RSS

Архив метки: трагедия

Ош отмечает седьмую годовщину межэтнической резни

Ош отмечает седьмую годовщину межэтнической резни

Вместе с Южным Кыргызстаном седьмую годовщину кровавых событий июня 2010 года отмечал Генсек ООН Антониу Гутерриш, сказавший о восстановлении межэтнического согласия в стране.
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

Реклама
 

Метки: , , , ,

Жанаозен: Трагедия семьи Кенжебаевых


В социальных сетях вызвал большой отклик одна семейная фотография, которая показала весь трагизм последствий массовых репрессий декабря 2011 года в Жанаозене, когда после расстрела мирного митинга бастовавших нефтяников, город оказался под пятой военных и ОМОНа, а тысячи жителей прошли через пытки, избиения и унижения. Это фотография семьи Кенжебаевых, которую разместила на своей странице в фейсбуке Жадыра Кенжебаева. Она является дочерью тракториста Базарбая Кенжебаева, который был кинут в застенки и прошел через все муки ада мучений в застенках современных эсесовцев в погонах.

С ним, еще живым, успела записать интервью журналистка «Новой Газеты» Елена Костюченко из Москвы. Базарбай рассказал о всех тех пытках, которые с ним вытворяли, о массовых истязаниях молодых людей в фильтрационных пунктах, которые наскоро создали полицейские, о трупах убитых нефтяников и жителей города, которые валялись в камерах, о лужах крови. Через несколько дней после этого интервью Базарбай Кнжебаев скончался от полученных травм и увечий, ставших результатом систематических избиений.

Власти только после скандала поднятого правозащитниками и выступления в Европейском парламенте корреспондента НГ Елены Костюченко вынуждены были признать Базарбая Кенжебаева 15-ой официальной жертвой. Но вслед за ним, не выдержав страданий, ушла из жизни его жена Тилектес Канатбаева, а потом 13 декабря 2014 года и дочь Асем Кенжебаева. Кстати, она также подверглась унижениям и оскорблениям, когда тщетно в течение ряда суток искала своего отца в разных полицейских участках. Спасло ее от ареста и пыток только то, что среди работников МВД оказался ее знакомый.

Асем Кенжебаева не побоялась открыто выступить против властей, которые пытались скрыть масштабы убийств, пыток и издевательств в Жанаозене. Она обвиняла полицейских чинов и всю систему в произошедшем терроре. Из-за своих разоблачений и многих интервью она так и не смогла устроиться на работу и прожила оставшиеся годы в нищете с ребенком на руках. Жадыра с теплотой и горечью отзывается о борьбе своей сестры, которая пыталась добиться справедливости и наказать виновных в убийстве собственного отца.

В своем комментарии под фотографией Жадыра Кенжебаева написала следующее:

Это мой папа Базарбай Кенжебаев, родился 16.02.1961 и умер 21.12.2011 в результате жестоких пыток во время Жанаозенских событй. Посередине -моя мама Тилектес Канатбаева, родилась 28.09.1960. Умерла от горя через год после смерти отца 11.05.2013. Рядом с ней моя сестра Асем, родилась 02.02.1990. Она говорила про Жанаозенские события в то время, когда другие об этом боялись говорить. Умерла 13.12.2014.

Трагическая история семьи Кенжебаевых лишь только небольшая часть из тех трагедий, мук и страданий, которые перенесли сотни и тысячи жителей Жанаозена и окрестных аулов, оказавшихся в лапах цепных псов режима. Эта фотография еще раз взывает к необходимости добиться наказания убийц, палачей, их пособников и особенно тех, кто отдавал приказы, кто вел дела, кто запугивал и терроризировал мирное население и семьи бастовавших нефтяников. Вся репрессивная машина кровавой диктатуры должна быть не только разрушена, но и политически осуждена! И такой день настанет!

Статьи Елены Костюченко о Базарбае Кенжебаеве вы можете прочитать тут, пройдя по ссылкам:

http://www.novayagazeta.ru/politics/50191.html и
http://www.novayagazeta.ru/society/50247.html

Информационная служба Социалистического Движения Казахстана

http://socialismkz.info/?p=15818

На фото: Базарбай Кенжебаев, Тилектес Канатбаева и Асем Кенжебаева.

 

Метки: , , , , , ,

Трагедия 2 мая: рассказ выжившего в Доме Профсоюзов


Правда, как шило. Её в мешке не утаишь, каким бы плотным ни казался этот мешок и в каком бы море лжи правду не пытались утопить. Непосредственный участник событий на Куликовом Поле 2-го мая 2014-го года, Игорь Степаненко, сотрудник частной охранной компании (имя и фамилия изменены), ранее нигде не дававший интервью, решил рассказать читателям Таймера обо всём, что пережил в тот страшный день.

