RSS

Архив метки: Страна Советов

Мать Ильича


Олег Комолов

Под черным кружевом так прядь бела
Черты лица знакомого нежны.
Из глаз твоих, из ясной глубины
Все так и льется щедрый, чистый свет
Тех дней грядущих, что земля ждала
Ты сыновей России отдала
И революции… А в сердце боль,
А в сердце два клинка, не вырвать их.
Казнен твой старший, из углов глухих
Из ссылок вести от второго ждешь…
Своей любовью раненой живешь
И откликается любви твоей
Он: «Дорогая мамочка». Звучат
Слова сыновьи грустно. «В Петроград
На родину вернуться бы скорей!
К тебе, чтоб снова рядом ты была».
Под черным кружевом пусть прядь бела
Но силы множит материнский взгляд.
…Горн революции, пылай, гори,
Зарей вполнеба землю озари!
Россия вышла Ленина встречать,
Кузнец великий клич борьбы кует
И только ты его не слышишь, мать,
К твоей могиле молча он придет
И над тобой, над другом дорогим
Он постоит в суровой тишине.
Мы не узнаем, что он слышал в ней
Твой голос радостный! Твои шаги!
Твои слова! Дыхание твое!
Шум крыльев революции и в лад
Им «Аппассионаты» торжество!..
Глядят твои глаза на нас, глядят.
В них нежность к Ленину!..
Его бессмертья свет…
Мать Ленина! Да, званья выше нет

Мирдза Кемпе
Перевод с латышского

Источник статьи

 

Метки: , , ,

Ленин о положении женщины


Татьяна Васильева

О задачах женского рабочего движения в Советской республике

Речь В.И.Ленина на IV Московской общегородской беспартийной конференции работниц 23 сентября 1919 г.

Товарищи, я очень рад приветствовать конференцию женщин-работниц. Я позволю себе не касаться тех тем и тех вопросов, которые более всего, конечно, волнуют сейчас каждую женщину-работницу и каждого сознательного человека из трудящейся массы. Это — самые жгучие вопросы — вопрос о хлебе и о нашем военном положении. Но, как я знаю из газетных отчетов о ваших собраниях, эти вопросы исчерпывающим образом были здесь изложены т. Троцким в отношении военного дела и тт. Яковлевой и Свидерским — относительно вопроса о хлебе, и потому позвольте мне этих вопросов не касаться.

Мне бы хотелось сказать несколько слов относительно общих задач женского рабочего движения в Советской республике, как тех задач, которые связаны с переходом к социализму вообще, так и тех, которые сейчас с особой настоятельностью выдвигаются на первый план. Товарищи, вопрос о положении женщины с самого начала был поставлен Советской властью. Мне кажется, задача всякого рабочего государства, переходящего к социализму, будет двоякого рода. И первая часть этой задачи сравнительно простая и легкая. Она касается тех старых законов, которые ставили женщину в положение неравноправное по отношению к мужчине.

Давным-давно представители всех освободительных движений в Западной Европе в течение не только десятилетий, но в течение столетий выставляли требо вание об отмене этих устарелых законов и уравнения женщины по закону с мужчиной, но ни одному из европейских демократических государств, ни одной из самых передовых республик не удалось это осуществить, потому что там, где существует капитализм, там, где сохраняется частная собственность на землю, частная собственность на фабрики и заводы, там, где сохраняется власть капитала, привилегии останутся у мужчин. В России только потому это удалось провести, что с 25 октября 1917 года здесь установилась власть рабочих. Советская власть с самого начала ставила себе задачу существовать как власть трудящихся, враждебная всякой эксплуатации. Она ставила себе задачу уничтожения возможности эксплуатации трудящихся помещиками и капиталистами, уничтожения господства капитала. Советская власть стремилась добиться того, чтобы трудящиеся строили свою жизнь без частной собственности на землю, без частной собственности на фабрики и заводы, без той частной собственности, которая всюду, во всем мире, даже при полной политической свободе, даже в самых демократических республиках поставила фактически трудящихся в положение нищеты и наемного рабства, а женщину — в положение двойного рабства.

Советской властью, как властью трудящихся, в первые же месяцы ее существования, был произведен в законодательстве, касающемся женщины, самый решительный переворот. Из тех законов, которые ставили женщину в положение подчиненное, в Советской республике не осталось камня на камне. Я говорю именно о тех законах, которые специально использовали более слабое положение женщины, поставив ее в положение неравноправное и часто даже унизительное, т. е. законах о разводе и о внебрачном ребенке, о праве женщины на иск к отцу ребенка для его обеспечения.

Именно в этой области буржуазное законодательство, нужно сказать, даже в самых передовых странах, использует более слабое положение женщины, сделав ее неравноправной и унизив ее. И именно в этой области Советская власть из старых, несправедливых, невыносимых для представителей трудящейся массы законов и не оставила камня на камне. И мы можем теперь сказать с полной гордостью, без всякого преувеличения, что, кроме Советской России, нет ни одной страны в мире, где бы было полное равноправие женщин и где бы женщина не была поставлена в унизительное положение, которое особенно чувствительно в повседневной, семейной жизни. Это было одной из наших первых и важнейших задач.

Если вам приходится входить в соприкосновение с партиями, которые враждебны большевикам, или если вам попадают в руки газеты, которые издаются по-русски в областях, занятых Колчаком или Деникиным, или приходится говорить с людьми, стоящими на точке зрения этих газет, то от них вы часто можете слышать обвинение Советской власти в том, что она нарушила демократию.

Нас, представителей Советской власти, большевиков-коммунистов и сторонников Советской власти, постоянно упрекают в том, что мы нарушили демократию, и в доказательство этого обвинения выдвигают тот факт, что Советская власть разогнала учредилку. Мы отвечаем на эти обвинения обыкновенно так: той демократии и той учредилке, которые возникли при существовании частной собственности на земле, когда люди не были равны между собою, когда имеющий собственный капитал был хозяином, а остальные, трудящиеся у него, были наемные рабы его, — такой демократии мы цены не придаем. Такая демократия покрывала собою рабство даже в самых передовых государствах. Мы, социалисты, являемся сторонниками демократии лишь постольку, поскольку она облегчает положение трудящихся и угнетенных. Социализм ставит своей задачей во всем мире борьбу против всякой эксплуатации человека человеком. Для нас имеет истинное значение та демократия, которая служит эксплуатируемым, тем, которые поставлены в положение неравноправное. Если нетрудящийся лишается избирательных нрав, то это и есть настоящее равенство между людьми. Нетрудящийся не должен есть.

Мы говорим в ответ на эти обвинения, что надо поставить вопрос о том, как осуществляется в том или ином государстве демократия. Мы видим во всех демократических республиках, что провозглашается равенство, а в законах гражданских и в законах о правах женщины в смысле положения ее в семье, в смысле развода, на каждом шагу мы видим неравенство и принижение женщины, и мы говорим, что это есть нарушение демократии и именно в отношении к угнетенным. Советская власть более всех других, самых передовых стран осуществила демократию тем, что в своих законах не оставила ни малейшего намека на неравноправность женщины. Повторяю, ни одно государство и ни одно демократическое законодательство не сделало для женщины и половины того, что сделала Советская власть в первые же месяцы своего существования.

Конечно, недостаточно одних законов, и мы никоим образом не удовлетворяемся одними декретами. Но в области законодательства мы сделали все, что от нас требовалось для уравнения положения женщины с положением мужчины, и мы по праву можем этим гордиться. Положение женщины в Советской России теперь таково, что оно является идеальным с точки зрения самых передовых государств. Но мы говорим себе, что, конечно, это только еще начало.

Положение женщины, при ее занятии домашним хозяйством, все еще остается стесненным. Для полного освобождения женщины и для действительного равенства ее с мужчиной нужно, чтобы было общественное хозяйство и чтобы женщина участвовала в общем производительном труде. Тогда женщина будет занимать такое же положение, как и мужчина.

Конечно, здесь речь идет не о том, чтобы уравнять женщину в производительности труда, размере труда, длительности его, в условиях труда и т. д., а речь идет о том, чтобы женщина не была угнетена ее хозяйственным положением в отличие от мужчины. Вы все знаете, что даже при полном равноправии остается все же эта фактическая придавленность женщины, потому что на нее сваливают все домашнее хозяйство. Это домашнее хозяйство в большинстве случаев является самым непроизводительным, самым диким и самым тяжким трудом, какой осуществляет женщина. Это труд чрезвычайно мелкий, не заключающий в себе ничего, что сколько-нибудь способствовало бы развитию женщины.

Преследуя социалистический идеал, мы хотим бороться за полное осуществление социализма, и здесь для женщины открывается очень большое поприще работы. Мы теперь серьезно готовимся к расчистке почвы для социалистической постройки, а самая постройка социалистического общества начнется только тогда, когда мы, добившись полного равенства женщины, примемся за новую работу вместе с женщиной, освобожденной от этой мелкой, отупляющей, непроизводительной работы. Этой работы хватит нам на многие, многие годы.

Работа эта не может дать быстрых результатов и не производит блестящего эффекта.

Мы создаем образцовые учреждения, столовые, ясли, которые освободили бы женщину от домашнего хозяйства. И здесь именно на женщин более всего и ложится эта работа по устройству всех этих учреждений. Нужно признать, что сейчас в России таких учреждений, которые бы помогли женщине выбраться из состояния домашней рабыни, очень мало. Их имеется ничтожное количество, и те условия, в которые поставлена сейчас Советская республика, — условия и военные, и продовольственные, о которых говорили здесь вам товарищи подробно, — препятствуют нам в этой работе. Но все же надо сказать, что учреждения эти, избавляющие женщин от положения домашней рабыни, возникают всюду, где только есть малейшая к тому возможность.

Мы говорим, что освобождение рабочих должно быть делом самих рабочих, и точно так же и освобождение женщин-работниц должно быть делом самих женщин-работниц. Сами женщины-работницы должны заботиться о развитии таких учреждений, и эта деятельность женщины приведет к полной перемене ее старого положения при капиталистическом обществе.

Чтобы заниматься политикой, при старом капиталистическом обществе требовалась особая подготовка, и потому участие женщин в политике, даже в самых передовых и свободных капиталистических странах, было ничтожное. Наша задача состоит в том, чтобы сделать политику доступной для каждой трудящейся женщины. С того момента, как уничтожена частная собственность на землю и фабрики и свергнута власть помещиков и капиталистов, задачи политики для трудящейся массы и трудящихся женщин становятся простыми, ясными и вполне для всех доступными. В капиталистическом обществе женщина поставлена в такое бесправное положение, что участие ее в политике проявляется в ничтожной доле по сравнению с мужчиной. Для того, чтобы это положение переменилось, нужно, чтобы была власть трудящихся, и тогда главные задачи политики будут составлять все то, что непосредственно касается судьбы самих трудящихся.

И здесь участие женщины-работницы, не только партийной и сознательной, но и беспартийной и наиболее бессознательной, необходимо. Здесь для женщины-работницы открывается Советской властью широкое поле деятельности.

Нам приходилось очень трудно в борьбе против сил, враждебных Советской России, которые идут на нее походом. Нам было трудно бороться и в области военной с теми силами, которые против власти трудящихся идут войной, и в области продовольственной против спекулянтов, потому что недостаточно велико число людей, число трудящихся, которые всецело шли бы к нам на помощь своим собственным трудом. И здесь Советская власть ничто не может так ценить, как помощь широкой массы беспартийных женщин-работниц. Пусть они знают, что, может быть, в старом буржуазном обществе для политической деятельности требовалась сложная подготовка, и это было недоступно женщине. Но политическая деятельность Советской республики главной своей задачей ставит борьбу с помещиками, капиталистами, борьбу за уничтожение эксплуатации, и поэтому в Советской республике для женщин-работниц открывается политическая деятельность, которая будет состоять в том, чтобы своим организаторским уменьем женщина помогала мужчине.

Нам нужна не только организаторская работа в миллионном масштабе. Нам нужна организаторская работа и в самом небольшом масштабе, которая дает возможность трудиться и женщинам. Женщина может трудиться и в условиях военных, когда дело идет о помощи армии, об агитации среди нее. Женщина во всем этом должна принимать активное участие, чтобы Красная Армия видела, что о ней заботятся, о ней пекутся. Женщина может трудиться также и в области продовольственной — по распределению продуктов и улучшению массового питания, развитию тех столовых, которые так широко теперь поставлены в Петрограде.

Вот в каких областях деятельность женщины-работницы приобретает настоящее организаторское значение. Участие женщины необходимо и в постановке крупных опытных хозяйств и наблюдении за ними, чтобы это дело не было у нас одиночным делом. Без участия в этом деле большого числа трудящихся женщин оно невыполнимо. И женщина-работница вполне может подойти к этому делу и в смысле надзора за распределением продуктов, и надзора за тем, чтобы продукты легче доставались. Эта задача вполне посильна для беспартийной женщины-работницы, и между тем осуществление этой задачи будет содействовать более всего упрочению социалистического общества.

Отменив частную собственность на землю и почти целиком отменив ее и на фабрики и заводы, Советская власть стремится к тому, чтобы все трудящиеся, не только партийные, но и беспартийные, и не только мужчины, но и женщины, принимали участие в этом хозяйственном строительстве. Это начатое Советской властью дело может быть двинуто вперед только тогда, когда вместо сотен женщин по всей России в нем примут участие миллионы и миллионы женщин. Тогда дело социалистического строительства, мы уверены, будет упрочено. Тогда трудящиеся докажут, что они могут жить и могут хозяйничать и без помещиков и капиталистов. Тогда социалистическое строительство будет стоять в России так прочно, что никакие внешние враги в других странах и внутри России не будут Советской республике страшны.

«Правда» № 213, 25 сентября 1919 г.

Источник статьи

 

Метки: , , ,

Аршин ситца


Олег Комолов

8 марта, в День международной солидарности женщин в борьбе за экономическое, социальное и политическое равноправие, публикуем рассказ А. Лазебникова (СССР), написанный в 1963 году.

***

Та особая зоркость, которой наделены архивисты, подсказала, видимо Людмиле Александровне, что нужно заглянуть в судьбу Улановой. Она достала с полки ничем не приметную среди многих других папку, годами не попадавшуюся на глаза исследователям, и начала листать справки. Каким был этот человек из слободы Даниловки, остались ли у него родные, друзья, чем он жил, кроме камвольной прядильни, в которую пришел еще в прошлом веке и уволился шестьдесят один год спустя? Только дойдя до маленького письма, сотрудница Центрального архива Октябрьской революции радостно вздохнула.

«Дорогой Михаил Иванович! — писала Надежда Константиновна Крупская Калинину. — Есть у меня знакомая одна — работница Уланова с фабрики Вашего имени — Вы ее тоже знаете: она активный участник революции 1905 года, член партии, член Моссовета, очень интересный человек, агитаторша замечательная, она Герой Труда…»

Из архивной папки, из коротких текстов медленно вырастала незнакомая жизнь. Она звала за собой к улицам московской слободы, к забастовкам и баррикадам 1905 года, к Красногвардейскому отряду Даниловского подрайона, где в Октябрьские дни сражалась крутильщица Евдокия Уланова. Звала и к тому февральскому дню 1919 года, когда работницы Товарищества Даниловской мануфактуры и Товарищества Даниловской камвольной прядильни (теперь это фабрики имени Калинина и имени Фрунзе) пошли к Ленину хлопотать о мануфактурном пайке.

Но стоило лишь подумать, сколько могло быть сейчас лет этой участнице революции 1905 года и красногвардейке, как цифры оттесняли куда-то в небытие всякую надежду. Правда, в фабкоме сказали мне, что лет двенадцать назад Уланова пришла последний раз на фабрику и даже пошутила, что хочет наняться на работу — верните ей четыреста ее веретен, поставьте в ударную бригаду…

И я поехал в Серпухов, куда много лет назад переселилась Евдокия Ивановна. Но оказалось, что она уже не живет здесь: в 1955 году выехала в город Видное Московской области.

…Тишина уютной комнаты. В кресле — маленькая, сухая старушка.

О каждом годе у нее своя зарубка в памяти. Сколько же таких отметин, если трудовой стаж ее только в прядильне шестьдесят один год!

Разговор пошел об этих шести десятилетиях и всякий раз касался ее фабрики, слободы, где начиналась ее жизнь.

Память Улановой сберегла многие события 1905 года. Холодок листовок, шуршавших под ее блузкой, и сейчас еще, кажется, леденит сердце старой подпольщицы, когда она рассказывает, как кралась за мост и там расклеивала их на стенах домов. «Это самое нужное, Дуся», — говорили старшие товарищи и давали ей еще почну.

— Да стоит ли об этом? — произносит Уланова. — Прокламации расклеивала, патроны подносила — работа детская. Ну, а через двенадцать лет пришлось двадцать две пули выпустить, когда Кремль брали. Вот сколько ждала!

Уланова рассказывает, как побывала в Кремле делегация Даниловской мануфактуры зимой 1919 года:

— Идем, а я объясняю по дороге к Ленину, что где. «Раз ты тут все знаешь, — говорят мне, — тебе и докладывать о нашей просьбе». А просьба такая: разрешить нам мануфактурный паек. Владимир Ильич выслушал нас, разъяснил текущий момент. По этому вопросу уже есть решение, сказал Ленин. Совет Народных Комиссаров не вправе отменять то, что Президиум ВЦИК постановил. По Конституции СНК ниже ВЦИК стоит.

— Кто нам поверит, Владимир Ильич, что вы отказали? — набралась я смелости. — Еще скажут, что мы не были у вас.

Ленин поглядел на нас молча, подумал немного и торопливо начал писать, почему было отказано в пайке. С этой запиской мы ушли от него.

Потом приехал к нам на фабрику Калинин. Рассказала я ему, как Владимир Ильич, отказывая нам, на ВЦИК ссылался. Калинин серьезно взглянул на меня:

— Придет время, будете носить платья куда лучше, чем те, что шьют теперь из вашего материала.

Представить себя в хорошем платье ни у кого из подруг Улановой не хватило тогда фантазии. Прошло с той осени немало лет. Снова приехал Михаил Иванович к ним на прядильню. На собрании он усадил ее рядом с собой и спросил: «Помните, о чем текстильщики Владимира Ильича просили?» Она кивнула: как же не помнить. Он оглядел одежду людей вокруг, ее новое платье.

— Шевиот?

— Да, — ответила Евдокия Ивановна и рассмеялась: на Михаиле Ивановиче синий костюм из такого же материала.

А ведь не забудем, — сказал Калинин и остро посмотрел на нее, — не посмеем забыть, как было тяжко нам…

…Вспомнив все это, Евдокия Ивановна надолго умолкла, задумчиво окинула поверх очков простор за окном, будто там начинался ее путь к Ленину за несбыточным тогда аршином русского ситца.

