало как-то не до нового похода на Россию. Немцы не стали добивать английский экспедиционный корпус во Франции, позволив ему убраться подобру-поздорову через Дюнкерк.

Александр Трубицын

Источник статьи

 

Метки: , , ,

Из истории гражданской войны. Памятка коммунисту на фронте, СССР, Страна Советов, история, Советский Союз


Олег Комолов

На различных фронтах гражданской войны бойцам Красной Армии часто раздавались памятки, рассказывающие им об их задачах в борьбе за Советскую власть. Одни из памяток были написаны крупными полководцами, и политработниками. Авторы других остались неизвестными. Приводим одну из таких памяток.

Памятка коммунисту на фронте

Товарищ коммунист, знаешь ли ты, для чего наша Коммунистическая рабочая партия посылает тебя на фронт? Для того, чтобы обеспечить за нашей армией победу…

Коммунисты несут на фронт свое коммунистическое сознание, свою выдержку, дисциплинированность, революционный порядок, железную спайку. А это всего нужнее сейчас нашей Красной Армии.

Не обольщай себя, товарищ, надеждой, что ты приедешь на фронт, произнесешь речь — другую и ты тем исполнишь свой долг… С момента прибытия на фронт ты — солдат и, стало быть, должен делить с армией все радости и печали, труды и лишения. Завоюй внимание и уважение к себе не должностью, которую ты занимаешь, а своей работой…

Всюду и везде ты должен помнить, что ты коммунист. Знамя свое не прячь, неустанно веди свою коммунистическую проповедь, пользуясь для этого каждым случаем во всякой обстановке, а не выжидая только удобных моментов для устройства митингов и собрании. Заботься о духовном развитии красноармейцев… Устраивай в свободное время чтение газет и книг, организуй библиотеки и читальни, лекции и собеседования…

Твоя обязанность, товарищ коммунист, вести политическую работу и среди населения прифронтовой полосы, главным образом среди крестьянства… Расскажи красноармейцу и крестьянину всю правду про Советскую власть, познакомь их с нашими наиболее важными декретами… и докажи, почему каждый трудящийся должен воевать в наших рядах против врагов трудового народа.

Помни, товарищ, что коммунисты сильны потому, что они организованны… Если в твоей части уже имеется ячейка, ты обязан в нее немедленно войти. Если ячейки нет, устрой собрание, созови всех коммунистов и организуй ячейку. Если коммунистов в твоей части нет, а имеются только сочувствующие, организуй их, веди с ними занятия, знакомь их с программой нашей партии, держи их под своим партийным наблюдением и надежных людей постепенно вводи в партию…

Ты призван на фронт воспитывать красноармейскую массу. Но во всякую минуту ты должен уметь взять в руки винтовку и личным примером показать, что коммунист умеет не только благородно жить, но и достойно умереть.

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

ИМЯ ЗЕМЛЯЧКИ НЕ СТЕРЕТЬ, #СССР, #история, #Советский Союз


В связи с очередной антикоммунистической феерией в центральных СМИ, в самых наглых и лживых формах порочащей личность и деятельность заслуженной революционерки Розалии Землячки, мы выкладываем посвященный ей материал. Просвещайтесь, товарищи!

Розалия Самуиловна Землячка – один из наиболее демонизируемых ныне деятелей большевистской партии. Ей приписываются жестокие репрессии, в частности массовые расстрелы в Крыму после занятия его Красной Армией в ноябре 1920 г. Эта тема постоянно раскручивается правительственными СМИ, обрастая все новыми подробностями.

Почему же именно Землячка подвергается столь ожесточенной травле, как почти никто из большевиков? Думается, дело в том, что уж слишком «неправильным» человеком она является с точки зрения буржуазно-мещанской идеологии.

Розалия Землячка (настоящая фамилия – Залкинд) родилась в Киеве 1 апреля 1876 г. в семье представителя богатой верхушки еврейской общины, купца первой гильдии, владельца крупнейшего в городе галантерейного магазина Самуила Залкинда. Братья Розалии Самуиловны участвовали в революционном движении, сидели в тюрьмах. Сама Землячка пришла к марксистским убеждениям в юном возрасте, изучая исторические и социологические труды. В частности, еще учась в Киевской гимназии, она прочитала «Капитал» Карла Маркса. Свое образование она продолжала в Лионском университете во Франции, так как в царской России существовало такое позорное явление, как процентная норма для евреев в университетах, ограничивавшая доступ к высшему образованию для представителей этого народа. Подобные проявления государственного антисемитизма, естественно, служили дополнительным стимулом для еврейской молодежи разбираться в вопросе, кто же на самом деле ее враг.

И с полным основанием значительная часть молодых евреев приходила к выводу, что ее враг – государственное образование под названием «Российская Империя». Это эксплуататорское государство отличалось своей деспотической уродливостью даже на фоне других капиталистических государств той эпохи. Архаичная самодержавная монархия, с всевластием чиновников, задавленная полицейщиной, с 70% абсолютно неграмотного населения, с деревней, регулярно голодающей через определенный промежуток времени, с дискриминацией «инородцев». Уничтожить это государственное образование было необходимо даже с точки зрения буржуазного прогресса. Однако Розалия Землячка, имея научную подготовку, будучи марксистом не на словах, а на деле, оказалась в числе наиболее дальновидных представителей еврейской молодежи, вступившей в борьбу за совершение пролетарской революции, за построение социалистического общества. Землячку не привлекли поэтому ни еврейские меньшевики (партия «Бунд»), ни эсеры, на анархисты. С самого начала она была большевиком-ленинцем и осталась верной своим взглядам до конца жизни.

В 1896 г. Розалия Землячка – член Киевской социал-демократической организации, а в 1901 г. она примкнула к «искровцам» – группе российских марксистов, издававшей за границей газету «Искра». Лидером этой группы был В.И.Ленин. Именно на основе сторонников «Искры» в 1903 г. в Российской социал-демократической рабочей партии выделилось большевистское направление. Большевики впоследствии стали единственной в России марксисткой партией, отстаивавшей научность идеологии от всяческих ревизионистов. Именно поэтому они и привели российский пролетариат к победе в Октябре 1917 г.

Землячка была агентом «Искры» в Одессе и Екатеринославе, немало сделав для распространения газеты, для того, чтобы большевистская точка зрения была услышана российскими рабочими. Затем наступило время Революции 1905 г., открытого столкновения трудящихся с самодержавием и буржуазией. В декабрьские дни Московского восстания Розалия Землячка получила первый боевой опыт, будучи среди членов Московского комитета РСДРП и непосредственных организаторов восстания.

Вообще Розалия Землячка была настоящим универсальным бойцом большевистской партии. Ей приходилось заниматься самыми разными видами нелегкой, проходившей в подполье, партийной работы: вести теоретическую учебу, организовать рабочие стачки (в частности, в Баку в 1909 г.), воевать против царского режима с оружием в руках. И везде Землячка имела успех, принадлежа к самой лучшей части большевистской партии. Партия направляла ее в самые разные уголки огромной Империи, Земляка несколько раз попадала в тюрьму, заболев там туберкулезом.

После Октябрьской революции Землячке вновь поручают, казалось бы, неженскую работу в Красной Армии. Она была начальником политотдела 8 и 13 армий, затем различных фронтов в годы гражданской войны. Воодушевляемые Землячкой, красноармейцы шли в бой за новую жизнь, несмотря на все нечеловеческие трудности, выпадавшие на их долю. За заслуги в годы гражданской войны Землячка первой из женщин в 1921 г. была награждена орденом Красного Знамени.

В ноябре 1920 г., после разгрома армии генерала Врангеля и освобождения Крыма, Землячка стала секретарем Крымского областного бюро партии. К этому периоду относятся события, являющиеся последние 20 лет излюбленной темой для буржуазной пропаганды. Дело в том, что Крым оставался последним оплотом контрреволюционных, белогвардейских сил на территории Европейской России, где происходили основные события Гражданской войны (с Дальнего Востока белогвардейцы и интервенты были окончательно изгнаны только в 1922 году). В результате в Крыму скопилось значительное количество контрреволюционеров, сбежавшихся туда со всей России. В ноябре 1920 г. Красная Армия заняла Крым в течение нескольких дней, и многие из ее врагов, в том числе офицеров Белой армии, просто не успели уехать за границу. Чем они собирались заниматься, будучи вынужденными остаться в Советской России? Разумеется, они всячески боролись бы с враждебной им советской властью, создали бы подпольные контрреволюционные организации. Руководители крымского бюро РКП(б) это очень хорошо понимали, поэтому приняли абсолютно верное решение – физически ликвидировать неудавшихся белоэмигрантов. Следует учитывать и ожесточение, вызванное Гражданской войной. Когда несколько лет подряд вокруг тебя постоянно гибнут твои товарищи, жизнь врага начинает цениться менее чем когда-либо.

Буржуазные пропагандисты путаются в цифрах относительно количества расстрелянных в Крыму контрреволюционеров. Называются цифры от 7 до 30 и более тысяч человек. Ситуация тут, видимо, такая же, как и с так называемыми «сталинскими репрессиями», в ходе которых было уничтожено «то ли 1 миллион, то ли 100 миллионов человек». Буржуазные идеологи в пылу антисоветского вранья называют цифры кто во что горазд, в зависимости от буйства фантазии каждого. Массовые расстрелы в ходе гражданской войны имели место с обеих сторон, а саму войну развязали свергнутые эксплуататорские классы. Однако про белогвардейский террор, ответом на который, по сути, и были акции советской власти, подобные крымским расстрелам, последние 20 лет говорить не принято.

После гражданской войны Розалия Самуиловна Землячка – вновь в передних рядах, теперь в мирных делах, в великом деле строительства коммунистического общества – общества без эксплуатации человека человеком. Землячка занимает ответственные посты в партии, в рабоче-крестьянской инспекции, в народном комиссариате путей сообщения. Работала она и в городе Перми, будучи в 1924-25 гг. секретарем Мотовилихинского районного комитета РКП(б).

С 1934 г. Землячка работает в контрольных органах, Комитете советского, затем Комитете партийного контроля при ЦК ВКП(б). В эти годы Землячка остается убежденным большевиком, как и в молодости. Многие старые члены партии в 1920-30-е гг. отказались на антимарксистских позициях, поддержав во внутрипартийной борьбе Троцкого, Бухарина и прочих деятелей ВКП(б), ставших вскоре врагами советской власти. Землячка же, будучи грамотным марксистом, без колебаний встала на сторону линии Сталина, внеся свой вклад в строительство социализма в СССР, работая на благо дела социализма вплоть до смерти в 1947 г.

Думается, такую дикую ненависть буржуазных пропагандистов Розалия Самуиловна вызывает в силу того, что женщина-еврейка и революционерка – это слишком уж «жуткое» сочетание для буржуазного режима. С его точки зрения, любые революционеры, те, кто не мирится с господством граждан с тугими кошельками, являются преступниками. А уж женщины-то и подавно должны быть «смирным» и не претендовать на иную роль, нежели роль чьей-либо жены или проститутки (в буржуазном обществе в силу продажности всего и вся это часто практически одно и тоже). Точно так же послушны уготованной им судьбе должны быть национальные меньшинства, которым отводиться роль объектов травли, тех, на кого можно свалить все проблемы, одурачивая полуграмотные народные массы (100 лет назад в роли «козлов отпущения» были в первую очередь евреи, в современной буржуазной России – кавказцы и приезжие рабочие из Средней Азии).

Землячка олицетворяет собой восстание наиболее угнетенной части трудящихся против власти паразитов и их идеологии. Поэтому она и заслужила ненависть буржуазии, поэтому так остервенело нападают на нее господа из обслуги власть имущих, требуя, в частности, переименования пермской улицы, названной в честь Розалии Самуиловны. Для коммунистов же Землячка – выдающаяся марксистка, на примере которой можно поучиться многому.