— Насколько я знаю, ты не являлся и не являешься активистом Куликова Поля. А близки ли тебе были те идеи, которые витали над КП до 2-го мая 2014-го года, разделял ли ты их?
— Всегда считал, что отделение Одессы от Украины – это не очень хорошо, наверное. Я был нейтрален, скажем так. До того момента, как всё произошло. Потому что после 2-го мая поддерживать такую людоедскую власть это «не кошерно» совсем.
— С чего всё началось для тебя 2-го мая? Как ты оказался в Доме Профсоюзов?
— Да с работы шёл через Куликово Поле и, так получилось, – угодил в замес! Толпа, которая налетела, они рассосались, как-то сразу вокруг. Взяли Дом Профсоюзов, фактически, в окружение, пришлось спасаться бегством. А куда бежать? Всюду балаклавы и дубины… Только туда. Ждали, что придёт милиция, разборонит, но не дождались, к сожалению.
Забежал я, значит, внутрь, с толпой народа. Так и вышло: с одной стороны толпа народа, с другой тоже толпа, только с камнями и палками. Выбора не было. Внутри царила паника. Было очень много людей! Никаких там не 48 человек! Было гораздо больше, раза в четыре. Точно, по головам, не пересчитывал, но толпа была приличная. Люди были растеряны и не знали что делать. А когда пошёл уже, непосредственно, штурм, когда начали выбивать окна, через них пошли бутылки с коктейлями Молотова, только тогда люди начали строить баррикады.
Получается, от центральной лестницы два выхода, оттуда начали стаскивать шкафы, двери – всё, что было под рукой. Всё туда стаскивали, чтобы защититься. Потом всё равно эту баррикаду подожгли. Что до оружия, которое, как рассказывают, якобы было у куликовцев: лично я видел всего один револьвер под патрон Флобера. Это такая, почти игрушечная пукалка 4 мм, по крысам стрелять. Всё. Палок несколько и щиты из фанеры. Этими щитами потом прикрывали выбитые окна, чтоб коктейли не залетали и, когда дым пошёл от камней и пуль, чтоб дышать можно было. А если учесть, что даже огнетушитель я видел только один, и тот порошковый, – то, наверное, трагедия была предрешена заранее, я так думаю.

Народ стал подниматься на верхние этажи, когда от баррикад почувствовался газ. Обычный слезоточивый газ. Запершило в горле, защипало глаза, резкий запах, ну что-то на подобие «Черемухи» или «Терен 4». И пошёл газ мощной струей, потому что даже в 3-4-х метрах люди начинали хвататься за горло. Пришлось отступить. А когда отступили на лестницу, между первым и вторым этажами, в окна и двери первого этажа стали свободно залетать бутылки с горючей смесью. Отбивать их стало некому. Особо гореть там было нечему, пол – каменный, стены – каменные. Гореть нечему, кроме баррикад.
Пошёл дым. Народ начал разбегаться кто куда. Лестница большая, широкая. Народ рассосался по комнатам. Потому что все возле одного окна, у центральной лестницы, никак бы не поместились, а дышать-то надо всем. Это их и сгубило, в принципе. Дым шёл очень густой, черный…Я выжил только потому, что ранее имел опыт тушения пожаров, и знаю, что такое сильное задымление, и как себя надо вести. Я ухватился за перила, натянул майку на лицо и, почти на четвереньках, рванул на самый верх. Там, какой этаж, не помню, пятый что ли, потыкался влево-вправо – везде закрыто, только налево коридор оказался свободен. Я по стеночке прошел до конца, толкал все двери подряд, пока не обнаружил незапертую дверь в туалет. Зашёл, окно закрыто наглухо, выбил оба стекла, чтобы было чем дышать.

Слышу, в коридоре крики, кашель. Я вернулся, а там два парня и три женщины, затащил всех в этот же туалет. Закрыл дверь, потому что задымление было очень сильное. Дым проходил даже через щели в дверях, причём такой густой, что мама дорогая, все в это окно лезли, чтоб подышать. Воздуха на всех не хватало. Пришлось как-то выкручиваться. Я снял майку, порвал ее на несколько лент, воды в кране не было, вода была перекрыта. Я сунулся к унитазному бачку, а он не разборный. Ну, что делать, я по бачку рукой долбанул, распорол себе руку, но крышку разбил. Вымочил в той воде тряпки, всем раздал и сам закутался. Так и продержались.
Окошко наше выходило на ту сторону, где улица Пироговская. Ну, там же, к ДП, как бы, пристройка такая, так вот, оттуда, из окон напротив, стали лезть… назвать их людьми… это не люди. Малолетки со стволами. Начали стрелять по всем окнам, откуда люди высовывались, чтобы глотнуть воздуха. В общем, в наше окошко, наверное, обойма из Макарова влетела. И ни разу не травмат! Когда пули входят в стену, это видно даже не специалисту, а я, всё-таки, в охране работаю.
Мы от окошка разбежались. Потом и стрелок куда-то ушёл, только флаг украинский вывесил. В это время на крыше появился человек. Вышел офигевший, глаза дикие, радуется от того, что живой. За ним ещё несколько, чудом уцелевших. Один из них послушал толпу, что снизу кричала, мол, ребята, спускайтесь, нафиг нам надо вас убивать. Поверил, дурак. Спустился. Тут же налетели, с вот такими дрынами…Что бывает, когда человека бьют с размаху по голове и лицу черенками от лопаты, думаю, говорить не надо. Осталась вместо человека изломанная кукла.
Остальные на это дело посмотрели и стали умнее. Надо было как-то выбираться. Карниз там вот такусенький, человек моей комплекции там никак не поместится, дай бог, чтоб воробей прошел. Удалось договориться с ребятами на крыше, они пообрывали кабеля антенные, связали их в жгут и перебросили этот жгут нам. Сидит человек на крыше, упирается ногами в бортик, другой конец я за батарею зацепил, и начали мы потихоньку женщин выпускать. Одной рукой за стеночку, другой – за канат этот, в общем, потихоньку, две женщины и парень по карнизу перешли. А следующая пара отказалась. Оказалось, это мать и сын. У матери истерика: «Не полезу»! Оно и понятно, страшно, пятый этаж. А сын отказался её бросать.