Источник статьи

 

Метки: , , ,

И.В. Сталин в народных байках


В богатой редакционной почте «Правды» письма из Грузии встречаются, прямо скажем, редко. Но, оказывается, и в этой стране, руководство которой немало потрудилось для осложнения отношений с Россией, есть читатели «Правды», стремящиеся сотрудничать с нашей газетой. Пример тому — письмо, которое прислал в «Правду» доктор философских наук, профессор, вице-президент Академии образования Грузии Леонид Джахая, предложивший для публикации необычный материал, который наверняка заинтересует широкий круг читателей. Это собрание фольклорных баек о Сталине, представляющих собой причудливую смесь правды и вымысла, былей и небылиц. Но вот что важно: Сталин неизменно предстаёт в них человеком умным, эрудированным, справедливым, заботящимся о стране и народе и обладающим великолепным чувством юмора. Такую поистине народную репутацию надо было заслужить. И Иосиф Виссарионович её заслуживает. Вот несколько фрагментов этой коллекции в литературной обработке Л. Джахая.

30-е годы, знаменитая папанинская эпопея на дрейфующей полярной станции «Северный полюс-1». Папанин греется в лучах славы, на него льются дождь наград и солидные денежные премии, на которые он выстроил большой добротный дом в Подмосковье. Когда дом был готов, Папанин пригласил на новоселье весь состав Политбюро ЦК ВКП(б) во главе со Сталиным. Гости осмотрели дом, Сталин лично заглянул во все комнаты, службы, взобрался на крышу, спустился в подвал… Папанину не терпелось узнать, как ему понравился дом. Сталин сказал:

— Прекрасный дом, замечательный дом. Думаю, ребятишки из детского дома будут очень довольны.

На следующий день в московских газетах появилось сообщение, что Папанин подарил свою загородную дачу подмосковному детскому дому.

* * *

В Грузии у многих есть фотокопия письма Сталина 1933 года Пете, своему грузинскому товарищу по Тифлисской духовной семинарии. Это был Пета (Петя) Капанадзе, который после окончания духовной семинарии, уже в советское время, учительствовал в Хашури и в начале 30-х годов бедствовал настолько, что послал в Москву, Сталину письмо с просьбой о помощи. 7 декабря 1933 года Сталин откликнулся на это письмо. По размерам и внешнему виду это была, по-видимому, обычная почтовая открытка, написанная по-грузински от руки сталинским почерком. Вот это письмо в дословном русском переводе:

«Петя, здравствуй!

Как видно, мою телеграмму ты получил. Посылаю тебе две тысячи рублей. Больше у меня нет. Эти деньги — мой гонорар. Мы здесь гонорар не берём вообще, — только в исключительных случаях берём иногда. Твоя беда для меня — исключительный случай, поэтому я взял гонорар, чтобы использовать для тебя. Кроме этих денег тебе дадут взаймы 3000 рублей. Я сказал об этом Берии (он секретарь Закавказского крайкома), и он дал мне слово — мол, обязательно выполню. Итак: 2000 рублей прими, как мой дружеский дар, и 3000 рублей — взаймы.

Будь здоров многие лета.

Твой Сосо».

* * *

Август 1939 года. В Москву из Берлина прилетел министр иностранных дел третьего рейха Иоахим фон Риббентроп для подписания пакта о ненападении между Германией и СССР (так называемый пакт Молотова—Риббентропа). На приём по случаю подписания пакта Сталин привёл своего повара-грузина Трифона Лордкипанидзе, одетого модно, по всем дипломатическим правилам. Представляя его фон Риббентропу, Cталин произнёс, чётко разделяя слова:

— Три фон лорд Кипанидзе!

Можно представить себе удивление Риббентропа.

* * *

Во время Ялтинской конференции журналисты осаждали Сталина вопросом, когда закончится война. Раздосадованный Сталин, чтобы избавиться от назойливых репортёров, ответил:

— Вот когда Левитан объявит по радио, тогда и закончится.

* * *

Война закончилась, началось восстановление разрушенного народного хозяйства. В конце 40-х годов стала очевидной необходимость строительства нового здания Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова в дополнение к старому зданию в центре Москвы, на Моховой, в самом оживлённом месте города, без вместительной столовой или приличной поликлиники. Для строительства была выбрана зелёная зона Ленинских (Воробьёвых) гор, в отдалении от центра. Когда проект нового здания МГУ был готов, его представили на утверждение Председателю Совета Министров СССР И.В. Сталину. Сталин внимательно ознакомился с проектом и задал вопрос архитекторам:

— А какую площадь вы отводите Московскому университету, лучшему вузу страны?

Архитекторы ответили, что по всем существующим мировым стандартам университету полагается 50 гектаров. Сталин не согласился с этим и предложил архитекторам ещё раз подумать и прийти через месяц. Когда через месяц архитекторы явились к Сталину и снова стали уверять его, что новому зданию МГУ вполне достаточно 50 гектаров территории, Сталин мягко, но категорично заявил:

— Московскому университету требуется не 50, а 150 гектаров!

И когда теперь москвичи гордятся величественным зданием МГУ на Воробьёвых горах, в окружении парков, садов, цветников, где разместились также новый корпус гуманитарных факультетов, астрономическая обсерватория, спортивный комплекс, просторная смотровая площадка, мало кто знает, что всё это великолепие — результат дальновидности Сталина и его заботы о развитии высшего образования в СССР.

* * *

В послевоенные годы Сталин много и плодотворно занимался творческим развитием марксистской теории, участвовал в двух научных дискуссиях — по вопросам языкознания и по политэкономии социализма. Как глубоко вникал Сталин в суть проблем, которые раньше не знала история человечества, видно на таком примере. Характеризуя общенародную собственность на основные фонды предприятий, Сталин обратил внимание экономистов на совершенно устаревшие, несуразные объявления в газетах и на стендах о «Найме на работу» рабочих и служащих. При социализме, пояснил Сталин, заводы, фабрики, шахты и пр. принадлежат трудящимся, и выходит, что они сами к себе «нанимаются» на работу! После сталинских разъяснений этот явный анахронизм устранили, и появились новые объявления: «Приглашаются на работу».

Источник статьи

 

Метки: , , ,

95-летию создания Красной Советской Армии (23 февраля 1918 года) посвящается, #ru, #news, #russia, #echo


Ленин и Красная Армия

В феврале 1918 года немецкие войска начали массированное наступление на Советскую Россию. Германский империализм, тем самым, пытался свергнуть Советскую власть и превратить Россию в свою колонию. Старая, развалившаяся царская армия отступала под ударами немцев.
В эти дни В.И. Ленин как Председатель Совета народных комиссаров (пролетарского правительства) написал декрет-воззвание «Социалистическое Отечество в опасности!», которое вскоре было помещено в газете «Правда».
Сегодня мы публикуем текст этого уникального документа:

Социалистическое Отечество в опасности!

«Чтоб спасти изнуренную, истерзанную страну от новых военных испытаний, мы пошли на величайшую жертву и объявили немцам о нашем согласии подписать их условия мира.
Наши парламентеры 20(7) февраля вечером выехали из Режицы в Двинск, и до сих пор нет ответа.
Немецкое правительство, очевидно, медлит с ответом. Оно явно не хочет мира. Выполняя поручение капиталистов всех стран, германский милитаризм хочет задушить русских и украинских рабочих и крестьян, вернуть земли помещикам, фабрики и заводы — банкирам, власть — монархии.
Германские генералы хотят установить свой «порядок» в Петрограде и в Киеве.
Социалистическая республика Советов находится в величайшей опасности.
До того момента, как поднимется и победит пролетариат Германии, священным долгом рабочих и крестьян России является беззаветная защита республики Советов против полчищ буржуазно-империалистской Германии.

Совет Народных Комиссаров постановляет:
1) Все силы и средства страны целиком предоставляются на дело революционной обороны.
2) Всем Советам и революционным организациям вменяется в обязанность защищать каждую позицию до последней капли крови.
3) Железнодорожные организации и связанные с ними Советы обязаны всеми силами воспрепятствовать врагу пользоваться аппаратом путей сообщения; при отступлении уничтожать пути, взрывать и сжигать железнодорожные здания; весь подвижной состав — вагоны и паровозы — немедленно направлять на восток в глубь страны.
4) Все хлебные и вообще продовольственные запасы, а равно всякое ценное имущество, которым грозит опасность попасть в руки врага, должны подвергаться безусловному уничтожению; наблюдение за этим возлагается на местные Советы под личной ответственностью их председателей.
5) Рабочие и крестьяне Петрограда, Киева и всех городов, местечек, сел и деревень по линии нового фронта должны мобилизовать батальоны для рытья окопов под руководством военных специалистов.

6) В эти батальоны должны быть включены все работоспособные члены буржуазного класса, мужчины и женщины, под надзором красногвардейцев; сопротивляющихся — расстреливать.
7) Все издания, противодействующие делу революционной обороны и становящиеся на сторону немецкой буржуазии, а также стремящиеся использовать нашествие империалистических полчищ в целях свержения Советской власти, закрываются; работоспособные редакторы и сотрудники этих изданий мобилизуются для рытья окопов и других оборонительных работ.
8) Неприятельские агенты, спекулянты, громилы, хулиганы, контрреволюционные агитаторы, германские шпионы расстреливаются на месте преступления.
Социалистическое отечество в опасности! Да здравствует социалистическое отечество! Да здравствует международная социалистическая революция!

Совет Народных Комиссаров

21 февраля 1918 года.
Петроград.» («Правда» №32, 22 (9) февраля 1918 г.).

Это ленинское воззвание воодушевило коммунистов-большевиков и рабочий класс Советской России на дружный отпор врагу. Началось формирование первых отрядов Красной Армии. Она росла не по дням, а по часам. Красноармейцы героически обороняли Советскую страну. 23 февраля 1918 года Красная Армия нанесла по немецким захватчикам сокрушительный удар. Это произошло под Нарвой и Псковом. Германское наступление на Петроград было приостановлено.
С тех пор 23 февраля отмечается как день создания героической Красной Армии, озарившей свои знамена ореолом славы в годы Гражданской и Великой Отечественной войн.
Мы, большевики, твердо верим в восстановление нашей Советской Родины. В результате Социалистической революции обязательно возродится и наша великая Красная Армия.

Источник статьи

 

Метки: , , , , , , , ,

КАК ПОГИБ САВИНКОВ, #ru, #news, #russia, #rf, #echo



Фото: Борис Савинков даёт показания на заседании суда.

Автор: Александр ДАНИЛОВ

Нынешнему поколению это имя мало что говорит. Между тем некогда оно внушало ужас, отвращение и острое любопытство. Руководитель знаменитой Боевой организации (БО) партии эсеров, литератор, сочинявший под псевдонимом В. Ропшин. Затем военный корреспондент, министр Временного правительства Керенского и организатор восстаний и актов террора против Советской России.
В шаге от пролёта

В начале августа 1924 года Савинков нелегально приехал в СССР, куда был завлечен в результате разработанной ОГПУ операции «Cиндикат-2». 16 августа он был арестован в Минске вместе со своей последней любовницей Любовью Дикгоф и её мужем.

На открытом суде, проходившем в Москве, Савинков признал свою вину и «историческое поражение».

Свои показания он начал так: «Я, Борис Савинков, бывший член Боевой организации Партии социалистов-революционеров, друг и товарищ Егора Сазонова и Ивана Каляева, участник убийств Плеве, великого князя Сергея Александровича, участник многих террористических актов, человек, всю жизнь работавший только для народа, во имя его, обвиняюсь ныне рабоче-крестьянской властью в том, что шел против русских рабочих и крестьян с оружием в руках».

Одним из участников агентурно-оперативной игры был молодой сотрудник ОГПУ Григорий Сыроежкин. За успешное осуществление акций в рамках операции «Синдикат-2» он был награжден орденом Красного Знамени. И он же оказался последним, кто видел Савинкова живым. И не просто видел, а из последних сил удерживал своими руками…

Согласно официальной версии Савинков покончил с собой, выбросившись в пролет лестничной клетки. За границей ставили под сомнение такой бесславный конец «террориста номер один». В период Перестройки и после нее на страницах книг и печатных изданий все чаще стала появляться другая версия. Утверждалось, что не сам Борис Викторович покончил счеты с жизнью, а был хладнокровно ликвидирован конвоирами.

«Давайте я расскажу вам правду про смерть Савинкова», — предложил Борис Гудзь, старейший на тот момент сотрудник спецслужб. Наш разговор происходил в особняке пресс-бюро СВР на Остоженке.

В сто с лишним лет Борис Игнатьевич отличался отменным здоровьем и крепким рукопожатием. Характерно, что со сталинских времен у него оставалась привычка работать вечерами и даже ночами, о чем он, усмехнувшись, не преминул сообщить.

Его наставником и другом семьи был один из руководителей ОГПУ Артур Артузов, хорошо известный по классическим операциям «Синдикат» и «Трест».

За свою долгую оперативную биографию Гудзь успел поработать во всех спецслужбах Советского Союза. И более того — оказавшись вне Системы и избежав расстрела, смог вырасти от простого водителя автобуса до крупного начальника.
Итак, Савинков…

«Не сумел удержать его мой товарищ по шестому отделу, оперативный работник Григорий Сергеевич Сыроежкин», — пояснил Гудзь. — В тот день Григорий как раз сидел у злополучного окна. Савинков нервно вышагивал по комнате. Дело в том, что содержали мы Бориса Савинкова на Лубянке во внутренней тюрьме в особых условиях. Камера его, с коврами и удобной мебелью, выглядела как номер в хорошей гостинице. На некоторое время к нему даже допускалась жена. И до процесса в августе 1924 года и после наши сотрудники возили его на прогулки в город.

И после одной такой вот прогулки, было это 7 мая 1925 года, он находился в кабинете заместителя начальника контрразведки Романа Александровича Пиляра, который, между прочим, приходился двоюродным братом Феликсу Дзержинскому. Пиляр и арестовал Савинкова, когда мы заманили его в Россию. Тот перешел границу через наше, чекистское «окно», думая, что героически проникает в страну незамеченным. Пиляр взял его в Минске на следующий день и привез в Москву.

Начался суд, на котором Борис Савинков заявил, что отказывается от своих прежних убеждений, обратился к соратникам, а их у него было немало, с призывом прекратить борьбу против СССР. Приговорили его к высшей мере, но ЦИК СССР заменил расстрел десятью годами.

Решение о смягчении приговора приняли без его просьб. Но самомнение у Савинкова — огромное. И уже через восемь месяцев после вынесения приговора он написал письмо Дзержинскому: добивался, чтобы его в конце концов выпустили и дали какую-то важную работу.

Не сочтите за анекдот, но однажды на допросе у Артузова, было это уже после осуждения, Борис Викторович разговорился: «Если предложите мне выполнять какую-то работу, я готов. Однако поймите меня правильно, Артур Христианович, пойти на вашу должность будет для меня маловато, нужно что-то другое». И не улыбайтесь. Это — чистая правда.

Разумеется, никто не собирался соглашаться на его условия. В конце концов он это понял. И вот — девять вечера. Кабинет Пиляра. В комнате чекист, который ездил с ним на прогулку, еще один человек и друг мой Сыроежкин. Только что Савинкова привезли из ресторана… Расскажу вам то, что никогда и никому не рассказывал. Савинков был не пьян, думаю, и не навеселе, но в ресторане он все-таки немного выпил. Быть может, из-за этого и накатила грусть с тоской? Понял безысходность и…

Потом проводили вскрытие. И медики в заключении написали: обнаружены следы алкоголя. Но кому-то из начальства это совсем не понравилось. И упоминание об алкоголе изъяли.

Ну так вот, после ресторана привезли Савинкова в кабинет на пятом этаже. Отсюда можно было, не спускаясь вниз, через отдельный специальный ход попасть в тюрьму. На открытом окне нет решеток. Савинков нервно вышагивал по комнате, ожидая вызова охраны из тюрьмы. А те должны препроводить его в камеру. У окна сидит Сыроежкин. Заметьте, Григорий сидит в кресле, а не я. Подоконник очень низкий. Понимаете, как все сошлось?

Раньше там было не окно, а балкончик. Потом балкончик сломали, окно заложили кирпичом, но подоконник сделали низеньким. Савинков возбужден: «Когда же в конце концов решат со мной? Любо пускай расстреляют, либо дадут мне работу». Черт его знает, может, действительно взыграли какие-то алкогольные градусы? Ходит, ходит — и вдруг раз — резко из окна вниз головой. Недаром же был террористом. Навыки-то еще те.

Григорий, хоть и произошло все внезапно, успел схватить его за ноги. Сильный был человек. Но у Сыроежкина одна рука чуть слабее: в молодости был неплохим борцом и в схватке на ковре сломал руку. Удерживал, и тут его потянуло вниз, вместе с Савинковым. Тот килограммов 80 весил. Как можно удержать человека, который уже наклонился туда?

Сыроежкину кричат: «Отпускай, полетишь за ним!» Не удержал. И Савинков полетел с пятого этажа… Разбился сразу и насмерть. Остальные рассказы, будто чекисты его сбросили сами — или сначала убили, а потом выбросили из окна, — ложны.

Гриша сделал все, что только мог. Очень все получилось неожиданно. Он, Савинков, был все-таки личностью. Но на следующий день вся эта оперативная группа шестого отделения — в шоковом состоянии. Упустили Савинкова! Мы же понимали, какой это удар. Заподозрят, будто его сбросили. Ну зачем было его сбрасывать, когда могли приговорить к расстрелу? Не расстреляли, дали десять лет, так зачем его уничтожать таким путем? И мы, конечно, получили нагоняй от начальства», — закончил свой рассказ Борис Игнатьевич.
Оплата счетов

Во время гражданской войны в Испании Сыроежкин занимался комплектованием и подготовкой специальных групп республиканской армии для развертывания партизанского движения и организации диверсий в тылу франкистских войск.

Осенью 1937 года был создан специальный 14-й корпус, в котором «Грегорио Гранде» стал старшим военным советником. Он не только готовил к заброске диверсионные группы, но и сам не раз ходил в тыл противника.

Между прочим в Испании Сыроежкин встретил сына Бориса Савинкова. Тот вырос в эмиграции, работал шофером во Франции. В Испанию Лев Борисович отправился добровольцем вскоре после начала гражданской войны, сражался на фронте против франкистов в рядах одной из интернациональных бригад.

«По старой памяти» Сыроежкин способствовал тому, что Лев Савинков стал капитаном республиканской армии. Осенью 1938 года Сыроежкин переправил его во Францию. Допустив ту давнишнюю смерть отца, он спас его сына накануне поражения республиканцев. Да, неисповедимы пути твои, Господи!

Во время оккупации Франции Лев Савинков участвовал во французском движении Сопротивления и в августе 1944 года в составе группы из отряда «Союза русских патриотов» водрузил красный флаг над зданием советского посольства в Париже.

В конце 1938 года старший майор госбезопасности (т. е. генерал-майор) Сыроежкин был отозван под предлогом вручения ему очередного ордена. В Москве он был арестован по обвинению в шпионаже в пользу Польши и участии в контрреволюционной организации. 26 февраля 1939 года Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила его к высшей мере наказания.

Круг замкнулся.

