RSS

Архив метки: троцкисты

Неизвестная оппозиция


Благодаря трудам историков и немногочисленным мемуарам выживших троцкистов (В. Сержа, А. И. Боярчикова, И. Павлова и др.) сегодня мы неплохо представляем работу Левой оппозиции. Кое-что известно и о послевоенных коммунистах-антисталинцах (таких как Коммунистическая партия молодежи). Однако, насколько мне известно, в контекст леворадикальной мысли до сих пор не была введена информация об антисталинской группе, называвшей себя Единым социалистическим молодежным фронтом и действовавшей в Ленинграде в середине 30-х годов, когда, по уверениям историков наподобие Волкогонова, никакой левой оппозиции вне ссылок и лагерей уже не существовало. Более того — если печальный итог в историях других групп подводят архивные материалы НКВД/КГБ, то Единый социалистический молодежный фронт так и остался нераскрытым.

Единственный источник сведений об этой группе — мемуары ее былого участника, религиозного диссидента А. Э. Краснова-Левитина «Лихие годы». Автор — персонаж, мягко говоря, чуждый для левых кругов. Церковный деятель-«обновленец» и диссидент, в 1974 году высланный из СССР. Сам себя именовал «христианским социалистом», хотя к зрелым годам христианства в нем осталось куда больше, чем социализма. Понятно, что левые редко заглядывают в литературу такого рода.

Следом возникает естественный вопрос: а можно ли доверять мемуарному источнику, да еще исходящему от политически ангажированного автора? Джордж Оруэлл однажды сказал: «Воспоминаниям можно верить только тогда, когда они обнажают что-либо постыдное». Вероятно, он имел в виду не совсем политику, но этим критерием можно воспользоваться и применительно к нашему случаю. Если идеологизированный литератор сообщает невыгодные с «партийной» точки зрения сведения — можно быть почти уверенным, что они соответствуют истине (при условии, что не противоречат общеизвестным фактам).

Краснов-Левитин производит впечатление довольно добросовестного (с поправкой на политическую пристрастность) мемуариста: он вовсе не старается изобразить свой путь в ореоле бесконечных побед, не скрывает метаний, заблуждений и компромиссов, воздает должное идейным оппонентам даже тогда, когда выгодней об этом умолчать. Именно это, как нам кажется, и убеждает в правдивости его рассказа.

Несомненно, православному автору сподручней было бы изобразить группу христианских святош-подвижников; однако из его рассказа следует, что Единый социалистический молодежный фронт сложился под решающим идейным влиянием молодых троцкистов. Костяк группы составили студенты трех ленинградских вузов: герценовского, института им. Покровского и ЛГУ: «В университете тогда было много троцкистской молодежи, были троцкисты и среди преподавателей. Кряжистые, хорошие парни, хотя и довольно хамоватые в обращении, щеголявшие своим пролетарским происхождением».

Лидером последних был Николай (фамилию его Краснов-Левитин не упоминает из соображений безопасности): «Здоровый парень. Белобрысый. Хмурый. (…) Сын старого рабочего-путиловца, который принимал участие в революции, затем в гражданской войне. Его отец — старый троцкист, «отрекшийся формально от своих взглядов». Николай с детства усвоил взгляды отца, учился на рабфаке, работал на заводе». Поначалу Николай не вызвал симпатии мемуариста, черты его довольно отталкивающи: неотесанный и хамоватый выпивоха. Однако, когда дело дошло до дискуссий о программе, молодой троцкист предстал в новом облике:

«Николай требовал безоговорочного принятия программы, составленной с четко большевистских, троцкистских позиций. Володя (единомышленник Краснова-Левитина — П.Г.) буквально трясся от негодования. (…) Наконец, произошел решительный разговор. Володя разразился резкой филиппикой в адрес коммунистов, которые хотят посадить нам на шею вместо грузинских авантюристов жидовских (выпад тем более неожиданный, что сам Володя был, как и я, наполовину еврей, а Николай был чисто русский парень), что Троцкий ничуть не лучше Сталина, что ни он, ни его ребята пальцем не пошевельнут, чтобы надеть те же «портки, только гашником наперед», что нам явно не по пути. Николай тоже озлился: с раздувающимися ноздрями, позеленевший от злости, он четко и ясно изложил свою позицию. Заявил, что их целью вовсе не является сдавать власть буржуазным сынкам. Власть завоевана рабочим классом, и не может быть и речи, чтоб он отдал ее кому-нибудь другому. Вишневский возражал резко и убедительно. Николай, однако, с неотразимой логикой, обнаруживая огромную начитанность в марксистской (и не только в марксистской) литературе, разбил аргументы Вишневского. От добродушного, полупьяного пивного завсегдатая-матерщинника не осталось и следа. Перед нами был эрудированный и глубоко убежденный, стойкий борец«.

Наконец, 1 января 1936 года, программа была составлена. Приведем ее целиком:

I. Трудовая и учащаяся молодежь, как наиболее действенная и передовая часть общества, является движущей силой пролетарской демократии и социализма.

II. Главной целью молодежи является борьба с господствующим слоем бюрократии.

III. Молодежь требует внутрипартийной демократии, а также полной демократии внутри страны, которая должна выражаться в свободе критики, в свободе слова, собраний, печати для всех, кроме монархических, фашистских и буржуазных партий.

IV. Молодежный фронт высказывается за сотрудничество с международным рабочим движением (в частности, с Социалистическим Рабочим Интернационалом).

V. Молодежный фронт высказывается за полную свободу профсоюзного движения.

VI. Молодежный фронт считает недопустимым какую бы то ни было принудительную коллективизацию, осуждает всякое прямое или косвенное давление в этом вопросе и высказывается за то, чтобы советское крестьянство само избирало пути своего развития.