Через какое-то время я услышал, что в двери туалета стучат. Думаю: «Неужели, кто-то живой, в таком дыму»? Открываю, дым немного рассеялся, первое, что увидел – берцы. Смотрю, мужик в камуфляже на полу лежит. Седой, плотный, лет 50, может, больше. Ну, я его за шиворот взял и поволок, там оказалась, чуть дальше по коридору, лестница вниз, я ее раньше, в дыму не заметил. Я его по этой лестнице вниз волоку, думаю, где-нибудь воздух, окошко. Надеялся, может, в себя придет. И где-то, в районе третьего этажа, чувствую, меня кто-то по плечу хлопает и говорит: «Оставь мужика, он мертвый». Ну я пульс на шее, руке пощупал – точно, труп волоку. И тут мне сзади прилетело по затылку. Конкретно так. Так я познакомился с тремя правосеками на лестнице, а может, и не правосеками, чёрт их разберёт. Там много кто участвовал, кстати, в этой толпе, что ввалилась в Дом Профсоюзов, очень выделялись ребятки в старых советских армейских касках и с фанерными щитами, на которых штамп: «14-я сотня». Кто бы что там сегодня ни говорил, ребята, я это видел своими глазами. Так что, может не правосеки, а евромайдановцы наши, пушистые, хорошие, добрые. В общем, били меня долго и со вкусом.

Уже не помню, как мне удалось их убедить, чтоб не убивали. Может сами устали. Начали меня тащить по лестнице вниз, по коридорам, а трупов там…мама дорогая! И трупы, явно, не все, задохнувшихся людей. Чтоб было понятно, огонь выше первого этажа не поднимался. В смысле, бутылки с коктейлями Молотова залетали и на 2-й, и на 3-й этаж, но там, я уже говорил, гореть особо нечему. Пятно на полу выгорало и всё. А вот трупы лежали с обгоревшими руками и головами. Представляете, человек лежит, тело целое, а ручки черные, обуглившиеся и лица нет. Много было трупов с резаными ранами, с рублеными. С пулевыми отверстиями, в головах, в том числе. Лежит человек, три пулевые дырки в лице и затылка нет. И на стене пятно из мозгов. Вот такие пирожки с котятами… Никому не верьте, что все погибшие задохнулись в дыму. Да, какая-то часть задохнулась, возможно, но далеко не все.

В общем, вывели меня на улицу, а я тогда в охране работал, на работу и домой ходил в форме. Чёрная форма, берцы, шеврон. В общем, не знаю, за кого меня там приняли, но когда били, всё время спрашивали: «Кто по людям стрелял»? Посчитали, наверное, что я «найманець». Китель порвали, плечи осматривали, искали снайперский синяк от приклада. Не нашли. А из чего мне стрелять? Из пальца? Скажу, что если бы у куликовцев действительно было оружие, и они действительно были готовы к чему-то, то к баррикадам бы никто так просто не подошёл.
Побили меня мужественно, толпой на одного. Заставили гимн петь, «Слава Украине» кричать. Ой, чуть не забыл! Про европейские, демократические ценности. В процессе избиения, европейцы, совершенно по-европейски с*издили у меня кошелёк и телефон. С моего телефона, кстати, какая-то паскуда позвонила моей жене ночью: «Мужа своего не ждите, мужа нет у вас больше». Ножик у меня в кармане ещё был, маленький такой, перочинный. Вот за это оружие страшной разрушительной силы били особенно жестко. Потом меня передали милиции. Но поскольку автозаки к тому моменту ещё не прибыли, меня загрузили, как бревно, в машину скорой помощи. А дальше в УВД привезли. Продержали 12 часов в коридоре. Раны мои, на руке, голове, лице, за это время основательно порасползлись. Сижу тихонечко, кровью истекаю, радуюсь, что живой. Мимо два мента прошли, не поворачивается у меня язык их милиционерами назвать, хлопчики лет по 25. Один на меня пальцем показывает и другому говорит: «Ну что, прессанем его»? Ну, думаю, замечательно! Там выжил, чтоб меня тут два идиота запрессовали.