Источник статьи

 

Метки: , , , , , , , , ,

ЗА ЧТО УБИЛИ СТАЛИНА, #ru, #news, #russia, #ussr, #echo


Автор: Арсен МАРТИРОСЯН

Известный современный исследователь Юрий Игнатьевич Мухин в своей знаменитой книге «Убийство Сталина и Берии» блестяще доказал, что незадолго до своей смерти Сталин предпринял новую попытку отсечь партократию от власти, от руководства государством.

Первая попытка, предпринятая в 1937 году, окончилась провалом и вакханалией репрессий, спровоцированных партократией в ответ на демократическую по характеру и сути попытку Сталина путем прямых, тайных выборов на альтернативной основе произвести уже тогда крайне необходимую ротацию правящей элиты.

Вторая же попытка, предпринятая Сталиным после войны, привела к его убийству в результате заговора партократии. Это и есть главный (внутренний) мотив убийства.

И что самое страшное, произошло это в точном соответствии с принципиальными положениями «классиков научно обоснованного» бандитизма во всемирном масштабе. Есть у них такое, внешне кажущееся сугубо политэкономическим выражение: «Вместе с возможностью удерживать товар как меновую стоимость, или меновую стоимость как товар, пробуждает алчность или auri sacrafames, «проклятая жажда золота», как говорил древнеримский поэт Вергилий».

Между тем, в сфере политики вместе с возможностью удерживать власть (товар) как меновую стоимость (то есть как возможность «рулить» государством, причем ни за что не отвечая, но располагая невиданными привилегиями), тождественная «проклятой жажде золота» алчность пробуждает в виде «LIBIDO DOMINANTI», то есть в виде «СТРАСТИ К ВЛАСТВОВАНИЮ».
Причины трагедии 22 июня 1941 года

Когда партократия поняла, что Сталин вновь решил оторвать ее от власти в государстве, то, вспомнив 1937 год, она буквально озверела. После этого Сталину не так много осталось жить. И хотя это главный мотив убийства, но это всего лишь один из четырех мотивов, причем внутреннего порядка.

Кстати сказать, к нему вплотную примыкает еще один, если и не в статусе главного, то очень близко стоящего к такому определению мотив. Дело в том, что после войны Сталин возобновил интенсивное расследование причин невероятной трагедии 22 июня 1941 года в целях установления как сути трагедии, так и тем более конкретных виновников.

Многим наверняка хорошо известны слова Сталина о том, что «победителей можно и нужно судить, можно и нужно критиковать и проверять… меньше будет зазнайства, больше будет скромности». Нередко эти слова Сталина увязывают с делом маршала Жукова, тем более что они были произнесены также в 1946 году, когда полководца примерно «выпороли» за отчаянную нескромность и приписывание себе чуть ли не всех боевых заслуг Советской Армии. Частично это и в самом деле так, но только лишь частично, причем в очень малой дозе.

На самом же деле Сталин подразумевал тщательное расследование причин трагедии 22 июня 1941 года, которое он в глубокой тайне начал еще в дебюте войны и которое в принципе-то никогда не прекращалось — просто на некоторое время активность разбирательства была снижена.

К концу 1952 года Сталин практически завершил это расследование — уже был завершен опрос оставшихся в живых генералов, командовавших частями в западных приграничных округах накануне войны. И это очень сильно встревожило высший генералитет и маршалитет. Особенно того же Жукова. Не случайно же они так резво переметнулись на сторону Хрущёва и чуть позже помогли ему осуществить государственный переворот 26 июня 1953 года.

Смертоносная убойность материалов этого расследования для генералитета и маршалитета была велика. В 1989 году знаменитое издание «Военно-исторический журнал» начал печатать некоторые материалы этого расследования, в частности, результаты проведенного Сталиным опроса генералов — когда они получили предупреждение о нападении Германии. Кстати говоря, все показали, что 18-19 июня, и только генералы Западного Особого военного округа черным по белому написали, что никаких указаний на этот счет не получали, а некоторые и вовсе узнали о войне из речи Молотова. Так вот, едва началась публикация, как тут же редакции «ВИЖ» так дали по рукам, что печатание материалов немедленно было прекращено.

Выходит, что даже тогда эти материалы были опасны для генералитета и маршалитета. Не публикуют их полностью и до сих пор. Следовательно, они по-прежнему представляют угрозу. Впрочем, и для властей тоже, потому как публикация этих материалов в полном объеме вызовет термоядерный взрыв во всей исторической науке, ибо перевернет буквально все и придется на коленях просить прощения перед могилой Сталина за всю клевету и грязь, которые на него обрушили после 5 марта 1953 года.

Чем не мотив для убийства? Объективно он консолидировал шкурные интересы обеих частей военно-партийного комплекса. Сталин планировал удар сразу по двум направлениям: по партократии, которую намеревался навсегда отсечь от управления государством, и по высшему генералитету и маршалитету — в назидание будущим полководцам. Потому как за те невероятные жертвы, которые понес советский народ, они должны были ответить.

Свою же вину Сталин открыто признал, что хорошо известно. Более того, он вообще намеревался открыто покаяться перед народом за допущенные ошибки, особенно перед войной. Кстати, и это тоже сильно испугало партократию, потому как знала она свою кровавую вину перед народом, ох, как знала, как, впрочем, знала и то, что при Сталине-то ей придется ответить за все преступления.

Сталин прекрасно видел и понимал, что за годы войны партократия и высший генералитет так сцементировались на горе СССР, что уже как военно-партийный комплекс представляли колоссальную угрозу самому существованию СССР — делу всей жизни Сталина. Что, в общем-то, и подтвердилось в 1991 году.
Подрыв золотого стандарта

Так что в смерти Сталина был заинтересован также и высший генералитет и маршалитет, не все конечно, но значительная часть во главе с Жуковым. Вновь обращаю на это внимание, так как эта группировка мгновенно переметнулась на сторону Хрущёва и под его общим руководством устроила 26 июня 1953 года государственный переворот, в ходе которого без суда и следствия был убит (застрелен в собственном доме) Лаврентий Павлович Берия.

Между тем, Л. П. Берия, судя по всему, в тот момент был единственным человеком в тогдашней верхушке, который после смерти Сталина сконцентрировал в своих руках материалы этого красноречивого расследования причин трагедии 22 июня. Не говоря уже о том, что он фактически полностью расследовал и дело об убийстве Сталина.

На повестку дня вышел вопрос об аресте главных виновников —убийц Иосифа Виссарионовича — бывшего министра госбезопасности Игнатьева и Хрущёва, который курировал органы госбезопасности. 25 июня 1953 года Берия официально запросил санкцию ЦК и Политбюро на арест Игнатьева, а уже к обеду 26 июня был застрелен военными.

Кстати говоря, военные во главе с Жуковым устроили не просто государственный переворот с использованием вооруженных сил, а именно же по сценарию Тухачевского — то есть в соответствии с его танковым сценарием государственного переворота…

Но вот что далее интересно. В настоящее время можно с уверенностью говорить о квартете реальных мотивов убийства Сталина. Поразительно, но факт, что три из них связаны с самыми потаенными антисоветскими и русофобскими замыслами Запада. Соответственно, вывод напрашивается только один: произошла объективная консолидация интересов партократии (в том числе и как неотъемлемого компонента военно-партийного комплекса) с глобальными интересами Запада.

Хуже того. Отнюдь не исключено, но, скорее всего, что эта консолидация интересов была предварительно обсуждена. Посудите сами.

1 марта 1950 года в советских газетах было опубликовано Постановление Правительства СССР следующего содержания: «В западных странах произошло и продолжается обесценение валют, что уже привело к девальвации европейских валют. Что касается США, то не прекращающееся повышение цен на предметы массового потребления и продолжающаяся на этой основе инфляция, о чем неоднократно заявляли ответственные представители правительства США, привели также к существенному понижению покупательской способности доллара.

В связи с вышеуказанными обстоятельствами покупательская способность рубля стала выше его официального курса.

Ввиду этого Советское правительство признало необходимым повысить официальный курс рубля, а исчисление курса рубля вести не на базе доллара, как это было установлено в июле 1937 года, а на более устойчивой золотой основе, в соответствии с золотым содержанием рубля.

Исходя из этого, Совет Министров СССР постановил:

1. Прекратить с 1 марта 1950 года определение курса рубля по отношению к иностранным валютам на базе доллара и перевести на более устойчивую золотую основу, в соответствии с золотым содержанием рубля.

2. Установить золотое содержание рубля в 0, 222168 грамма чистого золота.

3. Установить с 1 марта 1950 года покупную цену Госбанка на золото в 4 рубля 45 копеек за 1 грамм чистого золота.

4. Определить с 1 марта 1950 года курс в отношении иностранных валют, исходя из золотого содержания рубля, установленного в пункте 2:

4 руб. за один американский доллар вместо существующего 5 р.30 коп.

11 руб.20 коп. за один фунт стерлингов вместо существующего 14 р.84 коп.

Поручить Госбанку СССР, соответственно изменить курс рубля в отношении к другим иностранным валютам.

В случае дальнейших изменений золотого содержания иностранных валют или изменений их курсов, Госбанку СССР устанавливать курс рубля в отношении к иностранным валютам с учетом этих изменений».

«Вдумайтесь, на что посягнул Сталин, — подчеркивает Ю. И. Мухин, — на святая святых США, на их базу паразитирования, на доллар! Ведь благодаря тому, что в международной торговле универсальной валютой является (в то время стал — А. М.) доллар, США имеют возможность всучивать миру крашеную бумагу с портретами своих президентов вместо реальных ценностей. А Сталин не то, что отказался использовать доллар во все расширяющейся международной торговле СССР, он даже оценивать товары в долларах прекратил. Можно ли сомневаться, что для США (да Великобритании тоже — А. М.) он стал самым ненавистным человеком?»

В сущности-то, Сталин попросту подорвал установленную после войны систему золотого стандарта доллара, опиравшегося на схему 34,5 доллара за одну тройскую унцию золота (31, 103477 г), под которую янки сумасшедшим образом производили бешеную эмиссию зеленых фантиков.
Гнев Де Голля

Более образно суть дела передает пример, происшедший с президентом Франции де Голлем. В 1964 году французский министр финансов рассказал генералу де Голлю историю о том, как сложилась довоенная, а затем и послевоенная международная финансовая система. Он привел такой пример: «Представьте, на аукционе продается картина Рафаэля, идет битва за нее между немцем Фридрихом, арабом Абдуллой, русским Иваном и янки Джоном. Каждый из них предлагает за картину свои товары: араб — нефть, немец — технику, Иван — золото, а янки Джон с веселой улыбкой предложил двойную цену, вынул кошелек с пачкой новеньких стодолларовых банкнот, отсчитал, забрал картину и ушел».

«Где же трюк?» — спросил де Голль.

«Трюк в том, — ответствовал министр финансов, — что янки выложил сто стодолларовок, а фактически заплатил три доллара, потому что стоимость бумаги на одну банкноту в сто долларов — три цента…». То есть все богатство мира, все его золото текло в обмен на зеленые бумажки! Ранее, до войны, такую же роль играл английский фунт стерлингов.

Де Голль рассвирепел, собрал по всей Франции 750 млн. бумажных долларов и в 1967 году во время официального визита в США с диким скандалом, но обменял бумажки на золото, благо тогда в США сохранялся золотой стандарт. В Париж де Голль вернулся, имея на борту своего самолета почти 66,5 тонн золота (в 1967 году средняя цена одной тройской унции золота составляла 35,23 доллара).

После этого Де Голль прожил всего два года, причем на следующий год, в мае 1968 года ему устроили, как теперь говорят, знаменитые студенческие волнения, в результате которых он вынужден был уйти в отставку. А уже в 1969 году Франция со слезами на глазах прощалась со своим великим соотечественником. Сталин же после фактически такого же действия — разве что доллары прямолинейно не обменивал на золото — прожил ровно три года.

Так чем это не мотив для убийства — Постановление Совета Министров СССР от 1 марта 1950 года?! Когда речь идет о золоте, Запад не останавливается ни перед каким преступлением. Кстати говоря, обратите внимание на то, что во всех исследованиях о смерти Сталина четко указывается, что беда с Иосифом Виссарионовичем произошла в ночь на 1 марта.

Между тем, с давних пор, еще со времен смерти Ивана Грозного история фиксирует паскудную англосаксонскую манеру именно в это же время оказываться причастными — прямо или косвенно — к смертям великих государей России — в самом начале марта…
Операции «Крест» и «Могила»

К вопросу о вводе золотого стандарта рубля и исчисления валютного курса рубля именно на этой основе вплотную примыкает одна, фактически детективная история. Дело в том, что по данным профессора Владлена Сироткина: «Сталин отказался искать «царское золото» вместе с союзниками по антигитлеровской коалиции, не послал в июле 1944 года в США своих представителей на Международную финансовую конференцию в Бреттон-Вудс, где были созданы МВФ и Всемирный банк (а в их уставной капитал перешло все «бесхозное золото» — нацистское, «еврейское», царское и т. д.), и доллар после этого стал самой обеспеченной послевоенной международной платежной валютной единицей».

Сталин начал поиски «царского золота», включая и золота семьи последнего российского императора, самостоятельно. Для этого был разработан план «Крест». К слову сказать, аналогичная операция проводилась еще до войны.

Американцев не устраивала такая акция. Поэтому в 1946 году вторично появляется «лже-Анастасия» — все та же Андерсон. В ответ Сталин поручает в том же 1946-м соорудить под Екатеринбургом «Могилу» расстрелянной царской семьи, закрывая вопрос об Анастасии.

Кстати, операция «Могила» была настолько серьезной, что курировал ее сооружение (по замечанию профессора Сироткина, «уж какие кости в нее закопали — Бог ведает») лично В. М. Молотов.

После смерти Сталина операцию «Крест» почему-то прекратили. Материалы ее до сих пор за семью печатями хранятся в архиве ФСБ.

Все дело в том, что США, а также Великобритания своровали у России гигантское количество золота. При царе под надуманным и навязанным лично Витте предлогом в США уплыло примерно 23 доверху груженных золотом парохода. Как минимум, тысяча тонн. Не меньшее количество золота переправил в США и В. И. Ленин (по данному вопросу подробнее смотри мою книгу «Кто привел войну в СССР?», Москва, 2007 год).

Личное же золото и драгоценности последнего русского царя, которые он по неосторожности переправил в Англию, нагло присвоила британская королевская семья и до сих пор не отдает их. Хуже того. Великобритания и Франция присвоили себе также и то залоговое золото, которое царское правительство держало в западных банках накануне еще Первой Мировой войны.

Одним росчерком пера 1 августа 1914 года был введен банковский мораторий на операции с русским золотом. Ну а после двух «революций» в России и вовсе некому стало требовать золото обратно. Краже подверглось золото, которое находилось в германских банках, в том числе и то, которое по второму Брест-Литовскому договору вывез Ленин.

Всего украденное указанным выше образом золото составляет более 610 тонн. Так что яростное нежелание отдавать сворованное золото, тем более в таких количествах — более чем серьезный мотив для убийства Сталина. Особенно, когда стало известно о том, что он начал проводить операции «Крест» и «Могила».
Сталинский «общий рынок»

А чем не мотив для убийства Сталина, который обнаружил один из исследователей сталинской эпохи Алексей Чичкин, опубликовавший свое открытие в труде «Забытая идея без срока давности». По его данным, в апреле 1952 года в Москве состоялось международное экономическое совещание, на котором СССР, страны Восточной Европы и Китай предложили создать зону торговли, альтернативную долларовой. Причем громадный интерес к этому плану проявили также и другие страны: Иран, Эфиопия, Аргентина, Мексика, Уругвай, Австрия, Швеция Финляндия, Ирландия, Исландия.

На совещании Сталин предложил создать свой «общий рынок». Более того. На совещании была озвучена также и идея введения межгосударственной расчетной валюты. Учитывая же, что инициатором замысла создания альтернативного долларовой зоне торговли фактически трансконтинентального «общего рынка» был Советский Союз, то и межгосударственной расчетной валютой в таком «общем рынке» все шансы имел стать именно советский рубль, определение курса которого за два года до этого было переведено на золотую основу.

Чтобы современному читателю было понятней, позволю себе напомнить, как США реагируют всего лишь на гипотетическую мысль о возможности создания газового аналога ОПЕК во главе с Россией. При одной только тени намека на эту идею янки уже впадают в ярость и недвусмысленно грозят весьма суровыми санкциями, не стесняясь намекать даже и на применение силы.

Можете себе представить, как психанули янки (и вообще англосаксонское ядро Запада), когда известие об этом совещании и тех идеях, которые на нем прозвучали, докатилось до Вашингтона?! Вот то-то и оно… Ведь тогда ситуация была во многом более благоприятная для Советского Союза, чем ныне для современной России. Одно только имя Сталина враз остужало самые горячие на Западе головы — с генералиссимусом шутки и фокусы не проходили. Более того, могли закончиться очень даже плачевно для тех, кто посмел бы «пошутить» с Советским Союзом во главе со Сталиным!

Посмотрите на хронологию событий. В апреле 1952 года было проведено международное экономическое совещание, озвученные идеи на котором вызвали широкий отклик фактически на всех континентах мира. Не прошло и года, как Сталин был убит…

Наконец, четвертый мотив. Никто в мире не ожидал, что после такой крайне разрушительной войны Советский Союз восстановит свою экономику в кратчайшие сроки. Фактически к началу 1948 года восстановительный этап был завершен, что, кстати говоря, позволило не только осуществить денежную реформу, но и одновременно с ней произвести отмену карточной системы.

Для сравнения. Великобритания, которая пострадала в войне несоизмеримо меньше, еще в начале 1950-х гг. не могла себе позволить отказаться от карточной системы распределения продуктов питания.

Вообще надо отметить, что первая же послевоенная пятилетка, несмотря на все трудности этого периода, побила буквально все рекорды. Сравните! Если в самой первой советской пятилетке новое предприятие входило в строй каждые двадцать девять часов, во второй — каждые десять часов, а в третьей, не завершенной из-за начала войны — каждые семь часов, то в послевоенной — каждые шесть часов!

Бурные темпы роста советской экономики не остались незамеченными на Западе. Уже в начале 1950-х гг. Запад стал сходить с ума по этому поводу. И если англичане, например, в основном ограничивались тревожной констатацией факта — «Россия переживает чрезвычайно бурный экономический рост», то янки с присущей им прямолинейностью делали вывод: «Советский экономический вызов реален и опасен».

В том же 1953 году американский журнал «Нейшнл бизнес» в статье «Русские догоняют нас…» отмечал, что по темпам роста экономической мощи СССР опережает любую страну. Более того, темп роста в СССР в два-три раза выше, чем в США. Еще более того. Кандидат в президенты США Стивенсон во всеуслышание заявил, что если темпы роста производства в сталинской России сохранятся, то к 1970 году объем русского производства в три-четыре раза превзойдет американский. И если это произойдет, то последствия для западных стран, прежде всего для США, будут более чем катастрофичными.
Угроза Западу

В этой связи хотелось бы напомнить об одной из наиглавнейших причин прихода Гитлера к власти и развязыванию Второй Мировой войны. Дело в том, что «привод» Гитлера к власти был обусловлен не только, а возможно, даже и не столько геополитическими, политическими и идеологическими причинами, сколько имевшими колоссальнейшее значение экономическими.