Землячка – символ освобождения женщины, того, что женщина может быть не «собственностью мужчины», а самостоятельно определять свою судьбу и вершить историю человечества. Землячка – символ борьбы против национального угнетения, того, что самый забитый и «тихий» народ может стать борцом. Действительно, еврейский народ дал человечеству много выдающихся революционеров-марксистов, и в числе первых здесь российские евреи. Объекты травли, дискриминации, идиотских обвинений (потребление «крови христианских младенцев» и т.д.), погромов хулиганствующих «патриотов», взялись за оружие и внесли немалый вклад в Октябрьскую революцию. В сегодняшней России их примеру должны последовать забитые, зачастую полунищие «чурки» и «хачики», потенциально являющиеся революционной силой в борьбе как с различным бритоголовым сбродом, так с теми, кто этот сброд направляет и финансирует – российским буржуазным государством.

Наконец, Розалия Землячка – хороший пример сочетания теоретической марксистской подготовки и успеха в самых разных сферах практической революционной деятельности. Широко образованный человек, ученый-революционер в полном смысле этого слова, бескомпромиссно громивший буржуазных и мелкобуржуазных пропагандистов любого сорта, она одинаково хорошо владела и пером, и револьвером, была на своем месте и за письменным столом, и на баррикадах, среди бастующих рабочих и в окопах среди красноармейцев.

Мужской шовинизм, националистические предрассудки, как и другие родимые пятна капитализма, исчезнут вместе с этим отжившим свой век общественным строем. Трудящиеся России еще восстановят доброе имя Розалии Самуиловны Землячки – выдающего борца за освобождение человечества от власти капитала.

Виталий САРМАТОВ

Источник статьи

 

Метки: , , ,

ИЖЕВСКОЕ И ВОТКИНСКОЕ ВОССТАНИЕ В СОВРЕМЕННОМ КОНТЕКСТЕ, #СССР, #история, #Советский Союз


Немного об исторических концепциях и источниках освещения восстания

Перестройка, кроме экономических и политических перемен, знаменовала собой «открытие» для массового сознания целого ряда исторических тем советской истории, которые для историков никогда закрытыми не были. Например, вопрос о голоде 1933 года, о борьбе с троцкистской оппозицией, о подпольной деятельности контрреволюции, об антисоветских восстаниях и многие другие. Несмотря на то, что эти темы достаточно подробно изучались историками, по той причине, что их изучали историки-марксисты, работы советских историков были объявлены лишенными исторической ценности, перестроечный клич «деидеологизации истории» окреп и вырос в цензорский карандаш, который перечеркнул практически всю советскую историографию. Было время, когда ссылки на советские источники вообще были нежелательны, когда огульно отвергалась и советская статистика, и советские документы как «фальсифицированные», «приукрашенные» или «не имеющими никакой ценности по причине идеологизированности». С другой стороны, в сознании историков стало господствовать, и до сих пор господствует некритическое доверие антисоветским источникам. Историческая периодика и издательства в начале 90-х массами публиковала «исследования» эмигрантов и зарубежных историков по вопросам советской экономики и репрессивной политике, хотя последнему профану было ясно, что все эти «исследователи» и рядом не стояли с мало-мальски достоверными статистическими источниками. Разумеется, историк должен изучать все работы, посвященные теме, по которой он работает, и часть работ советским историкам была действительна недоступна до перестройки, хотя нельзя обвинять советскую цензуру в том, что она не пропускала неугодные работы для научного пользования — в работах советских историков есть многочисленные ссылки на эмигрантов и зарубежных историков, целый ряд эмигрантских работ, особенно из мемуаристики или написанных на базе вывезенных документов, были опубликованы в СССР (иллюзия о цензуре создается, прежде всего, у неспециалистов, для которых действительно были трудности доступа к некоторым источникам).

Однако все работы историк должен рассматривать критически, выяснять степень достоверности свидетельств и источников, однако во многих случаях ни издательствами, ни самими историками такой работы не проводится. Под шумок «деидеологизации» банальным пересказом общеизвестной антисоветской пропаганды прошлого написаны многие современные «сенсационные разоблачения» советской историографии. Одной из таких тем, на которой изрядно поплясали антисовечики, является история Ижевско-Воткинского восстания 1918 года.

С 90-х годов этим вопросом спекулируют все, кому не лень. Идейные наследники белогвардейцев активно голосят про то, что это восстание символизирует «единство» интересов народа перед лицом большевизма и отсутствие у большевиков массовой базы.

Например, в белогвардейской газете «Сибирская жизнь» так расписывалось отношение ушедших на соединение с основными колчаковскими силами мятежных ижевцев:

«В Тюмени находится управление ижевских оружейного и сталеделатедьного заводов и большая часть рабочих этих заводов. Временно все они помещаются на вокзале, расположившись частью в вагонах-теплушках, частью бивуачным порядком в вокзальном саду. Среди эвакуированных рабочих, которые, кстати сказать, удовлетворяются присланным содержанием из их управления, царит самое бодрое настроение.

По рассказам рабочих, при эвакуации из какого-либо места, где предполагается приближение товарищей красных, всё население от мала до велика уходит из насиженного места. Не идёт только тот, кто совершенно лишён физической возможности передвигаться.

Если агитаторы и проповедники большевизма, немало скрывающиеся у нас в тылу, говорят о сочувствии красным среди трудовой части населения, то этот массовый уход, о котором приходится слышать от ижевцев, очень ярко иллюстрирует это «сочувствие”.» 1

Изображение ижевских рабочих как выразителей интересов рабочего класса типично для белогвардейской пропаганды вообще. Причем этот тезис для белогвардейской историографии очень существенен, ибо является продолжением пропагандистского тезиса о «спасении России» как основной цели белого движения. Разгромленные в процессе революции классы большей частью упорно не желали признать, что они воевали класс против класса, ибо признание этого повлекло бы автоматически их отлучение от самозваного права говорить от имени всего народа России. А в таком случае — как можно бы сговариваться с союзниками о «помощи», если признать, что представляешь не более 10% населения страны? Совершенно типичны для этого подхода мемуары участника ижевских событий А.Ефимова 2 — для него большевики совершеннейший аналог марсиан, которые всеми ненавидимы, ни у кого не находят поддержки, и военные силы вербуют исключительно из латышей, мадьяр и «прочих наемников». Он даже не допускает мысли, что в РККА могли служить добровольно нормальные люди — большевики идейные для него априори монстры. Потому белогвардейские мемуары на тему ижевско-воткинского восстания порой читаются как «боевая фантастика» в духе Желязны:

«Упорство в боевых столкновениях требовало посылки особо стойких частей, составленных из коммунистов, из отрядов чрезвычаек, из латышей и китайцев… Отряды наемных иноземцев по своей жестокости не отличались от доморощенных коммунистов, и борьба принимала свирепый, кровавый характер с большими потерями с обоих сторон. Ижевцы, бывшие на Северном фронте, вспоминают, как им пришлось иметь дело с каким-то интернациональным полком, в котором все бойцы были одеты в красные рубахи. Сильно опьяневшие, с пением Интернационала, переходящего при сближении в дикий рев, бросались на своего противника, несли потери, но повторяли атаки по несколько раз» 3

Полагаю, что сильно опьяневшими были те ижевцы, которые рассказывали подобную жесть. Надо сказать, что подобная фантастика в его мемуарах отсутствует только в тех местах, где он добросовестно цитирует первое советское издание «Истории Гражданской войны».

Надо упомянуть, что белогвардейские мемуары вообще штука очень скользкая — например, такой мемуарист как командующий Ижевской Народной армии Федичкин в своих мемуарах совершенный барон Мюнхаузен. Или Рэмбо. Возьмем описание боя 14 августа — в поездах наступает Красная армия численностью, которую Федичкин оценивает в 2500 штыков. Федичкин, ничтоже сумняшеся, выступает навстречу с 300 фронтовиками. Прямо Голливуд, постановка фильма про 300 спартанцев. Испугавшись столь «грозной силы», красные, ни с того ни с сего, сдаются… и уже на следующей странице его мемуаров выясняется, что в плен попадает только 40 человек. 4 Есть логика? Единственное логическое объяснение этой «победы» — столкновение с небольшим авангардом. Иначе совсем непонятно, откуда на том же направлении через три дня взялось еще 2000 человек красной пехоты, а потом еще 6000, учитывая, что у РККА резервов было не густо на тот момент на всех фронтах, раз из Ижевска перед восстанием выкачали резервы по партмобилизации. Это стремление авторов постфактум приписать себе большую значимость в борьбе типично для белых — борьба за посты и помощь от иностранных государств, личное тщеславие, а также сложность проверки сведений толкало белогвардейцев на вранье о себе, любимом. Изучение дальнейшей истории командования Федичкина показывает, что у того был серьезный мотив заняться сочинительством — после передачи командования Юрьеву, он остался не у дел в колчаковской армии, потому и набивал себе цену.

Не так далеко ушли от белогвардейцев сторонники т.н. «третьей силы» — то есть, пытавшиеся представить восставших против Советской власти рабочих как некую «третью силу», для них рабочий класс в Гражданскую войну играл самостоятельную роль, выступая одинаково как против белых, так и против красных. Например, анархист В.Дамье, по недоразумению считающийся либералами «историком», на Радио Свобода озвучил эту точку зрения: «в русской революции 1917-21 годов было не две стороны, а много сторон, много действующих сил, и одна из них — это трудовой народ, который вел борьбу за свои собственные экономические и социальные интересы против всех политических властей тогдашней России, невзирая на их окраску.» 5 В принципе, последние академические исследования на тему рабочего вопроса в первые годы Советской власти также стоят на этой же двурушнической точке зрения — «ни вашим, и нашим». Например, известный исследователь Д.О.Чураков в книге «Бунтующие пролетарии: Рабочий протест в Советской России (1917-1930 гг.)» М,: «Вече», 2007, несмотря на все свое неприятие «белогвардейской концепции», тем не менее, рассматривает рабочее движение как независимое от большевизма. Надо отдать должное, что, исповедуя формально принцип «объективизма», он добросовестно собрал не только факты, апологизирующие «бунтующих пролетариев», но и показал негативную сторону процессов, в целом оставаясь в рамках концепции «третьей силы». Это неудивительно — он является активным сторонником такого правого троцкиста как Бузгалин и сотрудничает в его изданиях. Концепция рабочих как «третьей силы» у него есть продолжение аналогичного курса троцкизма 20-х гг. прошлого века. Его коллега Л.В.Борисова 6 еще менее склонна делать реверансы советской концепции, она в принципе рассматривает коммунистов как чуждую рабочим силу, и вся ее книга направлена на то, чтобы развеять «господствующее представление о рабочем классе как активном стороннике большевистского режима, в том числе в годы революции и Гражданской войны» 7 . Правда, уже на той же странице предисловия ко 2-й главе ученая дама вынуждена оговорится о том, что ижевские и воткинские рабочие как бы и не рабочий класс, а мелкие собственники, а на следующей странице сама приводит противоречащее ее установке утверждение: «Параллельно с развитием забастовочного движения нарастал процесс большевизации рабочих, ставший особенно заметным к середине 1918 года» (факты — вещь упрямая, обойти их она не может) и далее пытается достаточно беспомощно интерпретировать этот факт с точки зрения ее концепции. Большевизация рабочих, по исследованиям таких ученых, оказывается, происходила из-за «страсти к насилию»: «страсть к насилию над «мировой буржуазией» действительно овладела частью рабочих и служащих. Но на этом основании не стоит говорить о «сверхреволюционности» всей массы пролетариев.» 8 Кроме заведомо ненаучных построений наподобие сведения вопросов революционности тех или иных групп рабочих к «склонности к насилию», подход сторонников «третьей силы» базируется в первую очередь на однобоком рассмотрении процесса развития контрреволюционных тенденций внутри пролетариата, противоречие между контрреволюционными и революционными тенденциями, которое необходимо рассматривать в диалектическом единстве, у таких исследователей разрывается, потому они рисуют картину весьма далекую от реальности — преувеличивают контрреволюционные настроения, замазывают противоположные, рассматривают развитие только контрреволюционных рабочих организаций, причем у них получается, что эти организации как бы не ведут борьбы за массы с аналогичными пробольшевистскими организациями, постепенно проигрывая им эту борьбу, а лишь «страдают» от карательных органов, и вся политика Советской власти относительно рабочих представляется современными исследователями как сплошная череда кар, преследований, угроз и принуждения. Причем нельзя сказать, что исследователи не знают других форм воздействия Советской власти на рабочих, или не осведомлены об агитационно-пропагандистской работе РКП(б) среди пролетариата. Великолепно они знают. Например, тот же Чураков осведомлен о том, что в Ижевске в период мятежа работал подпольный большевистский комитет, но о деятельности его в упоминавшейся книге нет ни слова 9 . Мотивируют такую эквилибристику обычно тем, что в советское время акценты были на большевистской работе, и эти факты-де общеизвестны. Но этим самым поведением они сами создают совершенно определенные перекосы — по мере того, как в литературе советская историография перестает упоминаться, эти «объективисты» дают субъективную и ненаучную картину.