Потом был долгий разговор с начальником «по борьбе с бандитизмом». Всё спрашивал, где служил, где оружие взял и так далее. Сфотографировали, сняли отпечатки пальцев. Тем временем коридорчик заполнялся, всех выживших куликовцев туда постепенно стаскивали. И народу было не очень много. Вот, если бы мне сказали, что задержанных 48 человек, вот в это бы я поверил, но никак не поверю в 48 погибших. В УВД отправляли всех, невзирая на состояние здоровья и степень избитости. Избитых было очень много, и не все из них были куликовцами. Я, например, встретил своего товарища, который просто живет рядом. Отмечал день рождения сына, вышел покурить, посмотреть, что за шум. Получил дубиной по лицу от патриотов, перелом обеих челюстей, верхней и нижней. Ни за что.
Позже, по сути, уже третьего числа, приехала дежурная бригада скорой помощи, начали определять наиболее «тяжелых». Очень много было людей, надышавшихся угарным газом. Кое-кого отпускали домой после того, как родственники привозили оригиналы и копии документов. Кстати, чтоб вы знали, гражданин Украины, в паспорте которого указано российское происхождение, – это преступник априори, на которого не распространяются никакие конвенции! По этой, наверное, причине, двое из таких, тяжело травмированных граждан, были вывезены из УВД в больницу в последнюю очередь. После скандала, устроенного врачом. И в больнице они находились под конвоем.
Меня сперва повезли на Ольгиевскую, там зашили руку, там же выявили ЧМТ и отправили в областную больницу. При себе у меня ни паспорта, ни удостоверения личности не было. Как потом оказалось, это счастье, что мой паспорт в УВД не попал. Людей начали арестовывать, и первыми именно тех, кого выпустили. В общем, положили меня в стационар. Сотрясение нешуточное. А под дверь посадили целых пять милиционеров. Хлопчики просидели аж три дня, дежурили и внутри палаты, и снаружи. На четвертый день они снялись без всяких объяснений. Меня стали навещать друзья. Они же сообщили, что наши любимые националисты-патриоты вытребовали у милиции паспортные данные всех задержанных на Куликовом Поле, и где, в каких больницах, кто лежит.

Чтобы не получить по голове повторно, я из больницы прямо в швах сбежал. Перед первым сентября 2014-го повёл я ребенка в больничку, проходить медкомиссию. Тут мне позвонила жена и сообщила, что под дверью у нас милиционеры. В общем, ребенка я передал родственникам жены и рванул в Крым. Подальше от СБУ, потому что сидеть в тюрьме за то, что выжил, нет желания. В Крыму я пробыл чуть больше четырёх месяцев, потом вернулся. Буквально на третий день меня пригласили повесткой в следственное управление. Оперативно. Думаю: «Схожу, авось не закроют сразу». Как выяснилось, правильно я сделал, что пришёл, могли бы запросто избрать меру пресечения и сидел бы где-нибудь, вшей кормил. Сначала предъявили подозрение в участии «в массовых беспорядках, повлекших за собой гибель иных лиц и порчу государственного имущества». Статей там было много, на самом деле: измена Родине, превышение служебных полномочий, преступная халатность…Хотелось сказать: ребята, я мимо шёл, я на КП не работал, какая халатность? Какие полномочия? Я не госслужащий!
Как оказалось, милиция у нас не только оперативная, но и очень грамотная. Даже место жительства и район перепутали, имея на руках паспортные данные. Переврали мне и год рождения. Ходил я к ним почти месяц, рассказывал, что не верблюд. Через месяц мне выделили бесплатного адвоката, который помог тем, что сообщил про статью 63-ю Конституции Украины, по которой я имею право не давать показаний против себя. В один прекрасный момент мне позвонил следователь и сообщил, что я переведён из подозреваемых в свидетели. Ура, товарищи! И только в июне этого года я узнал, что уголовное дело, которое против меня возбуждали, было закрыто ещё в феврале, за отсутствием состава преступления. Вот такое оно, правосудие у нас…

 

Метки: , , , ,

Одесская трагедия 2 мая. Аудиозапись приема звонков в диспетчерскую 101


Диспетчером в тот роковой день была капитан службы гражданской защиты Светлана Коева.