VII. Молодежный фронт, являясь интернациональной организацией и признавая за всеми нациями право на самоопределение, в то же время считает необходимым сохранить Союз Советских Социалистических Республик.

VIII. Социалистический молодежный фронт признает полную свободу религиозных и философских убеждений, как за своими членами, так и за всеми гражданами, категорически осуждает какое бы то ни было прямое или косвенное давление в этом вопросе.

IX. Методом работы молодежного фронта является индивидуальная устная и (при возможности) письменная агитация среди молодежи.

X. Ввиду особых условий, в которых действует молодежный союз, каждый вступающий в союз должен носить псевдоним, и всякое разглашение сведений о фронте квалифицируется как предательство и провокация со всеми вытекающими отсюда последствиями ».

«Как видит читатель, — комментирует Левитин, — наша программа в основном отражала установки троцкистской оппозиции и была выработана университетскими ребятами. (…) Считалось, что молодежный фронт объединяет большевиков-ленинцев (троцкистов), социал-демократов и христианских социалистов».

Фактически же, добавим мы, большевики-ленинцы в полной мере проявили свое организационное и идейное превосходство. Они сумели собрать максимум людей и при этом поставить их под большевистское знамя при минимуме уступок. В целом программа «Фронта» выражала идеи левой оппозиции и во многом коррелировала с программой политической революции, сформулированной в те же годы Троцким (см. «Преданную революцию»). Правда, установка на сотрудничество с Венским интернационалом вряд ли вызвала бы одобрение Льва Давидовича, но не следует забывать об условиях жесткой информационной изоляции того времени, да и по правде сказать — какое реальное содержание она могла иметь для подпольной группы молодежи в Ленинграде 1936 года?

Члены «Фронта» делали то, что могли: по крупицам, по единицам собирали людей, убеждали, организовывали… Они не стремились любой ценой расширять организацию, понимая, что это многократно увеличивает риск провала. Главная работа «Фронта» состояла в пропаганде идей, причем не только в вузах, но и среди рабочих:

«Я имел дело с бесчисленным количеством рабочих и, помимо преподавания, незаметно, по ходу дела, популяризировал нашу программу. (…) Беседуешь с людьми, и сам собой почти ежедневно всплывает то тот, то другой пункт нашей программы; лучшее доказательство ее жизненности. И абсолютное большинство моих учеников уходило от меня, вполне усвоив программу, и были вполне подготовлены, чтоб поддержать нашу организацию. Оставалось сделать лишь шаг. Но вот этого-то шага я и не делал. Не мог сделать. Это значило немедленно погубить не только себя, но и целый ряд людей».

Летом 1936 года, замечая рост истерической кампании против «врагов народа», Николай задумчиво сказал: «Что-то там произошло. Предстоит опять кровавая баня. Но пока будем делать, что можем». Однако времени почти не осталось. Началась великая чистка, Большой террор. Отец Николая, бывший оппозиционер, был арестован осенью. «Лучше всего человек познается в опасные моменты. И в это время я хорошо узнал Николая. Он вдруг преобразился; совершенно исчезли элементы пошлости, почти исчезла привычная для него ругань. Речь стала четкой, ясной». Чтобы избежать почти непременного ареста как «член семьи врага народа», он с родными покинул Ленинград. (По словам Левитина, это спасло Николаю жизнь: он сумел избежать репрессий.) В условиях массового террора и шпиономании, когда любое неверное слово грозило арестом, Единый социалистический молодежный фронт лишился любых возможностей действия. Краснов-Левитин так резюмирует его опыт:

««Фронт» просуществовал примерно год и, конечно, не мог себя особенно проявить в тех условиях. Тем не менее этот год дал мне очень многое: я понял, как много значит подлинное содружество идейных людей. И хотя в 1937 году наш фронт прекратил свою работу и все его члены отошли впоследствии от общественной деятельности, тем не менее ни предателей, ни трусов в нашей среде не нашлось. «Органы» так ничего и не узнали о нашем существовании».

Можно сказать: и узнавать не о чем, вся-то работа уместилась на одном листочке с программой. Но и листочка с программой в те годы было достаточно для наихудшего финала. Организация — самая страшная вещь для любой тирании. Смелые молодые ленинградцы, верные идеям подлинного социализма, выступили на защиту поруганных идеалов революции, и делали то, что могли. То, что должны были. Их опыт достоин памяти.

 

