RSS

Архив метки: сталинизм

Кому выгодна реинкарнация сталинизма в России?

Кому выгодна реинкарнация сталинизма в России?

Рейтинг палача ленинской гвардии большевиков И. В. Сталина в последнее время обогнал рейтинг самого царя В. В. Путина, согласно путинским «независимым» рейтинговым агентствам…
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

Реклама
 

Метки: , , , ,

Призрак сталинизма


Китайские коммунисты празднуют день рождения Сталина. 18 декабря 1949.

Начиная с перестройки, наше общество пытались убедить, что все его советское прошлое было таким ужасным, что вспоминать его следует исключительно со страхом и стыдом. Гордиться нечем. В рамках такой пропаганды появилось немало мифов. Это касается и чудовищного преувеличения числа репрессированных в сталинский период, и фантастически завышенных потерь СССР в Великой Отечественной войне, и многого другого. Вчерашние герои объявлялись бездарностями и подонками, а пострадавшие от их деятельности возносились на пьедестал почета, где им курили фимиам, словно мученикам за истинную веру. Дело дошло даже до попыток объявить генерала Власова неудавшимся спасителем России от большевизма.

Сегодня маятник качнулся в обратную сторону. Реабилитация Сталина идет полным ходом, а апостолы неосталинизма занимаются мифотворчеством с не меньшим успехом, чем оппоненты из либерального лагеря. Страшная сказка превратилась в милую и добрую, не перестав, однако, быть сказкой. Все, возле чего вчера стоял жирный минус, сегодня обзаводится не менее упитанным плюсом. Изменилось лишь то, что, по мнению пропагандистов, народу надо забыть. В 90-е мы должны были вычеркнуть из своей памяти эпоху великих побед, превращение аграрной страны в индустриальную, СССР — в сверхдержаву, стремительный взлет культуры и науки, беспрецедентную интенсивность просвещения и многое другое.

Реабилитаторы сталинизма тоже могут похвастаться списком того, что надо предать забвению. Об этом мы сегодня и поговорим, тем более что есть подходящий повод — 21 декабря день рождения Сталина.

По сути дискуссия о сталинском периоде состоит из трех частей. Первый — Великая Отечественная война, второй — индустриализация и коллективизация, третий — Большой террор. Более искушенные в истории граждане спорят о внутрипартийной демократии, завещании Ленина, генетике, кибернетике и прочем, однако именно Война, репрессии и т. н. «великий перелом» вызывают самые жаркие споры.

В первую очередь, конечно, ВОВ. В одной советской песне есть такие строки: «Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой». Строки точные и проникновенные. У каждого из нас был или есть родственник, который или сражался на той войне, или вел свой бой в тылу обеспечивая фронт всем необходимым, учил детей, лечил больных и делал еще много вещей, без которых победа была невозможна. Закономерно, что вопрос о наших потерях в той войне и подготовке СССР к ней относится к числу самых острых.

Споры касаются главным образом о пакте Молотова-Риббентропа, сообщениях советской разведки о датах нападения на СССР и прочем. Гораздо меньше внимания уделяют политике, которую Сталин и подконтрольная ему КПГ вели до победы фашизма в Германии, вокруг чего современные поклонники Иосифа Виссарионовича устроили настоящий заговор молчания.

Между тем обществу стоит напомнить, что практически вплоть до прихода Гитлера к власти Коминтерн, полностью подконтрольный Сталину, вел ну очень странную политику. Например, вместо создания коалиции с социал-демократами ИККИ объявил тех «особой формой фашизма в странах с сильными социал-демократическими партиями»1.

Более того, Сталин лично внес в резолюцию X съезда ИККИ добавление о необходимости усилить борьбу с левым крылом социал-демократии, которое якобы задерживает процесс её распада. Как справедливо замечает историк Вадим Роговин, это была ложная установка, ибо никакого распада социал-демократии в те дни не происходило. В 1928 году компартии капиталистических стран насчитывали в своих рядах 583 тыс. чел. (в 1921 году — 1 млн. 516 тыс., т. е. почти втрое больше), тогда как партии Социалистического Интернационала — 6 млн. 637 тыс. чел., на 350 тыс. больше, чем в 1923 году.

На XI пленуме ИККИ сталинская марионетка Тельман говорил, что фашизм достиг кульминационной точки и отныне будет быстро разваливаться. После выборов в рейхстаг 14 сентября 1930 года этот день был назван лучшим днем Гитлера, за которым будут только худшие2. Чуть позже, вопреки этой легковесной браваде, фашизм вырос в еще более грозную силу, что подвигло Коминтерн и германский ЦК заявить о неизбежности его победы и даже о необходимости дать коричневым прийти к власти, чтобы «скомпрометировать» себя. Только после этого якобы должен пробить час наступления коммунистов.

Казалось бы, здесь следует привести какую-нибудь цитату мудрого и прозорливого Сталина, великого комбинатора геополитики, который одергивает зарвавшегося Тельмана и пророчески предостерегает немецких коммунистов от самонадеянных заявлений. Следует. Жаль только, нет таких цитат, ибо это был крупнейший промах сталинской политики, допущенный с ведома и при активном участии самого «вождя народов».

Да, социал-демократы вели себя в те годы тоже не ангельски. На ядовитые инвективы коммунистов они отвечали не менее оскорбительными. Более того, вожди эсдеков в полной мере разделяют с германскими коммунистами ответственность за отсутствие широкой коалиции против фашизма. Все это так, если бы не один нюанс. Не социал-демократы, а коммунисты поддержали т. н. «красный референдум»3 и пошли на него вместе с фашистами и голосовали так же, как фашисты.

Закономерным образом при разговоре о подготовке СССР к войне всплывает тема репрессий в Красной Армии. Отвечая своим оппонентам, сталинисты, как прежде, так и теперь, усиленно доказывают, во-первых, бездарность расстрелянных Сталиным маршалов, а во-вторых, приводят ряд убедительных доводов, что заговор Тухачевского и компании все-таки имел место. Сделав это, поклонники «вождя народов» считают, что положили своих оппонентов на лопатки. Между тем даже если допустить, что погибшие в годы репрессий маршалы были и заговорщиками, и бестолковыми военными стратегами одновременно, остается вопрос: в чем провинились тысячи остальных жертв? Как сообщал в своей докладной записке начальник управления НКО по начсоставу Щаденко, с 1 марта 1937 года по 1 марта 1938 года из РККА было уволено 21,3 тыс. человек. Из них по политическим мотивам 17,4 тыс. В свою очередь, из этих 17 с лишним тысяч арестованы были 5329 человек. С 1 января по 1 ноября 1937 года из армии уволили более 14 тысяч капитанов и лейтенантов4. Из 837 человек, которым в ноябре 1935 года были присвоены персональные воинские звания (от полковника до маршала), оказалось репрессировано 720 человек. Из 16 человек, которые получили звания командармов и маршалов, уцелели только трое5.

Атмосфера в армии накануне войны сложилась такая, что всего в РККА в 1937 году покончили с собой или пытались это сделать 728 человек. В 1938 году их было 832 человека6.

Все армейские политработники, получившие в 1935 году высшее звание армейского комиссара (16 человек), были расстреляны. Из 408 работников руководящего и начальствующего состава РККА, осужденных Военной коллегией, 401 был приговорен к расстрелу и только семь – к различным срокам заключения. Из репрессированных командиров бригадного, дивизионного, корпусного звена 643 чел. были расстреляны, 63 умерли под стражей, 8 покончили жизнь самоубийством и 85 отбыли длительные сроки заключения. Неужели все эти люди были участниками заговора против Сталина, агентами гестапо и изменниками? Не разумнее ли предположить, что после разоблачения заговора маршалов Сталин, по своему обыкновению, решил уничтожить возможных сообщников Тухачевского путем массового истребления и правых и виноватых? В конце концов он же сделал это с участниками съезда, который когда-то проголосовал за Кирова. Что мешало ему поступить так же с армией, которая могла представлять реальную угрозу, а не возможную, как Гитлер и страны Оси?

А вот и еще один фактик: из 225 человек, вызванных летом 1940 года на сборы командиров полков, лишь 25 окончили военные училища, а 200 – только курсы младших лейтенантов7. Только 7% командиров имели высшее военное образование, а 37% не прошли даже полного курса обучения в средних военно-учебных заведениях.

Из всего танкового парка на 22 июня 1941 года боеготовых машин было лишь около 30%8. К началу войны современной авиационной техникой успели перевооружить не более 21% авиационных частей, а примерно 75-80% от общего числа самолетов по своим летно-техническим данным уступали однотипным самолетам Германии9. На вооружении Красной Армии находилось лишь 2700 самолетов новейших марок10, а безнадежно устаревших машин — 16,7 тыс.11 К началу войны самолеты старых типов составляли 82,7% самолетного парка Красной Армии, а новые — 17,3%, причем лишь 10% летчиков успели пройти переобучение на этих самолетах12.

С 1937 по 1941 были расстреляны 9 заместителей народного комиссара обороны. Два наркома военно-морского флота, 4 командующих ВВС, все командующие военных округов и флотов. С 1937 по 1940 годы были арестованы и расстреляны 3 начальника главного разведывательного управления РККА, почти все замы начальника управления и большинство начальников отделов.