Еще одна распространенная ошибка сторонников «третьей силы» — в том, что они слабо рассматривают динамику протестных и коммунистических настроений, для многих из них рабочие изначально и перманентно настроены антибольшевистски, и большевикам необходимо какими-то особыми мерами предотвращать взрыв. У той же Борисовой идеология РКП(б) иначе как демагогией не называется, она даже поверить не может, что рабочие в чем-то могут быть с большевиками согласны, а большевики могут быть в этом правы.

В связи со всем этим советская концепция кажется продуманней и логичней — несмотря на все крики современных историков и публицистов, что информация об антисоветский выступлениях рабочих «замалчивалась» в советские годы, реально вопросам борьбы с антисоветскими тенденциями в пролетариате отводилось немало места, причем с анализом динамики. Разумеется, было определенное влияние «рабочего фетишизма», когда под рабочим классом понимали всю массу пролетариата и пытались показать именно полную и безоговорочную, а не просто подавляющую поддержку коммунистической партии рабочими массами. Однако это было преувеличением лишь господствующей тенденции, а вовсе не выдуванием из мухи слона, чем занимаются современные научные светила. Притом, что наука вообще более склонна к изучению позитивного опыта, нежели негативного, ибо первый всегда актуальнее. Гораздо важней выяснение причины, почему эксперимент удался, чем определение погрешностей.

В настоящее время эти погрешности революционного движения снова актуализируются — поражение социализма в СССР направило общественную мысль, в том числе, и к анализу неудачи и ошибок социалистического строительства, а в данном случае, учитывая, что тему рабочего восстания против Советской власти пытаются использовать в целях обоснования антикоммунизма, было бы необходимо дать некоторый марксистский ответ на болезненные вопросы.

Основная проблема — можно ли это считать восстанием рабочего класса против большевизма?

Первым делом, надо сказать, что коммунисты, говоря о том, что они выражают интересы рабочего класса, никогда не говорили о том, что они выражают интересы каждого рабочего в отдельности — интересы отдельных рабочих и интересы класса коммунисты всегда брали отдельно. Частное благодаря многообразию человеческой практики зачастую может идти и вразрез с общим, тем не менее, оставаясь его частью.

Коммунисты также делили пролетариат на различные группы по отношению к революции (например, в работе «Что делать» Ленин выделяет как минимум две — наиболее сознательных и несознательных рабочих), по материальному положению (вопросы о различных группах городских пролетариев и полупролетариев города и села Ленин рассматривал в книге «Развитие капитализма в России»), в ситуации усиления политизации масс уже появляется градация пролетариата по политической линии — появляется термин «революционные рабочие», подразумевающие и термин «нереволюционные» или даже «контрреволюционные». И партия позиционировала себя в первую очередь как выразителя интересов сознательной революционной части, чей основной интерес видела в построении коммунистического общества, а все остальные требования рабочих могут быть рассматриваемы как частные, по отношению к которым партия на себя берет обязательства в той мере, в какой они приближают коммунизм.

Именно с жесткой позицией на выражение коренных интересов рабочего класса в ущерб сиюминутным требованиям связано поведение Советской власти по отношению к «рабочему вопросу». В первую очередь, советское правительство не металось в хвосте у рабочих требований, не стремилась выполнить все, что рабочие ни попросят, а применяла в случае необходимости принуждение и силу по отношению к рабочим в тех случаях, когда требования отдельных групп рабочих противоречили интересам класса в целом. Отсутствие страха противопоставить себя рабочей стихии, сочетавшееся с безусловной поддержкой лучшей части пролетариата и твердой линией на социализм, говорит в первую очередь о выражении интересов части пролетариата в каждый отдельный исторический момент и класса в целом в исторической перспективе. Таким образом, марксисты не видят ничего страшного в том, что в некоторые исторические моменты некоторые части пролетариата выступают против Советской власти — ровно в той мере, как единичные революционные выступления пролетариата не свидетельствуют о революционности класса в целом, отдельные контрреволюционные выступления не свидетельствуют и о его контрреволюционности. Потому что революционность и контрреволюционность класса не могут рассматриваться статически, т.е. «либо есть, либо нет», революционность класса — это изменение его качества, и в разный политический момент и в разной политической ситуации он выступает в разном качестве.

В нашем случае изменение качества ижевских рабочих в процессе революции претерпевало существенные изменения.

В дореволюционное время Ижевские и Воткинские заводы были государственными предприятиями, производившими стратегическое вооружение — винтовки, а потому рабочие находились в привилегированном положении по отношению к российскому пролетариату в целом — на заводах была развитая система государственного социального страхования — пенсии, больничные кассы, бесплатная медпомощь и профобразование для детей. Заработная плата была относительно высокой. При этом, как и у значительной часть уральского кадрового пролетариата, у них была в собственности земля, потому в научной литературе привился термин «полупролетариат» по отношению к группам уральских рабочих, совмещавших сельское хозяйство с работой на заводе и бравшие частные подряды на отдельные работы для завода — например, извоз. Иными словами, хозяйство рабочих Ижевска являло собой мелкособственническое хозяйство 10 , особенно если учесть, что с развитием промышленности в Ижевске появилось значительное количество иногородних рабочих, на которых кадровые рабочие так или иначе наживались — сдавая жилье в наем, продавая с/х продукты, даже была практика, когда кадровые рабочие нанимали работать пришлых вместо них на заводе за меньшую плату, разницу забирая себе.

Потому политическое сознание ижевцев в революции претерпевало все те же перипетии, что и сознание мелких собственников — поддержав Февраль и образовав Совет рабочих депутатов, точно так же, как и Советы по всей стране, ижевский Совет пережил период большевизации с осени 1917 по январь 1918 г. Правда, большевизация в большей части произошла под влиянием фронтовиков — солдат, вернувшихся с фронта, которые настаивали на прекращении империалистической войны. Однако с января мелкособственнические настроения начинают преобладать на почве недовольства продовольственной политикой Советской власти. Ижевские рабочие отнюдь не голодали — наоборот, они протестовали против продразверстки и вообще режима продовольственной диктатуры, которая проводилась с целью накормить их «товарищей по классу» в крупных городах, не облагодетельствованных личным хозяйством.

Вполне закономерно, что в ситуации наличия таких настроений эсеры усилили работу среди этих полурабочих — по итогам VIII съезда ПСР, взявшего курс на свержение Советской власти члены эсеровского ЦК разъехались по регионам, где у эсеров намечались наибольшие успехи 11 . Летом 1918 в город прибывают аж два из восьми эмиссаров ЦК ПСР — Иванов и Тетеркин (хотя съездом планировалось отправить только одного), в результате в мае и июне 1918 года большевики проигрывают выборы в Советах. В связи с этим интересно посмотреть на попытки современных исследователей опровергнуть советскую концепцию причины восстания, которая увязывала эти восстания с деятельностью эсеров. Эсеры в восстании занимают господствующее положение, рабочие после избиения большевиков, эсеровскому правительству подчиняются, а ученые люди в один голос утверждают, что рабочие «сами» восстали, и эсеры тут как бы ни при чем.

Большевикам в союзе с максималистами приходится прибегать к вооруженной силе, чтобы разогнать эсеровский Совет и передать власть военно-революционному комитету.

Однако уже в начале августа начинается антисоветское восстание — ударным ядром становятся отнюдь не сами рабочие, а т.н. «Союз фронтовиков», состоящий в значительной мере из демобилизованных офицеров, унтеров и разного деклассированного элемента, прошедшего войну. Списочная численность его составляла около 4 тысяч человек, и этого, как оказалось, вполне достаточно было для свержения советской власти. Однако, несмотря на предпосылки и техническую и политическую готовность фронтовиков выступить, фронтовики ждали момента, когда на чехословацкий фронт уйдут 900 добровольцев из числа большевистского актива, и первый день восстания был целиком посвящен тому, чтобы перетянуть на свою сторону рабочих. Причем, что интересно — тот же Чураков, описывая бои первого дня мятежа, ничего не упоминает о количественном составе противоборствующих сил. По его выкладкам получается, что после отправки на фронт перед восстанием, красные располагали несколькими десятками красноармейцев. Однако по ходу восстания видно, что красные силы были гораздо более значительны — фронтовики вступали с красными в переговоры (которые сами же и сорвали), а красные длительное время (по крайней мере, до утра) надеялись удержать город за собой. После чего, несмотря на преобладание восставших, большевикам удалось прорваться из города, причем разделившись на две группы. Таким образом, из описания боев в Ижевске следует, что большевики обладали существенно большими военными силами, чем это представляется любителям теории «всеобщей ненависти к большевикам». Во-первых, митинговщина фронтовиков у заводских цехов ставила целью оттянуть значительную часть рабочих от большевиков — это говорит, что пусть не подавляющая, но значительная часть рабочих поддерживала большевиков — ярость и накал страстей на митингах говорит о существенном влиянии большевиков на рабочих в момент восстания. Бои показали то же самое — очевидно, что местные большевики смогли мобилизовать часть актива и рабочих на подавление восстания, это опять-таки разрушает представление, что все поголовно рабочие восстали. Попытки переговоров с красноармейцами, да и цитировавшиеся воспоминания Федичкина, в которых он отбирает только фронтовиков, тоже свидетельствуют о том, что ни фронтовики не доверяли особо рабочим, ни рабочие фронтовикам. Об относительности поддержки рабочими восстания говорит и тот факт, что уже через 10 дней после восстания фронтовики исчерпали добровольческий резерв — и перешли к мобилизациям. По подсчетам участников, из города вместе с прилежащими деревнями было мобилизовано порядка 20 тысяч человек. К ноябрю 1918 (завершающая фаза Ижевско-Воткинской операции РККА) в т.н. «Ижевскую Народную армию» были мобилизованы возраста от 16 до 50 лет. Совершенно неудивительно, что эта армия, чуть только нажим Красной армии стал сильнее, стала разбегаться. Совершенно логично, что при такой массовой поддержке эта армия не могла наступать даже против разношерстных и не сколоченных частей Красной армии в наиболее благоприятных условиях начала восстания, а с 17 августа ижевские мятежники исключительно оборонялись. Рассказы Федичкина про волшебный гудок, по которому рабочие якобы самостоятельно выходили на позиции для отражения атак, имеют подоплеку в жесточайшем терроре, который развивала в тыле эсеровская контрразведка. Для небольшого Ижевска (70 тыс. чел) количество заключенных и расстрелянных было поистине масштабным — в первый же день было схвачено порядка 300 большевиков и членов их семей, к концу восстания РККА было освобождено из барж, на которых содержали заключенных в нечеловеческих условиях, порядка 3000 человек, к этому надо прибавить еще содержавшихся в арестных домах, а также убитых в порядке «бытового» террора. В Сарапуле, взятом мятежниками, за короткий двухмесячный срок умудрились репрессировать каждого 18-го жителя. Неудивительно, что мало было охотников уклоняться от мобилизации. Приготовила «рабочая» власть эсеров и меньшевиков рабочим подарок в честь геройской победы над большевиками — помимо мобилизаций был увеличен неоплачиваемый рабочий день. По этой причине повстанческая власть теряла и теряла массовую базу в самих рабочих, точно так же, как и остальное крестьянство под властью белогвардейщины, свергнув Советскую власть, поротой задницей осознало свои ошибки.