Метки: ,

ПОДГОТОВКА ТРОЦКИСТАМИ ВОЙНЫ ПРОТИВ СССР


Телеграммы Тасс’а о процессе составляются так, чтоб замаскировать противоречия, бессмыслицы, анахронизмы признаний и оставить только массивные очертания клеветы. Терроризм отступает на задний план. Авансцену занимает подготовка «троцкистами» войны в союзе с Германией и Японией. Даже по телеграммам Тасс’а можно проследить, как первоначальная грубая канва обвинения дополнялась новыми более деликатными узорами. Согласно первоначальной версии я заключил союз с Германией и Японией с целью низвержения Сталина (= социализма) и восстановления капитализма в СССР. В обмен за эту услугу я обещал Берлину и Токио в будущем огромные пространства советской территории, а в настоящем — саботаж промышленности, убийство вождей и истребление рабочих. Так отразился план в показаниях менее значительных подсудимых (из 17 я знаю только 7; имена остальных 10 ничего мне не говорят). Радек упорствовал до декабря. Только когда ему представили «признания» всех других и надели тем самым на его шею петлю (о, без всяких физических пыток, без костра и клещей!), Радек согласился дать добровольные признания. Но в качестве более начитанного человека он, очевидно потребовал переработки обвинения. Троцкий стоит не за реставрацию капитализма, а лишь за «приближение» к капитализму. Уступая Японии и Германии Дальний Восток, Украину и прочее, Троцкий расчитывает вернуть эти области посредством революций в Японии и Германии. ГПУ попыталось представить меня простым фашистом. Чтоб придать хоть тень правдоподобия обвинениям, Радек превращает меня в потенциального революционного антифашиста, но подбрасывает мне «переходный» план, в виде «временного» союза с фашистами и «маленького» расчленения СССР. Через показания подсудимых проходят обе версии: грубая провокаторская мазня, источник которой восходит непосредственно к Сталину, и сложный военно-дипломатический фельетон в стиле Радека. Эти две версии не сливаются. Одна предназначена для образованных и деликатных «Друзей СССР» за границей, другая — для более земных рабочих и крестьян в СССР. Никто на суде не задается вопросом: каким образом троцкисты могут надеяться, что в случае победы империалистских и фашистских стран над СССР, именно они, троцкисты, будут призваны к власти? Что касается меня, то в течение 9 лет (ссылка и изгнание) я в сотнях статей и тысячах писем раз’яснял, что военное поражение СССР означало бы неизбежно реставрацию капитализма в полуколониальной форме при фашистском политическом режиме, расчленении страны и крушении Октябрьской революции. Многие из моих бывших политических друзей в разных странах, возмущенные политикой сталинской бюрократии приходили к выводу, что мы не можем брать на себя обязанность «безусловной защиты СССР». На это я возражал, что нельзя отождествлять бюрократию и СССР. Новый социальный фундамент СССР, необходимо безусловно защищать от империализма. Бонапартистская бюрократия будет низвергнута трудящимися массами лишь в том случае, если удастся оградить основы нового экономического режима СССР. Я гласно и открыто порвал на этом вопросе с десятками старых и сотнями молодых друзей. В моем архиве имеется огромная переписка, посвященная вопросу о защите СССР. Наконец, моя новая книга «Преданная Революция» дает подробный анализ военной и дипломатической политики СССР специально под углом зрения обороны страны. Теперь, милостью ГПУ оказывается, что в то время, как я рвал с близкими друзьями, не понимавшими необходимости безусловной защиты СССР против империализма, я на деле заключал союзы с империалистами и рекомендовал разрушать экономический фундамент СССР. Может быть это «маккиавелизм»? Может быть мои книги, статьи, письма только маскировка? Нужно быть совершенным тупицей, чтоб допустить возможность такой психологической и политической двойственности, особенно при интенсивной умственной работе в течение долгого ряда лет. В довершение путаницы, из показаний московских подсудимых, 16-ти как и 17-ти, вытекает, что я вовсе не скрывал своих связей с Гестапо, наоборот, рекомендовал их с первого свидания незнакомым молодым людям и что мои инструкции в этом духе были «известны всем». Для какой же цели служила в таком случае моя напряженная литературная работа? Невозможно воспитывать террористов, пораженцев и саботажников, которым приходится рисковать своей головою, без страстной и постоянной пропаганды этих методов борьбы. Между тем вся моя открытая политическая работа, как и личная переписка были направлены против террора, против саботажа, за безусловную защиту СССР. Я могу это доказать перед любой честной комиссией, перед любым честным судом, если это вообще нуждается в доказательствах. Где же политическая и психологическая база обвинения? Ее нет. Подлог висит в воздухе. Но и этого мало. Ни по грубой версии Сталина, ни из литературного фельетона Радека совершенно не видно, что же собственно практически внесли в союз Германия и Япония? Троцкисты продали Микадо и Гитлеру свои головы. Что получили они в обмен? Деньги — нерв войны. Получали ли троцкисты, по крайней мере деньги от Японии и Германии? Кто? Когда? Сколько? О денежных источниках оппозиции я встретил только два показания: 1) троцкисты получили будто бы нелегально из Госбанка 164 тысячи рублей и 2) Пятаков получил с двух промышленных предприятий комиссионную сумму для конспиративных целей. Оба эти факта, если бы они были верны, свидетельствовали бы как раз о том, что ни Германия, ни Япония денег не давали. Что ж они вообще давали троцкистам? На этот вопрос во всем процессе нет и тени ответа. Союз с Германией и Японией сохраняет чисто метафизический характер.

Койоакан, 28 января 1937 г.

 

Метки: ,

ДАНЦИГСКИЙ СУД НАД ТРОЦКИСТАМИ


За 12 дней до того, как в Москве судили мнимых «троцкистов»: Пятакова, Радека и др., фашисты в Данциге судили действительных троцкистов: доктора Якубовского и его девять единомышленников. Грандиозный московский процесс, взбудораживший весь мир, естественно, отвлек внимание от данцигского процесса. Большая мировая пресса почти ничего не говорила о расправе Гестапо над данцигскими революционерами. Между тем, данцигский процесс заслуживает внимания, как сам по себе, так и потому, что он освещает московский процесс, вернее сказать, просвечивает его насквозь.

Только в последние дни я получил от друзей номера фашистской газеты «Дер Данцигер Форпостен», с отчетом о судебном процессе, и нелегальные издания данцигской организации «троцкистов», именно их газету «Спартакус» и отдельные воззвания.

«После тщательных наблюдений и подготовки со стороны политической полиции — пишет «Дер Данцигер Форпостен» от 9 декабря 1936 года — оказалось возможным несколько дней тому назад обнаружить коммунистическую тайную организацию «Спартакус» и арестовать большую часть ее членов». Всего захвачено было около 60 человек. Преступники пытались, по словам полиции, «сделать свою организацию сборищем всех врагов государства. Они вели напряженную работу, выпускали листки, распространяли ввезенную из заграницы тайную литературу, собирали взносы и пр.». «Одно из руководящих в организации лиц посетило даже летом этого (1936) года в Норвегии Троцкого… До захвата тайной организации велась — весьма вероятно, через польскую почту — оживленная переписка с Троцким».