В 1937-1938 годах были отозваны в Москву и репрессированы большинство советских разведчиков. В результате в 1938 году на протяжении 127 дней подряд в «инстанции» не поступило ни одного разведывательного сообщения. В январе 1939 года после разгрома берлинской резидентуры там остались двое из 16 работников. В 1938 году начальник первого отдела ГРУ Проскуров докладывал, что «Красная армия осталась практически без разведки. Накануне крупнейших событий мы не имеем ни глаз ни ушей». Незадолго до своего расстрела он сообщал, что «репрессировано более половины личного состава разведки». В отчете о работе первого управления НКГБ за период с 1939 по апрель 1941 говорилось: «почти все резиденты за кордоном были отозваны и отстранены от работы»13.

Здесь уместно напомнить, что сталинисты, защищая своего кумира от критики, напоминают, что советская разведка так и не смогла точно и однозначно сообщить дату нападения Германии на СССР и что 22 июня 1941 года упоминалось в числе многих других дат. Вышеприведенные данные о масштабе репрессий дают возможность понять, почему накануне войны возникли проблемы с получением ценных и точных сведений из вражеского лагеря. Удивительно, что поступала хоть какая-то информация!

После 1937 года Гитлер уже не говорил о советской военной мощи. По свидетельству Кейтеля, фюрер исходил в своей надежде на блицкриг «из того, что Сталин уничтожил в 1937 году весь первый эшелон высших военачальников».

Да, колоссальная доля вины за то, что СССР пошел на пакт с Гитлером, лежит на странах Запада, в первую очередь Англии и Франции. Британский премьер Чемберлен, ныне презираемый потомками, был категорическим противников союза с СССР. Это правда. Но правда еще и в том, что Сталин, обезглавивший Красную Армию, сам сделал СССР непривлекательным партнером, так как репрессии в РККА, о которых он раструбил на весь мир, заставили западных политиков всерьез засомневаться, стоит ли заключать военный союз со страной, которая только что истребила своих маршалов. В 1939 году, летом, аналитики британского генерального штаба пришли к заключению, что в результате чисток Красная Армия «не способна к наступательным операциям вне своих границ». В 1938 году начальник германского генерального штаба Л. Бек, говорил: «С русской армией можно не считаться, как с вооруженной силой, ибо кровавые репрессии подорвали ее моральный дух, превратили в инертную машину».

Впрочем, только ли в армии дело? Разве можно вести победоносную дипломатическую войну, если: к осени 1939 года жертвами репрессий стали 5 заместителей наркома иностранных дел, 48 полпредов, 30 заведующих отделами НКИД, 28 глав консульских представительств, 113 других руководящих работников НКИД. Накануне Второй мировой войны СССР имел дипломатические отношения лишь с 30 странами, а в составе наркоминдела насчитывалось менее 500 кадровых дипломатов.

Как можно после ознакомления с такими чудовищными цифрами считать и убеждать в этом других, что сталинская внешняя и внутренняя политика накануне войны были блистательны и гениальны? Загадка.

Другая не менее интересная тема, на которой спекулируют современные неосталинисты, это репрессии. Здесь они оказываются в каком-то смысле выгодном положении, ибо их противники либералы за годы почти монопольного владения аппаратом пропаганды успели наврать столько, что их критикам теперь есть где развернуться. Одним из самых излюбленных оказывается вопрос о масштабах Большого террора. Вооружившись исследованиями Земскова и рядом других источников, сталинисты бросаются в атаку и доблестно сокрушают всех, кто вопит о десятках миллионах расстрелянных.

«Смотрите, – говорят сталинисты, указывая на неумолимые данные статистики, – не было никаких десятков миллионов расстрелянных. В результате политических репрессий Сталин не расстрелял даже одного миллиона. Всего-то от 600 до 800 тысяч!»

И правда, никаких десятков миллионов расстрелянных не было. Однако были сотни тысяч. Рассуждая в рамках какой-то своей, непонятной и варварской, логики, сталинисты почему-то считают, что число 700 или 800 тысяч расстрелянных автоматически снимает со сталинского режима всю ответственность за репрессии. Это все равно что отпустить на свободу преступника, если из 100 предъявленных ему обвинений в убийстве доказать удалось лишь два.

Все цифры есть в открытом доступе, однако их недостаточно, чтобы показать атмосферу, в которую на несколько лет Сталин и Ежов погрузили страну, атмосферу страха и доносительства. В какой-то момент кошмар достиг такого запредельно уровня, что перестал пугать и стал смешным. На XVIII съезде ВКП(б) Жданов с хохотком рассказывал, например, что в одном из районов Красноярского края действовал клеветник, который завел себе список со специальными графами: «большой враг», «малый враг», «вражек», «враженок». Громкий смех делегатов вызвало и сообщение Жданова о клеветнике, который в одном из разоблачительных заявлений в обком партии написал: «Я выбился из сил в борьбе с врагами, а потому прошу путевку на курорт».

Другой пример: некоторые члены партии, по словам Жданова, «чтобы перестраховаться, прибегали к помощи лечебных учреждений». В подтверждение он зачитал справку, выданную психиатром одному гражданину, где говорилось, что «товарищ имярек по состоянию своего здоровья и сознания не может быть использован никаким классовым врагом для своих целей».

В выступлениях делегатов приводились и другие похожие примеры. Так, сообщалось о человеке, который написал заявление на ряд работников и членов партии, а когда попался сам, то признался, что не был уверен даже в существовании некоторых из указанных в его доносе людей. Другой написал, что его соседи разговаривают между собой шепотом, а значит, что-то утаивают от партии. Третьи обвинили человека, что он провел над своим ребенком религиозный обряд обрезания, хотя потом выяснилось, что у того родился не мальчик, а девочка. Еще один написал 19 заявлений и «сигналов», а 20-е написал на самого себя, где указал, что его дядя оказался врагом народа и репрессирован органами НКВД. При проверке сигнала выяснилось, что дядя не был врагом и никто его не репрессировал. Он просто заболел и умер.

Психи и мелкие негодяи, разумеется, есть в любой стране и в любое время, но именно при Сталине их усилиями в лагеря и даже на тот свет отправились сотни тысяч человек. Согласитесь, если в стране все в порядке и огульных репрессий на народ никто не обрушивает, зачем органам правопорядка вообще реагировать на такие сигналы? В нормальной ситуации эти анонимки сразу же оказались бы в корзине для бумаг, и их точно не цитировал бы один из лидеров советского государства.

Пытки в отношении подследственных тоже отнюдь не выдумка антисоветчиков. 10 января 1939 года Сталин разослал всем секретарям, республиканских и областных парторганизаций и руководителям наркоматов и управлений НКВД шифрованную телеграмму, в которой говорилось: «ЦК ВКП(б) разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП(б)».

Спустя десять дней после посылки этой телеграммы Сталин дополнил ее новой шифровкой, в которой указывалось, что «применение метода физического давления, который используется НКВД, было разрешено в 1937 году на основе согласия Центральных Комитетов коммунистических партий всех республик». Существование данного документа сталинисты отрицают и по сей день, хотя его копия в свое время была обнаружена в дагестанском обкоме партии. Есть и еще одно доказательство. 17 июня 1947 года министр госбезопасности Абакумов в адресованной Сталину докладной записке сообщал: «В отношении изобличенных следствием шпионов, диверсантов, террористов и других активных врагов советского народа, которые нагло отказываются выдать своих сообщников и не дают показаний о своей преступной деятельности, органы МГБ в соответствием ЦК ВКП(б) от 10 января 1939 года, применяют меры физического воздействия». Если вышеназванной шифровки никогда не было, то почему на нее ссылается Абакумов?

В 1956 году бывшая начальница санчасти Лефортовской тюрьмы Розенблюм рассказала, что во время следствия Крестинского доставили с допроса в санчасть в бессознательном состоянии: он был тяжело избит, вся его спина представляла сплошную рану.

Как пишет историк Роговин, сохранились собственноручные резолюции Сталина на поступавших к нему от Ежова протоколах допросов арестованных, в которых он требовал «бить». Например, 13 сентября 1937 г. в письменном указании Ежову Сталин требует: «Избить Уншлихта за то, что он не выдал агентов Польши по областям (Оренбург, Новосибирск и т. п.)», или 2 сентября 1938 г. на сообщении Ежова о «вредительстве в резиновой промышленности» Сталин оставляет пометку: «NB. Вальтер (немец)» и «NB. (избить Вальтера)». Личная сталинская кровожадность зафиксирована и в его пометках «бить, бить» в опубликованных ныне так называемых расстрельных списках.

Когда после войны Димитров ходатайствовал перед Сталиным об освобождении 29 болгарских коммунистов «для крайне необходимой работы в интересах партии», в ответ на это министр госбезопасности Абакумов направил в Совет Министров СССР записку, где, в частности, говорилось следующее: «В связи с применявшимися в ходе следствия методами физического воздействия к большинству из арестованных выпускать их за границу в настоящее время нецелесообразно».

Интернациональное государство не чуралось карать и по национальному признаку, и… по причине инвалидности! В начале 1938 года «тройка» по Московской области пересмотрела дела 173 находившихся в тюрьме инвалидов, из которых 170 приговорила к расстрелу. Как показал Семенов (председатель областной тройки по московской области), «этих лиц расстреляли мы только за то, что они были инвалиды, которых не принимали в лагеря»14. В Ростове латыши и поляки арестовывались по спискам, составленным на основе данных адресного бюро. В феврале 1938 года здесь арестовали 300 иранцев — весь состав артели чистильщиков обуви15. В апреле 1937 года «Правда» опубликовала статью, в которой говорилось, что японские секретные службы заслали на территорию Дальнего Востока своих многочисленных корейских и китайских агентов, «маскирующихся под уроженцев этого района»16. В октябре того же года из указанного региона было выселено около 172 тыс. корейцев. Напоминает сцену из одной комедии, где двух негров арестовали за то, что они были черными в пятницу вечером.