Надо сказать, что в среде историков типично приведение вместе двух цифр — 27000 количества рабочих на Ижевском заводе и 20000-тысячного контингента Прикамской армии. Неподготовленный читатель может подумать, что почти все рабочие вошли в состав армии и с оружием в руках боролись с большевиками. Разумеется, сравнение этих цифр некорректно — дело в том, что в число армии входили и воткинцы, и, что самое главное — крестьяне окрестных уездов. Оценку степени участия рабочих в вооруженной борьбе на идейной почве могут показать следующие цифры — во-первых, по данным Федичкина, за Каму на соединение с колчаковцами ушло только 6 тысяч человек 12 (вместе с беженцами), во-вторых, Ижевский и Воткинский заводы после освобождения их Красной армией затребовали 5 тысяч человек от Московского подотдела обмена излишками распределения рабочей силы 13 . Таким образом, значительная часть рабочих оказалась на месте и никуда не делась.

Для обоснования тезиса о том, что ижевско-воткинские рабочие поголовно были против Советской власти, пропагандистам не хватает главного — доказательств действительной массовости поддержки. Если бы была таковая поддержка — к чему мобилизации, зачем баржи с арестантами, если никого не надо уговаривать бороться с большевиками, да и к Колчаку пошло бы больше народу. Потому можно рассматривать легенды о «восставших рабочих» Ижевска как достаточно грубо сляпанный миф по мотивам действительно имевшего место эсеровского восстания с базой на мелкособственнический элемент города и деревни. А такого рода восстания в Гражданскую войну были совсем не новость, и советская историография уделяла ему потому ровно столько же места, сколько и Ярославско-Рыбинскому, например, или Олонецкому. Потому что советские историки не могли предсказать, что на факте того, что часть рабочих поддержала эсеров, будут годами успешно спекулировать различные ветви классовых врагов — будь они монархисты, демократы или сторонники «третьего пути».

Александр ЛБОВ

Источник статьи

 

Метки: , , ,

Штурм перекопа


Михаил Кечинов

7 ноября 1920 г. Республика Советов отмечала свою третью годовщину. За эти три года у нее были только считанные месяцы относительно мирной передышки. Все остальное время она боролась с врагами — интервентами и белогвардейцами. Республика жаждала мира. Ее хозяйство было вконец разорено. Народ голодал. Близились зимние холода, и рабочие снова с тревогой думали о том, что им придется жить и трудиться в нетопленных помещениях, без воды и света. Крестьянские семьи ждали с войны мужчин — без них некому было пахать и сеять. Продолжение гражданской войны грозило новыми тяжелыми испытаниями, новыми жертвами.

ЦК РКП(б) и Советское правительство решили предпринять все возможное, чтобы покончить с войной до наступления новой зимы. «…Мысль об ужасах зимней кампании была для меня невыносима»,— говорил В. И. Ленин. Советское командование получило наказ — во что бы то ни стало в кратчайший срок разгромить последнего самого опасного врага — белогвардейскую армию генерала Врангеля. Именно с таким напутствием был направлен В. И. Лениным на Южный фронт М. В. Фрунзе.

В течение октября в ожесточенных сражениях на полях Южной Украины советские войска нанесли огромный урон белогвардейцам, которые отошли в Крым. Попытка Красной Армии с ходу прорваться на полуостров I успеха не имела. Весь флот на Черном море был в руках белогвардейцев, мосты они взорвали при отступлении. На Перекопском перешейке, а также у Чонгара — в самом узком месте Сивашского залива — Гнилого моря, отделяющего Крым от материка с севера, — врангелевцы создали мощные узлы обороны. Укрепленные позиции располагались двумя полосами. Одна — у самого входа на перешеек, по высокому Турецкому валу и глубокому рву перед ним, другая — южнее, у Юшуни, где перешеек изрезан солеными озерами. Окопы с проволочными заграждениями тянулись вдоль всего южного берега Сиваша, пересекали Арабатскую стрелку. Местность, с которой советские войска должны были вести наступление на Крым, была ровной, как стол. Белогвардейцы пристреляли на ней каждый камень.

Командующий фронтом М. В. Фрунзе приказал разведать возможность форсирования Сиваша. Оказалось, что при западном ветре Сиваш можно перейти вброд.

В ночь на 8 ноября советские войска Южного фронта начали переход через Сиваш. Западный ветер гнал воду из залива, обнажая илистое, местами топкое дно. Пройдя в тумане 8 километров, первые советские полки 15-й, 51-й и 52-й дивизий неожиданно бросились на белогвардейские окопы и заставили врага отступить. Но вскоре ветер переменил направление и погнал воду в залив, грозя отрезать переправившиеся полки. М. В. Фрунзе срочно послал через Сиваш подкрепление, мобилизовал окрестных жителей на строительство дамбы и приказал 51-й дивизии немедленно начать штурм Турецкого вала. Трижды штурмовые цепи пытались пробиться сквозь колючую паутину. И только после четвертой атаки 18-метровая высота Турецкого вала была взята. Бои переместились к Юшуни и шли там с переменным успехом.

Фрунзе 10 ноября назначил штурм Чонгарской переправы. Балансируя на узком мостике, наспех сделанном из попарно связанных бревен, в ночь на 11 ноября бросились в атаку полки 30-й дивизии. Они шли с винтовками и пулеметами под ураганным артиллерийским огнем, ослепляемые прожекторами, и, буквально пройдя сквозь огонь и воду, овладели укреплениями врага. 11 ноября сопротивление врангелевцев было сломлено.

Победа над Врангелем досталась тяжелой ценой. Около 10 тысяч героев сложили свои головы ради свободы и мира для советского народа. 24 декабря 1920 г. Совет Труда и Обороны в своем постановлении за подписью В. И. Ленина объявил благодарность войскам Южного фронта. Победу над Врангелем В. И. Ленин назвал одной из самых блестящих страниц в истории Красной Армии.

Источник статьи

 

Метки: , , ,

НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ НАРОДОВ РОССИИ ПОСЛЕ СВЕРЖЕНИЯ ЦАРИЗМА



Демонстрация эстонцев в Петрограде в марте 1917 г.

Национальная политика Временного правительства

Импе­риалистическая буржуазия, став у власти, проводила в нацио­нальных районах ту же великодержавную политику националь­ного гнёта, что и царизм. В сохранении власти над националь­ными окраинами русская буржуазия видела одну из основ своего экономического и политического господства. При под­держке мелкобуржуазных партий Временное правительство выдвинуло старый царский лозунг «единой, неделимой России», прикрывая его флагом «революционной демократии».

Временное правительство враждебно встречало всякую попытку наций к самоопределению, предлагая всем угнетённым народам России ждать решения их судьбы Учредительным собранием. Только в отношении Польши оно приняло официальное постановление о её независимости. Но Польша была ещё с 1915 г. занята германскими войсками.

Национально-освободительное движение в бывших царских колониях в 1917 г. ещё более усилилось.

«Ликвидация национального гнёта» — таков был лозунг дви­жения. Окраины России мигом покрылись «общенациональными» учреждениями. Во главе движения шла национальная, буржу­азно-демократическая интеллигенция. «Национальные советы» в Латвии, Эстонском крае, Литве, Грузии, Армении, Азербай­джане, на Северном Кавказе, в Киргизии и Среднем Поволжье; «Рада» на Украине и Белоруссии; «Сфатул-Церий» в Бессара­бии; «Курултай» в Крыму и Башкирии; «автономное правитель­ство» в Туркестане,— вот те «общенациональные» институты, вокруг которых собирала силы национальная буржуазия»,— писал товарищ Сталин (Сталин, Соч., т. 4, стр. 156).

Буржуазная националистическая интеллигенция пыталась возглавить развернувшееся национальное движение и использо­вать Февральскую революцию для образования «своего» национального государства.

Национальная буржуазия окраин требовала национальной автономии, стремясь договориться с Временным буржуазным пра­вительством.

Конфликт Временного правительства с Финляндией

В начале марта 1917 г. Временное правительство издало постановле­ние о восстановлении в Финляндии царской конституции. Вскоре был утверждён коалиционный сенат — правительство из шести социал-демократов и шести представителей буржуазии. Был созван также сейм, избранный ещё в 1916 г. Но фактической власти ни сейм, ни сенат не получили. Временное правительство назначило в Финляндию своего представителя и отказалось при­знать её независимость.

Финская военная клика начала переговоры с Вильгельмом II с целью отделения Финляндии от России. Опираясь на герман­ских империалистов, финская буржуазия готовилась не только к отделению от России, но и к гражданской войне со своими ра­бочими. Под видом спортивных обществ буржуазия формиро­вала реакционные «дружины порядка».

Пролетариат Финляндии был решительным противником союза с германским империализмом против свергнувшей царизм России; он горячо поддерживал русскую революцию.

Добиваясь независимости, финляндский сейм принял в июле закон о верховных правах сейма. В ответ на это постановление Временное правительство, по примеру царизма, распустило фин­ляндский сейм.

Большевики во главе с Лениным и Сталиным разоблачили империалистическую политику Временного правительства и вы­ставили требование признания за Финляндией её права на самоопределение вплоть до отделения.

Литва, Латвия и Эстония после Февральской революции

К началу 1917 г. большая часть Литвы была занята герман­скими войсками. На созванной в Вильно конференции предста­вителей литовских кулаков, помещиков и буржуазии была обра­зована так называемая «тариба» (национальный совет). Герман­ские власти стремились превратить тарибу в послушный их воле орган. Желая закрепиться в Литве, они заигрывали с литовской буржуазией, обещая признать независимость Литвы, если она формально отделится от России.

Значительная часть Латвии в годы мировой войны была также занята немецкими войсками. Латвия была наиболее капиталистически развитой из прибалтийских стран. Война принесла ей большие бедствия. Через Латвию проходила линия Северного фронта. Больше половины её земель было изрыто окопами и охвачено военными действиями. Посевы были уничтожены.

Скотоводство упало. Торговая и хозяйственная жизнь почти при­остановилась. Промышленность была сильно разрушена. В на­чале войны часть предприятий и занятых в них рабочих была эвакуирована вглубь России, а после занятия Латвии немцами остальная часть предприятий была разорена или вывезена в Гер­манию. В оккупированной Латвии положение трудящихся масс было крайне тяжёлым. Опираясь на местных баронов, герман­ские империалисты стремились превратить Латвию в германское герцогство. Но и в неоккупированной части Латвии латышские рабочие и крестьяне чрезвычайно страдали от войны и от эксплуатации со стороны царских властей и местных помещиков
и капиталистов.

Февральская буржуазно-демократическая революция в Рос­сии была поэтому встречена в Латвии с большой радостью.

В стране развернулось национально-освободительное движение.

Но латвийская буржуазия, зависевшая от русского рынка и боявшаяся развития революции, пошла на компромисс с русской буржуазией и ограничилась требованием автономии Латвии.

В начале революции в Латвии была создана кулацкая партия, называвшая себя «Крестьянским союзом». В середине марта 1917 г. «Крестьянский союз» созвал земское собрание, которое вынесло решение с требованием автономии Латвии в пределах России. Временное правительство отнеслось враждебно даже к такому скромному требованию.