Уже в этих первых строках звучат знакомые мелодии: троцкистская организация, как «скопище всех врагов государства» (на этот раз — фашистского); поездка одного из руководителей к Троцкому, напоминающая «полет» Пятакова в Осло; оживленная переписка подсудимых с Троцким и получение от него «инструкций»… Похоже на то, как еслиб обвинительный акт Вышинского, опубликованный полтора месяца спустя, строился по данцигскому образцу.

Из 60 арестованных суду предано было лишь 10 человек, в возрасте от 23 до 57 лет. Как поступили наци с остальными, неизвестно. В качестве вождя организации и главного обвиняемого назван доктор Франц Якубовский, германский подданный. Все остальные — граждане Данцига. «Вождь троцкистской банды», гласит судебный отчет, дает краткое изложение своей революционной работы. В Данциге пользуются той-же терминологией, что и в Москве: оппозиционная организация называется не иначе, как «бандой». 25-летний Якубовский в 1930 году стал марксистом, в 32-м году коммунистом, в 35-м году — троцкистом. Якубовский был близок с другим молодым марксистом, доктором Зигфирид Киссин, который, согласно обвинительному акту, и является лицом, посетившим Троцкого в Осло.

В своих воззваниях и в газете данцигские троцкисты, по словам обвинения, «втаптывали в грязь все немецкое и, наоборот, возвеличивали Советскую Россию». При аресте у доктора Якубовского нашли «не только печатные материалы, но также американские доллары и английские фунты». И в этой своей части обвинения Гестапо кажутся маленькой моделью обвинений ГПУ. Разница лишь та, что московские «троцкисты» втаптывали в грязь все советское и преклонялись пред фашизмом, а данцигские поступали наоборот. В то время, как Пятаков получал марки с немецких фирм, у Якубовского обнаружены доллары и фунты.

«Форпостен» от 12 января дает фотографический снимок суда во время речи прокурора, которого звали не Вышинский, а Гоффман. Зал, как говорит газета, ломился от публики. Обвиняемым вменяется в вину: клевета на государство, нарушение публичного мира, распространение ложных сведений, нарушение законов о печати, наконец, незаконное хранение оружия. Если данцигские троцкисты «возвеличивали Советскую Россию», то они делали во всяком случае исключение для сталинского правосудия. Так, в особую вину Якубовскому вменяется то, что в его статье «московский судебный спектакль сравнивается с процессом поджигателей Рейхстага». Прокурор (Гоффман, а не Вышинский) негодует по поводу этого «удивительного сопоставления». Речи обвиняемых не приведены: они не каялись и не славили Гитлера, а излагали свои революционные взгляды.

Десять обвиняемых, в том числе две женщины, получили совместно тринадцать лет тюремного заключения, причем на долю Якубовского, для которого прокурор требовал пять лет каторжных работ, пришлось три года и три месяца тюрьмы. В судебном приговоре говорится, между прочим: «Союз троцкистов должен рассматриваться, как коммунистическая организация; правда между троцкистами и остальными коммунистами существуют различия, однако, они касаются не миросозерцания, а только вопросов партийной тактики». В заключение председатель суда выразил сожаление по поводу того, что главный виновник, доктор Киссин, находится в Копенгагене, а не на скамье подсудимых. Данцигское правительство благоразумно воздержалось, конечно, от требования выдачи Киссина.

Большой интерес представляют издания «Спартакус Бунда», полностью обрисовывающие политическую физиономию организации. Мы слышали от Гестапо, что заговорщики пользовались «польской почтой» для пересылки материалов, в которых предавалось поруганию «все немецкое». Между тем, воззвание по поводу испанских событий начинается словами: «Немецкое и польское фашистские правительства лицемерно провозгласили свой нейтралитет в испанской гражданской войне. В действительности они — постоянные поставщики оружия для испанских фашистов».

Листок, призывающий портовых рабочих препятствовать всеми силами дальнейшей отправке оружия, подписан: «Интернационалисты-коммунисты Германии. Данцигская группа (троцкисты)». Таким образом, Спартакус Бунд рассматривает себя, как часть общегерманской организации троцкистов, той самой, которая, согласно Вышинскому, вступила в союз с Гестапо уже в 1932 году: союз троцкистов с Гестапо предшествовал, как известно, возникновению самой Гестапо!

Воззвание, посвященное крушению старых рабочих партий, говорит: «Своей политикой они сами подготовили свою судьбу. Пока можно было, они внушали своим сторонникам иллюзии и удерживали их этим от борьбы против наци». Руководители Спартакус-бунда не сеют иллюзий. «Мы знаем, пишут они, что фашизм нелегко устранить; тяжелая и опасная, длительная и упорная нелегальная работа необходима, чтоб подготовить его падение… Помогайте нам при строительстве новой коммунистической партии, которая даст пролетариату революционное руководство. Помогайте нам при строительстве Четвертого Интернационала, который приведет мировую революцию к победе».

Данцигские фашисты выдвинули лозунг: «Данциг должен стать антибольшевистской крепостью на немецком Востоке». Согласно Вышинскому, троцкисты должны были бы составлять часть гарнизона этой крепости. Однако, они никак не хотят уложиться в эту схему. «Не сотрудничество с буржуазией, — пишут они в своей газете, — а низвержение фашизма оружием пролетариата, такова задача данцигских анти-фашистов. Организация рабочих в предприятиях, в бюро безработных и на местах принудительного труда для сопротивления и активной борьбы против национал-социализма — таково единственное средство низвергнуть фашизм».

Каково отношение данцигских троцкистов к защите СССР? «Гитлер предлагает себя в качестве обер-Врангеля — пишет орган Спартакус-бунда — для империалистического крестового похода против Советского Союза… Сталин и его бюрократия представляют величайшую опасность для существования советской власти. Во внутренней политике они заменили господство пролетариата господством бюрократии; во внешней политике они предпочли союз с буржуазией поддержке пролетариата. Но им не удалось еще уничтожить важнейшие социальные завоевания Октябрьской революции; частная собственность на средства производства все еще остается в России уничтоженной. Защита Советской России остается поэтому безусловным долгом пролетариата». Не забудем, что это пишется на территории Гитлера!