Из 3 тысяч болгарских эмигрантов, живших и работавших в Советском Союзе в 30-е годы, репрессировали каждого третьего. Тысячи немецких коммунистов, спасавшиеся в СССР от нацистов, оказались арестованы, но самое страшное – около 4 тысяч были переданы Сталиным в руки гестапо после заключения германо-советского пакта.

Все эти факты, а приводить их можно очень долго, увы, не производят на сталинских поклонников никакого впечатления. Демонстративная нравственная глухота – отличительная черта этих людей. Спорить с ними все равно что дискутировать с религиозными фанатиками – они не слышат того, что им не выгодно. В лучшем случае сведения, приведенные в ваших доводах, огульно объявят «лживыми» или «сомнительными», даже если никаких сомнений в принципе быть не может. В конце концов, «раз арестовывали, значит было за что». Сама мысль, что Сталин мог быть в чем-то не прав, а правы его оппоненты, для уха сталиниста звучит, как страшнейшее богохульство для верующего.

«Вирус антисталинизма в конце концов приводит к массированному распаду самого понятия социализм, – пишут поклонники Иосифа Виссарионовича, по сути клевеща на социализм сильнее самого бесноватого либерала, ибо вряд ли социализм можно убить, раскритиковав какую-то отдельную личность, пусть даже такую знаковую, как Сталин.

Можно сказать больше: без антисталинизма вряд ли возможен вообще хоть какой-то социализм.

Кирилл Волгин

Рабочий корреспондент.

==========================================================================
Коммунистический Интернационал в документах. с. 880. ↩
Бюллетень оппозиции. 1933. № 34. с. 7. ↩
Летом 1931 года нацисты инициировали референдум, направленный на свержение социал-демократического правительства Германии. Местные коммунисты, сначала выступавшие против референдума, затем в ультимативной форме выдвинули ряд невыполнимых требований к социал-демократам, а когда те отказались, они присоединились к нацистам в голосовании против СДПГ. Референдум социал-демократы, что характерно, все равно выиграли, но ни о каком союзе с коммунистами уже не могло быть и речи. ↩
Вопросы истории. 1991. № 6. С. 30. ↩
Самсонов A. M. Знать и помнить. С. 316. ↩
Коммунист. 1996. № 17. С. 73. ↩
Знамя. 1989. № 10. С. 41. ↩
Военно-исторический журнал. 1989. № 11. С. 14. ↩
Канун и начало войны. Документы и материалы. Л., 1991. С 237. ↩
Вопросы истории. 1994. № 4. С. 187. ↩
Исторический архив. 1995. № 2. С. 31. ↩
Исторический архив.1995.№ 2.С. 24. ↩
В. Роговин. Мировая революция и мировая война. М., 1998 г. ↩
Сопротивление в ГУЛАГе. Воспоминания. Письма. Документы. М., 1992. С. 115, 120, 127. ↩
Кислицын С. А. Сказавшие “Нет” (Эпизоды из истории политической борьбы в советском обществе в конце 20-х – первой половине 30-х гг.). Ростов-на-Дону, 1992. С. 62. ↩
Правда. 1937. 23 апреля. ↩

 

Метки: ,

Открытое письмо Сталину


Я правду о тебе порасскажу такую,
Что хуже всякой лжи…

Сталин, вы объявили меня «вне закона». Этим актом вы уравняли меня в правах – точнее, в бесправии – со всеми советскими гражданами, которые под вашим владычеством живут вне закона.

Со своей стороны отвечаю полной взаимностью: возвращаю вам входной билет в построенное вами «царство социализма» и порываю с вашим режимом.

Ваш «социализм», при торжестве которого его строителям нашлось место лишь за тюремной решеткой, так же далёк от истинного социализма, как произвол вашей личной диктатуры не имеет ничего общего с диктатурой пролетариата.

Вам не поможет, если награждённый орденом, уважаемый революционер-народоволец Н.А. Морозов подтвердит, что именно за такой «социализм» он провел пятьдесят лет своей жизни под сводами Шлиссельбургской крепости.

Стихийный рост недовольства рабочих, крестьян, интеллигенции властно требовал крутого политического маневра, подобно ленинскому переходу к нэпу в 1921 году. Под напором советского народа вы «даровали» демократическую конституцию. Она была принята всей страной с неподдельным энтузиазмом.

Честное проведение в жизнь демократических принципов демократической конституции 1936 года, воплотившей надежды и чаяния всего народа, ознаменовало бы новый этап расширения советской демократии.

Но в вашем понимании всякий политический манёвр – синоним надувательства и обмана. Вы культивируете политику без этики, власть без честности, социализм без любви к человеку.

Что сделали вы с конституцией, Сталин?

Испугавшись свободы выборов, как «прыжка в неизвестность», угрожавшего вашей личной власти, вы растоптали конституцию, как клочок бумаги, выборы превратили в жалкий фарс голосования за одну единственную кандидатуру, а сессии Верховного Совета наполнили акафистами и овациями в честь самого себя. В промежутках между сессиями вы бесшумно уничтожали «зафинтивших» депутатов, насмехаясь над их неприкосновенностью и напоминая, что хозяином земли советской является не Верховный Совет, а вы. Вы сделали всё, чтобы дискредитировать советскую демократию, как дискредитировали социализм. Вместо того, чтобы пойти по линии намеченного конституцией поворота, вы подавляете растущее недовольство насилием и террором. Постепенно заменив диктатуру пролетариата режимом вашей личной диктатуры, вы открыли новый этап, который в истории нашей революции войдёт под именем «эпохи террора».

Никто в Советском Союзе не чувствует себя в безопасности. Никто, ложась спать, не знает, удастся ли ему избежать ночного ареста, никому нет пощады. Правый и виноватый, герой Октября и враг революции, старый большевик и беспартийный, колхозный крестьянин и полпред, народный комиссар и рабочий, интеллигент и Маршал Советского Союза – все в равной мере подвержены ударам вашего бича, все кружатся в дьявольской кровавой карусели.

Как во время извержения вулкана огромные глыбы с треском и грохотом рушатся в жерло кратера, так целые пласты советского общества срываются и падают в пропасть.

Вы начали кровавые расправы с бывших троцкистов, зиновьевцев и бухаринцев, потом перешли к истреблению старых большевиков, затем уничтожили партийные и беспартийные кадры, выросшие в гражданской войне, вынесшие на своих плечах строительство первых пятилеток, и организовали избиение комсомола.

Вы прикрываетесь лозунгом борьбы «с троцкистско-бухаринскими шпионами». Но власть в ваших руках не со вчерашнего дня. Никто не мог «пробраться» на ответственный пост без вашего разрешения.

Кто насаждал так называемых «врагов народа» на самые ответственные посты государства, партии, армии, дипломатии?

– Иосиф Сталин.

Прочитайте старые протоколы Политбюро: они пестрят назначениями и перемещениями только одних «троцкистско-бухаринских шпионов», «вредителей» и «диверсантов». И под ними красуется надпись – И. Сталин.

Вы притворяетесь доверчивым простофилей, которого годами водили за нос какие-то карнавальные чудовища в масках.

– Ищите и обрящете козлов отпущения, – шепчете вы своим приближённым и нагружаете пойманные, обречённые на заклание жертвы своими собственными грехами.

Вы сковали страну жутким страхом террора, даже смельчак не может бросить вам в лицо правду.

Волны самокритики «не взирая на лица» почтительно замирают у подножия вашего пьедестала.

Вы непогрешимы, как папа! Вы никогда не ошибаетесь!

Но советский народ отлично знает, что за всё отвечаете вы, «кузнец всеобщего счастья».

С помощью грязных подлогов вы инсценировали судебные процессы, превосходящие вздорностью обвинения знакомые вам по семинарским учебникам средневековые процессы ведьм.

Вы сами знаете, что Пятаков не летал в Осло, М. Горький умер естественной смертью и Троцкий не сбрасывал поезда под откос.

Зная, что всё это ложь, вы поощряете своих клеветников:

– Клевещите, клевещите, от клеветы всегда что-нибудь останется.

Как вам известно, я никогда не был троцкистом. Напротив, я идейно боролся со всеми оппозициями в печати и на широких собраниях. Я и сейчас не согласен с политической позицией Троцкого, с его программой и тактикой. Принципиально расходясь с Троцким, я считаю его честным революционером. Я не верю и никогда не поверю в его сговор с Гитлером и Гессом.

Вы — повар, готовящий острые блюда, для нормального человеческого желудка они не съедобны.

Над гробом Ленина вы принесли торжественную клятву выполнить его завещание и хранить как зеницу ока единство партии. Клятвопреступник, вы нарушили и это завещание Ленина.

Вы оболгали, обесчестили и расстреляли многолетних соратников Ленина: Каменева, Зиновьева, Бухарина, Рыкова и др., невиновность которых вам была хорошо известна. Перед смертью вы заставили их каяться в преступлениях, которых они не совершали, и мазать себя грязью с ног до головы.

А где герои Октябрьской революции? Где Бубнов? Где Крыленко? Где Антонов-Овсеенко? Где Дыбенко?

Вы арестовали их, Сталин.

Где старая гвардия? Её нет в живых.

Вы расстреляли её, Сталин.

Вы растлили, загадили души ваших соратников. Вы заставили идущих за вами с мукой и отвращением шагать по лужам крови вчерашних товарищей и друзей.

В лживой истории партии, написанной под вашим руководством, вы обокрали мёртвых, убитых, опозоренных вами людей и присвоили себе их подвиги и заслуги.