 

Метки: , , , , , , ,

О ВСЕМИРНОИСТОРИЧЕСКОМ ЗНАЧЕНИИ ТРАГЕДИИ И ФАРСА В РЕВОЛЮЦИИ И РЕВОЛЮЦИОННОСТИ ПО ЗАКАЗУ


Маркс, как известно, предупреждал о трагедии и фарсе в революции, делая упор на бонапартизме, который переводит политические стрелки на революционное летоисчисление, а на деле отступает к феодальному деспотизму. Нечто подобное пришлось увидеть в послании Игоря Губкина, широко разосланном по Интернету, где он в пух и прах разносит современное коммунистическое движение в России, отдавая симпатии только… НБП Эдуарда Лимонова (Саенко). При этом автор даже не утруждает себя тем, чтобы найти источники мысли на левом фланге России, способные оценивать НБП и Лимонова как коммунистов. Таких просто нет. К тому же, я не был знаком с Губкиным и свой электронный адрес ему не давал.

Тем не менее, в своем послании Губкин навязчиво повествует о том, что он обнаружил в себе огромный потенциал революционного лидера и пришел к глубокому убеждению, что только он способен найти «выход из тупика», в котором оказалось современное коммунистическое движение в России. В качестве политического направления он предлагает вариант партии РУНО – русского национального освобождения, скроенной по образу и подобию, приказавшей долго жить, НБП Лимонова. Ставка на молодежь, «отчаянных людей», в возрасте от 15 до 30 лет. На месте Советов – Комитеты национального спасения. Предлагаемый тип работы: новой «революционной» партии – через партийные плебисциты, т.е. методом голосования по Интернету. По сути дела Губкин предлагает «второе пришествие» нацболов для вывода «из тупика» коммунистов России. Соответственно, автор на место классового приоритета ставит приоритет национальный. При этом он не предлагает строить партию национал-патриотов, а устанавливает для себя сугубо жесткие рамки «спасителя» коммунистов.

В этой связи вспоминается нечто похожее, ещё в начальный период деятельности НБП, когда «отчаянные люди» в возрасте от 15 до 30 лет больше размахивали именем Сталина, чем национальной идеей, пытаясь определиться со своим местом на политической арене и пристраиваясь за колонной ВКПБ на демонстрациях. Мы их тогда спрашивали о том, а знают ли они, что у Сталина в таком возрасте, какой у них, было основательно определено положение национального вопроса в марксизме и он прямо заявлял: «Нация – понятие буржуазное». Нацболы только пожимали плечами, поскольку Сталина они никогда не читали, как не читали и Маркса-Энгельса-Ленина. Тогда им напрямую объясняли, что имя их партии, со сталинской точки зрения, означает… «буржуазные большевики». Что само по себе нелепо. Ребята опять пожимали плечами и замыкались в себе. Диалог вести они были не способны. Поэтому постепенно сложился образ среднего нацбола, привыкшего выражать себя в политическом крике, направленным, по большей части, на эмоции обывателя, а не коммуниста. Однако, на политической авансцене российской власти эти крики быстро оценили и их звучание стало находить широкое отражение в СМИ, особенно на телевидении. Поскольку под эти противоречивые крики власти России быстро нашли повод перехода к закручиванию политических гаек, да ещё и требовать усиления «вертикали власти».

За прошедшие пятнадцать лет нацболы выросли из коротких политических штанишек и стали искать себе лучшей доли. А их лидер, Э.Лимонов, откровенно перешел в стан либералов и уже с ними объединяет свои политические усилия. За спиной НБП оказался пройденным путь, которым никто не будет гордиться. Но на этом пути они сильно извратили исторический большевизм, по которому российская власть вела огонь из всех политических орудий, не стесняясь переходить к элементарной подлости.

И вот новая заявка И. Губкина на формирование новой партии, по аналогии с НБП. В ней автор прямо утверждает: «Не надо бояться «национализма», надо вместить в это понятие коммунистическое содержание.». Для убедительности Губкин ссылается на С.Г.Кара-Мурзу, аргументы которого, якобы, помогают ему в деле борьбы «с химерами – искусственно созданными народами», потому как «у народов – химер совершенно иная природа этничности»… При этом Губкин как бы не замечает, что С.Г.Кара-Мурза рассматривал психологические аспекты в политике, а не политическое строительство. Он прежде всего касался вопросов манипуляции общественным сознанием, осуществляемым идеологической машиной империализма, а не занимался вопросами создания партии коммунистов. И выдергивать цитаты из темы манипуляции общественным мнением, по части этносов, и вставлять их в тему создания партии коммунистов, обязанной исторически признавать развитие национального вопроса только в сторону единого Советского народа, — по меньшей мере не серьезно.

Впрочем, всё послание Губкина по своему содержанию состоит из подобных казусов. И тогда возникают вопросы. А ради чего оно создавалось? Зачем так беспардонно навязывается?

И тут уже приходится серьёзно задуматься.