В августе 1936 года, за несколько дней до процесса Зиновьева-Каменева, данцигская группа сталинцев обратилась к Спартакус-бунду с предложением единого фронта. Но едва открылись переговоры, как разразился московский процесс. На другой же день данцигские сталинцы писали: «Связь с Гестапо не удивляет нас: ведь троцкистский филиал в Данциге давно уже является шпионским и провокаторским центром данцигской Гестапо». В малом масштабе мы видим здесь образец того разврата, который ГПУ вносит в ряды рабочего класса всего мира. «Еслиб мы были связаны с Гестапо, — ответили презрительно данцигские троцкисты, — то вы давно были бы уже в тюрьмах, ибо вы сами вели с нами переговоры». На самом деле в тюрьме оказались вскоре члены Спартакус-бунда!

Черты сходства между данцигским процессом и московским не должны, однако, скрывать от наших глаз их основное различие: данцигское обвинение было во всем основном правильно; московское — фальшиво с начала до конца. В Данциге были пред’явлены неоспоримые вещественные доказательства, захваченные при арестах. Никакая революционная организация не может жить и действовать без программы и прессы. На своем скромном мимиографе данцигские троцкисты поддерживали связь между собою и с массами. Они не отрекались на суде ни от своих идей, ни от своих изданий. Они признавали свою солидарность со мною, как в своей печати, так и на суде. О каких-либо «покаяниях» отчет не говорит ни слова. На скамье подсудимых в Данциге сидели мои действительные единомышленники, а не враги, надевшие по приказу полиции, маску друзей.

На суде шла речь о поездке Киссина в Осло. Мы вспоминали при этом о «полете» Пятакова. Но дело в том, что Киссин действительно посетил меня в июле 1936 г. на пути из Данцига в Данию. Об этом визите сообщала тогда же норвежская печать: условия моей жизни исключают возможность тайных визитов.

Выдумкой является, правда, утверждение, будто я посылал в Данциг «инструкции»: о данцигской группе я узнал от Киссина за несколько дней до своего интернирования и ни в какой переписке с ней я не состоял. Но по существу дела это ничего не меняет. Нас связывала тесная идейная солидарность. Как показывают издания Спартакус-бунда, его молодые руководители и без моих «инструкций» хорошо разбирались в политических вопросах.

Фашистский прокурор не пред’явил данцигским троцкистам обвинения в терроре, саботаже и шпионаже и не потребовал их голов. Об’ясняется это тем, что тоталитарный режим в Данциге еще молод, и общественное мнение самой правящей партии не подготовлено к таким мероприятиям. Сталин выступает сейчас воспитателем фашизма. ГПУ дает уроки Гестапо. Когда положение Гитлера станет еще более трудным, немецкие Вышинские будут рубить головы революционным рабочим по обвинению в терроре, саботаже и шпионаже. Семена московских подлогов, можно не сомневаться, не падут на камень. Но и семена, посеянные Спартакус-бундом, дадут в свое время революционные всходы.

Л. Т.

 

Метки: , , ,

Голословное враньё «сталинцев» РКРП по отношению к «троцкистам»


Кто погубил лидера РОТ ФРОНТа?

Россказни о жертвах сталинизма, наверное, стали отличительной чертой капиталистического переворота в нашей стране. За время с начала старта горбачевской предательской «перестройки» кого только не записывали в жертвы Вождя Народов. Но если к байкам о том, что Сталин лично отравил Ленина, наши сограждане относятся не просто скептически, а с характерным жестом у виска (мол, чего только не придумают адепты крупного транснационального капитала — либералы), то к другим «историческим фактам» нет-нет да прислушиваются. Одним из таких расхожих «непротивных» мифов, сочиненных капитализаторами, является вранье о том, что лидер Советского Союза повинен в трагической судьбе лидера немецких коммунистов Эрнста Тельмана. К слову, отсюда еще одна производная-страшилка: сам Иосиф Виссарионович привел Гитлера к власти.

Миф о том, что именно Сталин «загнал на Голгофу» Тельмана, активно муссируется современными соглашателями — социал-демократами всех мастей, ну, и, конечно же, троцкистами. Дескать, если бы не подстрекательство лидера СССР и науськивание им вождя немецких коммунистов против социал-демократов, последние в союзе с Тельманом могли бы составить большинство в Бундестаге и таким образом не допустить Гитлера в кресло канцлера. Для пущей убедительности сторонники этого мифа даже приводят цифры. Дескать, у социал-демократов и коммунистов «совокупная» поддержка составляла 49%, в то время как у нацистов лишь 43%. А дальше идут весьма значительные выводы: мол, не стал бы Гитлер канцлером, то и Второй Мировой войны бы не было. Но самое интересное, что как раз таки в приводимых «мифотворцами» статистических данных и кроется его развенчание.

Дело в том, что гипотетический «левый блок» составлял меньшинство: не трудно посчитать, что на долю буржуазных и четко выраженных правых партий приходилось более половины голосов — 51%. Что, собственно, и подтвердили дальнейшие события, когда все «нелевые» так или иначе «легли» под НСДАП. Более того, до поры до времени часть из них, принадлежащая к центристам, периодически блокировалась с социал-демократами. Однако будь последние в союзе с коммунистами, никто бы из «умеренных буржуа» к эсдэкам и близко бы не подошел! Таким образом, объединение социал-демократов с коммунистами в реальности только бы ускорило «ответную» консолидацию буржуазных сил, ядром которых, безусловно, были бы именно нацисты, как наиболее массовая и организованная сила в рядах капиталистов. Собственно, «перетекание» умеренных буржуазных сил под крыло нацистов и произошло, только не столь быстро, как можно было бы ожидать в случае существования «левого блока».

