RSS

Архив метки: Традиционные мерзости

Традиционные мерзости, или от чего не желают спасать детей


Кто только не защищает российских детей! Дума – от иностранных усыновителей, Милонов – от гей-пропаганды, националисты – от азиатов и кавказцев. Даже нерожденные младенцы находятся под неусыпной опекой консерваторов. Но кто защитит детей от капитализма?

Этой весной в Петербурге произошли события, шокировавшие даже людей, давно не обращающих внимания на ужасы из криминальной хроники. 9 мая 34-летний безработный инженер по имени Денис Ситкин зарезал кухонным ножом жену и трехлетнего сына, после чего выбросился с 13-го этажа, оставив записку: «В следующей жизни будет лучше». За месяц до этого, там же, в районе Купчино, пятиклассница спрыгнула с 10 этажа после того, как подняла трубку на звонок из коллекторского агентства. Девочка (которая каким-то чудом осталась жива) оставила записку своим родителям: «Бегите! Спасайтесь! Мы должны им 83 тысячи».

Истории разные, но они имеют общий социальный фон. Улицы Прибрежная и Малая Балканская находятся в 20 минутах езды друг от друга. Спальный район с нехорошей репутацией. Про Ситкина известно, что он имел высшее образование, работал инженером-технологом на крупном пищевом производстве в Москве, вахтовым методом. Взял ипотеку. Недавно потерял место и, не сумев найти работу по специальности и квалификации, начал спускать остатки денег в кабаках. Жена, естественно, попрекала…

Родители девочки, пытавшейся покончить жизнь самоубийством, недавно переехали в Питер. Жили на съемной квартире. С угрозами коллекторы звонили постоянно, несмотря на то, что, по словам матери, задолжала банку хозяйка квартиры.

Трагедия семьи Ситкиных вряд ли произошла из-за банальной нищеты, хотя таких случаев немало. Не похоже поведение убийцы и на действия маньяка (после вспышки агрессии он раскаивается, кладет обручальное кольцо на грудь убитой жены). В оставленной им предсмертной записке – признание полного жизненного краха.

Имеющейся информации, конечно, недостаточно, чтобы делать выводы о причинах трагедии, но ее социальная подоплека просматривается достаточно ясно: сломанная карьера, зависимость от банка, вероятно, патриархальные представления о «мужчине – главе и кормильце семьи», разбившиеся о невозможность обеспечить «достойный» уровень потребления, экзистенциальная пустота, которую нечем заполнить, кроме алкоголя. Разумеется, все это ни в коей мере не делает Ситкина невинной жертвой. Тот факт, что перед тем, как покончить счеты с жизнью, он убивает женщину и ребенка, говорит об архаичной, сексистской и собственнической психологии эгоиста. Перед нами трагедия буржуазного сознания, замешанного на пресловутых «традиционных ценностях», вошедшего в неразрешимое противоречие с условиями существования.

История запуганной банком пятиклассницы ставит вопрос о том, в какой среде вынуждены существовать наши дети. Вопреки тому, о чем твердят Милоновы и Мизулины, это не столько мир либерального «разврата», подстерегающего на каждом шагу. Это мир агрессии, исходящей не со стороны мифических «пропагандистов гомосексуализма» или иных экзотических отщепенцев, жаждущих христианской крови. Беззащитность перед банком, работодателем, безличными силами рока, способными растерзать за то, что «мы должны им 83 тысячи» — вот где настоящий кошмар, от которого не спасут и не собираются спасать семью ее мнимые защитники из консервативного лагеря.

30 мая 2014 — Иван Овсянников, РСД

Источник статьи

 

Метки: , , , , , , , , , , ,