До 1932 года (включительно) в мире было четыре крупных промышленных района: Пенсильвания в США, Бирмингем в Великобритании, Рур в Германии и Донецкий (тогда находился в составе РСФСР) в Советском Союзе. В конце первой пятилетки к ним добавились Днепровский (на Украине) и Урало-Кузнецкий (в РСФСР).

Сколько бы не ругали за всякие перегибы первую пятилетку, но именно она стала причиной тектонического сдвига в расстановке глобальных экономических сил. А, следовательно, обозначила и такой же по своей сути тектонический сдвиг в расстановке мировых геополитических сил. Ведь в мире стало не просто шесть промышленных районов. Просто шесть Запад бы как-нибудь да перенес. Ему стало невыносимо тяжело по иной причине. До 1932 года три четверти промышленных районов мирового значения дислоцировались на Западе. С конца 1932-го ровно половина индустриальных районов мирового уровня уже находилась на территории СССР!

Казалось бы, до последней нитки ограбленная и едва ли не до потери пульса ослабленная страна, в течение всего-то пяти лет, преимущественно собственными силами не только свергла абсолютное и также, казалось бы, незыблемое превосходство Запада с пьедестала мирового экономического Олимпа, но и принципиально сравнялась с ним.

А ведь не являлось секретом, что в ранее неосвоенных регионах Советского Союза в ближайшем же будущем должны были появиться еще несколько крупных промышленных районов мирового уровня. Более чем одна треть самого крупного материка — Евразии — оказалась гигантской площадкой для создания, развития и успешной работы крупного индустриального производства. Ранее практически не тронутые богатства ее центральной части оказались не только доступны к разработке и использованию, но и попросту интенсивно вовлекались в активный хозяйственный оборот.

Дотоле всего лишь географически, в основном через железнодорожный транспорт, потенциал геополитической силы Советского Союза стал стремительно наполняться небывалой и неведомой Западу экономической мощью, трансформация которой также и во внушительную военную мощь было делом небольшого времени да, как говорится, и техники.

Подлинные властители Запада превосходно владели (и владеют) базисными принципами экономики. Потому прекрасно поняли, что столь быстро достигнутое фантастическое количество еще более быстрыми темпами трансформируется в фантастическое качество, что Западу и впрямь придется «выносить всех святых» и сдаваться на милость созидающегося социализма. И ведь ни на йоту не ошиблись.

Вот почему Запад и свернул им же устроенный мировой кризис, прозванный «Великой депрессией». Дальнейшее его затягивание было уже опасно для самого Запада. И одновременно Гитлера привели к власти на рубеже завершения первой — начала второй пятилетки.

Именно Гитлер как фактор войны должен был прервать поступательное развитие ненавистной Западу России, пускай и называвшейся тогда Советским Союзом. По тем временам Запад ничего иного выдумать не мог.

После войны вообще сложилась крайне встревожившая Запад ситуация. Образовалась система стран народной демократии, куда вошел и мировой демографический гигант Китай. То есть в руках выбравших социалистические ориентиры развития стран оказались сосредоточены гигантские ресурсы, которые при содействии Советского Союза могли были быть вовлечены в хозяйственный оборот, что в свою очередь привело бы едва ли не к полному падению экономического, а следовательно, и политического значения Запада.

Естественно, что на Западе задумались о том, как ликвидировать такую угрозу своему бытию. Проще говоря, агрессивная сущность в очередной раз взяла верх. Однако после войны силовой вариант решения проблемы уже был непригоден. Советский Союз убедительно продемонстрировал все свои преимущества и одержал невиданную в Истории Победу.

Более того, уже на мирном фронте СССР показал вообще невероятные темпы развития, в результате чего довоенный уровень был достигнут всего-то за два года. Соответственно, вновь прибегнуть к войне, чтобы прервать развитие СССР уже было невозможно. Тем более что в отличие от предвоенной ситуации, у Советского Союза теперь имелись союзники как на Западе, так и на Востоке.

Конечно, это вовсе не означает перерождение Запада из Савла в Павла. Не та эта публика, чтобы руководствоваться мирными соображениями. Напротив, Запад, особенно США, наплодили тьму-тьмущую всевозможных планов нападения на СССР после войны. Но вот реализовать их попросту не смогли. Вначале потому, что никто в мире и не понял бы Запад, если он посмел бы поднять руку на главного победителя во Второй Мировой войне.

Сейчас делают вид, что Америка да Англия внесли какой-то вклад в разгром нацизма. А тогда люди всего мира прекрасно знали, что если бы не Красная Армия и не Сталин, то быть бы всем в коричневом рабстве, в том числе и такой сволочи, как англосаксы, которых, в частности англичан, гитлеровцы даже планировали выселить с британских островов.

А чуть позже Запад не мог сделать этого уже по той простой причине, что СССР овладел секретами атомного оружия, и разговаривать с ним на языке силы было бы просто бесполезно, что наглядно показала война на Корейском полуострове. Со Сталиным такие номера не проходили. Генералиссимус мог так ответить, что Запад перевернулся бы вверх тормашками.

Некоторые «известные деятели телевизионных искусств» продолжают утверждать, что Сталина, якобы с испугу, уничтожил Берия. Подлая ложь! Берия, конечно же, тут ни причем. Тут надо искать руку Запада. Потому как при ясном осознании того факта, что языком Марса («бога войны») со Сталиным лучше не разговаривать, тем более после 1949 года, когда СССР стал атомной державой, Запад, по настоящему испугался перспектив реального в скором времени экономического и политического доминирования СССР (тем более во главе целой системы стран народной демократии). Ведь темпы роста в два-три раза превышали американские. В сочетании же с мотивами, которые были указаны выше, именно это и послужило основанием для принятия решения об устранении Сталина самым подлым, самым коварным, но столь характерным для Запада образом: убийством!

Остается лишь только догадываться, каким образом Западу удалось не столько войти в контакт с такими негодяями как Хрущёв и К°, сколько достичь взаимопонимания и тем более договориться с ними. Впрочем, и тут особой сложности не возникнет, если внимательно и тщательно все проанализировать, но это, к сожалению, выходит далеко за рамки настоящей статьи. Это предмет для отдельного исследования.

МАРТИРОСЯН Арсен Беникович— российский писатель. Родился в 1950 году в Москве. В прошлом сотрудник КГБ. Автор ряда книг по истории Второй Мировой и Великой Отечественной войн — «Заговор маршалов. Британская разведка против СССР», «22 июня. Правда Генералиссимуса», «Трагедия 22 июня: Блицкриг или Измена? Правда Сталина», «Кто привел войну в СССР?», пятитомника «200 мифов о Сталине», пятитомника «200 мифов о Великой Отечественной войне».

Сотрудник авторского коллектива «Дело Сталина», информационного органа «Многорегионального Блока Русских Большевиков».

Источник статьи

 

Метки: , , , , , , , , ,

ИСТОРИЯ ЛУБЯНКИ, #ru, #news, #russia, #rf


Автор: Герой Советского Союза Геннадий ЗАЙЦЕВ

ОТ ДЗЕРЖИНСКОГО ДО БОРТНИКОВА

В прошлом году отмечалась 95-я годовщина со дня образования органов безопасности нашего государства. В свою бытность президентом Борис Ельцин подписал Указ за номером 1280, который гласит: «Установить праздник — День работника органов безопасности Российской Федерации и отмечать его 20 декабря».
ВЧК И КРАСНЫЙ ТЕРРОР

Октябрьская революция 1917 года и последовавшие за ней события на время затормозили развитие отечественной контрразведывательной службы, поскольку борьба со шпионажем не была делом первостепенной важности. Наибольшую угрозу для государства тогда представляли саботаж чиновников, спекуляция, разгул анархии, бандитизма и пьяных погромов. Поэтому созданная 7 (20) декабря 1917 года при Совете народных комиссаров Всероссийская Чрезвычайная комиссия (ВЧК) по борьбе с контрреволюцией и саботажем первоначально не имела специального подразделения по предупреждению и пресечению иностранного шпионажа.

Структура ВЧК до марта 1918 года выглядела следующим образом: председатель, им был назначен Дзержинский, Президиум, Коллегия, отделы — организационный, информационный, борьбы со спекуляцией, борьбы с контрреволюцией, а также комендатура и канцелярия.

Первые месяцы деятельность ВЧК распространялась на Петроград и губернию. И только в марте 1918 года — после переезда правительства и учреждений в Москву — началось создание местных чрезвычайных комиссий в губерниях и уездах.

К концу 1918 года в республике имелось 40 губернских и 365 уездных чрезвычайных комиссий, кроме того были образованы ЧК в армии, на железных дорогах и пограничной полосе. Основную роль в поединке со спецслужбами белых армий играл созданный в декабре 1918 года особый отдел ВЧК.

За короткое время были реализованы разработки по ликвидации многих враждебных организаций. Одной из самых громких операций, проведенных тогда еще малоопытными чекистами, была ликвидация «Заговора послов», во главе которого стояли английский дипломатический представитель в России Локкарт, французский посол Нуланс, генеральный консул Гренар и глава военной миссии генерал Лавернь, американский посол Фрэнсис и генеральный консул Пуль.

Что касается кадровых военных и разведчиков, то в заговоре участвовали морской атташе Кроми и лейтенант Сидней Рейли (Великобритания), капитан разведывательной службы Вертимон (Франция) и резидент шпионской сети Каламатиано (США).

Особенностью этой операции было внедрение в ряды заговорщиков сотрудников ЧК Яна Буйкиса («Шмидхен») и Яна Спрогиса. Прием этот использовался чекистами и в дальнейшем, хотя изобличение агента грозило ему неминуемой гибелью.

Летом 1918 года в Петрограде неизвестными был убит комиссар по делам печати Моисей Володарский (Гольдштейн). В этот же день 30 августа председатель Союза юнкеров-социалистов Леонид Канегиссер, желая, согласно его показаниям, «отомстить за аресты офицеров и за расстрел своего друга Перельцвейга», застрелил председателя Петроградской ЧК Моисея Урицкого. В Москве несколькими пистолетными пулями был тяжело ранен Ленин после выступления на митинге перед рабочими завода Михельсона.

По приговору суда была расстреляна бывшая каторжанка Фанни Каплан. Приговор привел в исполнение комендант Московского Кремля, матрос Балтийского флота Павел Мальков. В ночь с 31 августа на 1 сентября он же во главе наряда в квартире дома №19 по Хлебникову переулку арестовал английского разведчика Локкарта и его помощника Хикса. Теракты послужили развертыванию в стране Красного террора, в ходе которого были расстреляны многие тысячи представителей так называемых бывших правящих классов.

Осенью 1919 года «анархисты подполья», объединившиеся с некоторыми эсерами, анархистами и при участии откровенных уголовников, устроили взрыв в особняке графини Уваровой в Леонтьевском переулке, в котором размещался Московский горком партии — погибло одиннадцать человек. Почти все участники заговора были выявлены и задержаны чекистами.

В годы гражданской войны и долгое время после нее огромной проблемой являлся бандитизм. С большим трудом московские чекисты сумели ликвидировать большинство орудовавших в Москве банд, при этом особо отличились известные впоследствии контрразведчики Ф. Мартынов и Е. Евдокимов.

Одним из ударных отрядов командовал бывший рабочий Путиловского завода и матрос Балтийского флота Иван Алексеевич Лихачёв — будущий директор знаменитого автозавода, получившего его имя, и министр автомобильного транспорта и шоссейных дорог СССР.

До июля 1918 года в ЧК служили не только коммунисты, но и их тогдашние союзники — левые эсеры. Чтобы сорвать Брестский мир, они пошли на провокацию. По заданию эсера Александровича, в то время бывшего заместителем главы ВЧК, его сотрудники Яков Блюмкин и Николай Андреев проникли в здание германского посольства и убили посла графа Мирбаха. Это послужило сигналом к началу левоэсеровского мятежа, приуроченного к открытию V съезда Советов в Большом театре.

Выступление было подавлено. Сорвать Брестский мир левым эсерам не удалось — он был аннулирован после Ноябрьской революции в Германии.

Пожалуй, одним из самых крупных успехов контрразведки было выявление и ликвидация так называемого Национального центра в столице и его военной организации — «Добровольческой армии Московского района». В заговоре принимали участие тысячи людей, которые должны были поднять вооруженный мятеж, когда осенью 1919 года армия Деникина приблизится к Москве.

Очень важно было в условиях гражданской войны наладить противодействие разведке противника в войсковых частях и учреждениях Красной Армии. Этой работой занимался Военконтроль и военные ЧК. На этой базе были созданы (существующие и по сей день) особые отделы.

Первым руководителем особого отдела был назначен видный большевик Михаил Кедров. Впоследствии начальником особого отдела по совместительству стал председатель ВЧК Ф. Э. Дзержинский, а его заместителями — Иван Павлуновский и Варлаам Аванесов.

За заслуги в годы гражданской войны военная контрразведка была награждена орденом Красного Знамени.
КРАСНАЯ КАПЕЛЛА

С прекращением гражданской войны и объявлением НЭПа началась и новая страница в органах госбезопасности. Реорганизация коснулась функций ВЧК. Были сформированы внешняя разведка ВЧК (иностранный отдел) и контрразведывательный отряд — КРО, который много лет возглавлял Артур Христианович Артузов (Фраучи).

Следует отметить, что Артузов обладал способностью конструировать многоходовые комбинации, связанные с глубоким проникновением в замыслы противника, с учетом его сильных и слабых сторон. Он умел подбирать и растить кадры контрразведчиков. В числе его ближайших помощников и сотрудников были Владимир Стырне, Роман Пиляр, Андрей Фёдоров, Григорий Сыроежкин и другие яркие личности.

Проведенные под руководством Артузова операции «Трест» и «Синдикат-2» вошли во все учебники по истории разведки и контрразведки. Не имея себе равных по масштабам и результативности, они позволили в значительной степени парализовать деятельность контрреволюционной эмиграции и подполья, вывести на советскую территорию и обезвредить крупных фигурантов противника — бывшего главу Боевой организации партии эсеров Бориса Савинкова и британского секретного агента Сиднея Рейли.

Впоследствии Артузов успешно руководил иностранным отделом — ИНО, был заместителем начальника Разведуправления Генштаба Красной Армии. Это он, остро ощущая неизбежное приближение Второй Мировой войны и вовлечение в нее СССР, направил в Японию Рихарда Зорге, в Швейцарию — Шандора Радо, заложил в Германии основы той разведывательной сети, которая вошла в мировую историю под красивым названием «Красная капелла».

Сотрудниками Артузова была создана разветвленная агентурная сеть, которая поставляла советскому руководству особо ценные сведения о том, что происходило в верхушке пришедшей к власти Национал-социалистической рабочей партии Германии (НСДАП), а также о деятельности ряда госорганов и специальных служб Европы.

Именно в период работы Артузова в Иностранном отделе ОГПУ на советскую разведку работали знаменитые разведчики-нелегалы Фёдор Карин, Арнольд Дейч, Теодор Малли, Дмитрий Быстролетов и ряд других.

В 1937 году корпусной комиссар Артур Артузов был обвинен в «сочувствии троцкизму, организации антисоветского заговора в НКВД и РККА, а также в подготовке терактов». 21 августа он был расстрелян на подмосковном полигоне НКВД «Коммунарка».

Итак, после гражданской войны ВЧК была трансформирована в Государственное политическое Управление (ГПУ) в составе Наркомата внутренних дел.

С образованием Советского Союза ГПУ было преобразовано в Объединенное государственное политическое Управление при Совнаркоме. Председателем ОГПУ стал Ф. Э. Дзержинский, а его заместителем и преемником — видный большевик Вячеслав Менжинский.

В декабре 1927 года ОГПУ за вклад в обеспечение безопасности страны наградили орденом Красного Знамени.
«ЕЖОВЫЕ РУКАВИЦЫ»

После сворачивания ленинского НЭПа в 1929 году на органы госбезопасности легла вся тяжесть работы, связанной с тяжелейшими последствиями сплошной коллективизации. Это еще одна драматическая страница в истории спецслужб и всей нашей страны.

В начале 1930-х годов на смену опытным сотрудникам «школы Дзержинского» приходило молодое пополнение, которое не знало в должной мере контрразведывательной работы, стремившееся добиваться результатов любой ценой, в том числе незаконными методами ведения следствия, фабрикацией уголовных дел.

В 1934 году после смерти Менжинского ОГПУ было преобразовано в Главное Управление государственной безопасности (ГУГБ) — в системе вновь созданного общесоюзного Наркомата внутренних дел.

Главой НКВД стал бывший заместитель председателя ОГПУ Генрих Ягода. От органов госбезопасности требовалось одно: слепое и механическое исполнение приказов. Но прежде чем запустить в действие «обнаженный меч пролетариата», необходимо было провести внутреннюю чистку спецслужб.

Кстати сказать, в начале 1930-х годов Председатель ОГПУ обратился с письмом к И. В. Сталину, в котором предложил учредить особую награду для чекистов — орден Феликса Дзержинского. Знак ордена внешне должен был напоминать «Красное Знамя».

Менжинский так аргументировал свое предложение:
«В ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП (б) тов. СТАЛИНУ

Постановлением ЦИК СССР введены ордена, выдаваемые воинским частям, коллективам, учреждениям и отдельным лицам за совершение боевых подвигов и за особые заслуги перед революцией.

Специфические условия работы органов ОГПУ требуют от оперативного состава личной выдержки, инициативы, беззаветной преданности партии и революции, личной храбрости, зачастую сопряжённой с риском для жизни. В большинстве случаев эти исключительные заслуги перед революцией совершаются отдельными работниками в обстановке, которую нельзя отнести к боевой в общепринятом смысле, вследствие чего ряд работников ОГПУ, несмотря на заслуги, остаются не отмеченными высшей наградой — орденом «Красное Знамя».

Исходя из этого, Коллегия ОГПУ просит учредить орден «ФЕЛИКСА ДЗЕРЖИНСКОГО», приурочив его к XV годовщине органов ВЧК — ОГПУ… Представляя при этом проект Постановления, образец и описание ордена, просим Вашего утверждения.

Председатель ОГПУ

В. Менжинский».

Предложение Менжинского не было принято.

В сентябре 1936 года, сразу после завершения в Колонном зале Дома Союзов в Москве первого открытого процесса над старыми членами партии, И. В. Сталин высказал недовольство работой органов НКВД. В своей телеграмме в Политбюро ЦК ВКП (б) он писал: «Наркомвнудел на четыре года задержался с разоблачением врагов народа. Предлагаю назначить на пост Наркома секретаря ЦК Н. И. Ежова».