Так или иначе, но по своей сути создавалось это послание ради единственно возможной цели, цели компрометации всего коммунистического движения в России и, прежде всего, ВКПБ, поскольку закладывает в себя родовые пятна НБП, как откровенного провокатора революционного развития большевизма. Поверить в то, что это политическое «откровенье» необходимо одному Губкину, равносильно разве что для людей со «сложной судьбой», какая сложилась у самого Губкина. А это значит – затея рассчитана на политическую истерию, воспроизводство которой, в периоды экономических кризисов и политической неразберихи, только усиливается.

Сам по себе Губкин, с таким политическим багажом, на левом фланге политики состояться не способен. Никто, даже из зашедших в тупик коммунистов, с ним не станет сотрудничать. Сомнительно даже, чтобы национал-патриоты проявили к Губкину какой-то интерес, как к лидеру. Что тогда ему остается предпринять для собственного утверждения? Остается только стучать в другие двери. А все, кто для такого политического материала способны «открыть двери» — это структуры «пятых колонн», располагающие широкой поддержкой как у себя дома, так и за рубежом. Поэтому, если говорить об экономических истоках такой деятельности одиозных фигур, наподобие Губкина, надо говорить о политических пружинах «пятых колонн», выталкивающих политические провокации на высоту создания политических деятелей, которые оказываются очень востребованы теми, кто их содержит.

Здесь следует вспомнить времена, с которых начиналась эта политическая истерия в России и как она тиражировалась. А начиналось всё банально, ещё каких-то десять лет назад в центре Москвы, на большом экране демонстрировался футбольный матч сборной России на чемпионате мира, который она провела неудачно. Тогда в передние ряды болельщиков полетели бутылки из-под пива с задних рядов и другие предметы. Началась сумятица. Откуда-то появились люди с прутьями арматуры и бейсбольными битами и стали ими орудовать, не стесняясь наносить раны другим.

Всю эту картину наблюдали вполне влиятельные жители центра столицы, привыкшие чувствовать себя «хозяевами» города, и пришедшие в недоумение от такого сюжета событий, в котором они не были режиссерами. Эти люди, ставшие весьма солидными от проделанной работы по реабилитации троцкистов и прочих врагов народа, осужденных в период руководства страной И.В.Сталиным, в период событий 2002 года печатались в журнале НТС, где уже пытались оправдать преступления власовцев. В результате чего их симпатии всегда были на стороне «пятой колонны», либо они сами уже являлись её составной частью. Поэтому, когда эти люди увидели, что в центре Москвы ведут разговоры по мобильным телефонам какие-то деятели в штатском и по результатам этих переговоров координируют действия в происходящем побоище, — они возмутились. Вывод сторонников «пятой колонны» в их издании НТС был однозначен: всё это направлено на то, чтобы власти России запросили усиление законов с целью борьбы с такими явлениями. Так и случилось. Мы тогда опубликовали эти выводы московской элиты, что происходит в практике большевиков крайне редко. Ну, а поскольку в усилении «вертикали власти» уже тогда требовались новые направления «терроризма», то на всеобщем телеэкране стал раздуваться жупел НБП, во главе с Лимоновым. Со стороны националистов к лимоновцам добавили ещё некий образ «скинхедов», который на политической арене никто не мог разглядеть. Судя по всему, под «скинхедов» так и не нашелся свой Лимонов, поэтому журналистам пришлось жить в мире, ими же созданном, вместе со скинами.

Однако, во всем этом разнообразии политических голосов, ставших в дружные ряды борцов с «терроризмом», начала усиливаться волна формирования «вертикали власти» в России. Вместе с «вертикалью власти» стала усиливаться политическая ветвь «пятой колонны», за которой обозначились вполне различимые образы Запада, претендующие на российские ресурсы, не стеснявшиеся замаха на всю Сибирь.

И, как принято считать в таких случаях, в споре «хозяйствующих» объектов потребовался более высокий судейский перст, который принято понимать под сложившейся системой судопроизводства в каждом государстве, но которого в данное время в России не оказалось. Поэтому, если на международной арене государство начинает терять своё влияние, обусловленное понижением уровня жизни населения и кризисным состоянием промышленности (поддерживающим этот самый уровень жизни), то систему судопроизводства начинают корректировать всевозможные «специалисты» со стороны держав с более развитым уровнем жизни. Более развитыми оказались страны Евросоюза и США, только это не давало им никакого права критиковать или корректировать систему судопроизводства в России, поскольку западные системы судопроизводства юридически состоятельны только в рамках своих союзов. Но в дело вступали требования, выработанные совместными усилиями участников стран НАТО, которые способны были поддержать государства, весьма зависимые от их кредитов или банковской системы, типа феодальной Саудовской Аравии и прочих эмиратов. В результате «вертикаль власти» в России стала называть эти требования уже «международными нормами» и частично признала их действие на своей территории. Но странам НАТО этого было уже мало, и они подключили к коррекции системы судопроизводства свои СМИ, которые дополнили требования «демократизации» судопроизводства в России собственной импровизацией моральных мотивов, сочетающихся с требованиями западного судопроизводства. Хотя в западных структурах судопроизводства каждое государство вправе руководствоваться собственными законами, что наиболее характерно в некоторых штатах США, где выносят в наиболее тяжелых случаях смертный приговор, и ни на чьё мнение со стороны не реагируют. А обязательными требованиями для западного судопроизводства становится выработка законов, направленных на объединение экономик стран участниц и решение национального вопроса в сторону такого же объединения.