Вы уничтожили партию Ленина, а на её костях построили новую партию «Ленина-Сталина», которая служит удачным прикрытием вашего единовластия.

Вы создали её не на базе общей теории и тактики, как строится всякая партия, а на безыдейной основе личной любви и преданности вам. Знание программы первой партии было объявлено необязательным для её членов, но зато обязательна любовь к Сталину, ежедневно подогреваемая печатью. Признание партийной программы заменяется объяснением любви к Сталину.

Вы – ренегат, порвавший со вчерашним днём, предавший дело Ленина. Вы торжественно провозгласили лозунг выдвижения новых кадров. Но сколько этих молодых выдвиженцев уже гниёт в ваших казематах? Сколько из них вы расстреляли, Сталин?

С жестокостью садиста вы избиваете кадры, полезные, нужные стране. Они кажутся вам опасными с точки зрения вашей личной диктатуры.

Накануне войны вы разрушаете Красную Армию, любовь и гордость страны, оплот её мощи. Вы обезглавили Красную Армию и Красный Флот. Вы убили самых талантливых полководцев, воспитанных на опыте мировой и гражданской войн, во главе с блестящим маршалом Тухачевским.

Вы истребили героев гражданской войны, которые преобразовали Красную Армию по последнему слову военной техники и сделали её непобедимой.

В момент величайшей военной опасности вы продолжаете истреблять руководителей армии, средний командный состав и младших командиров.

Где маршал Блюхер? Где маршал Егоров?

Вы арестовали их, Сталин.

Для успокоения взволнованных умов вы обманываете страну, что ослабленная арестами и казнями Красная Армия стала ещё сильней.

Зная, что закон военной науки требует единоначалия в армии от главнокомандующего до взводного командира, вы воскресили институт военных комиссаров, который возник на заре Красной Армии и Красного Флота, когда у нас еще не было своих командиров, а над военным специалистами старой армии нужен был политический контроль.

Не доверяя красным командирам, вы вносите в Армию двоевластие и разрушаете воинскую дисциплину.

Под нажимом советского народа вы лицемерно вскрываете культ исторических русских героев: Александра Невского и Дмитрия Донского, Суворова и Кутузова, надеясь, что в будущей войне они помогут вам больше, чем казнённые маршалы и генералы.

Пользуясь тем, что вы никому не доверяете, настоящие агенты гестапо и японская разведка с успехом ловят рыбу в мутной, взбаламученной вами воде, подбрасывая вам в изобилии подложные документы, порочащие самых лучших, талантливых и честных людей.

В созданной Вами гнилой атмосфере подозрительности, взаимного недоверия, всеобщего сыска и всемогущества Наркомвнутрдела, которому вы отдали на растерзание Красную Армию и всю страну, любому «перехваченному» документу верят – или притворяются, что верят, – как неоспоримому доказательству.

Подсовывая агентам Ежова фальшивые документы, компрометирующие честных работников миссии, «внутренняя линия» РОВСа1 в лице капитана Фосса добилась разгрома нашего полпредства в Болгарии – от шофера М. И. Казакова до военного атташе В. Т. Сухорукова.

Вы уничтожаете одно за другим важнейшие завоевание Октября. Под видом борьбы с текучестью рабочей силы вы отменили свободу труда, закабалили советских рабочих, прикрепив их к фабрикам и заводам. Вы разрушили хозяйственный организм страны, дезорганизовали промышленность и транспорт, подорвали авторитет директора, инженера и мастера, сопровождая бесконечную чехарду смещений и назначений арестами и травлей инженеров, директоров и рабочих как «скрытых, еще не разоблаченных вредителей».

Сделав невозможной нормальную работу, вы под видом борьбы с «прогулами» и «опозданиями» трудящихся заставляете их работать бичами и скорпионами жестоких и антипролетарских декретов.

Ваши бесчеловечные репрессии делают нестерпимой жизнь советских трудящихся, которых за малейшую провинность с волчьим паспортом увольняют с работы и выгоняют с квартиры.

Рабочий класс с самоотверженным героизмом нёс тягость напряжённого труда и недоедания, голода, скудной заработной платы, жилищной тесноты и отсутствия необходимых товаров. Он верил, что вы ведёте к социализму, но вы обманули его доверие. Он надеялся, что с победой социализма в нашей стране, когда осуществится мечта светлых умов человечества о великом братстве людей, всем будет житься радостно и легко.

Вы отняли даже эту надежду: вы объявили – социализм построен до конца. И рабочие с недоумением, шёпотом спрашивали друг друга: «Если это социализм, то за что боролись, товарищи?».

Извращая теорию Ленина об отмирании государства, как извратили всю теорию марксизма-ленинизма, вы устами ваших безграмотных доморощенных «теоретиков», занявших вакантные места Бухарина, Каменева и Луначарского, обещаете даже при коммунизме сохранить власть ГПУ.

Вы отняли у колхозных крестьян всякий стимул к работе. Под видом борьбы с «разбазариванием колхозной земли» вы разоряете приусадебные участки, чтобы заставить крестьян работать на колхозных полях. Организатор голода, грубостью и жестокостью неразборчивых методов, отличающих вашу тактику, вы сделали всё, чтобы дискредитировать в глазах крестьян ленинскую идею коллективизации.

Лицемерно провозглашая интеллигенцию «солью земли», вы лишили минимума внутренней свободы труд писателя, учёного, живописца. Вы зажали искусство в тиски, от которых оно задыхается, чахнет и вымирает. Неистовство запуганной вами цензуры и понятная робость редакторов, за всё отвечающих своей головой, привели к окостенению и параличу советской литературы. Писатель не может печататься, драматург не может ставить пьесы на сцене театра, критик не может высказать своё личное мнение, не отмеченное казённым штампом.

Вы душите советское искусство, требуя от него придворного лизоблюдства, но оно предпочитает молчать, чтобы не петь вам «осанну». Вы насаждаете псевдоискусство, которое с надоедливым однообразием воспевает вашу пресловутую, набившую оскомину «гениальность».

Бездарные графоманы славословят вас, как полубога, «рождённого от Луны и Солнца», а вы, как восточный деспот, наслаждаетесь фимиамом грубой лести.

Вы беспощадно истребляете талантливых, но лично вам неугодных русских писателей. Где Борис Пильняк? Где Сергей Третьяков? Где Александр Аросев? Где Михаил Кольцов? Где Тарасов-Родионов? Где Галина Серебрякова, виновная в том, что была женой Сокольникова?

Вы арестовали их, Сталин.

Вслед за Гитлером вы воскресили средневековое сжигание книг.

Я видел своими глазами рассылаемые советским библиотекам огромные списки книг, подлежащих немедленному и безусловному уничтожению. Когда я был полпредом в Болгарии, то в 1937 г. в полученном мною списке обречённой огню литературе я нашёл мою книгу исторических воспоминаний «Кронштадт и Питер в 1917 году». Против фамилий многих авторов значилось: «Уничтожать все книги, брошюры, портреты».

Вы лишили советских учёных, особенно в области гуманитарных наук, минимума свободы научной мысли, без которого творческая работа учёного становится невозможной.

Самоуверенные невежды интригами, склоками и травлей не дают работать в лабораториях, университетах и институтах.

Выдающихся русских учёных с мировым именем — академиков Ипатьева и Чичибабина, вы на весь мир провозгласили «невозвращенцами», наивно думая их обесславить, но опозорили только себя, доведя до сведения всей страны и мирового общественного мнения постыдный для вашего режима факт, что лучшие учёные бегут из вашего «рая», оставляя вам ваши благодеяния: квартиру, автомобиль, карточку на обеды в совнаркомовской столовой.

Вы истребляете талантливых русских учёных.

Где лучший конструктор советских аэропланов, Туполев? Вы не пощадили даже его. Вы арестовали Туполева, Сталин!

Нет области, нет уголка, где можно было бы спокойно заниматься любимым делом. Директор театра, замечательный режиссёр, выдающийся деятель искусства Всеволод Мейерхольд не занимался политикой. Но вы арестовали и Мейерхольда, Сталин.

Зная, что при нашей бедности кадрами особенно ценен каждый культурный и опытный дипломат, вы заманили в Москву и уничтожили одного за другим почти всех советских полпредов. Вы разрушили дотла весь аппарат Народного комиссариата иностранных дел.

Уничтожая везде и всюду золотой фонд нашей страны, её молодые кадры, вы истребили во цвете лет талантливых и многообещающих дипломатов.

В грозный час военной опасности, когда острие фашизма направлено против Советского Союза, когда борьба за Данциг и война в Китае – лишь подготовка плацдарма для будущей интервенции против СССР, когда главный объект германо-японской агрессии – наша Родина, когда единственная возможность предотвращения войны – открытое вступление Союза Советов в Международный блок демократических государств, скорейшее заключение военного и политического союза с Англией и Францией, вы колеблетесь, выжидаете и качаетесь, как маятник, между двумя «осями».

Во всех расчетах вашей внешней и внутренней политики вы исходите не из любви к Родине, которая вам чужда, а из животного страха потерять личную власть. Ваша беспринципная диктатура, как гнилая колода, лежит поперёк дороги нашей страны. «Отец народов», вы предали побеждённых испанских революционеров, бросили их на произвол судьбы и предоставили заботу о них другим государствам. Великодушное спасение жизни не в ваших принципах. Горе побеждённым! Они вам больше не нужны.