Действительно, после того, как на выборах 5 марта 1933 года гитлеровская НСДАП получила 43,9% голосов (с союзниками получалось и вовсе более половины — 51,9%), а «суммарные» списки СДПГ и КПГ — 30,6%, германские социал-демократы объявили о необходимости сотрудничества с гитлеровцами. А дальше и вовсе — пошло-поехало. Сначала 17 марта депутаты-эсдэки одобрили в Рейхстаге реваншистскую внешнеполитическую речь Гитлера, а затем лидер СДПГ Отто Вельс 30 марта вышел из Социнтерна якобы в знак протеста против публикации резких заявлений его бюро, осуждавших антиконституционные действия Гитлера. В общем, социал-демократы повели себя именно таким образом, как и предсказывал товарищ Сталин. Впрочем, их это тоже не спасло: довольно быстро демократические свободы были свернуты, а большинство руководителей СДПГ поспешило эмигрировать из Германии, бросив партию на произвол судьбы. Так кто же все-таки предал германских коммунистов и обрек их лидера товарища Тельмана на арест и расстрел в 1944 году?

Дмитрий ВОЛГИН

========================================================================================

1.Не РОТ ФРОНТа, а Roter Frontkämpferbund (в переводе с немецкого языка «Союз красных фронтовиков»).
2. Позиция «троцкистов» хорошо изложена в их так называемых «информационных листках» за соответствующий год. Кто заинтересуется — может посмотреть их на сайте http://rwp.ru в разделе «Марксистская библиотека».
3. Автором статьи не приведены первоисточники, т. е. он голословен!

 

Метки: , , , , , ,

О цвете краски стыда у иудушки Гупало #троцкизм #троцкисты #скандал #раскол #коммунисты #разборки


Казанский левый активист Сергей Гупало, о котором мне уже приходилось писать, явно вошёл во вкус «борьбы с неотроцкизмом». А секретарь ЦК остатков ОКП по информационной работе Баранов А.Ю., соответственно продолжил находить статьи Гупало достойными размещения на своём сверх-популярном Интернет-ресурсе (том, который «ФОРУМ.мск»). Сегодня, например, на этом ресурсе появилась статья Гупало «Поговорим о тупиках троцкизма». Да не просто появилась, а была размещена в разделе «Компрометирующие материалы»… то есть, видимо, действующий секретарь ЦК ОКП Баранов А.Ю. полагает, что бывший секретарь ЦК ОКП Биец С.Н. недостаточно скомпрометирован обвинением в «работе на органы», — и теперь на компрометацию РРП выдвинулась «тяжелая артиллерия» в лице… Вы, товарищ Читатель, уже, думаю, поняли, кого.

Впрочем, начинает разговор о «тупиках троцкизма» автор… с себя: «Ещё в средней школе, когда я ходил по предприятиям города с лекциями по линии общества «Знание» я почувствовал всю пережиточность позднесоветской бюрократии и убогость созданной ею системы», — и так далее (десять абзацев). Читатели могут узнать, например, о том, как Гупало «изучал» советскую историю: «Я перечитал знаменитую, но малодоступную в те годы книгу Джона Рида «Десять дней, которые потрясли мир». Книга эта потрясла и мой мир. Я прочитал в книге знаменитого американца друга Страны Советской, что оказывается у революции октября 1917 было два отца — Ленин и Троцкий, а о Сталине ни пол слова, как будто тогда такого и не было»; делать какие-то выводы о реальной истории по (пусть очень хорошей, пусть написанной на основе личного опыта) беллетристике — это, знаете ли, характеризует.

«В результате уже к ранним 80-м я пришёл к выводу, что ошибались как сталинисты, так и троцкисты. Первые слишком рано отказались от полновесной диктатуры пролетариата, перейдя в 1936 году к конституции, закрепившей зародыши будущей реставрации капитализма в виде буржуазных по своей природе выборов только от территориальных округов. Кто не знает- до 1936 выборы были и от производственных округов, что являлось одной из форм диктатуры пролетариата», — переходит автор от своей персоны к сталинистам и троцкистам. Что ж… выборы по территориальным округам, которые впервые стали применяться в странах буржуазной демократии (Первая и Вторая республики во Франции, Великобритания), можно назвать буржуазными по природе… примерно с тем же основанием, с которой буржуазной по природе можно назвать фабрично-заводскую организацию труда, например. Правда, нужно заметить, что выборы по производственным округам, в таком случае, должны быть охарактеризованы, как буржуазно-помещичьи по своей природе, поскольку по такой системе (по «куриям», включая и «рабочую курию») выбиралась Государственная дума буржуазно-помещичьей Российской империи, — но Гупало, почему-то, провозгласил их «одной из форм диктатуры пролетариата». Видимо, у Джона Рида в известной книге про «рабочую курию» в Российской империи ни пол слова, как будто тогда такого и не было, — вот Гупало и сделал выводы…