Антинародная политика Временного правительства вызвала недовольство латвийских трудящихся масс. Конференция ла­тышских стрелков приняла большевистскую резолюцию, направленную против политики Временного правительства и против империалистической войны. В то же время съезд безземельных крестьян высказался за конфискацию помещичьих и церковных
земель. Массы требовали передачи всей власти Советам.

Эстония, расположенная близко от революционного Петро­града, раньше других прибалтийских стран добилась при под­держке русского пролетариата признания своей автономии.

Временное правительство издало в апреле 1917 г. закон о предо­ставлении Эстонии самоуправления. Но, несмотря на этот закон, Временное правительство проводило в Эстонии старую русифи­каторскую политику. Летом 1917 г. в Ревеле было созвано на­циональное собрание, состоявшее из представителей эстонской буржуазии, помещиков и кулаков. Добившись некоторых поли­тических прав для эстонской буржуазии, национальное собра­ние пошло на соглашение с Временным правительством. Недо­вольные соглашательской политикой имущих классов, трудя­щиеся массы Эстонии стали переходить на сторону большевиков и требовать передачи всей власти Советам.

Украинская центральная рада и Временное правительство

Упорную борьбу против национально-освободительного движе­ния Временное правительство вело и на Украине. Украинские буржуазные и мелкобуржуазные националистические партии организовали в Киеве в начале апреля 1917 г. Украинскую цент­ральную раду. Самой многочисленной и влиятельной партией в центральной раде была партия украинских эсеров. За радой шли кулацкие слои деревни. Виднейшими руководителями рады были Грушевский, Винниченко и Петлюра. В начале июня цент­ральная рада приняла первый универсал — обращение к укра­инскому народу с объявлением автономии Украины. На разрыв с Временным правительством мелкобуржуазная центральная рада идти не решилась, боясь остаться на Украине один на один с революционными массами рабочих и крестьян. Она добивалась соглашения с русской буржуазией. Нуждаясь в поддержке украинской буржуазии во время наступления, Временное прави­тельство отправило для переговоров с радой четырёх министров во главе с Керенским.

В результате переговоров летом 1917 г. в Киеве был органи­зован из представителей центральной рады новый орган управ­ления — генеральный секретариат, действовавший в согласии с представителем Временного правительства на Украине как представителем верховной власти. Вопрос об окончательном по­литическом устройстве Украины откладывался до Учредительного собрания.

Ленин считал требование автономии Украины «скромнейшим и законнейшим». Большевики разоблачали великодержавную по­литику империалистического Временного правительства и согла­шательство с ним центральной рады. Большевики призывали украинских рабочих и крестьян бороться вместе с русскими рабочими и крестьянами против империалистической буржуазии за
пролетарскую диктатуру.

Белорусская центральная рада

В середине марта 1917 г. в Минске состоялся первый съезд белорусских националистиче­ских партий и организаций, объединившихся в Белорусский на­циональный комитет во главе с помещиком Скирмунтом. Бело­русский национальный комитет созвал в июне 1917 г. съезд пред­ставителей от белорусских буржуазных и мелкобуржуазных партий. На этом съезде была организована Белорусская цент­ральная рада. Прикрываясь национальным флагом, белорусские националисты стремились отвлечь белорусских рабочих и кре­стьян от революционной борьбы. В то же время они заявилио своей готовности организовать управление Белоруссией «в кон­такте с Временным правительством». Буржуазные национа­листы Белоруссии, как и повсюду, заключили союз с велико­державной русской буржуазией для борьбы с революционным движением.

Большевики Белоруссии повели решительную борьбу против Белорусской центральной рады. Особенно большую роль в борьбе с буржуазными националистами сыграл М. В. Фрунзе, возглавлявший Исполнительный комитет Совета крестьянских депутатов. На I съезде крестьянских депутатов Минской и Ви­ленской губерний М. В. Фрунзе разоблачил контрреволюционную сущность белорусских националистов. Усиливая свои связи и влияние на фронте и в белорусской деревне, большевики Бело­руссии подняли на борьбу белорусских рабочих, крестьян и сол­дат под лозунгами самоопределения наций и перехода земли в народную собственность.

Закавказский комитет и «национальные советы»

В Закав­казье после Февральской революции руководящее положение занимали грузинские меньшевики. Вместе с буржуазией и поме­щиками они стремились сохранить буржуазный строй. Получив известие о свержении царизма, лидеры грузинских меньшевиков скрыли его от масс и поспешили выразить свои верноподданни­ческие чувства наместнику на Кавказе великому князю Николаю Николаевичу. Старый аппарат управления был сохранён в пол­ной неприкосновенности. Для управления Закавказьем Времен­ное правительство создало Особый Закавказский комитет (Озаком), состоявший из местных буржуазных националистов и меньшевиков. Руководящее положение в нём заняли грузинские меньшевики.

Грузинские, армянские и азербайджанские националисты предлагали крестьянам воздержаться от «самовольных действий» и ожидать решения вопроса о земле Всероссийским учредитель­ным собранием. Для организации своих сил и для борьбы за власть национальная буржуазия Закавказья стала создавать свои национальные советы, боровшиеся против превращения национально-освободительного движения народов Закавказья в рево­люционную борьбу масс против империалистической буржуазии.

Только большевики боролись за полную ликвидацию нацио­нального гнёта в Закавказье и требовали решительного разрыва с империалистической политикой Временного правительства.

Политика Временного правительства в Средней Азии

2 марта 1917 г. ташкентские железнодорожники, узнав о свержении царя, избрали Совет рабочих депутатов. Но у власти продолжал ещё оставаться царский генерал-губернатор Куропаткин. В конце марта по требованию рабочих и солдат Куропаткин был смещён.

Лишь к середине апреля представители царской власти были заменены Туркестанским комитетом — органом буржуазного Временного правительства.

В Хиве и Бухаре старая феодальная власть хана и эмира оставалась и после Февральской революции. В Хиву был послан комиссар Временного правительства, действовавший заодно с ха­ном. Трудящиеся Бухары требовали ограничения власти эмира.

Боясь народного восстания, представитель Временного прави­тельства предложил эмиру объявить манифест с обещанием реформ. Но через некоторое время, с ведома Временного прави­тельства, эмир арестовал и казнил сторонников реформ.

Угнетённые народы Средней Азии в результате Февральской революции не получили ни социального, ни национального освобождения.

Источник статьи

 

Метки: , , ,

РАЗГРОМ КОНТРРЕВОЛЮЦИОННОГО МЯТЕЖА ГЕНЕРАЛА КОРНИЛОВА


Заговор буржуазной контрреволюции.

После июльской демонстрации буржуазия усилила мобилизацию своих сил для разгрома революции. Мелкобуржуазные партии, руководившие Советами, послушно выполняли программу контрреволюционной буржуазии.

8 июля 1917 г. во главе правительства стал «маленький бона- партик», «хвастунишка Керенский», как его называл Ленин. Керенский ввёл смертную казнь на фронте и уведомил союзников, что на фронте им приняты все меры для восстановления боеспособности армии. По требованию союзников верховным главнокомандующим был назначен генерал Корнилов, известный своей непримиримой враждой к революции. Корнилов издал приказ о воспрещении митингов в армии. На фронте свирепствовали полевые суды. Корнилов требовал введения смертной казни также и в тылу.

После назначения Корнилова было составлено второе коалиционное Временное правительство под председательством Керенского, куда вошли и кадеты.

Контрреволюционная буржуазия подготовляла установление военной диктатуры и организовала с этой целью военно-монархический заговор. Во главе заговора стояла партия кадетов.

«Кадетская партия,— писал Ленин,— есть главная политическая -сила буржуазной контрреволюции в России» (Ленин, Соч., т. 25, стр. 234).

Центром заговора была Ставка верховного главнокомандующего Корнилова, готовившего войска к походу на Петроград.

12 августа 1917 г. в Москве Керенский созвал Государственное совещание, явившееся генеральным смотром сил контрреволюции. Характеризуя это совещание, товарищ Сталин писал:

«Созвать совещание из купцов и промышленников, помещиков и банкиров, членов царской Думы и приручённых уже меньшевиков и эсеров, с тем чтобы, объявив это совещание «общенациональным собором», добиться от него одобрения политики империализма и контрреволюции, переложения тягот войны на плечи рабочих и крестьян,— вот где «выход» для контрреволюции» (Сталин, Соч., т. 3, стр. 194).

Вожди контрреволюции предполагали, что на этом совещании будет провозглашена военная диктатура. Однако события развернулись не так, как хотелось контрреволюционерам.

В день открытия совещания в Москве Центральный Комитет большевистской партии организовал всеобщую стачку протеста.

Бастовали 400 тыс. рабочих. Государственное совещание заседало без электрического света; трамваи не ходили.

На другой день, 13 августа, в Москву приехал Корнилов, которому буржуазия устроила торжественную встречу. На открытое провозглашение контрреволюционной диктатуры заправилы Государственного совещания не решились. Обстановка в Москве была для этого крайне неблагоприятной. Корнилов уехал в свою Ставку в Могилёв, чтобы продолжать подготовку к контрреволюционному перевороту. План Корнилова заключался в захвате Петрограда ранее стянутыми к нему войсками контрреволюции и в установлении в стране военной диктатуры.

В заговоре против революции приняли участие также англофранцузские и американские империалисты, от которых Временное буржуазное правительство находилось ещё в большей зависимости, чем царизм.

«В момент,— писал товарищ Сталин в своей статье «Американские миллиарды»,— когда русская революция напрягает силы для отстаивания своих завоеваний, а империализм старается добить её,— американский капитал снабжает миллиардами коалицию Керенского — Милюкова — Церетели для того, чтобы, обуздав вконец русскую революцию, подорвать разрастающееся на Западе революционное движение» (Сталин, Соч., т. 3, стр. 234—235).

21 августа Корнилов предательски сдал Ригу, открыв германским войскам дорогу на Петроград. Сдача Риги была новым предлогом для перехода в наступление против революционных масс.

Корнилов готовил контрреволюционный переворот с ведома и при содействии Керенского, приказавшего отправить на фронт революционный Петроградский гарнизон для того, чтобы облегчить контрреволюции захват столицы. Лидеры меньшевиков и эсеров деятельно помогали Керенскому и Корнилову в подготовке переворота. Когда же Корнилов потребовал передачи всей военной и гражданской власти исключительно в его руки, Керенский, боясь возмущения масс, которые могли заодно с Корниловым смести и буржуазное правительство Керенского, объявил Корнилова государственным изменником и издал приказ о смещении его с поста верховного главнокомандующего.

Корнилов приказу не подчинился и 25 августа 1917 г. двинул 3-й конный корпус под командой генерала Крымова на Петроград.

Мобилизация сил революции.

Большевики стали во главе борьбы против Корнилова. Призывая к разгрому мятежного генерала, большевистская партия разоблачила состоявшее из скрытых корниловцев Временное правительство, вся политика которого укрепляла контрреволюцию.

Пролетариат единодушно встал на защиту революционного Петрограда. В течение трёх дней в Красную гвардию записались 25 тыс. рабочих. Военная организация большевиков привлекла 700 военных инструкторов для обучения красногвардейцев. На заводах спешно изготовлялись снаряды, производилась сборка бронемашин. Путиловцы, работая по 16 часов в сутки, за два дня собрали около двухсот новых пушек. Железнодорожники загоняли поезда с войсками Корнилова в тупики, загромождали станции порожними составами, разбирали пути, разрушали железнодорожные мосты, снимали с паровозов важнейшие части. Тысячи трудящихся укрепляли позиции на подступах к Петрограду.

Сотни большевистских агитаторов вели работу среди корниловских войск, разъясняя солдатам цель генеральского мятежа.