Поставленный во главе Лубянки, Николай Ежов прежде всего разобрался с собственным ведомством. Только за первые три месяца его пребывания в должности наркома из системы ГУГБ «за принадлежность и связи с контрреволюционерами, троцкистами, правыми, националистами, за предательство и шпионаж» были изгнаны 1361 сотрудник, из которых 884 — были арестованы.

Для ясности: чтобы подготовить высокопрофессионального сотрудника «Альфы», способного решать задачи повышенной сложности, требуется приблизительно пять лет. А что тогда можно сказать о мастерах разведки и контрразведки? Тут требуется не меньше времени и сил. Потому так важно беречь кадры, сохранять их для общего дела.

Нарком Ежов, впоследствии отданный под суд, об обстановке внутри ведомства в те времена говорил: «Я почистил 14 тысяч чекистов. Но огромная моя вина заключается в том, что я мало их почистил. У меня было такое положение. Я давал задание тому или иному начальнику отдела произвести допрос арестованного и в то же время сам думал — ты сегодня допрашивай его, а завтра я сам арестую тебя. Кругом меня были враги народа, мои личные враги…» (для справки: общая численность оперативного состава органов ГУГБ НКВД СССР составляла 24500 человек).

Вопреки политической и оперативной обстановке острие органов НКВД стало все больше направляться на борьбу с «врагами народа». В числе таковых мог оказаться кто угодно — простой рабочий, врач, инженер, служащий, деятель культуры и искусства. Массовые репрессии, достигшие своего пика в 1937-1938 годах, не могли не сказаться и на внутриполитическом положении в СССР.

Осознав масштаб и последствия происходящих событий, 17 ноября 1938 года И. В. Сталин и В. М. Молотов подписывают Постановление ЦК ВКП (б) и Совета Народных Комиссаров СССР «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия». В нем осуждались массовые аресты и запущенность в ведении оперативно-розыскной деятельности. При этом главная вина возлагалась на органы НКВД и прокуратуру СССР.

В декабре 1938 года Ежова на посту наркома внутренних дел сменил его заместитель — начальник ГУГБ НКВД СССР Лаврентий Павлович Берия.

Бытующие в последнее время в литературе сведения о размахе массовых репрессий в годы Советской власти явно преувеличены. Правда же состоит в том, что в период между 1922 и 1962 годами в Советском Союзе судебными и внесудебными органами (тройками) было приговорено к смертной казни более 900 тысяч человек (в том числе и уголовников). Об этом, кстати, Председатель КГБ Вадим Бакатин доложил Михаилу Горбачёву в октябре 1991-го.

Что касается численности заключенных в «сталинских лагерях» в 1937-1941 годах, то она не превысила их численности в СССР в 1980-1985 годах. Естественно, что почти один миллион жизней — огромная трагическая цифра. Гибель насильственных переселенцев, смертность в лагерях, массовый голод на Украине 1929-1933 годах и число жертв массовых репрессий за сорок лет составляет около 5 миллионов человек.

Следует иметь в виду, что репрессии по большей части имели целенаправленный характер. В 1922-1929 годах они были направлены, в частности, против «старорежимной интеллигенции», в 1937 году — против высшего и среднего командного состава Красной Армии, который Сталин и его окружение не без основания рассматривали как силу, способную совершить государственный переворот; в 1950-1953 годах — против «ленинградцев» (Вознесенский, Кузнецов, Родионов и др.), а также части творческой и научной интеллигенции.

Особенно пострадала от репрессий Русская Православная Церковь, которая к началу войны фактически оказалась в катакомбах. Тысячи ее представителей, включая иерархов, монахов, священников и мирян, были репрессированы. Только война изменила положение дел, и Сталин, воспользовавшись ситуацией, покончил с практикой «Союза воинствующих безбожников».

Естественно, что репрессии не миновали и самой Лубянки, и ее органов на местах. Основной удар пришелся на 1937-1939 годы. Сменивший на посту наркома НКВД Ягоду Ежов уничтожил его людей, а пришедший ему на смену Л. П. Берия тем же проверенным способом освободился от людей «кровавого карлика».

Вместе с палачами и скрытыми троцкистами был уничтожен и цвет разведки и контрразведки: высококвалифицированные профессионалы, преданные патриоты и просто глубоко порядочные люди. Всего же было репрессировано, согласно имеющимся официальным данным, около двадцати тысяч человек.

Между прочим, поводом и одной из причин начавшихся репрессий в разведке явились как отдельные реальные провалы заграничной агентуры НКВД и ГРУ, так и бегство В. Г. Кривицкого, Н. М. Рейса, А. М. Орлова. Да, провалы, предательства и неудачи — неизбежные явления! К сожалению, но это так. Но реакция на них была неадекватной и наносила гораздо больший вред.

Вызовы в Центр, аресты, увольнения и осуждения сотрудников разведки разрушали тонкий механизм систематического получения информации, что сказалось на работоспособности кадров и добываемых сведениях. Приведу только два характерных и одновременно горьких примера: в 1941 году, в канун войны, в Берлине и Токио в составах резидентур НКВД имелось всего по три оперативных работника, причем некоторые из них даже не владели языком страны пребывания!

В мае 1939 года внешнюю разведку НКВД (5-й отдел ГУГБ) возглавил 32-летний Павел Михайлович Фитин. К моменту назначения на эту должность он прослужил в разведке… лишь семь месяцев.

Отчасти случайный выбор одного из двухсот направленных в разведку по партийной разнарядке новобранцев оказался удачным — все годы Великой Отечественной войны Павел Михайлович возглавлял разведку, которая добилась не только немалых успехов, но и создала сильные оперативные заделы на будущие годы.

Сам П. М. Фитин в написанных в 1970 году кратких воспоминаниях отмечал сложившееся «ненормальное положение в органах государственной безопасности». Нужно ли подчеркивать, что он хорошо знал, о чем говорит.

Разведка, внешняя и внутренняя, как никакой другой институт существует на личных отношениях и доверии. Как только начинаются репрессии — рвутся агентурные связи и начинается работа по принципу «не высовывайся с неудобной информацией». Впрочем, сказанное относится и ко всей оперативно-агентурной деятельности органов госбезопасности и МВД.

В годы репрессий анафеме и забвению предавались труды и идеи репрессированных — А. Х. Артузова, К. К. Звонарёва и других асов оперативных комбинаций, что не могло не сказаться как на уровне профессиональной подготовки чекистов, так и на результативности и эффективности контрразведывательной и следственной работы.
РЕМАРКА О СТАЛИНЕ

Впрочем, эпоха Большого террора совершенно не изучена. Мы до сих пор можем только догадываться о той ожесточенной борьбе, которая развернулась внутри ВКП (б), руководства армии и спецслужб. Вот почему, скажу честно, личность Сталина у меня вызывает двойственное отношение: с одной стороны, именно он свернул голову всем врагам, которые желали принести Россию в жертву «мировой революции» в духе Троцкого, Зиновьева, Радека и других «кочевников революции».

Именно Сталин осуществил ее ускоренную индустриализацию и масштабное перевооружение, в этом его несомненная заслуга. При этом, однако, пострадало огромное число невинных людей, настоящей элиты страны — интеллектуальной, военной, трудовой… Их трагические судьбы не могут оставлять нас равнодушными.

Да, Сталин ликвидировал гнезда пораженцев, готовых сдать страну с началом мировой войны. Подобно тому, как поступил командующий Белорусским особым военным округом генерал армии Дмитрий Павлов. Вопреки прямому указанию Генерального штаба РККА он не осуществил утвержденных мероприятий, тем самым приговорил к смерти три дивизии в Бресте, получивших огневое поражение утром 22 июня, подставил Белорусский ОВО и открыл путь на Смоленск и Москву.

Нечто подобное, но в меньших масштабах, происходило и в Киевском особом военном округе, где командовал генерал-полковник Михаил Кирпонос.

В свете открывшихся обстоятельств деятельность генералов Павлова и Кирпоноса, не подготовивших стратегически важные округа к отражению немецкой агрессии, иначе как преступной назвать нельзя. Надеюсь, эти трагические страницы истории будут расследованы. И не случайно, что вскоре после окончания войны Сталин озаботился этой темой, пытаясь разобраться: в чем причина катастрофы лета 1941 года?

Ну, а когда гром грянул, то первыми искупали ошибки и предательство пограничные части НКВД, которые, сдерживая наступление агрессора, нанесли ему ощутимые потери. Или также стояли насмерть, как героические солдаты и офицеры 10-й дивизии НКВД, не позволившие фашистам ворваться в Сталинград, задержавшие врага на подступах к городу.

В нынешних кинофильмах считается «хорошим тоном» изображать особистов, сотрудников СМЕРШа и вообще работников НКВД кровавыми изуверами и шкурниками. Если отбросить эти либеральные штучки, рассчитанные на инфантильного обывателя, то вклад органов госбезопасности и частей НКВД в оборону страны весьма значителен. Об этом не стоит забывать даже в пылу полемики!

Что касается Сталина, то он принял отсталую, разоренную гражданской войной страну и сделал ее мировой державой. Цена этого общенародного подвига велика. Вот почему нужно было бережно относиться к этому величайшему наследию, оплаченному большой кровью, а не разрушать и тем более — разворовывать и приватизировать, отдавая в жадные и неумелые руки временщиков.
ЭПОХА ПАВЛА СУДОПЛАТОВА

Во второй половине тридцатых годов, когда Гитлер стал готовиться в войне, советские разведчики и контрразведчики столкнулись со значительным усилением разведывательных устремлений фашистских спецслужб. Только в 1940 году и в предшествующие нападению месяцы 1941 года наша контрразведка выявила и ликвидировала 66 резидентур немецких спецслужб, изобличила свыше 1600 фашистских агентов. Это одна из причин того, что гитлеровцы неожиданно для себя вместо победоносного марша получили почти четырехлетнюю изнурительную войну, завершившуюся их полным разгромом.

Уже после войны генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель признавался: «До войны мы имели очень скудные сведения о Советском Союзе и Красной Армии… В ходе войны данные от нашей агентуры касались только тактической зоны. Мы ни разу не получили данных, которые оказали бы серьезное воздействие на развитие военных операций».

Как уже отмечалось выше, первыми приняли удар Вермахта ранним утром 22 июня 1941 года пограничные части НКВД. Всего в этот день в бой вступили 47 сухопутных и шесть морских погранотрядов, девять отдельных пограничных комендатур.

Немецкое командование выделило на преодоление их сопротивления полчаса. А советские «зеленые фуражки» дрались часами, сутками, неделями, часто в полном окружении. Так, застава Лопатина Владимир-Волынского погранотряда одиннадцать суток отражала атаки многократно превосходящих сил врага.

В Прибалтике на пятый день войны была сформирована 22-я мотострелковая дивизия НКВД, которая сражалась совместно с 10-м стрелковым корпусом РККА под Ригой и Таллинном.

В битве за Москву приняли участие семь дивизий, три бригады и три бронепоезда войск НКВД. В знаменитом параде 7-го Ноября 1941 года на Красной площади участвовали дивизия имени Ф. Э. Дзержинского, сводные полки 2-й дивизии, Отдельная мотострелковая бригада особого назначения и 42-я бригада НКВД.

В короткой статье невозможно рассказать обо всех достижениях органов безопасности в годы Великой Отечественной войны. В тылу были надежно прикрыты от вражеских шпионов, диверсантов и террористов оборонные объекты, промышленные предприятия, железные дороги, узлы связи, порты, аэродром и другие объекты.

Уже в первые дни войны при наркоме НКВД была образована так называемая Особая группа, которая в феврале 1942 года преобразована в Четвертое Управление наркомата. Его руководителем стал генерал-лейтенант Павел Судоплатов.

При Особой группе была сформирована отдельная мотострелковая бригада особого назначения — легендарный ОМСБОН. Из ее командиров и бойцов готовили и комплектовали диверсионно-разведывательные резидентуры, забрасываемые в тыл врага. Многие такие группы превратились в сильные партизанские отряды и соединения. За мужество и героизм, проявленные в годы Великой Отечественной войны, 51 чекист удостоен звания Героя Советского Союза.

Чрезвычайно важной операцией советской разведки и контрразведки стало предотвращение заговора гитлеровских спецслужб против руководителей антигитлеровской коалиции: Сталина, Рузвельта и Черчилля во время Тегеранской конференции в ноябре 1943 года.

О подготовке заговора стало известно от заброшенного в тыл врага разведчика Николая Кузнецова. Всего за годы войны по линии НКВД-НКГБ СССР за линию фронта в составе оперативных групп было направлено около 15 тысяч оперативных работников.

Подразделения 4-го Управления и ОМСБОН уничтожили в общей сложности 157 тысяч гитлеровцев, ликвидировали 87 высокопоставленных нацистских чиновников, разоблачили и обезвредили более 2 тысяч агентурных групп противника.

12 тысяч оперативных работников, бойцов спецподразделений госбезопасности сложили свои головы на полях сражений, в боях с карателями в лесах Белоруссии и Брянщины, на Украине и в Прибалтике, в ходе проведения разведывательно-диверсионных акций на территории врага, при проведении операций по захвату вооруженной агентуры. Их имена навсегда вписаны в историю отечественных органов госбезопасности.

С приходом Дня Победы для многих контрразведчиков война не закончилась. Важнейшей задачей в послевоенные годы стало выявление, задержание и обоснованное привлечение к суду изменников Родины: бывших полицаев и карателей, сотрудников немецких спецслужб, запятнавших себя кровью соотечественников.

Источник статьи

 

Метки: , , , , , , , , ,

ЛИТВА ОБВИНЯЕТ «АЛЬФУ», #ru, #news, #russia



Фото: Президент Литвы Даля Грибаускайте, номенклатурщица ЦК КПСС, в первые три месяца после объявления независимости отсиживалась под охраной военнослужащих МВД СССР в кабинете Вильнюсской партшколы

Автор: Владислав ШВЕД

И ХОЧЕТ «ЗАПОЛУЧИТЬ» К СЕБЕ КОГО-НИБУДЬ ИЗ ВЕТЕРАНОВ

Некогда процветавшая Литовская ССР больше не напоминает о себе ни уровнем жизни, ни баскетболистами, ни артистами. Зато теперь она преуспела в другом — нарастающими претензиями к России. Особенно актуализируется эта фобия в январе, когда в Литве проходят ежегодные мероприятия, посвященные Дню защитников Свободы, а точнее трагическим событиям 12-13 января 1991 года.
«ДУШИТЕЛИ СВОБОДЫ»?

Газета «Спецназ России» уже неоднократно публиковала материалы о трагических январских днях 1991 года в Вильнюсе. К сожалению, последние события в Литве вновь заставляют вернуться к этой теме. Литовские прокуроры, несмотря на появление массы свидетельств непричастности сотрудников Группы «А» КГБ СССР к гибели людей у вильнюсской телебашни, по-прежнему утверждают, что именно они являются главными виновниками.

10-14 января этого года в Литве прошли мероприятия, посвященные Дню защитников Свободы, а точнее 22-й годовщине январских событий, произошедших в 1991 году. Как и в предыдущие годы были встречи «ветеранов», уроки «мужества» в школах, выставки, конференции, костры на площадях. И, конечно, звучали проклятия в адрес «советских оккупантов», пытавшихся танками вернуть Литву в СССР.

Нагнетанию ситуации способствовало очередное заявление Генеральной прокуратуры Литвы о расследовании январских событий. 11 января его озвучил прокурор Симонас Слапшинскас. В нем сообщалось, что досудебное расследование по делу 13 января, начатое летом 2010 года в связи с переквалификацией преступлений, совершенных у телебашни, в основном, закончено. Вина советских руководителей и военнослужащих в трагедии 13 января якобы «неопровержимо доказана». Список «душителей свободы», так называют в Литве подозреваемых в январском преступлении, вырос с 51 до 81 человека.

Удивительно, но в этом списке отсутствует бывший президент СССР М. Горбачёв. Слапшинскас заявил, что прокуратура не нашла оснований для подозрения бывшего президента СССР в причастности к январским событиям. Между тем, в последние годы десятки людей, в том числе бывший министр обороны СССР Дмитрий Язов, засвидетельствовали, что военная акция в Литве была предпринята по указанию и с ведома любимца Запада. Но это не интересует литовских прокуроров. Их странное поведение можно объяснить лишь одним. Заокеанские патроны в очередной раз «прикрыли» Михаила Сергеевича.

Не вызывает сомнений, что основную часть новых подозреваемых составляют сотрудники спецгруппы «А» КГБ СССР, принимавшие участие в штурме Вильнюсской телебашни и здания комитета по радио и телевидению. Между тем характер ранений, в результате которых погибли январские жертвы, полностью исключает вину «альфовцев». Тем не менее, еще в декабре 2010 года Генпрокуратура Литвы направила в РФ просьбу представить список сотрудников Группы «А», участвовавших в январских событиях, с указанием ФИО, места работы, места проживания и т. д.

Несмотря на то, что в этой просьбе было отказано, видимо, некоторые данные на сотрудников «Альфы», бывших в Вильнюсе, литовским прокурорам все же удалось собрать. Известно, что в декабре 2010 года Генпрокуратура располагала сведениями о двадцати двух подозреваемых «альфовцев». Теперь этот список увеличился до тридцати двух фамилий.

Прокурор Слапшинскас сообщил, что объем уголовного дела по январским событиям в настоящее время вырос с 455 до почти 700 томов. Странным образом увеличилось и количество пострадавших. Теперь прокуроры утверждают, что в ночь на 13 января от рук советских военнослужащих погибло четырнадцать гражданских лиц (ранее было тринадцать), 31 человек был тяжело ранен, а более тысячи пострадало тем или иным образом (ранее было более шестисот). Интересно, что при такой динамике будет с этими данными лет через десять?

ПИСЬМО В «СПЕЦНАЗ РОССИИ»

ВОТ ТАКИЕ ЗАВОЕВАНИЯ!

«Прошел 21 год со времени этих событий, но большинство граждан бывшей нашей страны до сих пор не знают о них всей правды. А потому не понимают сути произошедшего исторического перелома и его последствий для нашего сегодняшнего дня, для нашей исторической перспективы. В январе 91‑го погибли тринадцать жителей Литвы, в июле в Мядининкай — еще семеро, но все ли это жертвы, понесенные Литвой за независимость?

Реалии новой жизни вывели Литву на одно из первых мест по суициду, в т. ч. в среде молодежи. Треть работоспособного населения покинуло «освобожденную» родину в поисках более достойной жизни. Вот такие «завоевания»! Это — для Литвы. А теперь о литовской Фемиде, которая уже немало искалечила людских судеб. Я сам был участником событий у зданий ТВ Литвы в ночь на 13‑е и реально отсидел в литовской тюрьме три года за то, что «вместе с Группой «А» КГБ СССР и Советской Армией грабил и убивал» в ту ночь.

Верховный Суд ЛР и не искал реальных доказательств моей вины. А ведь я был просто народный дружинник. Что же будет, если в его руки попадет кто‑то из «альфовцев» или генерал В. Усхопчик? Пожизненно? А между тем, настоящие авторы январского сценария пока имеют все шансы суда земного не понести».