Что же касается России начала ХХI века, то чтобы нужный результат для Запада не заставил себя долго ждать, к делу подключалась «пятая колонна», которая всегда готова поддержать своих западных покровителей. Итогом такого политического давления на Россию за прошедшее десятилетие стало объединение действий политических структур стран НАТО и российской «пятой колонны». Всё это выразилось созданием общей политики «прав человека», направленной на отделение ресурсной базы страны от её жителей. Тут и «вертикаль власти» не осталась в стороне от ресурсной базы, не упустив случая приобщиться к капиталу. На деле это сопровождалось вывозом как энергоресурсов, так и бегством капитала из страны. Ну, а чтобы внимание общества не зациклилось на столь баснословном вывозе всего и вся, для внутреннего употребления отпустили тормоза маховика коррупции. И в СМИ стала осуществляться самая большая имитация борьбы с коррупцией. Результирующим же действием стала ситуации по аналогии с Испанией образца 1936 года: «пятая колонна» разрушает структуры военного сопротивления в столице, в результате чего остальные четыре колонны войск Франко проходят по Мадриду победным маршем. Разница лишь в том, что по Москве и Питеру «четыре колонны» запечатлели себя в составе как своих олигархов, так и иностранных.

Тут надо признать, что современные «пятые колонны» способны существовать только в сочетании с политикой «прав человека», осуществляемой странами НАТО. В противном случае Запад просто перестал бы их содержать. Основной задачей «пятых колонн» является все та же работа по развалу государственных систем изнутри, за счет чего империалистические конгломераты способны прибрать к рукам ресурсные базы разваливаемых государств, либо для убедительности ввести остальные «четыре колоны», т.е. войска НАТО, которые по развалившейся от внутренних противоречий стране пройдут победным маршем и поставят к ресурсной базе своих ставленников из «пятых колонн». Ввод войск будет сопровождаться мотивами освобождения от какого-нибудь произвола, опять же в целях спасения «прав человека», а произвол захватчиков на покоренной территории будет иметь одиночные проявления нетерпимости, тиражируемые самим захватчиком, как собственный критический взгляд на себя. Всё это мы уже наблюдали за прошедшие десять лет, стартовав с террористов одиозной фигуры Бен-Ладена, выпестованного школой ЦРУ США.

Что больше всего пытались «решить» сподвижники Бен-Ладена своими психическими атаками и жестокостью? Они пытались «решать» именно национальный вопрос в рамках Корана, имевшего толкование в Саудовской Аравии. Но теперь США физически устранили Бен-Ладена, он им стал не нужен. Они и без него смогли стравить этносы в Ливане и получили желаемый результат по уничтожению М.Кадаффи и захвату ливийской нефти. Теперь Запад пробуют эту же модель развала на Сирии, через которую открывается путь к нефти Ирана.

Чем отличается действие «пятых колон» в Ливии и Сирии от европейской модели? Только тем, что США обещают наиболее влиятельным лидерам общин или религиозных концессий будущий контроль над нефтяными ресурсами страны, по образу шейхов Саудовской Аравии. После чего местные авторитеты пытаются уже сторговаться с более мелкими племенными лидерами, и в случае успеха приступают к вооруженному выступлению в пользу НАТО. Беда многих лидеров на Ближнем Востоке и Африке свелась к тому, что, пройдя этап побед своих буржуазных революций, они успокоились на национальном вопросе, решив, что для этого им уже достаточно собственного авторитета. Нельзя не вспомнить и то, что советское руководство, имевшее значительные рычаги влияния на таких лидеров, не направило их по пути сталинского решения национального вопроса, в пользу движения к единству народов, поскольку само советское руководство погрязло в антисталинизме. А ведь США и Западная Европа стали делать всё так, как написано у Сталина. И теперь весь Запад умело играет на струнах национализма тех, кто прошел мимо учения Сталина.

Впрочем, Запад, расправивший крылья бонапартизма, как и подмятый им под себя Восток, ещё не столкнулись в последнее время с необходимостью изучения трактовки Маркса по трагедии и фарсу в революции. Они только наращивают критическую массу недовольства в зависимых странах, растущую на экономическом закабалении. Империализм оставил без изменений свою захватническую военную стратегию, изменил только тактику ведения этих войн. Теперь основной движущей силой в сражениях стали заранее подготовленные «пятые колонны», а основным оружием – элементы психологической войны, первоначально разработанной Даллесом в его доктрине по развалу СССР. Поскольку этим «оружием» Даллеса удалось развалить Советский Союз, то империализму не остается ничего другого, как модернизировать его механизм и применять в горячих точках с целью захвата ресурсной базы, разваливая изнутри государственные системы, оказавшиеся под прицелом. К тому же, государства, которые приходится захватывать империалистическим хищникам, не так сильны, как это было с СССР. Да и сами государственные структуры империализм способен заменить на своих марионеток, для вида отстаивающих национальные интересы, ибо хищникам нужны ресурсы, принадлежащие чужим государствам, а не сами государства.