Европейских рабочих, интеллигентов, ремесленников, бегущих от фашистского варварства, вы равнодушно предоставили гибели, захлопнув перед ними дверь нашей страны, которая на своих огромных просторах может гостеприимно приютить многие тысячи эмигрантов.

Как все советские патриоты, я работал, на многое закрывая глаза. Я слишком долго молчал. Мне было трудно рвать последние связи не с вашим обречённым режимом, а с остатками старой ленинской партии, в которой я пробыл без малого 30 лет, а вы разгромили её в три года. Мне было мучительно больно лишаться моей Родины.

Чем дальше, тем больше интересы вашей личной диктатуры вступают в непрерывный конфликт и с интересами рабочих, крестьян, интеллигенции, с интересами всей страны, над которой вы измываетесь как тиран, дорвавшийся до единоличной власти.

Ваша социальная база суживается с каждым днём. В судорожных поисках опоры вы лицемерно расточаете комплименты «беспартийным большевикам», создаёте одну за другой привилегированные группы, осыпаете их милостями, кормите подачками, но не в состоянии гарантировать новым «калифам на час» не только их привилегий, но даже права на жизнь.

Ваша безумная вакханалия не может продолжаться долго. Бесконечен список ваших преступлений. Бесконечен список ваших жертв, нет возможности их перечислить.

Рано или поздно советский народ посадит вас на скамью подсудимых как предателя социализма и революции, главного вредителя, подлинного врага народа, организатора голода и судебных подлогов.

17 августа 1939 г.

Опубликовано: «Новая Россия» 1939г., также см. Неделя. 1988. № 26 и в кн.: Открывая новые страницы… Международные вопросы: события и люди / Сост. Н.В. Попов – М.: Политиздат, 1989. – с. 313-320.

========================================================================

 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

ПОЛИТИЧЕСКИЕ «ГРЕХИ» БОЛЬШЕВИЗМА, КАК ИСТОЧНИК СТАЛИНИЗМА


Аргументация рационалистов принимает иногда, по крайней мере, внешним образом, более конкретный характер. Сталинизм выводится ими не из большевизма в целом, а из его политических грехов*1. Большевики — говорят нам Гортер, Паннекук, некоторые германские «спартакисты» и пр. — подменили диктатуру пролетариата диктатурой партии; Сталин диктатуру партии подменил диктатурой бюрократии. Большевики уничтожили все партии, кроме своей собственной; Сталин задушил большевистскую партию в интересах бонапартистской клики. Большевики шли на компромиссы с буржуазией; Сталин стал ее союзником и опорой. Большевики признали необходимость участия в старых профсоюзах и в буржуазном парламенте; Сталин подружился с тредюнионистской бюрократией и с буржуазной демократией. Таких сопоставлений можно привести сколько угодно. Несмотря на внешнюю эфектность, они совершенно пусты.

Пролетариат не может придти к власти иначе, как в лице своего авангарда. Самая необходимость государственной власти вытекает из недостаточного культурного уровня масс и из их разнородности. В революционном авангарде, организованном в партию, кристализуется стремление масс добиться освобождения. Без доверия класса к авангарду, без поддержки авангарда классом не может быть и речи о завоевании власти. В этом смысле пролетарская революция и диктатура являются делом всего класса, но не иначе, как под руководством авангарда. Советы только организационная форма связи авангарда с классом. Революционное содержание этой форме может дать только партия. Это доказано положительным опытом Октябрьской революции и отрицательным опытом других стран (Германия, Австрия, наконец, Испания). Никто не только не показал практически, но не попытался даже членораздельно об’яснить на бумаге, как пролетариат может овладеть властью без политического руководства партии, которая знает, чего хочет. Если эта партия политически подчиняет советы своему руководству, то сам по себе этот факт также мало отменяет советскую систему, как господство консервативного большинства не отменяет системы британского парламентаризма. _______________ труда Суварина представляют собою продукт длительного и добросовестного исследования. Однако, историческая философия автора поражает своей вульгарностью. Для об’яснения всех последующих исторических злоключений, он ищет внутренних пороков, заложенных в большевизме. Влияния реальных условий исторического процесса на большевизм для него не существует. Даже И. Тэн с его теорией «среды» ближе к Марксу, чем Суварин.

Что касается запрещения других советских партий, то оно ни в каком случае не вытекало из «теории» большевизма, а явилось мерой обороны диктатуры в отсталой и истощенной стране, окруженной со всех сторон врагами. Большевикам ясно было с самого начала, что мера эта, дополненная затем запрещением фракций внутри самой правящей партии, сигнализировала о величайшей опасности. Однако, источник опасности коренился не в доктрине или тактике, а в материальной слабости диктатуры, в трудностях внутреннего и мирового положения. Еслиб революция победила хотя бы только в Германии, надобность запрещения других советских партий сразу отпала бы. Что господство одной партии юридически послужило исходным пунктом для сталинской тоталитарной системы, совершенно неоспоримо. Но причина такого развития заложена не в запрещении других партий, как временной военной мере, а в ряде поражений пролетариата в Европе и в Азии.

То же относится к борьбе с анархизмом. В героическую эпоху революции большевики шли с действительно революционными анархистами рука об руку. Многих из них партия впитала в свои ряды. Автор этих строк не раз обсуждал с Лениным вопрос о возможности предоставления анархистам известных частей территории для производства, в согласии с местным населением, их безгосударственных опытов. Но условия гражданской войны, блокады и голода оставляли слишком мало простора для подобных планов. Кронштадтское восстание? Но революционное правительство не могло, разумеется, «подарить» восставшим матросам крепость, охраняющую столицу, только на том основании, что к реакционному крестьянско-солдатскому мятежу примкнули некоторые сомнительные анархисты. Конкретный исторический анализ событий не оставляет живого места в тех легендах, которые созданы невежеством и сентиментализмом вокруг Кронштадта, Махно и других эпизодов революции.

Остается лишь тот факт, что большевики с самого начала применяли не только убеждение, но и принуждение, нередко в самой суровой мере. Неоспоримо также, что выросшая из революции бюрократия монополизировала затем систему принуждения в своих руках. Каждый этап развития, даже когда дело идет о таких катастрофических этапах, как революция и контр-революция, вытекает из предшествующего этапа, имеет в нем свои корни и перенимает известные его черты. Либералы, включая и чету Вебб, всегда утверждали, что большевистская диктатура представляет собою только новое издание царизма. Они закрывали при этом глаза на такие мелочи, как упразднение монархии и сословий, передачу земли крестьянам, экспроприацию капитала, введение планового хозяйства, атеистического воспитания и пр. Совершенно также либерально-анархическая мысль закрывает глаза на то, что большевистская революция, со всеми ее мерами репрессий, означала переворот социальных отношений в интересах масс, тогда как термидорианский переворот Сталина сопутствует перестройке советского общества в интересах привилегированного меньшинства. Ясно, что в отождествлениях сталинизма и большевизма нет и намека на социалистический критерий.

*1 Одним из ярких представителей этого типа мышления является французский автор книги о Сталине Б. Суварин. Фактическая и документальная стороны

 

Метки: , ,

ОТВЕЧАЕТ ЛИ БОЛЬШЕВИЗМ ЗА СТАЛИНИЗМ?


Верно-ли, однако, что сталинизм представляет законный продукт большевизма, как полагает вся реакция, как утверждает сам Сталин, как думают меньшевики, анархисты и некоторые левые доктринеры, считающие себя марксистами? «Мы это всегда предсказывали, — говорят они: начав с запрещения других социалистических партий, с подавления анархистов, с установления диктатуры большевиков в Советах, Октябрьская революция не могла не придти к диктатуре бюрократии. Сталинизм есть продолжение и вместе банкротство ленинизма».

Ошибка рассуждения начинается с молчаливого отождествления большевизма, Октябрьской революции и Советского Союза. Исторический процесс, состоящий в борьбе враждебных сил, подменяется эволюцией большевизма в безвоздушном пространстве. Между тем большевизм есть лишь политическое течение, тесно слившееся, правда, с рабочим классом, но не тождественное даже с ним. А кроме рабочего класса в СССР существует больше ста миллионов крестьян, разнородные национальности, наследие гнета, нищеты и невежества. Созданное большевиками государство отражает не только мысль и волю большевизма, но и культурный уровень страны, социальный состав населения, давление варварского прошлого и не менее варварского мирового империализма. Изображать процесс вырождения советского государства, как эволюцию чистого большевизма, значит игнорировать социальную реальность, во имя одного логически-выделенного ее элемента. Достаточно, в сущности, назвать эту элементарную ошибку по имени, чтоб от нее не осталось следа.

Сам большевизм, во всяком случае, никогда не отождествлял себя ни с Октябрьской революцией, ни с вышедшим из нее советским государством. Большевизм рассматривал себя, как один из факторов истории, ее «сознательный» фактор, — очень важный, но не решающий. Историческим суб’ективизмом мы никогда не грешили. Решающий фактор — на данном фундаменте производительных сил — мы видели в классовой борьбе, притом не в национальном только, а в международном масштабе.

Когда большевики шли на уступки собственническим тенденциям крестьян, устанавливали строгие правила для вступления в партию, подвергали эту партию чистке от чужеродных элементов, запрещали другие партии, вводили НЭП, прибегали к сдаче предприятий в концессию, или заключали дипломатические соглашения с империалистскими правительствами, они, большевики, делали частные выводы из того основного факта, который теоретически им был ясен с самого начала, именно, что завоевание власти, как ни важно оно само по себе, вовсе не превращает партию в полновластного хозяина исторического процесса. Овладев государством, партия получает, правда, возможность с недоступной ей ранее силой воздействовать на развитие общества; но зато и сама она подвергается удесятиренному воздействию со стороны всех других его элементов. Прямыми ударами враждебных сил она может быть отброшена от власти. При более затяжных темпах развития, она может, удержав власть, внутренно переродиться. Именно этой диалектики исторического процесса не понимают сектантские резонеры, которые в гниении сталинской бюрократии пытаются найти уничтожающий довод против большевизма.