Большое влияние на корниловских солдат так называемой «дикой дивизии», сформированной из горцев Кавказа, оказала делегация горцев, вызванная по указанию С. М. Кирова для разъяснения солдатам этой дивизии истинных планов контрреволюции.

Солдаты и казаки корниловских отрядов стали переходить на сторону рабочих.

Корниловская авантюра провалилась. Крымов застрелился.

Корнилов, Деникин и другие генералы были арестованы. Но «заключение» генералов-монархистов носило чрезвычайно странный характер: Корнилов и его сподвижники были водворены в превращённую в «тюрьму» гимназию. Охрану этой «тюрьмы» нёс Текинский полк, сформированный самим Корниловым и лично ему преданный. По сути дела Керенский охранял мятежных генералов от народного гнева и суда.

Гражданская война, начатая генералами и буржуазией, резко изменила соотношение сил в стране.

«Корниловское восстание,—писал товарищ Сталин,— лишь открыло клапан для накопившегося революционного возмущения, оно только развязало связанную было революцию, подстегнув и толкнув её вперёд» (Сталин, Соч., т. 3, стр. 281).

Разгром корниловщины показал безнадёжность дела буржуазии и её подголосков — меньшевиков и эсеров. Влияние их в массах было окончательно подорвано. Большевики разоблачали меньшевиков и эсеров, всей своей политикой помогавших контрреволюционному заговору Корнилова.

Разгром корниловщины показал также, что большевистская партия выросла в решающую силу революции. Массы увидели, что единственной реальной силой, способной разгромить контрреволюцию, были большевики. На заводах и фабриках влияние большевиков после корниловщины стало безраздельным. В деревне и на фронте влияние большевиков возросло как никогда.

Солдаты требовали решительной расправы с контрреволюционерами:

«Вы, дорогие товарищи,— писали солдаты с фронта по поводу суда над Корниловым,— долго не судите, они нас предавали, кровь нашу проливали. Вы же делайте такой суд: в 24 часа, как они нам делали».

Разгром корниловщины показал, наконец, что Советы, освобождённые от соглашательской политики, начинают оживать и превращаться в величайшую революционную силу. После корниловщины началась полоса большевизации Советов. 31 августа Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов большинством голосов высказался за политику большевиков. 5 сентября перешёл на сторону большевиков Московский Совет. Большевики завоевали Советы в столицах и в решающих промышленных центрах.

В результате большевизации Советов партия в сентябре снова выдвинула снятый после событий 3—5 июля лозунг «Вся власть Советам!».

«Лозунг «Вся власть Советам!» вновь стал на очереди,— писал товарищ Сталин.— Но теперь этот лозунг означал уже не то, что на первой стадии. Его содержание изменилось коренным образом. Теперь этот лозунг означал полный разрыв с империализмом и переход власти к большевикам, ибо Советы в своём большинстве были уже большевистскими. Теперь этот лозунг означал прямой подход революции к диктатуре пролетариата путём восстания. Более того, теперь этот лозунг означал организацию и государственное оформление диктатуры пролетариата » (Сталин, Соч., т. 6, стр. 389).

Лозунг «Вся власть Советам!» означал призыв к восстанию против Временного правительства для передачи всей власти Советам, руководимым большевиками.

Напуганные революцией, меньшевики и эсеры противопоставили лозунгу «Вся власть Советам!» созыв Демократического совещания с целью отвести революционное движение в приемлемое для буржуазии русло. Созванное в сентябре из представителей соглашательских партий, Советов, профсоюзов, земств, торгово-промышленных кругов, армейских организаций, кооперации Демократическое совещание провалило коалицию с кадетами. Тогда эсеры и меньшевики предложили выделить из состава Демократического совещания предпарламент (Временный совет республики). По словам меньшевистско-эсеровских лидеров, этот орган должен был контролировать деятельность правительства. На самом деле они хотели лишь создать новую ширму для коалиции с буржуазией. Во время Демократического совещания Керенский договорился с кадетами Кишкиным, Бурышкиным, Коноваловым и другими о вхождении их в правительство.Предпарламент остался жалким парламентским упражнением. Рабочие презрительно называли предпарламент «предбанником».

Центральный Комитет большевиков решил бойкотировать предпарламент. Но Каменев, Зиновьев и их единомышленники упорно настаивали на участии в предпарламенте, стремясь отвлечь партию от подготовки восстания. Товарищ Сталин решительно выступил на большевистской фракции Демократического совещания против участия в предпарламенте и разоблачил манёвр соглашателей.

Нарастание революционного кризиса

Сентябрь — октябрь 1917 г. товарищ Сталин называл периодом подготовки штурма власти буржуазии.

«Характерной чертой этого периода,— писал товарищ Сталин,— нужно считать быстрое нарастание кризиса, полную растерянность правящих кругов, изоляцию эсеров и меньшевиков и массовую перебежку колеблющихся элементов на сторону большевиков» (Сталин, Соч., т. 6, стр. 342).

Нарастание революционного кризиса в стране происходило в обстановке продолжавшейся империалистической войны. Война усиливала хозяйственную разруху, принявшую осенью 1917 г. катастрофические размеры.

Капиталисты и помещики сознательно подрывали народное хозяйство. За август — сентябрь только в одном Петрограде предприниматели закрыли до 230 предприятий с 61 тыс. рабочих.

В Донбассе, на Урале, в Москве, по всей стране капиталисты устраивали локауты и выбрасывали на улицу сотни тысяч рабочих. Особенно обострилось продовольственное положение. Помещики и кулаки срывали хлебную монополию, хотя правительство в угоду им вдвое повысило «твёрдые цены» на хлеб. Хлебные спекулянты-«мещочники» перегружали и без того расстроенный транспорт. Рабочие получали менее 200 г хлеба вдень. Голод становился с каждым днём сильнее. Капиталист Рябушинский, один из организаторов голода и разрухи, открыто заявлял, что революция будет подавлена лишь в том случае, если «костлявая рука голода, народная нищета схватит за горло лжедрузей
народа —демократические советы и комитеты».

В своей работе «Грозящая катастрофа и как с ней бороться», написанной в начале сентября 1917 г., Ленин показал, что разруха и голод являются результатом политики Временного правительства, выполняющего волю капиталистов. Ленин дал в этой работе экономическую платформу большевиков, намечавшую первые шаги к социализму.

«Революция,— писал Ленин,— сделала то, что в несколько месяцев Россия по своему политическому строю догнала передовые страны.

Но этого мало. Война неумолима, она ставит вопрос с беспощадной резкостью: либо погибнуть, либо догнать передовые страны и перегнать их также и экономически» (Ленин, Соч., т. 25, стр. 338).

В августе — сентябре 1917 г. Ленин закончил книгу «Государство и революция», в которой он развил основные положения Маркса и Энгельса о пролетарской революции и диктатуре пролетариата и разработал учение о Советах как государственной форме диктатуры пролетариата.

Меньшевики и эсеры сделали ещё одну попытку приостановить революцию и в конце сентября 1917 г. образовали новое коалиционное правительство. В состав его вошли «Шесть министров-капиталистов, как ядро «кабинета», и десять министров-«социалистов» в услужение им, в качестве проводников их воли» (Сталин, Соч., т. 3, стр. 309).

Министром-председателем остался Керенский.

Контрреволюционная буржуазия стала тайно готовить новый заговор.

Вокруг столицы сосредоточивались большие контрреволюционные силы. Были созданы ударные батальоны из специально отобранных солдат, поступавших в полк только по рекомендации командного состава. Эти батальоны формировались из кулацких сынков и буржуазной молодёжи. Более 10 таких батальонов были расположены на Северном и Западном фронтах, поближе к Петрограду и Москве. С фронта перебрасывались в тыл те казачьи и кавалерийские полки, которые казались особенно «надёжными».

Из солдат-поляков, служивших в русской армии в Белоруссии, был сформирован особый польский корпус под командой генерала Довбор-Мусницкого. Он должен был отрезать Западный фронт от Петрограда и захватить все узловые станции, ведущие к Петрограду. Такой же корпус на Украине был сформирован из военнопленных чехов и словаков. В случае необходимости он мог отрезать Юго-Западный и Румынский фронты от революционной столицы.

Большевизация масс

В сентябре — октябре 1917г. политическое влияние партии Ленина — Сталина возрастало с каждым днём. Увеличивалось и число членов партии. Так, в апреле 1917 г. партия большевиков насчитывала всего 80 тыс. членов, в середине августа она имела около 240 тысяч.

Под руководством большевиков развернулась стачечная борьба пролетариата. 100 тыс. московских кожевников бастовали 2’/г месяца. В забастовке ивановских и кинешемских текстильщиков участвовало свыше 300 тыс. рабочих. Стачки печатников охватили почти всю страну. Упорную и длительную борьбу за коллективный договор вели бакинские рабочие. Изменились самые формы стачечной борьбы. Рабочие не только бастовали, но прогоняли капиталистов и администрацию и брали производство в свои руки. По всей стране развернулась борьба за рабочий контроль над производством. Это подводило рабочих к борьбе за власть.

За большевиками пошло подавляющее большинство пролетариата во всей стране.

Одновременно усиливалось влияние большевиков в деревне и в армии. В Петроград приезжали делегации солдат. Они требовали от Петроградского Совета немедленной борьбы за мир.

Единственной организацией, которой верили и за которой сейчас шли измученные солдатские массы, была большевистская партия.

«Товарищи рабочие и солдаты! — писали солдаты-фронтовики в большевистскую армейскую газету,— оружие берегите, пойдёмте в Петроград буржуев, коалиционное управление бить. Из терпения вывела окопная мука солдата».

В полках и дивизиях прогоняли командиров,переизбирали комитеты, а в ряде мест даже убивали наиболее ненавистных офицеров.

В своих письмах в деревню фронтовые солдаты советовали крестьянам прогонять помещиков и забирать землю в руки крестьянских комитетов.

В деревне сравнительно мирные формы борьбы с помещиками (отказ от уплаты за аренду, захват лугов и пастбищ) сменились захватом помещичьих земель. Высвобождаясь из-под влияния эсеров, Советы крестьянских депутатов на местах принимали постановления о переходе к крестьянам всей земли и всего помещичьего инвентаря. Беднота захватывала монастырские и церковные земли. Движение крестьянства перерастало в крестьянское восстание.

Временное правительство посылало в деревню карательные экспедиции для борьбы с крестьянскими выступлениями. Если в марте — июне было 17 случаев вооружённого подавления крестьянских восстаний, в июле — августе 39, то в сентябре — октябре их было уже 105.

По всей России происходили массовые аресты членов земельных комитетов, которых отдавали под суд за захваты помещичьих земель. Эти расправы вызывали ещё большее возмущение крестьянских масс.

«Ясно само собой,— писал Ленин по этому поводу,— что, если в крестьянской стране, после семи месяцев демократической республики, дело могло дойти до крестьянского восстания, то оно неопровержимо доказывает общенациональный крах революции, кризис ее, достигший невиданной силы, подход контрреволюционных сил к последней черте» (Ленин, Соч., т. 26, стр. 57).

Крестьянство стало выходить из-под влияния партии эсеров, ставшей, по словам Ленина, «противонародной, противокрестьянской, контрреволюционной партией».

В союзе с беднейшим крестьянством, при поддержке основными массами крестьянства большевистских лозунгов пролетариат шёл к пролетарской революции.

Нарастание пролетарской революции вызывало колебания и разброд в среде мелкобуржуазных партий. В партии эсеров имелось «левое» крыло, называвшее себя «левыми» эсерами. Среди меньшевиков также появилась группа «левых», так называемых интернационалистов. Стремясь удержать быстро отходившие от них массы, эсеры и меньшевики выступили с предложением установить в России республику. До этого времени вопрос о форме правления откладывался ими, как и все другие вопросы революции, до Учредительного собрания.