Замечу, что в ходе двадцатидвухлетнего судебного разбирательства литовские прокуроры так и не установили ни одного конкретного виновника гибели конкретной январской жертвы. Таких прецедентов мировая практика не знает. Вот тебе и 700 томов уголовного дела!

Из заявлений литовских прокуроров можно сделать вывод, что в ближайшее время Литва будет пытаться затребовать от России и Белоруссии выдачи подозреваемых, а в случае отказа начнет подготовку к заочным уголовным процессам над ними. Таким правом литовское правосудие обладает в результате внесенных поправок в Уголовный кодекс Литовской Республики.

В этой связи следует еще раз задать неприятный вопрос российскому руководству. Как будет реагировать Кремль и МИД РФ на то, что ряд ее законопослушных граждан, выполнивших в январе 1991 года приказ Верховного главнокомандующего, будет в Литве заочно приговорен к пожизненному заключению?

После вынесения таких приговоров посылать ноты протеста литовскому МИДу будет бессмысленно. Российские граждане будут заклеймены как преступники, хотя и другим государством. Как это будет соотноситься с заявлениями российских руководителей о том, что права и достоинство каждого гражданина России защищены всей мощью государства?

Возможно, пора российским прокурорам вернуться к уголовному делу № 18 / 5918-19, а России на основе материалов этого дела потребовать от Литвы прекратить вакханалию в отношении российских граждан? Тем более, что Соглашение о совместном расследовании январских событий 1991 года, подписанное 26 сентября 1991 года между Прокуратурой СССР и Генпрокуратурой Литвы никто не отменял. Генпрокуратура РФ, как правопреемник Прокуратуры СССР, имеет полное право продолжить это дело.

Это необходимо, так как не вызывает сомнений, что заочные процессы, планируемые в Литве, будут носить заказной политический характер. Это достаточно наглядно показали не только уголовные процессы по делу 13 января и процесс по делу А. Палецкиса, но и процесс в отношении организаторов беспорядков, произошедших 16 января 2009 года около здания Сейма. Последний процесс, который, казалось бы, не имел политической подоплеки, наглядно высветил суть современного литовского правосудия. В этой связи несколько слов о нем.
БЕСПРЕДЕЛ ЛИТОВСКОГО ПРАВОСУДИЯ

16 января 2009 года на площади у здания Сейма Литвы собрались граждане «демократической» Литвы из разных городов республики, возмущенные безработицей и ростом коммунальных платежей. По официальным данным в акции приняло участие 7 тысяч человек. Однако в других источниках говорилось о 10 тысячах и больше.

Митинг, как и в январе 1991 года, закончился попытками митингующих прорваться в здание Сейма, бросанием яиц и камней, а также битьем окон. Полиция безжалостно и жестоко расправилась с митингующими. Резиновые пули получили не только участники акции, но и случайные прохожие. Всего же пострадало около тридцати человек, четверо из них попали в больницу, один был тяжело ранен. Было арестовано более 150 человек.

Митинговавших у стен литовского парламента прокуратура обвинила в заранее спланированных и организованных действиях. При этом было проигнорировано то, что все обвиняемые до митинга даже не были знакомы друг с другом. Разбирательство длилось почти четыре года. Наконец 4 декабря 2012 года Верховный Суд Литвы подтвердил, что 27 человек, обвиненных в организации беспорядков, виновны, так как их вина «неоспоримо доказана».

Приведем лишь один пример из так называемых «бесспорных доказательств вины», которыми оперировала литовская прокуратура. Вадим Кундинович проходил по делу, как один из организаторов беспорядков. В качестве доказательств его вины прокуроры представили суду фотографию и видеозапись.

На фото было запечатлено, как Кундинович прячется за чьим-то автомобилем. На видео было зафиксировано, что он стоит в одном месте, а потом — в другом. Кундинович пояснил, что он менял место в связи с желанием спрятаться от резиновых пуль и слезоточивого газа. Однако Суд эти объяснения не принял во внимание и счел «доказательства» обвинения достаточными для того, чтобы признать В. Кундиновича виновным. Комментарии излишни.
ПОЙМАТЬ ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ

О том, что в Литве эмоциональный и политический аспекты при оценке январских событий полностью подавляют правовой, свидетельствует истерия, которую в Литве вызвало небольшое сообщение российских СМИ. В нем говорилось, что 13 января ветераны «Альфы» на Волковском кладбище почтили память лейтенанта КГБ Виктора Шатских, застреленного в Вильнюсе литовскими боевиками. Реакция литовских СМИ напомнила январскую ситуацию 2011 года. Тогда МИД Литвы выразил гневный официальный протест по поводу памятника спецназовцам, установленного в Химках, так как на нем были упомянуты фамилии «альфовцев».

Особое негодование у литовских политиков и журналистов в этот раз вызвало выступление у могилы Шатских руководителя операции в Вильнюсе полковника Михаила Головатова. В Литве о нем достаточно часто пишут после задержания в июле 2011 года в Австрии и якобы необоснованного последующего освобождения. В статьях литовских авторов, посвященных Головатову (я насчитал их в Интернете более десятка), как правило, присутствует его фото с надписью «wanted» (разыскиваемый).

Литовские власти до сих пор не могут простить австрийским властям освобождения Головатова, хотя оно было признано справедливым и обоснованным официальными структурами Евросоюза. Несмотря на это Литва возбудила в Евроюсте дело против Австрии, считая, что Вена должна была выполнить полагающуюся процедуру экстрадиции Головатова.

Сегодня литовские дипломаты пытаются протолкнуть через Евросовет изменение порядка исполнения ордеров на арест, выданных членами Евросоюза. Есть подозрение, что помимо этого Литва предпримет меры для того, чтобы любым способом заполучить хотя бы одного подозреваемого «альфовца». Он крайне необходим литовским прокурорам для новой раскрутки дела 13 января.

Вспоминая ситуацию с незаконной экстрадицией россиянина Виктора Бута из Таиланда в США в 2010 году, можно предположить, что Литва попытается повторить американский опыт. Благо, что весь 2013 год Литва будет председательствовать в Совете Европейского Союза. Одним словом, сегодня зарубежные поездки для «альфовцев» чреваты.
ГЕББЕЛЬСОВСКИЕ НАСЛЕДНИКИ

Публикации о Михаиле Головатове вызвали в литовских СМИ спекуляции об обстоятельствах смерти лейтенанта Виктора Шатских. Как всегда тон задал ведущий литовский «эксперт» в вопросах 13 января, европарламентарий Витаутас Ландсбергис. По его словам: «Шатских был застрелен, причем застрелен несомненно кем-то из своих, только неясно по каким мотивам. Возможно, я полагаю, могло быть, что он высказался против той жестокости, которую им предписали делать, и тут же был ликвидирован».

В качестве главного аргумента «убийства своими» Ландсбергис сообщил, что выстрел в Шатских якобы был произведен с расстояния в 5 сантиметров. По его словам, кто мог так близко подойти к лейтенанту, как не свой? Но европарламентарий тут же без тени смущения добавил: «Жаль, что прокуратура Литвы этого не расследовала, так как это было убийство гражданина другого государства».

Совсем плохо стало с логикой у престарелого литовского политика. Если обстоятельства убийства Шатских не расследовались и баллистическая экспертиза, соответственно, не проводилась, то кто же установил, что стреляли именно с такой дистанции? А может с десяти или двадцати сантиметров? Или с десяти метров? Не вызывает сомнений, что Ландсбергис в очередной раз врет, как врал, сочиняя версию о январских событиях, которая сегодня в Литве фигурирует в качестве официальной.

Добавим, что пуля, убившая Виктора Шатских, была извлечена литовскими патологоанатомами и направлена на экспертизу в Польшу. Но о ней нет никакой информации. С чего бы это? Ведь все, что хоть касательно имеет отношение к действиям советских военнослужащих 13 января 1991 года, немедленно используется в Литве для их очернения.

Заявление Ландсбергиса не просто абсурдно. Оно вне рамок нормальной человеческой морали. Известно, что успех спецназовцев из Группы «Альфа» всегда обуславливался не только их профессионализмом, но и абсолютной уверенностью друг в друге. Если бы нечто подобное, утверждаемое Ландсбергисом, произошло, то «Альфа» формально просто прекратила бы свое существование. Никто бы больше не рискнул участвовать в спецоперациях. Но ветераны «Альфы» по-прежнему верны воинской дружбе.

Подобные «откровения» Ландсбергиса, судя по комментариям в Интернете, вызывают неприятие у многих литовцев. Бывшие десантники, ссылаясь на опыт службы в Советской Армии (солдаты литовской национальности по праву считались одними из лучших в СА), прямо заявляют: такого не могло быть.

Добавлю, что в Литве с каждым годом появляется все больше свидетельств, развенчивающих мифы Ландсбергиса. Так, он уже двадцать два года твердит, что после провозглашения независимости в марте 1990 года ВСЯ Литва в едином порыве отстаивала эту независимость. На самом деле это попытка Ландсбергиса подтвердить, что в 1991-го также «вся Литва» поддерживала его курс на жесткую конфронтацию с Кремлём.

В 2013 году этот миф развеял один из сподвижников Ландсбергиса, бывший начальник штаба обороны ВС в январе 1991 года, а ныне полковник литовской армии в отставке Йонас Гячас. Он в статье под названием «Seimo rūmų gynimo organizatorius: anuomet tauta nė velnio nebuvo vieninga» («Организатор обороны Сейма: в то время нация ни черта не была единой»), появившейся 13 января 2013 год на сайте «DELFI.lt», заявил: «Хорошо, если полмиллиона взялось в Литве за руки (т. е. твердо поддерживали независимость), но около полутора миллионов элементарно выжидали, что будет. И еще полтора миллиона, если не были категорически против, то весьма против».

Но вернемся к основной теме. Ландсбергис не одинок в своих попытках скрыть истинных виновников гибели январских жертв. Без зазрения совести на эту тему врут литовские прокуроры. Так главный обвинитель по делу 13 января прокурор Йонас Оболявичюс, выступая на заседании Апелляционного суда ЛР, состоявшегося 19 сентября 2000 года, заявил: «Противодействия со стороны литовцев не было. Прокуратура СССР установила, что лейтенанта КГБ Шатских убили свои». Это уже не просто ложь, а наглая ложь.

Такого утверждения в 37 томах уголовного дела № 18 / 5918-91, возбужденного Прокуратурой СССР по событиям, имевшим место в Вильнюсе 13 января 1991 года и переданных в сентябре того же года Генпрокуратуре Литвы, не существует! Это подтверждено информационной запиской о ходе расследования уголовного дела за № 18 / 5918-19 от 28 мая 1991 года, направленной Генпрокурором СССР Николаем Трубиным Верховному Совету Союза ССР (Государственный архив РФ: фонд №9654, опись № 6, дело №57).

Причины лжи Ландсбергиса, Оболявичюса и иже с ними более чем очевидны. Они пытаются представить «альфовцев» как профессиональных убийц, для которых нет ничего святого. Логика литовских лжецов проста: внушить людям, что если «альфовцы» могли убить «своего», то уж литовцы для них были только мишенями. В этом случае обвинение «альфовцев» в гибели январских жертв не нуждается в доказательствах, так как получает нравственное обоснование.
ПУЛЯ ОБРАЗЦА 1908 ГОДА

В 2013 году у Ландсбергиса, Оболявичюса и Бурокаса появился молодой подражатель. Начинающий корреспондент популярной газеты «Lietuvos rytas» Довидас Панцеревас в статье «Kodėl Kremliaus propagandininkai spjaudo ant Sausio 13-osios?» («Почему кремлевские пропагандисты плюют на 13-е января?»), опубликованной 13 января 2013 года, пытается уверить читателей, что пуля калибра 7,62 мм, поразившая одну из январских жертв (Витаса Мацюлявичюса) была выпущена из автомата Калашникова АКМ (С) (так у Панцереваса), находившегося в руках сотрудника Группы «А».

Известно, что литовские криминалисты определили эту пулю, как «пулю образца 1908 года, предназначенную для винтовок, карабинов и пулеметов Мосина образца 1891 / 1930 г.». Но это не остановило Панцереваса. Он утверждает, что в ночь на 13 января 1991 года «Альфа» была вооружена автоматами АКМ (С), стрелявшими патронами калибра 7,62×39 мм. При этом он ссылается на фото, на которых зафиксировано, что сотрудники «Альфы» «были вооружены именно таким оружием».

Не является секретом, что бойцы Группы «А», действовавшие в Вильнюсе, были вооружены не автоматами АКМС, предназначенными для десантников и стрелявшими патронами 7,62×39 мм, а более легкими, короткими и удобными автоматами АКС-74У, стрелявшими патронами 5,45×39 мм.

Что же касается фото, на которые ссылается Панцеревас, то видимо, наш незадачливый «эксперт» имел в виду фотоснимки из книги В. Ландсбергиса «Kalte ir аtpirkimas. Apie Sausio 13-ąją» (Вина и искупление. О 13-м января). О сомнительной объективности этой книги я уже писал. Придется повторить.

В этой книге только на одном фото (стр. 221-й) запечатлена группа «альфовцев» в камуфляже и характерных защитных шлемах. Подпись под фото гласит: «Группа «Альфа» штурмует здание комитета по телевидению и радиовещанию». На этом фото у одного из бойцов «Альфы» отчетливо виден складной металлический приклад АКС-74У в виде треугольника. Автомат десантников АКМС тоже снабжен складным прикладом, но по форме он напоминает сапожную лапу. Ее невозможно спутать с треугольным.

Единственного фото «альфовцев» в книге Ландсбергису показалось мало. Поэтому он без стеснения на страницах 231-й и 282-й разместил фото, на которых за «альфовцев» выдал обычных десантников с автоматами АКМ и солдат МВД с резиновыми дубинками. Под этими фото поставлена подпись: «Героическая «Альфа» против безоружных людей».

Но вернемся к обстоятельствам гибели упомянутого В. Мацюлявичюса. Они были изложены в заявлении Генпрокуратуры Литвы, опубликованном в газете «Respublika» («Республика»,10-17 июня 1991 г.). Утверждалось, что по показаниям свидетелей «десантники дали три-четыре залпа боевыми патронами над головами мирных защитников в бетонный козырек башни». Мацюлявичюс погиб «от ранения сверху вниз от рикошетировавшей пули, калибр которой соответствует калибру пуль, которые применяли десантники».

Получается, что стреляли десантники, а не «Альфа». В этом случае пуля должна быть деформированной, но экспертиза о подобном молчит. Вновь прокурорская неувязка. Поэтому не вызывает сомнений, что Мацюлявичюс был убит выстрелом из винтовки Мосина. Тем более что в марте 1991 году в литовском журнале «Karys» («Воин») № 3 было опубликовано фото «защитников» телебашни с «мосинскими» винтовками в руках.

Это фото литовские прокуроры предпочли не заметить, так как в вышеупомянутом заявлении Генпрокуратуры Литвы утверждается, что свидетельства «о стрельбе с крыш зданий ничем не обоснованы. Все погибшие были вне зоны обстрела с крыш жилых домов, так как их прикрывала башня».

Подобное мог утверждать лишь тот, кто никогда не был у вильнюсской телебашни или сознательно лгал. Известно, что напротив телебашни находится ряд домов, из которых прекрасно просматривалось и, естественно, простреливалось пространство перед телебашней и ее центральным входом. Любой желающий может убедиться в этом, попав на бывшую улицу Судервес (теперь улица 13-го января). Кстати, у меня там жили хорошие знакомые и я там неоднократно бывал.
ФАЛЬШИВОЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО

Обнародованное в книге Ландсбергиса «Вина и искупление…» «сенсационное» свидетельство некого Альгирдаса Раманаускаса о том, что с телебашни стреляли советские солдаты, не более чем грубая фальшивка. Итак, Раманаускас «свидетельствует» (страницы 277-278). По его словам советские солдаты, ворвавшись в телебашню» построили персонал «лицом к стене с поднятыми руками».

После этого солдаты якобы «зверски разбили окна, испортили аппаратуру и, стоя у открытых окон, стреляли боевыми патронами в людей». Ландсбергис в комментарии на стр. 278-й, торжествуя, отмечает, вот, мол, откуда у январских жертв пулевые ранения сверху вниз. Однако вновь явная ложь. Как известно, саванорисы (добровольцы) Буткявичюса, находившиеся в башне, после ее захвата «Альфой» включили противопожарную систему, которая подала в башню газ фреон. Естественно, в заполненной фреоном башне выстраивать вдоль стены персонал, а тем более стрелять вниз было просто невозможно.

Приведу свидетельство из служебного отчета Группы «Альфа» о действиях в Вильнюсе. Он был обнародован в 1991 году и сегодня не представляет секрета. «Отступив на второй этаж, охрана включила противопожарную систему, и в помещение под давлением стал подаваться газ фреон».

Напомню, что в ноябре 2008 года на российской атомной подводной лодке «Нерпа» сработала аварийная система пожаротушения и подала газ фреон в один из отсеков лодки. Двадцать человек потеряли сознание и умерли, так и не успев включить надетые кислородные аппараты, а двадцать один человек получили серьезные ожоги дыхательных путей. Вот так действует фреон. Бойцы «Альфы» чудом избежали такой же участи.
ЧТО ПЫТАЕТСЯ СКРЫТЬ ЛИТОВСКАЯ ФЕМИДА?

Отдельно следует высказаться по поводу утверждения В. Ландсбергиса и бывшего главы Департамента охраны края (ДОК) Аудрюса Буткявичюса о том, что советским десантникам 13 января противостояли безоружные люди. На данный момент свидетельств того, что саванорисы Буткявичюса в ночь на 13 января были вооружены, достаточно.

Так, в 131-м томе уголовного дела № 1-2-1991 (дело 13 января), по которому были осуждены руководители Компартии Литвы М. Бурокявичюс, Й. Куолялис, Ю. Ермалавичюс и другие, зафиксированы показания Любови Николаевой. В 1991 году она работала на вильнюсской телебашне и 12 января в 19 часов видела в помещениях башни около семидесяти сотрудников Департамента охраны края. По словам Николаевой все они были вооружены холодным оружием, а примерно пять из них — автоматами.

ПИСЬМО В «СПЕЦНАЗ РОССИИ»

ВСЁ МОГЛО БЫТЬ ИНАЧЕ…

«Ребята! Я был на другой стороне, когда «наши» объявили о независимости. Да, мы хотели независимости, но не такую, какую ваш пьяница и первый президент объявил для Прибалтики. А все могло быть иначе. И не были бы мы врагами, какими нас сделало «это государство».

Как под столом пьяными вопили «премьеры и первый секретарь КПСС ЛР», проститутка и предатель, без согласия 100 % населения — «что сейчас десант накроет, и свобода закончится».

А я, придурок, хотел их защитить, и может быть, даже ценой жизни своей и ценой ребят, кто был со мной. Дурак я и Ельцин с командой. Все могло быть иначе…»

У некоторых сотрудников ДОК были при себе брезентовые чехлы защитного цвета, в которых могло быть огнестрельное оружие. Однако свидетельство Николаевой суд признал недостоверным.