По сути дела эти господа говорят: плоха та революционная партия, которая в самой себе не заключает гарантий против своего вырождения. Пред лицом подобного критерия большевизм, конечно, осужден: талисмана у него нет. Но самый этот критерий ложен. Научное мышление требует конкретного анализа: как и почему партия разложилась. Никто не дал до сих пор этого анализа, кроме самих большевиков. Им не понадобилось для этого порывать с большевизмом. Наоборот, в его арсенале они нашли все необходимое для об’яснения его судьбы. Вывод, к которому они пришли, гласит: конечно, сталинизм «вырос» из большевизма, но вырос не логически, а диалектически: не в порядке революционного утверждения, а в порядке термидорианского отрицания. Это совсем не одно и то же.

 

Метки: , ,

Является ли #Биец троцкистом #РРП #ОКП #раскол #троцкизм #патриотизм #сталинизм #коммунисты


В связи с последними событиями в Объединенной Коммунистической партии и около неё закономерно возникает вопрос: а как ко всему этому следует относиться. Поначалу я хотел написать про это коротко, но прикинул и понял, что коротко не получится. Посему, постараюсь разобрать вопрос по частям. И начну с того, что на поверхности.

«Левое крыло ОКП» представители другого крыла (точнее, других крыльев, выход РРП и сочувствующих не делает ОКП монолитной партией) нередко называют «троцкистами»; сами активисты РРП, в общем-то, не возражают, — и на этом вопрос можно было бы закрыть… но нельзя. То есть, будь мы с Вами, товарищ Читатель, простыми обывателями, которым «коммунистические разборки» не очень-то интересны, мы бы могли на этом и закончить: раз Биец сотоварищи называют себя троцкистами, значит они троцкисты и есть. Но это — ненаучный подход. Маркс и Ленин учили не останавливаться по эту сторону явлений, от видимости идти к сути… а когда речь идёт об общественном развитии — ещё и не особо верить людям на слово.

Посему, давайте-ка откроем классическую работу Иосифа Виссарионовича Сталина «Троцкизм или ленинизм», — в библиотеку для этого идти не нужно, — и проверим, соответствует ли РРП тем признакам троцкизма как идеологии, которые вождь выделял. Итак…

«Троцкизм содержит три особенности, ставящие его в непримиримое противоречие с ленинизмом. Что это за особенности? Во-первых. Троцкизм есть теория “перманентной” (непрерывной) революции. А что такое перманентная революция в ее троцкистском понимании? Это есть революция без учета маломощного крестьянства как революционной силы. “Перманентная” революция Троцкого есть, как говорит Ленин, “перепрыгивание” через крестьянское движение, “игра в захват власти”. В чем ее опасность? В том, что такая революция, если бы ее попытались осуществить, кончилась бы неминуемым крахом, ибо она оторвала бы от русского пролетариата его союзника, т.е. маломощное крестьянство. Этим и объясняется та борьба, которую ведет ленинизм с троцкизмом еще с 1905 года» (Сталин, Соч., т. 6, с. 349)

Отрицают ли Биец и компания роль маломощного крестьянства как революционной силы? Я о таком никогда не слышал… зато слышал, как нынешние патентованные «сталинисты» рассуждают о том, что никаких крестьян в России уже нет (а значит, через крестьянское движение можно «перепрыгнуть»). Что удивительно: некоторые из таких людей бывали в нынешней российской деревне, а иные даже жили там долгое время (для справки: ныне автор этой статьи, Галина Гагина, покинула ряды РКРП-КПСС и является активисткой КРД «Рабочий путь»), — и всё равно крестьян не замечают… короче говоря, это нынешние «сталинисты» погрязли в троцкизме, а вовсе не Биец.

«Во-вторых. Троцкизм есть недоверие к большевистской партийности, к ее монолитности, к ее враждебности к оппортунистическим элементам. Троцкизм в организационной области есть теория сожительства революционеров и оппортунистов, их группировок и группировочек в недрах единой партии. Вам, должно быть, известна история с Августовским блоком Троцкого, где благополучно сотрудничали между собой мартовцы и отзовисты, ликвидаторы и троцкисты, изображая из себя “настоящую” партию. Известно, что эта лоскутная “партия” преследовала цели разрушения большевистской партии. В чем состояли тогда “наши разногласия”? В том, что ленинизм видел залог развития пролетарской партии в разрушении Августовского блока, тогда как троцкизм усматривал в этом блоке базу для создания “настоящей” партии. Опять, как видите, две противоположные линии.» (Сталин, Соч., т. 6, с. 349 — 350)

Перечитав это, я, честно говоря, теряюсь в догадках, какая из двух сложившихся в последние годы коалиций больше похожа на «Августовский блок»: Объединенная коммунистическая партия или Российский объединенный трудовой фронт (особенно в его первоначальном виде, с «Левым фронтом» и «Армией воли народа»). В любом случае, ясно, что это не про РРП: даже войдя (проникнув?) в похожую на «Августовский блок» ОКП, РРП сохраняла значительную самостоятельность и внутреннюю дисциплину, продолжала проводить свою линию (и делала это весьма последовательно, надо сказать)… последние события отчётливо показали, что базу для создания “настоящей” партии активисты РРП в ОКП не видели. В общем, второй признак троцкизма, выделенный Сталиным — это тоже не про РРП.

«В-третьих. Троцкизм есть недоверие к лидерам большевизма, попытка к их дискредитированию, к их развенчиванию. Я не знаю ни одного течения в партии, которое могло бы сравниться с троцкизмом в деле дискредитирования лидеров ленинизма или центральных учреждений партии. Чего стоит, например, “любезный” отзыв Троцкого о Ленине, характеризуемом им как “профессиональный эксплуататор всякой отсталости в русском рабочем движении” (см. там же). А ведь это далеко не самый “любезный” отзыв из всех существующих “любезных” отзывов Троцкого.» (Сталин, Соч., т. 6, с. 349 — 350)

Тут, вроде бы, уже есть, за что зацепиться… но именно что вроде бы. Биец и компания, в последнее время, немало сделали для «дискредитирования лидеров или центральных учреждений партии»… вот только партия эта никогда большевистской не была. Партия, дискредитацией которой сейчас активно занимаются Биец и компания, как уже отмечено, скорее похожа на «Августовский блок»; до того они приложили руку к дискредитации Партии Зюганова — но эту партию и вовсе можно охарактеризовать, скорее, как национал-социалистическую, чем как социал-демократическую или, тем более, большевистскую (большевизм, изначально, — революционное направление внутри социал-демократического движения). Так что, и третий признак троцкизма, выделенный Сталиным, к Биецу и компании «привязать» не получается, — оснований нет.

Получается, что с точки зрения теоретических разработок Сталина (сознательно не говорю «сталинизма», поскольку никакого «сталинизма», разумеется, в природе не существует и никогда не существовало), Биец и компания троцкистами не являются. А о том, что отсюда вытекает… как-нибудь в другой раз.

 

Метки: , , , , , , ,

Превратности борьбы #РРП #Прорыв #троцкизм #сталинизм #дискуссия #революция #бывает #внезапно #НЦ


Хотел написать какое-нибудь цветастое предисловие, но голова сегодня в этом направлении не работает совершенно. Поэтому — просто изложение…

Представителям Революционной рабочей партии, находящейся в процессе выхода из рядов ОКП, зачем-то понадобилось атаковать группу «Прорыв». О причинах, побудивших кого-то из ответственных за группу РРП во «В контакте» подняться в атаку, возможно, будут спорить историки будущего, — но дело даже не в самом факте этой атаки. Любопытнее то, что средством атаки «троцкистов» (за которых слывут активисты РРП) на «сталинистов» (которыми считаются деятели «Прорыва») был избран отрывок из художественного фильма «Возвращение Максима», снятого не просто при Сталине, но именно в 1937 году.

Впрочем, самое важное — это не факт «разборки» РРП с «Прорывом» (зачем???), и не то, что в качестве орудия «разборки» превратился стопроцентно «сталинистский» фильм. Самое важное — это смыслы, содержащиеся в этой (выдранной из контекста, — как контекста фильма, так и контекста эпохи; то, что вполне могут позволить себе коммунисты в стране победившего социализма, — или в деформированном рабочем государстве, это в данном случае совершенно неважно, — нередко является недопустимым для коммунистов, действующих в буржуазном государстве в период реакции) сценке.

Если, «отжав» всё лишнее, оставить только самую суть, — смысл получится такой: бастуй и дерись, независимо от окружающих условий и сопутствующих обстоятельств. Когда такое пропагандировали с экранов в сталинском СССР, — это было… ну, вообще-то, не очень хорошо, но особого вреда; когда такое пропагандируется в нынешней России — это вредно и опасно… а если учесть, что пять лет назад Россия пережила Междуреченское восстание, то это ещё и (помимо того, что вредно и опасно) просто глупо. Ладно бы соответствующего опыта (когда преждевременное, неподготовленное восстание мешало пролетариату победить) не было, — но он есть, это было совсем недавно.