Разброд среди соглашательских партий свидетельствовал, что основная опора буржуазии — партия меньшевиков и эсеров — изолируется от масс. Изоляция соглашательских партий приближала победу социалистической революции.

На борьбу с империалистической буржуазией поднимались также и угнетённые народы России. Под руководством большевиков национально-освободительное движение перерастало в борьбу за власть. Особенно ярко это проявилось в Средней Азии.

В сентябре вспыхнуло стихийное массовое выступление рабочих в Ташкенте. Две недели власть в городе принадлежала Совету.

Временное правительство послало карательный отряд генерала Коровниченко, жестоко расправившийся с трудящимся населением Ташкента.

На Украине большевики завоёвывали массы и энергично готовились к вооружённому восстанию. В Харькове, Киеве, Екатеринославе формировались отряды Красной гвардии.

В Латвии Советы рабочих и солдатских депутатов были большевистскими. В Эстонии на съезде Советов в октябре большевики составляли большинство. В Финляндии в начале сентября был созван областной съезд Советов Финляндии. Съезд принял большевистские резолюции.

Революционный кризис переживала не только Россия, но и все страны Западной Европы, страдавшие от затянувшейся войны.

Во Франции бастовали рабочие, протестуя против империалистической войны. Антивоенное движение охватило и армию.

В некоторых полках были созданы Советы солдатских депутатов. Солдаты говорили даже о походе на Париж, чтобы расправиться с капиталистами и правительством.

Вся Германия была охвачена революционным брожением.

Осенью в германской морской крепости Вильгельмсгафен вспыхнуло вооружённое восстание матросов четырёх броненосцев. Революционная пролетарская организация «Спартак» развернула большую работу в массах.

Анализируя события русской и международной жизни, Ленин в конце сентября 1917 г. в статье «Кризис назрел» писал:

«Нет сомнения, конец сентября принес нам величайший перелом в истории русской, а, по всей видимости, также и всемирной революции» (Ленин, Соч., т. 26, стр. 52).

Источник статьи

 

Метки: , , ,

ОКТЯБРЬСКОЕ ВООРУЖЁННОЕ ВОССТАНИЕ


l. Подготовка восстания.

В сентябре, скрываясь от ищеек Временного правительства, Ленин жил в Гельсингфорсе, в Финляндии. Отсюда Ленин напряжённо следил за развитием революции и посылал свои директивы Центральному Комитету большевистской партии.

Между 12 и 14 сентября Ленин послал в ЦК партии два директивных письма: «Большевики должны взять власть» и «Марксизм и восстание». В первом письме Ленин писал, что, получив большинство в обоих столичных Советах, большевики могут и должны взять государственную власть в свои руки:

«Вопрос в том,— писал Ленин,— чтобы задачу сделать ясной для партии: на очередь дня поставить вооруженное восстание в Питере и в Москве (с областью), завоевание власти, свержение правительства».

Во втором письме Ленин требовал относиться к восстанию, как к искусству, и серьёзно изучать условия, необходимые для его успешного исхода. Ленин намечал общий план организации восстания, требуя собрать решающие силы в решающем пункте и непременно переходить в наступление, имея в виду, что оборона — смерть вооружённого восстания.

15 сентября письма Ленина обсуждались в Центральном Комитете партии большевиков. Против ленинских директив о подготовке восстания выступил изменник Каменев. По предложе­нию товарища Сталина ЦК постановил послать письма Ленина крупнейшим организациям. Во второй половине сентября партия большевиков развернула большую работу по подготовке вооружённого восстания. Для руководства восстанием Ленин 7 октября тайно приехал в Петроград. Сталин познакомил Ленина с ходом подготовки восстания.

10 октября Ленин впервые после июльских событий присутствовал на заседании Центрального Комитета, где сделал доклад о подготовке восстания, предлагая воспользоваться для его начала любым подходящим поводом. В докладе Ленин подчеркнул, что политически восстание подготовлено всей внешней и внутренней обстановкой, в том числе и военной: Временное правительство решило вывести из Петрограда революционный гарнизон и сдать столицу немцам, русская буржуазия вступила в переговоры о заключении сепаратного мира с германскими империалистами, чтобы задушить русскую революцию. Ленин ставил вопрос о сроке восстания и его организационной военно-технической подготовке.

Сталин, Свердлов, Дзержинский и другие члены Центрального Комитета поддержали Ленина. Против Ленина выступили только штрейкбрехеры революции — Зиновьев и Каменев.

Центральный Комитет осудил этих защитников капитализма и принял резолюцию Ленина о немедленной организации вооружённого восстания и о подчинении этой задаче всей деятельности партии:

«Признавая таким образом,— говорилось в резолюции,— что вооруженное восстание неизбежно и вполне назрело, ЦК предлагает всем организациям партии руководиться этим и с этой точки зрения обсуждать и разрешать все практические вопросы (съезда Советов Северной области, вывода войск из Питера, выступления москвичей и минчан и т. д.)».

Центральный Комитет большевистской партии продолжал подготовку вооружённого восстания. Был создан Военно-Революционный комитет Петроградского Совета, явившийся легаль­ным штабом восстания. Опорой восстания должна была стать Красная гвардия, составлявшая к октябрю в Петрограде 12 тыс. вооружённых людей. Решено было вызвать на помощь революционной столице балтийских моряков из Гельсингфорса.

В каждом районе Петрограда были организованы боевые тройки для руководства восстанием. В большинстве областей в это время проходили областные съезды Советов, выносившие решения о Передаче всей власти Советам. 16 (29) октября по предложению Ленина было созвано второе заседание ЦК партии совместно с представителями петроградских большевиков для ознакомления более широких кругов партии с планом восстания. Это заседание подтвердило решение о вооружённом восстании. Каменев и Зиновьев снова требовали отсрочки восстания. Товарищ Сталин в своём выступлении разоблачил предателей:

«То, что предлагают Каменев и Зиновьев,— говорил он,— объективно приводит к возможности для контрреволюции подготовиться и сорганизоваться».

В тот же день для практического руководства восстанием был избран Партийный центр во главе с товарищем Сталиным.

Потерпев поражение в ЦК, Зиновьев и Каменев пошли на неслыханное предательство. 18 октября в меньшевистской газете «Новая жизнь» они напечатали заявление о своём несогласии с решением ЦК о восстании. Это была прямая измена. Ленин писал о ней: «Каменев и Зиновьев выдали Родзянке и Керенскому решение ЦК своей партии о вооруженном восстании и о сокрытии от врага подготовки вооруженного восстания, выбора срока для вооруженного восстания».

Вслед за Каменевым и Зиновьевым Троцкий выдал врагу срок восстания. На заседании Петроградского Совета он заявил, что II съезд Советов 25 октября должен взять власть в свои руки. Это предательство было использовано Керенским, предпринявшим ряд военных мер для предупреждения восстания.

Подготовка большевиками вооружённого восстания шла усиленным темпом. По плану, разработанному товарищем Сталиным, было намечено, что рабочий Урал придёт на помощь Петрограду, Иваново-Вознесенск поможет Москве, Белоруссия разоружит фронтовых солдат, если их пошлют против Петрограда. В подготовке восстания товарищу Сталину помогали Я. М. Свердлов, Ф. Э. Дзержинский, В. М. Молотов, Г. К. Орджоникидзе, М. И. Калинин, А. А. Андреев и другие товарищи.

На заводах шла спешная работа по вооружению и военному обучению рабочих. Быстро формировалась Красная гвардия. Рабочие Сестрорецкого оружейного завода сдавали изготовленное ими оружие красногвардейскому штабу. Рабочие Шлиссельбургского порохового завода отправили по Неве в распоряжение штаба Красной гвардии в Петроград баржу с гранатами. На Путиловском заводе в боевой готовности находился отряд в 1 500 красногвардейцев.

На местах подготовка вооружённого восстания шла под руководством испытанных учеников Ленина: в Донбассе — К. Е. Ворошилова, в Харькове — Артёма (Сергеева), в Поволжье — В. В. Куйбышева, на Урале — А. А. Жданова, в Полесье—Л. М. Кагановича, в Иваново-Вознесенске—М. В. Фрунзе, на Северном Кавказе — С. М. Кирова. Большевики усилили работу в Балтийском флоте и на ближайшем к столице Северном фронте.

Ленин созвал совещание руководителей военной организации и обсудил с ними, какие суда и войска вызвать из Кронштадта и Гельсингфорса. Военно-Революционный комитет разослал своих комиссаров во все воинские части с целью подготовки солдат к восстанию.


Канун Октября. Налбандян Д.

ll. Восстание в Петрограде.

Временное правительство, предупреждённое предателями Каменевым, Зиновьевым и Троцким, предполагало, что восстание пролетариата начнётся в день открытия II съезда Советов — 25 октября 1917 г. В этот день оно готовилось разгромить восстание.

В штабе контрреволюции спешно разрабатывался план захвата Смольного, где находился ЦК большевистской партии. К столице были стянуты военные силы, юнкерские училища при­ведены в боевую готовность. Революционному крейсеру «Аврора», стоявшему на Неве в ремонте, Временное правительство предложило немедленно выйти в море, так как оно боялось оставить крейсер в Петрограде. Было приказано развести мосты, соединяющие рабочие районы с центром.


Временное правительство. Кукрыниксы

Рано утром 24 октября юнкера на машинах явились в помещение центрального органа партии большевиков «Рабочий путь» (так временно называлась «Правда») с целью конфисковать газету. Рабочим удалось известить товарища Сталина о налёте юнкеров. К типографии был послан броневик с революционными солдатами, и юнкера ушли. Газета «Рабочий путь» вышла с призывом. свергнуть Временное правительство. В передовой статье «Что нам нужно?» товарищ Сталин писал:

«Настал момент, когда дальнейшее промедление грозит гибелью всему делу революции. Нужно нынешнее правительство помещиков и капиталистов заменить новым правительством рабочих и крестьян».

Орешников. В штабе обороны Петрограда. Ноябрь 1917 г.

Ленин, узнав о наступлении контрреволюции, послал в ЦК к вечеру 24 октября письмо с требованием немедленного выступления:

«Надо, во что бы то ни стало, сегодня вечером, сегодня ночью арестовать правительство, обезоружив (победив, если будут сопротивляться) юнкеров и т. д. … ни в коем случае не оставлять власти в руках Керенского и компании до 25-го, никоим образом; решать дело сегодня непременно вечером или ночью».

Чтобы не дать Керенскому возможности выступить в день открытия съезда Советов, 25 октября, ЦК большевистской партии дал указание Военно-Революционному комитету начать вос­стание немедленно.

Утром 24 октября Военно-Революционный комитет распорядился привести воинские части в боевую готовность, зорко следить за подходившими к столице воинскими частями, усилить охрану мостов и вокзалов. На помощь были вызваны боевые суда и моряки Балтийского флота. Центральному комитету Советов Балтийского флота в Гельсингфорсе ВРК дал условную телеграмму: «Высылай устав». Это означало: «Восстание началось, присылайте боевые суда и отряды моряков».


Матросы революции. Дрездов И.

Вечером Ленин, переодевшись в костюм рабочего, с подвязанной щекой, в парике, в сопровождении посланного от ЦК товарища прибыл в Смольный. Сюда были вызваны солдаты Литовского полка и отряды Красной гвардии. Они заняли караульные посты у всех входов и выходов, установили пулемёты. Подходили всё новые и новые отряды Красной гвардии. Днём отряды Красной гвардии получили оружие из арсенала Петропавловской крепости, перешедшей на сторону большевиков.


Смольный в дни Октябрьской революции. Кустодиев Б.

По заранее намеченному плану отряды рабочих занимали государственные учреждения. После полуночи были заняты телефонная станция, государственный банк, почтамт, вокзалы, главнейшие учреждения.