И вот, наконец, доходит Гупало до «тупиков»: «Мой опыт общения в начале 90-х с заезжими к нам в Полтаву троцкистами убедил меня, что, хотя они намного лучше разбирались в рабочем движении по сравнению с оппортунистами из СПУ и КПУ, но в целом всё же были далеки от реальных, а не книжных потребностей реального рабочего движения того же тогдашнего Донбасса. Шахтёры Донбасса очень хорошо встречали заезжего аргентинского троцкиста Пабло Слуцки, но им очень не понравилось его троцкистские окружение из Москвы и Киева. Именно тогда в первой половине 90-х мы с Геннадием Захаровым стали неаольными участниками создания вместе с Пабло Слуцки так называемой Международной Рабочей Партии под эгидой троцкистской Международной Лиги Трудящихся. Честно говоря, обсуждение первых программных документов той МРП, проходившее в начале 1994, вызвало у меня стойкую аллергию к троцкизму. Громкие суперреволюционные фразы и неспособность к реальной практической работе «на земле» среди тех же шахтёрских стачкомовских активистов. Именно поэтому уже после переезда в РФ в конце 90-х я стал избегать плотного сотрудничества с российскими троцкистами, помня о безуспешных попытках сотрудничества с ними на Украине в первой половине 90-х. Сейчас, когда РРП опять пытается поднять свою очередную голову, я обращаюсь к потенциальным её жертвам. Товарищи, будьте бдительны. Не позволяйте авантюристам втянуть вас в заведомо провльные прожекты, не имеющие ни малейшего отношения к подлинным нуждам возрождаюшегося рабочего движения, этой первоосновы нового социализма 21-го века». Что тут можно сказать… МРП и РРП — это, конечно, похожие аббревиатуры, разница всего в одной букве… и, более того, обе они обозначают «троцкистские» организации (которые, если присмотреться, троцкистскими не являются)… тем не менее, «Международная рабочая партия» и «Комитет за рабочую демократию и международный социализм» (из которого, в числе прочих объединений, вышла РРП), — это совершенно разные организации; и даже «интернационалы» у них разные, — российская МРП, как правильно отметил Гупало, возникла как часть «Международной лиги трудящихся — Четвертого Интернационала», а КРДМС была создана в качестве российской секции «Комитета за Рабочий Интернационал». В общем, говоря: «Сейчас, когда РРП опять пытается поднять свою очередную голову», — и, далее, «предупреждая» нынешнюю молодёжь на основе своего стародавнего опыта общения с активистами МежРП (вообще-то, есть ещё МРП — «Марксистская рабочая партия» — которая не имеет отношения ни к МежРП, ни к РРП, но тоже «троцкистская»), Гупало… как бы это помягче сказать… поступает не совсем честно.

 

Метки: , , , , , ,

Была в #ОКП дискуссия #коммунисты #Компартия #РРП #раскол #троцкисты #левые #Новороссия


Несколько дней назад в социальной сети «В контакте» была обнародована чрезвычайно любопытная видеозапись. Сергей Биец, тогда ещё секретарь ЦК ОКП по взаимодействию с рабочим движением, пытается разговаривать с партийным руководством.

Примечательно пояснение: «Запись была запрещена к публикации», — как уже не раз отмечалось, руководство ОКП всячески старалось сохранить внутрипартийный конфликт втайне, и вообще… всячески избегало открытого обсуждения спорных вопросов.

К слову, и сами Биец с соратниками, которым сейчас руководство остатков ОКП приписывает невесть что, поначалу боролись за «единство партии». Сам Биец провозглашал, что «ОКП работает как целое», и долгое время отказывался признать, что РРП находится в конфликте с Лакеевым (то есть, со всей «правой» частью руководства ОКП, а не с отдельными «зарвавшимися деятелями»).

Думается, на будущее из этого неплохо бы было извлечь урок… если в коммунистической партии начинают избегать открытого обсуждения спорных вопросов — для партии это кончается плохо.

 

Метки: , , , , , , , ,

Объяснительная от Президиума… #ОКП #Компартия #коммунисты #РРП #раскол #скандал #троцкисты


Без долгих предисловий. Тот же активист ОКП (теперь уже не одного из «крыльев», а просто… того, что осталось), фамилия которого начинается, например, на букву «З» (или, может быть, на «Д»), благодаря которому в моих руках оказалось «Постановление Президиума ЦК ОКП по Биецу», прочитал у меня про реакцию руководства ОКП на уход РРП, — и оскорбился. Да так сильно оскорбился, что, в итоге, в моём распоряжении оказался ещё один любопытный документ: Письмо Президиума ЦК ОКП к членам Объединенной коммунистической партии, посвящённое последним событиям в партии.

Письмо Президиума ЦК ОКП к членам Объединенной коммунистической партии
Уважаемые товарищи! В Президиум ЦК ОКП поступает много вопросов в связи с выходом из ОКП группы, называющей себя РРП (Революционная рабочая партия). Мы считаем необходимым разъяснить сложившуюся ситуацию.

В ОКП состоят представители разных пластов трудящегося большинства, коммунистического актива разного возраста, политического опыта и, что не менее важно, — разной политической культуры. В партии нашли свое место как коммунисты старшего возраста, так и молодежь, как те, кто уже имеет опыт работы в левых партиях, так и новички. Президиум ЦК ОКП полагает очевидным, что участие в создании ОКП подразумевает признание возможности более или менее заметного различия мнений, которых могут придерживаться его участники. Президиум ЦК ОКП считает, что принятая Учредительным съездом ОКП Программа является добротной основой для объединения коммунистов. Очевидно, что сегодняшняя повестка дня коммунистического движения предоставляет всем коммунистам достаточно места для работы в тех направлениях, которые они считают приоритетными.

Небольшая группа левых активистов, называющая себя Революционной Рабочей партией и представителями так называемой «троцкистской традиции», также включилась с 2012 года в процесс создания Объединенной коммунистической партии. Они внесли вклад в подготовку учредительного съезда, участвовали в подготовке основополагающих документов партии. Представители РРП были избраны в ЦК и Президиум ЦК ОКП. Поначалу они демонстрировали готовность работать над реализацией общепартийных задач, взяли на себя такое привычное для себя направление работы, как поддержка экономических выступлений трудящихся Москвы, поскольку за пределами столицы актив РРП практически не существовал. Дальнейшие события показали, однако, что члены РРП вступали в ОПК не всерьез и надолго, а ради пробы создаваемой партии на роль питательной среды для укрепления и развития собственной структуры.