Говорить о том, что Ленин и большевики учили не этому, думаю, излишне. Просто пара цитат. Одна — из «теоретической» работы «Детская болезнь «левизны» в коммунизме»: «Революционные партии должны доучиваться. Они учились наступать. Теперь приходится понять, что эту науку необходимо дополнить наукой, как правильнее отступать. Приходится понять, — и революционный класс на собственном горьком опыте учится понимать, — что нельзя победить, не научившись правильному наступлению и правильному отступлению» (ПСС, т. 41, с. 10 — 11). А другая, напротив, из вполне «практической» прокламации, составленной большевиками в 1917 году (Ленин, фактически, подписался под ней, включив её концовку в свою статью «Большевизм и «разложение» армии», обнародованную в выпуске «Правды» от 16 июня 1917 года): «Вся власть Совету рабочих и солдатских депутатов! Это не значит, что нужно сейчас свергать и не подчиняться теперешнему правительству. Пока за ним идет большинство народа и верит, что пять социалистов сумеют справиться с остальными, мы не можем отдельными бунтами дробить собственные силы. Никогда! Берегите силы! Собирайтесь на митинги! Выносите резолюции! Требуйте полного перехода власти к Совету рабочих и солдатских депутатов! Убеждайте несогласных! Посылайте вашу резолюцию мне в Петроград на съезд от имени полка, чтобы я там мог сослаться на ваш голос! Но и бойтесь провокаторов, которые будут пытаться позвать вас, прикрываясь именем большевиков, на беспорядки и бунты, желая прикрыть собственную трусость! Знайте, что, идя с вами сейчас, они продадут вас в первую минуту опасности старому режиму. Настоящие большевики зовут вас не на бунт, а на сознательную революционную борьбу» (ПСС, т. 32, с. 256).

 

Метки: , , , , , , ,

Стреляя туда и сюда… #ОКП #Пригарин #коммунисты #сталинизм #смешно #фарс #треш #трэш #жесть #движ


Сегодня на Интернет-сайте Московского городского комитета ОКП появилась статья члена президиума ЦК этой партии Алексея Пригарина «Против вульгарного сталинизма». Пригарин, вообще говоря, известен, как противник любого «сталинизма» (впрочем, и с «троцкизмом» у него отношения не заладились), — но выступить против любого «сталинизма» у руководителей ОКП (за очень редким исключением) попросту не хватает смелости, поэтому… поэтому.

Статью эту Пригарин, видимо, написал давно, — не даром под статьёй имеется недействующая (ведущая в никуда) ссылка на сайт «Левого фронта», в котором Пригарин когда-то отвечал за идеологию (и… все, надеюсь, помнят, что в «Левом фронте» было с идеологией). Сколь многословные, столь и свободные от содержания рассуждения про «сталинизм» и «сталинщину» прикрывают ключевое положение: «По мере увеличения масштабов народного хозяйства, усложнения производственных связей, внедрения новой техники, повышения роли науки возрастала необходимость в более гибкой системе управления экономикой, расширении прав трудовых коллективов и работников», — с головой выдающее Пригарина, как врага социализма и Советской власти. Поскольку (и это не по Сталину, это по Ленину) «…величайшим искажением основных начал Советской власти и полным отказом от социализма является всякое, прямое или косвенное, узаконение собственности рабо­чих отдельной фабрики или отдельной профессии на их особое производство, или их права ослаблять или тормозить распоряжения общегосударственной власти…» (ПСС, т. 36, с. 481). Сам Пригарин, возможно, будет утверждать, что «имел в виду что-то другое», — но ясно, что под «более гибкой системой управления экономикой» (да-да, здесь не про «права личности» и не про «свободу творчества», здесь именно про управление экономикой), противопоставляемой «централизованной системе», подразумевается и может подразумеваться только «свободный рынок». Рабочие и интеллигенты в СССР, — и при Сталине, и даже при Брежневе, — имели вполне достаточно прав, чтобы влиять на развитие единого народнохозяйственного комплекса (участвовать в составлении и обсуждении хозяйственных планов, осуществлять контроль и так далее); зачастую, — увы, это так, — эти права не осуществлялись в полной мере (как потому, что этому мешала «бюрократия», так и потому, что сами «низы» были склонны переложить ответственность за страну на… например, на «отца», а после смерти означенного «отца» и развенчания его «культа личности» — на «политбюро»)… но Пригарину нужно расширение прав, а это не может (не могло) привести ни к чему, кроме дробления единого (централизованного) народнохозяйственного комплекса на множество «регионов» со своими «центрами», отношения между которыми по необходимости станут «гибкими», то есть рыночными.

Впрочем, ну его, Пригарина. Дело — не в нём (он, вполне возможно, и не знает, что на сайте МГК ОКП опубликовали его статью). Дело — в тенденции. Сперва на сайте МГК ОКП «разоблачали» троцкизм путём публикации ругательных статей о Троцком, — дело кончилось тем, что «разоблачённые» начали строить (точнее, обосабливать) собственную организацию. Теперь на том же сайте взялись за «сталинизм»… страшно даже подумать, чем это может кончиться для ОКП.

 

Метки: , , , , , , , , ,

Сколько миллионов людей спас Сталин?


Все последние 25 лет страна любит рассуждать о «злодее» Сталине, о том сколько он погубил народу. Репрессировал, уголодоморил и пр. Если слушать всё это, то складывается ощущение о нереальном злодее всех времен и народов. Сейчас я покажу вам в цифрах: сколько миллионов людей в СССР выжило благодаря Сталину. Или благодаря сталинизму. Для этого я буду оперировать таким демографическим понятием, как общая смертность населения. Это показатель, который включает в себя всё в комплексе: и жертвы и не жертвы, репрессии и не репрессии, а самое главное динамику улучшения или ухудшения состояния дел в стране по причине прогресса или каких-то катаклизмов.

Известно, что в дореволюционной России этот показатель весьма высок относительно остальных развитых европейский стран. К примеру, в предвоенной Германии смертность снизилась до 15 промилле, тогда как в европейской части РИ она была равна 27 промилле. При всем при этом более менее точно об уровне и динамике смертности известно только по данным 50 европейских губерний. Остальная территория Российской империи являет собой белое пятно — терра инкогнито. Но тем не менее смертность в царской России снижалась. Прогресс и культура брали свое и Россия хоть и сильно отставала, но тренд был в целом позитивный. И если бы все шло эволюционным путем, то Россия догнала бы Германию по уровню смертности примерно к середине ХХ века.

Но эволюции не случилось, так как случилась революция. О причинах ее тут не будем. Будем о смертности в промилле. Так вот, после революции смертность в СССР упала и упала довольно сильно. Для наглядности я сделал график, где это хорошо видно:

Для дореволюционного периода я воспользовался данными Рашина из книги «Население России за 100 лет (1813-1913)». Там цифры только по 50 европейским губерниям. Внимательный читатель увидит, что на графике данные несколько выше, чем у Рашина. Это связано с тем, что данные по СССР я использовал в послевоенных границах. Для сопоставимости я подкорректировал дореволюционные данные в сторону увеличения, так как в европейской части смертность была самая маленькая относительно остальных частей РИ.

По данным 1900-13 годов я сделал линейный тренд и продолжил его до 1955 года. Относительно этого тренда мы увидим реальный эффект от сталинизма для всех народов СССР. Как видно из него, реальные показатели смертности при Сталине оказались ниже этой линии. В довоенный период ниже примерно на 5 промилле, а в послевоенный, когда были внедрены антибиотики на целых 8 промилле. Исключение только составляет 1933 год, когда в СССР на фоне голода резко выросла смертность с 20 до 40 промилле. Что в реальных жизнях дало число жертв примерно в 2,5-3 млн. человек.

И так, всё зеленое поле на графике показывает выигрыш самого ценного ресурса — человеческие жизни. Мой подсчет переводом промилле в реальные числа показал выигрыш* народов СССР от сталинизма в 23,2 млн. человеческих жизней. Это включая те 2,6 млн. жертв голода 1933 года, а также репрессии, о которых нам в последние 25 лет нам рассказывали столько ужасов по рассказам Шаламова и романам Солженицына.

* — это без учета потерь 1941-45 гг.

Таким образом в сухом остатке у нас остается 23 млн. спасенных жизней людей, которые бы умерли раньше своего срока не будь сталинских реформ в стране, включающих в себя строительство больниц, школ, промышлености и всего прочего. Но никто об этом не говорит — все говорят только репрессиях, ГУЛАГе и голоде и миллионах мифических жертв сталинизма, забывая о реальных достижениях, которые видны на данном графике.

 

Метки: , , , , , , ,

Титан против кремлевского карлика. Сталин против Путина


Читаю юбилейный статистический сборник «Великая Отечественная война», который качнуть можно тут и не перестаю поражаться трудовому подвигу наших отцов, матерей, дедов, бабушек, прадедов и прабабушек. Именно трудовому. Масштаб совершенного просто грандиозен. Пара цифр в подтверждение. Восстановление послевоенной разрухи и дальнейший рост промышленных показателей:

5 лет разрушительной войны и 5 лет восстановления и мы в уже два раза превосходим довоенный уровень! Для сравнения вспомним недавнее прошлое: рукотворный развал промышленности и сельского хозяйства в 90-е и нулевые. До сих пор ничего восстановить не можем:

А вот как быстро восстановили и превзошли производство продуктов живлотноводства в стране:

А сейчас:

По производству мяса отстаем на 16%, а молока на все 40%. А ведь не было никакой войны и прошло уже более 20 лет!

 

Метки: , , , , , , , , , , ,

Почему Сталин молодец, а Путин подлец?