Военно-Революционный комитет дал приказ крейсеру «Аврора» продвинуться от франко-русского завода на Неве к Зимнему дворцу. Командир «Авроры», под предлогом мелководья на Неве, отказался выполнить этот приказ. Тогда матросы промерили фарватер Невы, арестовали командира и прошли по указанному направлению. Орудия «Авроры» были наведены на последнее убежище буржуазной власти — Зимний дворец.

Восстание шло организованно и планомерно. К 9 часам утра 25 октября семь рот Кексгольмского полка заняли подступы к Зимнему дворцу, где собралось Временное правительство. К этому времени выяснилась его полная изоляция. Ни одна воинская часть его не поддержала. Керенский на автомобиле под американским флагом сбежал из восставшей столицы.


Шегаль. Бегство Керенского из Гатчины.

В 10 часов утра Военно-Революционный комитет объявил о свержении Временного правительства. В обращении Военно- Революционного комитета, написанном Лениным, говорилось:

«Временное правительство низложено. Государственная власть перешла в руки органа Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов — Военно-революционного комитета, стоящего во главе петроградского пролетариата и гарнизона.

Дело, за которое боролся народ: немедленное предложение демократического мира, отмена помещичьей собственности на землю, рабочий контроль над производством, создание Советского правительства, это дело обеспечено.

Да здравствует революция рабочих, солдат и крестьян!».

Днём состоялось экстренное заседание Петроградского Совета. Бурей оваций встретил Совет вождя революции Ленина.

«Товарищи! — сказал Ленин.— Рабочая и крестьянская революция, о необходимости которой все время говорили большевики, совершилась… Отныне наступает новая полоса в истории России, и данная третья русская революция должна в своем конечном итоге привести к победе социализма»


В. Серов. Да здравствует Октябрьская революция!

В принятой резолюции Петроградский Совет приветствовал пролетарскую революцию и выражал уверенность, что созданное революцией Советское правительство твёрдо пойдёт по пути к социализму.

К концу дня в руках восставших был весь город, кроме Зимнего дворца. Ленин приказал взять Зимний до открытия съезда Советов. Временному правительству было предъявлено требование немедленно сдаться, но оно отказалось. Около 9 часов вечера начался штурм Зимнего дворца. После сигнального выстрела с Петропавловской крепости и выстрелов из шестидюймовых орудий «Авроры» красногвардейцы, матросы, солдаты под руководством большевиков бросились на штурм Зимнего дворца.

Почти весь Петроградский союз социалистической рабочей молодёжи (будущий комсомол) влился в ряды Красной гвардии. Молодые пролетарии составляли в ней больше трети.

Громадное воодушевление и уверенность в победе царили в широких массах рабочих и солдат. Осаждённое в Зимнем дворце Временное правительство тщетно ожидало обещанной помощи с фронта.


В. Серов. «Ждут сигнала. Перед штурмом.»


Залп крейсера «Аврора»


Кукрыниксы. Залп «Авроры».


Залп «Авроры». Дудник С.


А. Лопухов. «Арест Временного правительства.»


С. Лукин. «Свершилось!»


А. Плотнов. «Зимний взят.»


Владимир Серов. Зимний взят

lll. II съезд Советов.

25 октября (7 ноября) вечером, в 10 часов 45 минут, в Смольном открылся 11 Всероссийский съезд Советов.

Штурм Зимнего ещё продолжался. Многие делегаты участвовали в восстании. Смольный напоминал военный лагерь.


«Смольный. 1917 год.» Гуецкий С.


В. Серов. Вести из деревни.


И. Бродский. В.И.Ленин в Смольном.

Броневики, автомобили, грузовые машины, набитые вооружёнными рабочими, колонны красногвардейцев, матросов, обвешанных пулемётными лентами, с ручными гранатами за поясами, санитарки, хлопотавшие возле повозок и автомобилей со знаками Красного креста, двигались непрерывным потоком к Смольному и от Смольного.
На съезд прибыли 650 делегатов, 390 из них были большевики. Громадная часть беспартийных делегатов объявила себя сочувствующими большевикам.


Б. Кустодиев, Октябрь в Петрограде


А. Дейнека, Левый марш

При открытии съезда меньшевики, бундовцы и правые эсеры обратились к солдатам и беспартийным делегатам с призывом покинуть съезд. Но ушла только ничтожная кучка меньшевистско- эсеровских руководителей.
— Корниловцы! — кричали им вслед возмущённые делегаты.— Дезертиры!
— Нужно взять власть в свои руки. Пусть они уходят. Армия не с ними! — заявил делегат XII армии при всеобщем одобрении съезда.

В 2 часа 10 минут ночи Зимний дворец был взят. Жалкую, перепуганную кучку министров Временного правительства арестовали и препроводили в Петропавловскую крепость.

26 октября (8 ноября) в 5 часов утра съезд Советов принял историческое решение о переходе всей власти к Советам. Съезд утвердил обращение к трудящимся, написанное Лениным и извещавшее о переходе власти к Советам: «Опираясь на волю громадного большинства рабочих, солдат и крестьян, опираясь на совершившееся в Петрограде победоносное восстание рабочих и гарнизона, съезд берет власть в свои руки»


В. Серов. Выступление В.И.Ленина на II съезде Советов.

Второе заседание съезда открылось 26 октября (8 ноября) в 8 часов 40 минут вечера. Появившийся при неописуемом ликовании съезда Ленин огласил декрет о мире. Съезд предлагал всем воюющим народам и их правительствам заключить справедливый, демократический мир без аннексий, т. е. без захвата чужих земель, и без контрибуций, на основе самоопределения угнетённых наций. Декрет был принят единогласно.


Мир народам. Левитин А.

Затем Ленин огласил декрет о земле. Все помещичьи, удельные, монастырские и церковные земли со всем живым и мёртвым инвентарём передавались по декрету без всякого выкупа в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных Советов крестьянских депутатов. Всего из рук советской власти крестьянам передавалось более 150 млн. десятин земли. Крестьяне освобождались от ежегодных арендных платежей помещикам в сумме около 500 млн. рублей золотом. В основу декрета лёг общекрестьянский наказ, составленный на основании 242 местных крестьянских наказов. Главное в этих крестьянских наказах заключалось в том, что они требовали отмены частной собственности на землю и передачи земли крестьянам безвозмездно через земельные комитеты и Советы.

Декрет о земле означал, как говорил В. И. Ленин, что «помещиков в деревне больше нет». Конфискация помещичьей земли привела к ликвидации помещиков как класса. Право частной собственности на землю было отменено навсегда. Вся земля, её недра, леса и воды стали государственной собственностью. Таким образом, только что созданное Советское государство положило основание национализации земли.

В 2 часа 30 минут ночи был утверждён и декрет об образовании первого Советского правительства — Совета народных комиссаров. Председателем Совета народных комиссаров съезд утвердил Владимира Ильича Ульянова (Ленина). Народным комиссаром по делам национальностей тогда же был утверждён верный соратник Ленина — Иосиф Виссарионович Сталин. Контроль над деятельностью народных комиссаров должен был осуществлять Центральный Исполнительный Комитет, избираемый «Всероссийским съездом Советов.


А. Сегал. Первый декрет Советской власти


Н. Осенев. Первое слово Советской власти.


Мир народам. На заре революции. Некрасов В.


В. Серов. Декрет о мире


В. Серов. Декрет о земле


А. Дейнека, Октябрьские лозунги мира у Невской заставы

В состав первого Советского правительства вошли только большевики. До II съезда Советов «левые» эсеры организационно ещё не порвали с правыми эсерами. Только после ухода правых эсеров вместе с меньшевиками со II съезда «левые» эсеры сформировали свою собственную партию. Испытывая напор со стороны всей массы крестьян, жаждущей земли, «левые» эсеры всё время колебались между большевиками и правоэсеро-меньшевистским блоком, требуя от большевиков соглашения с ним. Ленин называл их «попутчиками пролетарской революции» и предвидел их измену в критический момент. Когда под воздействием революционных крестьян и солдат «левые» эсеры заявили о своей поддержке Октябрьской революции, большевики предложили им войти в правительство.


В.Холуев. Солдаты революции


Кукрыниксы. Бегство фабриканта


Г. Савицкий, Первые дни Октября

«Левые» эсеры выступили, однако, против образования Советского правительства и добивались создания «однородного социалистического правительства», понимая под ним кабинет министров, составленный из представителей различных партий — от народных социалистов до большевиков. Съезд отверг это предложение, составив первое Советское правительство из одних большевиков.

В 5 часов утра 27 октября съезд Советов закрылся при восторженных возгласах делегатов и петроградских рабочих:
«Да здравствует революция!», «Да здравствует социализм!».


Мы наш, мы новый мир построим. Широков Е.

Значение Октябрьской революции

Значение Великой Октябрьской социалистической революции в истории человечества громадно. Она знаменовала коренной поворот от старого, капиталистического мира к новому, социалистическому миру. Она расколола мир на две противоположные системы — систему гибнущего капитализма и систему побеждающего и растущего социализма.

Характеризуя международный характер Октябрьской революции и её принципиальное отличие от всех предшествующих революций, товарищ Сталин писал:

«Революции в прошлом оканчивались обычно сменой у кормила правления одной группы эксплуататоров другой группой эксплуататоров. Эксплуататоры менялись, эксплуатация оставалась. Так было дело во время освободительных движений рабов. Так было дело в период восстаний крепостных. Так было дело в период известных «великих» революций в Англии, во Франции, в Германии. Я не говорю о Парижской Коммуне, которая была первой, славной, героической, но всё же безуспешной попыткой пролетариата повернуть историю против капитализма.

Октябрьская революция отличается от этих революций принципиально.

Она ставит своей целью не замену одной формы эксплуатации другой формой эксплуатации, одной группы эксплуататоров другой группой эксплуататоров, а уничтожение всякой эксплуатации человека человеком, уничтожение всех и всяких эксплуататорских групп, установление диктатуры пролетариата, установление власти самого революционного класса из всех су­ществовавших до сих пор угнетённых классов, организацию нового бесклассового социалистического общества.

Именно поэтому победа Октябрьской революции означает коренной перелом в истории человечества, коренной перелом в исторических судьбах мирового капитализма, коренной перелом в освободительном движении мирового пролетариата, коренной перелом в способах борьбы и формах организации, в быту и традициях, в культуре и идеологии эксплуатируемых масс всего мира» (Сталин, Соч., т. 10, сгр. 239—240).

Великая Октябрьская социалистическая революция впервые в истории разрушила до основания старый государственный аппарат эксплуататорских классов и создала вместо него государство нового типа — Советы, как государственную форму диктатуры пролетариата.

Отняв у буржуазии и помещиков средства производства и превратив фабрики, заводы, землю, железные дороги, банки во всенародное достояние, Октябрьская революция положила конец эксплуатации народных масс.

Победа советской власти впервые в истории дала народу не только свободу, но и возможность обеспечить своё материальное благосостояние, завоевать счастливую, зажиточную, культурную жизнь.

Великая Октябрьская социалистическая революция впервые в мировой истории принесла освобождение угнетённым народам, превратив их в свободных и равноправных строителей социализма.

Таким образом, она показала порабощённым колониальным народам путь борьбы за освобождение.

До Октябрьской революции нашей родине угрожала опасность стать добычей империалистических хищников и превратиться в зависимую колониальную страну. Победа социалистической революции спасла Россию от угрозы потерять государственную самостоятельность.

Освобождённые рабочие и крестьяне и раскрепощённые национальности, населявшие Россию, стали хозяевами своей жизни.

Советы обеспечили широчайшим народным массам активное участие в государственной жизни. Утвердилась пролетарская демократия, обеспечивающая жизненные интересы большинства народа.

Великая Октябрьская социалистическая революция является величайшим триумфом марксистско-ленинской теории. Она показала, что революционная теория, когда она овладевает массами, становится могучей силой в развитии общества.

Источник статьи

 

Метки: , , ,