Напомню, что люди, стрелявшие 13 января с крыши, фигурировали в показаниях свидетелей по делу А. Палецкиса: бывшего сотрудника 6-го отдела МВД Литвы Валерия Шульца и гражданки Маргариты Богдановой. Они также видели у стрелков аналогичные чехлы. Показания Шульца и Богдановой литовское правосудие также сочло недостоверными.

Приведу свидетельство литовского писателя Витаутаса Петкявичюса, который в своей книге «Корабль дураков» писал, что начальник пограничной службы ДОК Вергилиюс Чеснулявичюс по распоряжению главы ДОК Аудрюса Буткявичюса послал вечером 12 января 1991 года переодетых литовских пограничников на телебашню.

После трагических событий Чеснулявичюс, угрожая пограничникам пистолетом, заставил молчать о том, что они были на телебашне и стреляли. Эти пограничники в 1993 году пришли к Петкявичюсу, как председателю Комитета Сейма по национальной безопасности, жаловаться на то, что их исключили из списков «защитников свободы».

Следует также напомнить сенсационное свидетельство одного из первых активистов «Саюдиса», а впоследствии основателя Демократической партии Литвы Болеславаса Билотаса. Его не заподозришь в симпатиях к советскому периоду. Билотас давал показания на судебных слушаниях по дела Палецкиса. Он заявил, что накануне январских событий правление тогдашней Демократической партии долго обсуждало, что надо сделать, чтобы сплотить народ Литвы и обеспечить вывод Советской Армии. В итоге пришли к идее, что для этого нужно кровопролитие.

12 января 1991 года Билотас с одним из членов Политсовета «Саюдиса» в 17 часов побывали у телебашни. Там им сообщили, что «к сегодняшнему вечеру все готово… Будет хороший сюрприз» (для Советской Армии). На следующий день 13 января в 15 часов в штаб-квартире «Саюдиса» состоялось заседание Совета «Саюдиса» (Sajudžio Tarybа), на котором присутствовало около полусотни человек. На заседании прозвучала информация, что ночью у телебашни стреляли «свои». Тогда же члены Совета «Саюдиса» поклялись молчать о стрельбе «своих» (уголовное дело № 1-41-88 / 2012 / дело Палецкиса, том 4-й, листы 235-236).

Всего же на процессе Палецкиса двенадцать свидетелей заявили о том, что в ночь с 12 на 13 января они видели, как неизвестные люди стреляли с крыш домов, стоящих напротив телебашни. Эти показания признаны недостоверными на том основании, что Окружной суд г. Вильнюса, рассмотрев материалы уголовного дела № 1-2-1991 (дело 13 января), в августе 1999 года вынес приговор, в котором констатировалось — с крыш никто не стрелял.

Между тем в материалах дела № 1-2-1991 (том 298-й, листы 64-67) зафиксировано, что «альфовцы» не смогли покинуть телебашню из-за сильного автоматного огня с крыш близлежащих домов. Им пришлось ждать, когда из Северного городка прибудут бронетранспортеры.

В том же 298-м томе того же уголовного дела на страницах 64, 65, 66-й представлена распечатка радиоперехвата переговоров советских военнослужащих ночью 13 января 1991 года, осуществленная Департаментом госбезопасности Литвы. Из нее явствует, что по советским военнослужащим велась стрельба из огнестрельного оружия. Причем стрелки находились как внутри занимаемых зданий, так и снаружи, а также на крышах близлежащих жилых домов.

Но эти документально подтвержденные факты, как уже говорилось, Окружной суд г. Вильнюса предпочел проигнорировать. Потом эту позицию поддержал Верховный Суд Литвы и Европейский суд по правам человека.
«ПРАВОСУДИЕМ» ПО ПРАВДЕ

Опираясь на решения вышеназванных судов, консерваторы Литвы пытаются заставить замолчать всех сомневающихся в официальной версии 13 января. В ноябре прошлого года свидетельница по делу Палецкиса Дангуоле Раугалене была обвинена в даче ложных показаний и приговорена к денежному штрафу в 3900 лит (около 43 тыс. рублей). 30 января по этому же поводу перед литовским судом вызван пенсионер Яунутис Лякас.

Такая же участь может постигнуть каждого, кто попытается рассказать правду о январских событиях 1991 года. Учитывая, что в январскую ночь у телебашни было свыше пяти тысяч человек, таких может быть достаточно много. Но это не волнует ни литовские власти, ни литовскую Фемиду. Их ничему не научил горький опыт советских правителей.

Дополнительно напомню, что в 1772 году Парижская Академия наук опубликовала документ за подписью великого химика Лавуазье и других «бессмертных» (так величали во Франции академиков), в котором утверждалось, что «падение камней с неба физически невозможно». Но в 1803 году возле французского городка Легль выпал столь обильный каменный метеоритный дождь, что он заставил «бессмертных» парижских академиков поверить в реальность метеоритов.

Можно не сомневаться, что рано или поздно в Литве пройдет такой дождь из новых свидетельств, подтверждающих причастность Ландсбергиса и Буткявичюса к гибели январских жертв, что придется в это поверить. Но об этом поговорим в следующем номере.

Источник статьи

 

Метки: , , , , , , , ,

СССР развалили трое, а КГБ — один #ru #news #ussr #su #kgb


Елена КРЕМЕНЦОВА

25 сентября 1991 года Горбачев поручил Бакатину разорвать межреспубликанские связи Комитета госбезопасности СССР

В США и Великобритании имя Вадима БАКАТИНА сегодня знает гораздо больше людей, чем в России. Для Запада он — герой, сумевший в кратчайшие сроки уничтожить КГБ. То есть выполнить задачу, поставленную президентом СССР Михаилом ГОРБАЧЕВЫМ, без решения которой расчленить Советский Союз в декабре 91-го никаким ельциным, кравчукам и шушкевичам было невозможно. Сам исполнитель после выхода на пенсию в 1993 году вдруг оказался среди руководителей частной британско-швейцарской компании, которая по сей день совершает миллиардные сделки на постсоветской территории.

Первый секретарь Кемеровского обкома КПСС Вадим Бакатин с приходом к власти Михаила Горбачева совершил головокружительную карьеру. От инструктора ЦК КПСС по строительству в 1985 году до министра внутренних дел СССР в 88-м! Говорят, в эти годы Вадим Викторович часто жаловался, сколь тяжело ему жилось при советской власти: и дед был репрессирован, и расшаркиваться приходилось перед партийными чинами. Помалкивал лишь о том, как же ему удалось пробраться в высший эшелон этой «ужасной» власти и усыпить бдительность органов безопасности. За былую беспечность сотрудники КГБ расплатились по полной.
Идеальный чистильщик

— Я ведь и в МВД, и в КГБ попал случайно, — расскажет позже Бакатин. — Партия сказала: «Надо усилить МВД». Я ответил: «Есть!» С КГБ еще более неожиданно получилось. Август 91-го, путч. Крючков арестован, руководство комитетом поручено Шебаршину. На Горбачева начинают нападать Ельцин, Назарбаев, Кравчук: «Мы ему (начальнику разведки Леониду Шебаршину. — Е. К.) не верим».
22 августа 1991 года после ареста всех членов ГКЧП по Би-би-си генерал-иуда Олег Калугин, который сдал американским спецслужбам советских агентов, работавших в США, вещает: «КГБ выступил в роли главного организатора антиконституционного заговора. Я бы сейчас на месте президента не только расформировал комитет, а подверг аресту его руководителей».
В ночь с 22 на 23 августа под улюлюканье пьяной толпы автокраны сбрасывают с пьедестала памятник Дзержинскому. Утром глава МВД Бакатин, допустивший этот произвол, получает должность председателя КГБ. Чем же генерал-лейтенант милиции заслужил такое доверие демократов?


Прожектора Лубянки освещали глумление над памятью первого чекиста России. Но знаменитый памятник Феликсу ДЗЕРЖИНСКОМУ работы ВУЧЕТИЧА восстановлен и в будущем может быть установлен на тот же пьедестал (фото «ИТАР-ТАСС»)

Оперативному составу МВД, до прихода Бакатина исправно ловившему воров, убийц и насильников, новый начальник запомнился немыслимой акцией, объяснить которую офицеры милиции не могли. Новый босс сразу затребовал дела платной агентуры, которая внедрялась в криминальный мир, в том числе и в тюрьмы, и использовалась в разработке криминальных авторитетов. И одним махом уволил без выходного пособия почти 90 процентов агентов. Годы риска, утрата здоровья не учитывались им даже при начислении пенсии, так как не заносились в трудовые книжки. Генералитет МВД прозвал Бакатина чистильщиком.
Десятки сериалов, один из недавних — «Последняя встреча», рассказывают об искалеченных судьбах этих людей из спецслужб. Многие из них были настоящими героями, которых Родина предала одним росчерком пера Бакатина. Зато появились слово «рэкет» и банды «качков», вооруженных немыслимым прежде количеством стволов.


Шпион-«невозвращенец» Олег КАЛУГИН

В конце 1980-х цель молниеносного разрушения отлаженной системы внутренней безопасности страны была видна немногим. Лишь в 1990 году Бакатина раскусил полковник Виктор Алкснис, депутат Верховного Совета Латвийской ССР, создавший депутатскую группу «Союз» Съезда народных депутатов СССР.
Тем летом москвичи и гости столицы нередко видели у памятника Пушкину людей с плакатами, которые отчаянно кричали о каком-то геноциде армянского народа со стороны азербайджанцев и обвиняли МВД России в помощи их преследователям оружием. Прохожие, уже привыкшие к различным митингам, шли мимо, не желая верить своим ушам: газеты тогда еще не писали о начавшейся карабахской войне. А глава МВД Бакатин подчеркивал в своих выступлениях, что милиция «не стремится заниматься политикой и не желает принимать участия в конфликтах между республиками и центром». Так что «армянским наветам» на милицию просто не верили. К тому же в разгар попрания прав русских в республиках Балтии, объявивших о независимости, Бакатин в отличие от Горбачева умудрялся находить общий язык с коллегами: заключил договор с МВД Эстонии и вел переговоры с МВД Латвии.
Ноябрьское выступление на сессии ВС СССР полковника Алксниса, члена Комитета защиты Конституции и прав граждан СССР и Латвийской ССР, для многих прозвучало как гром среди ясного неба. Депутат потребовал отставки министра внутренних дел Бакатина за передачу вооружений незаконным националистическим формированиям в ряде союзных республик. 2 декабря Горбачев снял Бакатина с должности министра внутренних дел. Это был хитрый ход.


Застрелившийся Вениамин МАКСЕНКОВ

Баба Катя пошла вразнос

Милицейский генералитет понимал, что Бакатин — лишь исполнитель воли президента СССР, и списывал уничтожение милицейской агентуры и стремительный рост преступности в стране на перестройку. Но теперь речь шла уже не о дилетантских новых веяниях, а о развале страны и сознательной помощи главы МВД в этом грязном антинародном деле. Горбачев испугался реакции силовиков и депутатов-«державников», но уже в марте 1991 года на радость либералам назначил своего любимца членом Совета безопасности при президенте СССР, поручив ему заниматься вопросами внутренней политики.
В июне на выборах Президента РСФСР Бакатин еще раз доказал верность Горбачеву — выдвинул свою кандидатуру, чтобы оттянуть голоса у Ельцина. Набрал лишь три процента, однако после поражения путчистов и «самоубийства» Пуго, который сменил Бакатина на посту главы МВД, и Горбачеву, и Ельцину стало ясно: лучшего кандидата для развала союзного КГБ не найти.
В своей книге «Избавление от КГБ» Бакатин так обозначил свою задачу: «Я вынужден был не просто начать забой скота — его истребление…» Самым частым словом в его речах стало «чекизм». Сами же чекисты по традиции спецслужб дали Бакатину, пожелавшему поменять свой кабинет с окнами во внутренний двор на апартаменты с видом на улицу, что было ущербно как с точки зрения его личной безопасности, так и возможности несанкционированного съема информации обо всем сказанном в его кабинете, кличку Баба Катя.
25 сентября 1991 года Горбачев поручил Бакатину сформировать координационный (!) межреспубликанский (!) КГБ, то есть разрубить республиканские связи единого Комитета госбезопасности СССР, раздробить его на самостоятельные республиканские конторы и заняться отслеживанием их новых связей. И хотя официально Межреспубликанская служба безопасности (МСБ), прозванная чекистами мотострелковым батальоном, была создана только в ноябре 1991 года и просуществовала чуть больше двух месяцев, дело было сделано. Ведомство, выявлявшее предателей Родины, которой присягали его сотрудники, теперь обслуживало самих предателей.
7 — 8 декабря в Беловежской Пуще три властолюбивых карьериста Ельцин, Кравчук и Шушкевич вопреки народной воле подписали соглашение, результатом которого стали ликвидация СССР и создание СНГ.
За это время глава МСБ успел заключить договор с фирмой «Интурсервис» на платные — по $30 — экскурсии иностранных туристов по зданию КГБ, подписал распоряжение, предписывающее все приказы по КГБ СССР публиковать в печати. Передал американским спецслужбам через посла Роберта Страусса секретную документацию о прослушивающих устройствах, тайно размещенных в новом здании посольства США в Москве, причем даже не требуя ответной любезности от коллег за океаном, как положено по шпионской традиции.
Чекисты горько шутили, мол, ЦРУ сейчас в панике: Бакатин лишает его сотрудников последнего куска хлеба — все приносит на блюдечке. Не успел стихнуть так называемый скандал о жучках, Бакатин подарил питерской демократке Курковой телеоборудование КГБ на сумму $300 000.


Настоящие чекисты, как известно, бывшими не бывают

Операция «Навет»

Тем временем в Чечне начинают воровать людей, Дудаев еще говорит о дружбе, но националисты уже провоцируют вооруженные конфликты. Однако не начавшаяся пока война на Кавказе Бакатина не интересует. «Чистильщик» МВД взял курс на массовую дискредитацию сотрудников органов госбезопасности. В КГБ хлынули «белые голуби» — анонимки, которые якобы советские граждане писали Горбачеву, жалуясь на произвол чекистов. Со временем установят, что операцию «Навет» разработали в ЦРУ, чтобы убрать самых опытных и верных офицеров «руками народа». При этом члены комиссий в упор не замечали, что сотни тысяч анонимок поступали только из Москвы. Причем подавляющая их часть была исполнена самым странным для обычных людей способом: работая в перчатках, «простые москвичи» вырезали в газетах нужные слова, буквы, знаки, мазали их клеем и складывали текст.


Разведчик Шилов (Леонид БИЧЕВИН) убивает бывшего друга по разведшколе Суханова (Сергей ПЕРЕГУДОВ), который хотел сдать США работающих там русских агентов. Кадр из сериала «Последняя встреча» по сценарию бывшего спецкора «Экспресс газеты» Арифа АЛИЕВА

Многие опытные сотрудники были уволены, другие ушли сами, не в силах мириться с тем, что «реформаторские» комиссии, в которые включали провокаторов типа попа-расстриги Глеба Якунина, ставили на ключевые должности своих людей. А затем с их помощью пытались уничтожить в архивах Лубянки компромат на самих себя или своих знакомых. Ибо знали, что компромат зачастую свидетельствовал не об их «героической» борьбе с советской властью, а о доносительстве на товарищей, грязных наклонностях и аморальных поступках. Огласка этих сведений могла как минимум опозорить этих «демократов», а то и подвести под суд.
Честные офицеры остались честными и нищими, ряд уважаемых профи, таких как начальник 9-го управления генерал Вениамин Максенков и лучший аналитик среди наших разведчиков в Европе Василий Моргачев, застрелились. Другие же подсуетились и нанялись обеспечивать безопасность будущих олигархов или взялись их консультировать. Так, глава 5-го управления, следивший за диссидентами, Филипп Бобков служил медиа-магнату Гусинскому, генерал-майор КГБ Алексей Кондауров — Ходорковскому. Сам же Бакатин сначала радел о Смоленском — главе банка «Столичный», который позже лишит своих накоплений сотни тысяч россиян. А затем позаботился о себе, став членом консультационного совета британско-швейцарской инвестиционной компании «Capital Vostok», которая сейчас вкладывает деньги в создание в черноморском регионе сети четырех- и пятизвездных отелей и офисов класса «A», в том числе в Грузии.


Бизнесмен Дмитрий Вадимович БАКАТИН

Оказывает услуги Бакатин и мощной «Baring Vostok Capital Partners», которая инвестирует в нефтегазовую отрасль в России и СНГ, финансовый сектор, а также в телекомпании, активно влияя на политику.

Яблоко от яблони

46-летний Дмитрий Бакатин, сын Вадима Бакатина, — преуспевающий бизнесмен. В 30 лет он стал управляющим директором компании «Ренессанс Капитал» и заместителем председателя правления АКБ «Международный финансовый клуб». В 2001 — 2003 годах — первый заместитель генерального директора «Газпром-Медиа». Затем — один из учредителей группы «Спутник» гражданина США Бориса Йордана и по сей день ее управляющий директор. Член исполкома Российско-американского совета делового сотрудничества, вице-президент благотворительного Фонда содействия кадетским корпусам им. Алексея Йордана. Награжден орденом Святого Даниила Русской православной церкви. Подарил Вадиму Бакатину двоих внуков.

Источник статьи

 

Метки: , , , , , , , , , ,

Китайско — вьетнамская война. #ru #ussr #china #vietnam #cn #vt


Очень часто, говоря об этой скоротечной войне, многие называют ее «единственной войной между социалистическими странами». Но нужно помнить, что Китай к концу 70-х гг уже по-факту не являлся социалистической страной. Еще в начале 70 х годов в действиях маоистов по зачистке партии от буржуазно-националистических элементов, которая вошла в историю как «культурная революция», произошел сбой. В результате интриг была ликвидирована главная маоистская антиамериканская группа главкома вооруженных сил Китая Линь Бяо (кстати много сделавший для военного укрепления Северного Вьетнама). Сам маршал, известный своей ненавистью к США, вместе с семьей был убит (после, по одной из версий, была инсценирована авиакатастрофа). С этого момента в Китае начинают свертываться те идеологические и хозяйственные механизмы, которые собственно и обуславливают социализм, как попытку устройства жизни, запрещающей ставить наживу и рыночную выгоду во главу развития общественной системы.

1976 г. Умирает Мао Цзэдун. Культурная революция объявляется «большой ошибкой» и «национальной трагедией».

1979 г. Дэн Сяопин объявляет курс реформ и открытости. В деревнях упраздняются народные коммуны, восстанавливаются рыночные отношения, земля передается в пользование семьям. Отменяется равный доступ населения к образованию и здравоохранению. Учреждаются особые экономические зоны. Объявляется политика открытых дверей и благоприятствования иностранным инвестициям. ТНК, базирующиеся в Европе и Северной Америке, начинают вывозить производство в Китай. Принципы социализма становятся пустой дикларацией.Полностью свертывается поддержка партизан и партий военно-коммунистического сопротивления в странах Азии.