Но, как показывает история, победы бонапартизма быстро заканчиваются, поскольку они являются выражением контрреволюции, обусловленным кризисом в ходе самой революции. Революции же подчиняются законам выхода из экономического паралича и ориентируются на здоровые силы, подобно тому, как больной, чтобы не умереть, всегда стремиться найти в себе такие силы и выздороветь. Поэтому и революции восстанавливают в себе здоровые силы и выводят экономический организм страны из паралича.

Что касается революции в России, то и она живёт своей жизнью. Ибо, изменив в Октябре 1917 года экономический уклад крестьянской жизни, революция открыла простор для развития производительных сил. А поскольку этот фактор развития производительных сил является определяющим для революции, то и движение к нему остается крайне тяжелым, вызванным сопротивлением уходящих паразитических слоев общества. Отчего Великий Октябрь в качестве революции может исчерпать себя только тогда, когда денежная система прекратит свое существование, а вместе с ней перестанут существовать классы и классовая рознь. А пока революционер не может позволять себе путать трагедию выживания Великого Октября с фарсом его ниспровергателей, которые снова ставят Россию на ту же грань выживания, что и в 1917 году.

Поскольку современный мировой кризис опять же вгоняет Россию в самое слабое звено в цепи империализма, то как и в период Первой мировой войны, вынудившей отречься царя от престола, в современной России повтор этого действа произошел и один «царь» уже отрекся. Но передал власть другому «царю», а не Временному правительству, в надежде, что сменщик не временщик, и он обязательно удержится. На месте царя В.Путин, конечно, держится, но наследники Временного правительства – 2 (несистемная оппозиция) тоже созрели и хотят власти. При этом всё больше ослабевают в руках власти основные рычаги управления, типа банковской системы. И хотя эта банковская система выглядит вполне здоровой, она не способна кредитовать восстановление вконец изношенных систем жизнеобеспечения страны, поскольку капитал хищнически вывозится из страны. Поэтому, если в 1917 году стране не хватило боекомплекта и амуниции на передовой, ибо остановились системы жизнеобеспечения фронта и тыла, то теперь системы жизнеобеспечения страны уже дышат на ладан и готовы остановить страну в любое время.

Во всемирноисторическом значении Октябрьской революции ясно, что она созрела на трагедии Первой мировой войны. Во всемирноисторическом значении современного момента ясно, что он повторяет события столетней давности в виде фарса. Разница лишь в том, что тогда банковская система обанкротилась и посадила производственный потенциал на ноль, а теперь промышленный потенциал измотан так, что в любое время может ввести в штопор банковскую систему страны и сразу же довести значения рубля до «керенок – 2»..

Какие силы создавали тогда эту посадку на ноль. и какие силы это делают теперь?

Тогда Ленин видел причину в «партии Гужонов», которую Временное правительство не способно было заставить выполнять свои обязательства по поддержанию работоспособности промышленного потенциала. Теперь ситуация повторяется во всем. Только теперь «партию Гужонов» представляет собой «вертикаль власти», а созревающее Временное правительство – 2 ещё стремится отвоевать себе долю в вывозе капитала.

Каким образом современный мировой рынок, в который так рвался российский обыватель, отождествляет действие «партии Гужонов»? Рынок отображает эту разрушительную силу тем, что на нем совсем обесценились акции ведущих энергокомпаний, за исключением, конечно, ресурсных (нефть, газ), которые причислили к энергокомпаниям специалисты по вывозу капитала из страны. Эти энергокомпании как раз и отвечают за жизнеобеспечение населения и промышленности. И если в период реформ Чубайса из этих энергокомпаний ушли многие специалисты, увидевшие то, как над ней нависают разрушительные контуры системной аварии, какая частично отразилась потом на Саяно-Шушенской ГЭС, то теперь бегут от акций сами владельцы, что свидетельствует о наступлении периода «Х», характерного для предаварийного состояния всего энергетического комплекса. Если энергетический коллапс наступит в теплое время года или в умеренно прохладный сезон, то разрушительные последствия обретут прогнозируемую форму фарса. Если подобное придёт вместе с «генералом морозом»,то будет продолжение трагедии. Но и в том, и в другом случаях выход будет только один: через продолжение Великого Октября.

Владимир Рябов

член ЦК ВКПБ

Источник

 

Метки: , , , , ,