Ответ на вопрос сквозь призму фактов. Документ №1:


Это скан документа под названием «Постановление СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) от 1 апреля 1936 г.». Согласно ему «кровавый тиран» Сталин планирует построить только в 1936 году в сельской местности СССР 2 802 школ. Всего же при Сталине в СССР было построено более 100 тыс. школ всех видов.

Теперь документ №2:

Согласно ему видно, что при Путине за 13 лет в России уничтожено порядка 24 тыс. школ. Из них в сельской местности 19 тыс.

 

Метки: , , , , , , ,

Какой «сталинизм» защищают коммунисты?


Осин Р.С., член РКРП-КПСС

Не так давно, 21 декабря 2012 года мы отмечали 133-ю годовщину со дня рождения великого революционера и большевика, государственного деятеля и полководца – И.В. Сталина. Сегодня эпоха Сталина оценивается по-разному самыми различными политическими силами. Для тех, кто имеет власть и деньги, Сталин — это «кровавый тиран», расстрелявший «лучших людей страны». Для тех же, кто Сталина поддерживает, зачастую имя «Сталин» означает лишь некую безобидную иконку, которой можно пару раз в год поклониться, возложить цветы к его могилке и разойтись по домам. Определенная (довольно значительная часть симпатизирующих Сталину) ассоциирует Сталина с «порядком» и «сильным государством», «высокими смыслами» и «грандиозными проектами», при этом вопрос о классовой сущности этого государства, «смыслов» и «проектов» обходится стороной. Такие люди зачастую с большой радостью воспринимают заигрывания ныне действующей власти с именем «Сталин», безоговорочно поддерживают государственно-капиталистические режимы, в которых господствует национальная буржуазия (к примеру, режим Лукашенко, который хоть и намного прогрессивнее режима Путина, но тоже имеет целью развитие капитализма, только «хорошего» капитализма, и объективно служит буржуазии). Вот и получается, что сегодня у нас записываются в «сталинисты» и те, кто несет портрет Сталина вместе с имперским флагом и кричат об «оранжевой чуме», видя протест народа, и те, кто считает период правления Сталина первой попыткой (и весьма небезуспешной) реализации строительства первого в мире справедливого бесклассового общества, а самого Сталина воспринимает как олицетворение революционной борьбы с буржуазным государством, капитализмом. Для одних Сталин — это укрепление государства «вообще», для других Сталин – это разрушение буржуазного государства и борьба за диктатуру пролетариата. Думаем, что стоит остановиться на вопросе понимания сталинизма чуть подробнее.

Как мы понимаем сталинизм? Надо сказать, что многими современными левыми активистами этот термин не приветствуется, считается штампом, навязанным либералами и антикоммунистами, а потому недопустимым. Некоторые левачки рады сами лягнуть сторонников Сталина жупелом «сталинист», тем самым подчеркивая свою фактическую солидарность с либералами в оценке Сталина и его эпохи[1].

На наш взгляд, ничего недопустимого и крамольного в термине «сталинизм» нет, и его антисталинское происхождение вовсе не означает, будто мы должны полностью отказаться от него. Напротив, именно сегодня, когда вся буржуазная пропагандистская машина направлена на дискредитацию понятия «сталинизм» как справа, так и слева, мы должны акцентировать свое внимание именно на понимании сущности сталинизма, которая была неразрывно связана с сущностью ленинизма и являлась его логическим продолжением подобно тому, как ленинизм был логическим продолжением классического марксизма. Мало того, на наш взгляд, попытки отождествить ленинизм и сталинизм также являются не вполне верными, ибо Сталин развивал марксизм в иных условиях, чем Ленин, он внес много новых положений, свойственных для нового исторического этапа — этапа строительства социализма и коммунизма, причем, не теоретического, а непосредственного, чернового, практического строительства со всеми вытекающими из этого перипетиями и сложностями.

С другой стороны, четкая марксистская формулировка понятия «сталинизм» поможет нам отмежеваться от так называемого «сталинизма 21 века», который, по словам небезызвестного Квачкова, сказанным им на телепередаче «Нтвшники», представляет собой «русский православный социализм»[2] . Подобные «сталинисты» любят противопоставлять «красного монарха» Сталина «безродным космополитам» марксистам, которые, дескать, хотели бросить Россию в пожар мировой революции. В КПРФ представителем данного типа «сталинистов» является В.С. Никитин, который не так давно порадовал нас своим новым опусом [3], о чем мы намерены написать отдельную статью. На тему же отношения Сталина к мировой революции у нас уже есть большая статья, где проводится разбор и позиции подобных «сталинистов» и доказывается, что Сталин был никак не меньшим, а на самом деле — бОльшим сторонником мировой революции, чем троцкисты[4]. Наиболее полно нашу позицию по этой проблеме освещает известная, выдержанная в ортодоксальном марксистском духе статья В.А. Тюлькина[5]. Здесь же ограничимся констатацией двух моментов: во-первых, термин «сталинизм» следует признать имеющим право на существование как положительный, во-вторых, истинный сталинизм неотделим от марксизма-ленинизма, а его практика — от строительства социализма и революционной борьбы за него. Мало того, сталинизм неотделим не только от внутреннего социалистического строительства, но и от мирового, ибо социализм в отдельно взятой стране мыслился Сталину исключительно как этап на пути всемирной коммунистической революции.

Возвращаясь к определению сталинизма, думается, что его определить можно так: сталинизм есть марксизм-ленинизм эпохи социалистического и коммунистического строительства в отдельно взятой стране при наличии капиталистического окружения. Сталинизм есть теория и практика осуществления пролетарской революции в условиях всемирного перехода от капиталистической к коммунистической общественно-экономической формации.

Коммунистам не пристало безоговорочно поддерживать всех, кто несет портрет Сталина на демонстрации. Поэтому поддержка образа Сталина и ностальгия по СССР не являются для нас решающим критерием в выборе политического союзника, ибо ратовать за Сталина и СССР можно очень с разных (часто диаметрально противоположных) позиций. Порой иные левые, не относящие себя к сталинистам (взять, к примеру, того же Кагарлицкого Б.Ю.) в политическом отношении (да и мировоззренческом тоже) куда ближе коммунистам, чем такие «сталинисты» как Кургинян, Никитин или Проханов. Мы марксисты, коммунисты, потому поддерживаем и боремся именно (и только) за истинный сталинизм, сталинизм как новый этап развития марксистской теории и революционной практики рабочего класса. Мы выступаем за сталинизм, который ведёт массы на революционную борьбу, а не только канонизирует ностальгические чувства по прошлому, уводя людей в сторону от революционной борьбы по ниспровержению капиталистического строя. Иного сталинизма мы не признавали, не признаем, и не будем признавать. Всякий иной сталинизм есть по существу антисталинизм и антикоммунизм.

Вместе с тем, мы не приемлем и заявления некоторых современных левых интеллектуалов, которые считают, что понятия «троцкизм», «сталинизм» якобы устарели[6]. Такие деятели не понимают, что противоречия между Сталиным и Троцким, между Сталиным и Бухариным лежали отнюдь не в сугубо тактических вопросах. И уж тем более не в банальной борьбе за власть, как это пытаются выставить буржуазные политологи. Противоречия между Сталиным и его оппонентами носили мировоззренческий характер. Одни были верны букве марксизма, другие были верны духу марксизма. Для одних было важно сохранить революционную форму, для других было важно следовать революционному содержанию. И эти противоречия между теми, кому дорога буква и теми, кому дорог дух марксизма, не исчерпаны и по сию пору. Настоящий сталинист никогда не будет держаться мертвых догм и пустых традиций, что по сути является антимарксизмом, а будет новатором революционного дела, в противном случае он будет «сталинистом» с верностью портрету Сталина, но отступником от его дела.

Наиболее последовательным сталинистом современной эпохи является не тот, кто громче всего кричит: «За Сталина!» и несет его портрет на ноябрьских демонстрациях, а тот, кто работает с рабочим классом и другими слоями трудящихся, кто организует народ на борьбу с буржуйской властью и не только словами, но и делами приближает то, ради чего жил и работал И.В. Сталин – социалистическую революцию. Настоящий сталинист (то есть тот, кто поддерживает Сталина не только словами, но и борьбой) не может не быть революционером. И именно поэтому Сталин для нас — это не безобидная иконка, на которую можно помолиться пару раз в год, а знамя современной революционной борьбы за будущий социалистический строй, за общество без эксплуатации и угнетения.

[1] О феномене левого антисталинизма смотри подробнее статью Батова А.С. Феномен «левого антикоммунизма» на примере отношения к Сталину // Сталин и современность. Под ред. Джохадзе Д.В. и Косолапова Р.И. М. 2010. С. 324-330.

[2]Смhttp://www.youtube.com/watch?v=c9c5iZYIj8s&feature=related

[3] См. В.С. Никитин, Председатель ЦКРК КПРФ. Навстречу Пленуму ЦК КПРФ: От творческого развития марксизма к обновленному социализму XXI века // http://kprf.ru/party_live/111525.html

[4] См. Осин Р.С. Сталинская теория мировой революции и идеология советского патриотизма: теория, современность, перспективы // Сталин и современность. Под ред. Джохадзе Д.В. и Косолапова Р.И. М. 2010. С 389-417.

[5]Тюлькин В.А. Защита И.В.Сталина от «державников», «патриотов», «истинно верующих» и прочих немарксистских элементов // http://www.rkrp-rpk.ru/content/view/2747/

[6] См. В. Шапинов. Нет больше сталинизма и троцкизма, есть революционный марксизм и реформизм // http://communist.ru/articles.php?article_id=442

Источник статьи

 

Метки: ,