На этом фоне и начался описываемый конфликт.

17 февраля 1979 года Народно-Освободительная Армия Китая вторглась во Вьетнам с целью отомстить вьетнамцам за недавнее свержение Пол Пота и освобождение Кампучии. Кроме того, Китай обвинил Вьетнам в развязывании провокаций на границе, нападениях на военнослужащих и мирных жителей.

За несколько дней до начала войны глава КНР Дэн Сяопин сделал своё известное заявление о том, что Китай собирается преподать урок Вьетнаму.

В октябре-ноябре 1978 года под видом учений в приграничные районы были китайцами переброшены девять дивизий и началось скрытое перебазирование авиации из центральных районов Китая на аэродромы Куньминского и Гуанчжоуского военных округов. На границе с Вьетнамом в составе фронта было развернуто: в первом оперативном эшелоне – 15 дивизий, во втором – 6 дивизий полевых войск. Оперативные резервы составляли еще 3 дивизии. В целом группировка сил и средств, которые могли быть привлечены к военным действиям против Вьетнама, составила 29 дивизий.

Агрессия фактически началась вечером 16 февраля, когда часть подразделений из состава соединений первого эшелона в течение ночи просочились через государственную границу на глубину 3-6 км и скрытно вышли в тыл вьетнамских войск, занимавших первый рубеж обороны. К рассвету 17 февраля многие незанятые опорные пункты вьетнамских войск в первой линии обороны были захвачены противником.

Ранним утром 17 февраля 1979 года после артиллерийской подготовки армия Китая после 30-минутной артподготовки начала вторжение в северные провинции Вьетнама. Они сразу же встретили ожесточённое сопротивление пограничников и ополченцев.

Имея шестикратное численное превосходство над Вьетнамской армией, а по танкам и САУ – 12-кратное, китайские войска смогли продвинуться лишь на 15 километров и взять три пограничных городка – Лаокай, Каобанг и Лашонг. При этом китайские войска потеряли 280 танков и 22 тысяч человек убитыми (по китайским данным – 6900). Потери Вьетнама составили 22 тысячи человек, а с учётом жертв среди гражданского населения – 30 тысяч.

Симпатии нашей страны были, естественно, на стороне Вьетнама, но из-за скоротечности конфликта советские части не успели принять в нём участия – находясь в резерве, они были сосредоточены на дороге Лашонг – Ханой и прикрывали вьетнамскую столицу. Поскольку Китай не применял авиацию, бездействовали и наши зенитно-ракетные батареи. Лишь на завершающем этапе конфликта в боях приняли участие несколько советских операторов ПТУР 9М111 Фагот.

Уже с первых дней войны советские специалисты, находившиеся как во Вьетнаме, так и в соседних странах, приступили к боевой деятельности совместно с вьетнамцами. В дополнение к ним из СССР начали подтягиваться подкрепления. Был установлен воздушный мост СССР — Вьетнам.

Определенную роль в разрешении вьетнамо-китайского конфликта сыграл главный военный специалист (позже — главный военный советник) в Лаосе генерал-майор (позже генерал-лейтенант) А.Г. Гапоненко, направленный в период конфликта во Вьетнам. В беседе с автором он рассказал следующее.


А.Г. Гапоненко

«В конце 1978 года, буквально перед Новым годом, я прибыл в Лаос и с января 1979 года приступил к работе. Она началась в довольно сложных условиях. Дело в том, что 8 января 1979 года вьетнамские войска вошли в пограничную Кампучию, свергли Пол Пота и установили там подконтрольную им власть. Эти действия, естественно, усугубили и без того напряженную ситуацию в Индокитае.

Не успел еще до конца разобраться в проблемах Лаоса, как со мной связался начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза Огарков и попросил доложить складывавшуюся в регионе обстановку министру обороны, маршалу Устинову. Я в общих чертах обрисовал положение, в том числе и в Кампучии. В ответ получил приказ: «Поезжайте туда, разберитесь с обстановкой и доложите». А у меня нет ни визы, ни аккредитации, только дипломатический паспорт. Но приказ есть приказ. Нашел советскую авиакомпанию, которая занималась перевозками по Индокитаю: Вьетнам — Кампучия — Лаос. Но летчики предупредили, что довезти-то меня они довезут, а вот на месте возникнут проблемы — без необходимых документов могут и задержать. Так и случилось. Пока вызывали консула, объяснялись, прошло часа три. Но все обошлось. Пробыл я в Кампучии 12 дней, разобрался с обстановкой и доложил по инстанции. После этого получил добро на возвращение в Лаос.»

«За время моего отсутствия ситуация в стране усложнилась. Дело в том, что в Лаосе в это время находились две вьетнамские дивизии и около 20 тысяч личного состава китайских инженерно-строительных частей. Они строили стратегическую дорогу с севера на юг, через весь Лаос с выходом в Южную часть Вьетнама. Между китайскими и вьетнамскими военнослужащими сложились довольно напряженные отношения. А 18 февраля китайские войска перешли границу Вьетнама. Началось вторжение во Вьетнам и северную часть Лаоса. Противостояла им только одна вьетнамская дивизия территориальных войск. Остальные были задействованы в Кампучии.

В это время во Вьетнаме была группа советских военных специалистов, около 50 человек, которую возглавлял генерал-лейтенант Владлен Михайлович Михайлов, впоследствии начальник ГРУ. Но в момент нападения он находился в Москве в госпитале, и я оставался единственным советским генералом, работающим в Индокитае. И вновь приказ — вылететь во Вьетнам, разобраться с обстановкой и доложить. В Ханое меня встретили, привезли в штаб и ознакомили с ситуацией. Доклад меня не удовлетворил, поэтому я вылетел на север страны в штаб территориальных войск, чтобы на месте изучить обстановку. А китайцы в это время шли фронтом примерно в 500 км, фактически от Южно-Китайского моря до границы с Лаосом и до Золотого треугольника. Встретят где-то сопротивление, в бой не вступают, огибают противника и идут дальше.

Ознакомившись с ситуацией на месте, поговорив с командиром дивизии и офицерами, принял решение, но поставить задачи не могу. Потому что по существовавшему у вьетнамцев порядку решение, принятое командиром дивизии, должно было утверждаться парткомом и подписываться комиссаром. А партком собрать не могут из-за того, что два полка уже находятся в окружении, в одном из них и комиссар. Доложил о сложившейся ситуации во вьетнамский штаб и в Москву.

К чести вьетнамцев, они среагировали быстро, наделили командира дивизии всеми полномочиями и стали действовать. Но силы были неравны, и одна дивизия не могла противостоять китайским войскам.

Остановил же китайцев Советский Союз. Шесть военных округов были приведены в боевую готовность, две воздушно-десантные дивизии перебазированы на Восток. Одна из них в Монголию, на аэродромы подскока с полетным временем полтора часа до Пекина. Выдворили из Москвы китайское посольство и отправили его персонал не самолетом, а по железной дороге. Фактически после Уральского хребта до самой границы с Китаем и Монголией они могли видеть идущие на восток колонны танков. Естественно, такие приготовления не остались без внимания, и китайские войска вынуждены были уйти из Вьетнама и вернуться на исходные позиции.

Кроме того, для приведения зарвавшихся китайцев в чувство советским военным руководством была проведена показательная акция — танковые части имитировали несколько атак на китайские позиции (не нарушая границы). Для «закрепления урока» в конце февраля десантники 106-й гвардейской воздушно-десантной дивизии (постоянная дислокация в г. Туле) под командованием генерал-майора Е. Подколзина провели учения в пустыне Гоби, буквально в нескольких метрах от монголо-китайской границы.»

В целом в период с 12 по 26 марта 1979 года с целью оказания военного давления на Китай в связи о его агрессией против Вьетнама в приграничных военных округах на востоке СССР, на территории Монголии и Тихоокеанском флоте были проведены войсковые и флотские учения. Всего в учениях принимало участие двадцать общевойсковых и авиационных дивизий. Общая численность привлекаемых на учение войск составила более 200 тыс. человек личного состава, свыше 2,6 тыс. танков, около 900 самолетов и 80 кораблей.

Наиболее крупными были войсковые учения в Монголии, в которых приняли участие шесть мотострелковых и танковых дивизий, причем три из них дополнительно введены в МНР из Сибири и Забайкалья.

1 марта, видя, что разгромить Вьетнам не удаётся, а армия СССР, находившаяся на тот момент на пике мощности, недопустит поражения своего союзника, Китай предложил вьетнамцам переговоры, но те слышать о них уж не хотели, и 5 марта, когда во Вьетнаме была объявлена всеобщая мобилизация, Китай неожиданно заявил о прекращении операции, заявив в своих СМИ, что преподал Вьетнаму хороший урок.

К 17 марта китайские войска были выведены с территории Вьетнама. Одной из причин неудачи Китая считается слабая насыщенность китайских войск автомобильной техникой – имея большое количество танков Т-59, китайцы не смогли организовать их обеспечение снарядами и горючим. Поэтому каждый раз после небольшого продвижения китайские танковые части останавливались в ожидании грузовиков и бензовозов. Вьетнамцы же, поняв эту проблему, наносили контрудары в тот самый момент, когда китайские танки стояли без снарядов и без горючего. Поэтому из 280 потерянных китайцами танков лишь 67 были уничтожены – остальные 213 были захвачены вьетнамцами и поставлены на вооружение вьетнамской армии.

Сегдня, за недостатком информации с китайской стороны, трудно делать выводы об истинных мотивах нападения на Вьетнам. Видомо таким образом верхушка КПК продемонстрировала своим североамериканским партнерам свою полную лояльность.

К сожалению дружба вооруженных сил СССР и Вьетнамского народа не помогла защитить наши страны от капиталистического порабощения. Уже 7 лет спустя во Вьетнаме произошел переворот в выших партийных кругах, совпавший по времени со старением сподвихников Хо Ши Мина. Новое руководство повело страну к сдаче транснациональному капиталу по образу и подобию китайской КПК.А в СССР в это же время началась интенсивная зачистка высшего политического руководства в партии и армии. Был объявлен курс на «Перестройку» .

Источник статьи

 

Метки: , , , , , , , , , ,

Фидель: закрытие Россией электронного центра в Лурдесе -предательство. #ru #ussr


Куба – любовь моя». Эта песня была популярной в Советском Союзе. Хотя мало кто тогда сумел побывать на Острове свободы. Нам с Олегом Ивановым повезло: сначала учились вместе с кубинцами, потом работали в Гаване и других городах в служебных командировках. Недавно кубинские друзья вновь напомнили о себе.

Привет от «русского мулата»

Телефонный звонок внезапно разбудил в пять утра:

– Привет, это Олег. Приезжай в Шереметьево. Тебе с Кубы ром передали для твоего любимого «Мохито». Заодно расскажу о своей поездке в Гавану. У меня до вылета в Питер ровно четыре часа.

Хорошо, что рано утром на Ленинградке еще нет пробок. Через час мы с Олегом Ивановым уже пили кофе в аэро­порту, вспоминали Кубу и друзей молодости.

– Помнишь, Рауля со спецфакультета? Теперь он большой человек в кубинском ГУРе.

Когда мы познакомились, Рауль, правда, не Кастро, был только лейтенантом Главного управления разведки (ГУР) Кубы. За четыре года учебы в СССР он прекрасно выучил язык Пушкина. Поэтому мы окрестили его «русским мулатом».

Сблизила нас боксерская секция. У «русского мулата» удар был, почти как у его знаменитого земляка Стивенсона. Мы с Олегом свои первые нокауты получили от Рауля. Но зато в те годы стали друзьями неразлейвода.

В советское время кубинцев не зря считали самыми лучшими союзниками. Те, кто вместе с ними сражался в Анголе или Мозамбике, могут подтвердить это. А кубинских разведчиков за стойкость и мужество называли сделанными из стали. Такую характеристику им дал друг Че Гевары, генерал-лейтенант Службы внешней разведки России Николай Леонов. Не секрет, что после революции именно наши чекисты помогали создавать новые спецслужбы Острова свободы. Тогда на внешний мир разведчики Кубы смотрели глазами своих советских учителей.

Сверхсекретный подарок Бушу

Олег делился впечатлениями от поездки на Кубу. Народ живет там бедновато, но весело. И к русским по-прежнему очень теплое отношение. Правда, у военных нет-нет да и проскальзывают нотки обиды: мол, ваши правители спелись с янки, а нас бросили в самый трудный момент. И сразу в разговорах возникает тема Российского электронного центра в Лурдесе. До закрытия этого стратегического военного объекта, находящегося рядом с побережьем США, кубинская разведка получала от россиян всю информацию, касающуюся безопасности их страны. И наши, конечно, не были внакладе.

По оценке Рауля Кастро, Центр радиоэлектронной разведки обеспечивал России поступление до 70% всей разведывательной информации по Соединенным Штатам. Центр в Лурдесе был настоящим Клондайком разведывательной информации. Особенно научно-технической. Специалисты утверждают, что электронный – это самый выгодный вид промышленного шпионажа. Один рубль, вложенный в радиотехническую разведку, приносит двад­цать рублей прибыли.

Но российские власти решили сэкономить и своими руками зарубили «курицу», несущую золотые «разведяйца». В ту пору довелось брать интервью у начальника Генерального штаба Анатолия Квашнина. Тот тогда горячо заверял, что опасность России грозит с юга. А США становятся нам чуть ли не другом и союзником. Поэтому нужны спутники, чтобы вести наблюдение за террористами. И лучше закупить примерно 100 современных РЛС и 20 космических аппаратов, чем держать базу на Кубе. Мол, ежегодная экономия составит только на арендной плате 200 млн. долларов. Эти деньги пойдут на закупки новых техники и вооружения.

Эх, как же лукавил генерал армии! Он наверняка знал, что ни копейки военным не перепадет. Расчеты за аренду Центра велись по системе взаимозачетов. Когда Россия повысила в три раза цену за поставляемую на Кубу нефть, кубинцы увеличили арендную плату со 160 млн. долларов до 200 миллионов. При СССР за Центр в Лурдесе с нас не требовали ни копейки.

Блефом оказалась и якобы техническая отсталость нашего электронного Центра на Кубе. Мол, в связи с переходом Пентагона, ЦРУ и других ведомств США на цифровые виды связи само пребывание разведцентра на Кубе попросту теряло всякий практический смысл. Потому что находящаяся в Лурдесе электронная техника ГРУ могла обеспечить перехват аналоговых сообщений, проводить же дешифровку «цифры» ей было не под силу.

Олег, служивший в Лурдесе, при этом «доводе» лишь горько усмехается:

– В 1997 году закончилась модернизация Центра. Завезли совершенно уникальное, супердорогое оборудование. Да с его помощью мы эту «цифру» щелкали как орешки. Помню, смеялись над сообщением Агентства национальной безопасности США, которое докладывало Конгрессу, что русские потратили на Лурдес свыше 30 миллиардов долларов. Тут они по себе мерили. Один нолик явно приписали.

Впрочем, и 3 млрд. долларов тоже на дороге не валяются. Такова цена сверхсекретного подарка Бушу к его встрече с Президентом России.

Справка «АН» ——————-

Главное управление разведки (ГУР) Кубы отвечает за внешнюю разведывательную деятельность. Оно было образовано в конце 1961 года. Сейчас состоит из шести департаментов: политико-экономического, разведки, внешней контрразведки, военной разведки, технического обеспечения, информации и подготовки.Политико-экономического департамент состоит из четырех управлений: Восточная Европа, Северная Америка, Западная Европа и Африка-Азия-Латинская Америка. Департамент внешней контрразведки отслеживает деятельность иностранных спецслужб. Военная разведка координирует обмен информацией о вооруженных силах США и данными радиоэлектронной разведки с китайским центром на Кубе. Управление военной контрразведки ведет контр­разведывательную деятельность, радиоэлектронную разведку и радиоэлектронную борьбу с США. Департамент техобеспечения отвечает за изготовление поддельных документов, поддержку и разработку систем связи с агентурой. Служба информации и подготовки занимается анализом разведывательных данных.

—————————

Свято место пусто не бывает

Оставалось еще полчаса до посадки на рейс Олега. Не удержался и спросил:

– Как там наше бунгало? Или в Лурдесе уже китайцы?

– Не знаю. Рауль отговорил туда ездить, чтобы лишний раз не расстраиваться. А у китайской разведки свой электронный центр появился еще до нашего ухода. В Лурдесе им делать нечего. Они сейчас осваивают бухту южнее. Раньше там был пункт технического обслуживания (ПТО) советского флота. Стояли наши корабли, моряки купались, отдыхали. Классное место! Говорят, скоро в этой бухте сделают все необходимое для захода первого китайского авианосца.

– Наш бывший «Варяг» под китайским красным флагом в нашем кубинском ПТО…

– На Кубе, – сказалОлег, – привыкли к появлению кораблей под красным флагом. Вот и «русский мулат», считает именно Китай наследником всего лучшего, что было в СССР. Но пока хоть и щурится по-китайски, но русских друзей, как видишь, не забывает.

Мнение эксперта

Генерал-полковник запаса Леонид ИВАШОВ – президент Академии геополитических проблем, бывший начальник Главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны России.

— Леонид Григорьевич, что потеряла Россия, уйдя с Кубы?

– Очень многое. Но я бы выделил три момента. В первую очередь наша элита потеряла политическое доверие. И не только правительства, народа Кубы, но и других стран. Никого в мире не украшают такие поступки. Недаром Фидель Кастро прямо назвал это предательством.

– Первым аспектом вы назвали политический. А второй?

– Вторая потеря – чисто военная. Этот электронный центр, расположенный всего в 90 милях от США, являлся главным элементом системы раннего предупреждения о внезапном ракетно-ядерном нападении. Там были отработаны такие уникальные методики, которых не было ни у кого в мире. С закрытием этого Центра безо­пасности страны нанесен колоссальный ущерб.

– Правда ли, что только модернизация российского электронного центра, которая завершилась в 1997 году, стоила свыше 3 миллиардов долларов?

– Официально Центр в Лурдесе подчинялся Главному управлению международного военного сотрудничества, начальником которого я был в то время. Поэтому из соображений секретности не могу даже сейчас называть точные цифры наших убытков. Но поверьте, они колоссальные. Ведь немало аппаратуры для Лурдеса изготавливалось чуть ли не в единственном экземпляре. В других местах эту сложнейшую технику применить нельзя. Да и нет у нас больше подобных электронных центров. В результате много дорогостоящей аппаратуры списывалось и шло в металлолом. Кое-что десять лет без дела лежит на складах. Поэтому третья потеря нашего ухода с Кубы – чисто экономическая. Хотели сэкономить на арендной плате, а во много раз больше потеряли во время вывода Центра.

http://s30116489994.mirtesen.ru/blog/43265237549/Kitayskiy-prischur-kubinskoy-razvedki.-Kak-Rossiya-poteryala-v-L

Источник статьи

 

Метки: , , , , , ,