Очень скоро стало проявляться стремление представителей этой группы завоевать скороспелые личные симпатии молодых людей, приходящих в партию со свойственными возрасту нередко поверхностными «ультрарадикальными» устремлениями. С большим энтузиазмом они участвовали в организационном конфликте в рамках Союза Коммунистической молодежи (СКМ) в Москве. Аналогичная работа велась и с некоторыми наименее опытными активистами и сторонниками ОКП в регионах.

Налицо не более, чем кукушечья тактика энтризма, то есть вхождение в более крупную левую партию с целью вербовки актива и распространения своих идей. Однако трехлетнее безуспешное упражнение в этой тактике в итоге принесено в жертву закоренелому сектантству РРП и совершенной непригодности этих людей к сотрудничеству иному, нежели в узком кругу «своих ребят». В сентябре 2015 года представители этой группы спешно покинули Объединенную коммунистическую партию, объявив, что возвращают РРП к привычному для нее состоянию, что будут строить «массовую рабочую партию», «партию-авангард рабочего класса». Было принято многословное заявление о выходе из ОКП, озаглавленное «Да здравствует Революционная Рабочая Партия!». В нем товарищи, совсем недавно вступившие в ОКП, но, очевидно, движимые при этом лишь любопытством и желанием поэкспериментировать, констатировали раскол ОКП и провозгласили «эксперимент по объединению разнородных сил левого движения в унитарную Объединенную Коммунистическую Партию» оконченным. К этой московской группе присоединилось несколько человек из числа членов (уже бывших) ОКП в регионах. Принятое членами этой группы заявление ставит нас перед фактом их выхода из ОКП, но не дает повода для обоснованных суждений о разногласиях, которые, якобы усугубляясь, оказались непреодолимыми и привели к необходимости выхода этих товарищей из ОКП.

Попытки авторов заявления объяснить в нем причины своего выхода из ОКП исчерпались парой-тройкой совершенно надуманных «оснований».

Авторы заявления не взяли на себя труд пояснить, в чем состоит всепобеждающий правый уклон в ОКП, и, что не менее интересно — в чем состояли попытки этих товарищей такому уклону противостоять.

Заявлено, что руководство ОКП сделало «главным союзником» партии — и никак не меньше, — Другую Россию. Как показывает опыт мирового коммунистического движения, на разных этапах истории и на разных территориях коммунисты могут сотрудничать с разными политическими силами. Но теперь уже поздно объяснять товарищам разницу между союзником и тем, кто традиционно поддерживает наши первомайские лозунги в Москве, а также региональные различия в облике политического актива разных партий и движений.

Не более весомы и обвинения в проведении «общих митингов» (именно во множественном числе) с прокремлевской организацией «НОД». Речь, видимо, идет о том курьезном случае, когда нодовцы явились на митинг-реквием памяти Алексея Мозгового, попытались публично расхваливать Путина, были освистаны, и уже на следующей день предали ОКП анафеме за «оранжизм и пособничество Госдепу».

Авторы заявления умудрились насчитать в нашей партии «бесконечное число» заседаний, докладов и отчетов. По нашему мнению в упрек центральным органам ОКП можно поставить совершенно противоположное — явную недостаточность их усилий, немыслимых без заседаний, докладов и отчетов, по выработке политической линии партии, по обеспечению партии теми наработками, которые могут быть положены в основание ее агитационно-пропагандистской работы и развивать объединительный процесс, начатый Учредительным съездом.

Мотивы выхода этой группы из ОКП никак не проясняет и второй документ упомянутой конференции «Текущий момент и наши задачи», по сути и по форме не отличимый от Постановления IV Пленума ЦК ОКП «О борьбе ОКП за политические и экономические права рабочего класса и его союзников» от 27.07.2015.

Нелепы и удручающе убоги те обвинения, которыми товарищи, столь неудачно сходившие, как оказалось, не в ту партию, попытались заменить доводы в пользу своего решения. Время раскроет главные источники вдохновения выхода этих товарищей, а скорее — выходки, — из ОКП. Сегодня же не следует торопиться с зачислением их заведомо ни в безусловные союзники, ни в попутчики, ни в противники.

Является ли случившееся расколом ОКП, о котором трубит вышедшая из нее группа? Нет, это не более чем уход в автономное политическое плавание одной из участвовавших в создании Объединенной коммунистической партии групп и ее «новообращенных адептов». Мы убеждены, что помимо тех, кто решил поменять партийную принадлежность сознательно, есть и те, кто сделал это, будучи, скажем мягко, дезинформирован о сути происходящего в партии.

В ОКП с первых дней существования сформировалась беспрецедентная для левого сегмента российской политики практика свободы дискуссий. Мы считаем, что это является свидетельством не слабости, а силы нашей партии. При этом утверждать, что в ОКП были какие-то крылья — значит, лукавить. Есть разные представления о тактике, разные оценки сложных политических вопросов, но не более того.

Например, шли и продолжают идти острые споры об отношении к самопровозглашенным ДНР и ЛНР. Единства в этом вопросе нет и среди последовательных коммунистов, работающих в самих Донецке и Луганске. Однако партия проявила политическую зрелость и, учтя различные позиции, вышла на принятие резолюции по украинскому вопросу, против которой не выступил ни один активист ОКП.

Ни один серьезный политически значимый вопрос, действительно стоящий сегодня перед партией, не несет в себе неизбежность ее раскола на идеологически непримиримые «крылья». Что касается отдельных и крайне немногочисленных членов партии, идейная позиция которых рискует выйти за рамки партийной программы, то руководство ОКП ведет разъяснительную работу, воздерживаясь от репрессивных мер, но и не удерживая таких людей в партии искусственно. Президиум ЦК в связи с этим считает уместным еще раз обратить ваше, уважаемые товарищи, внимание на следующее:

Люди, склонные к сектантству, догматизму, предрассудкам, к мелкобуржуазным разновидностям «патриотизма» или страстишке к неорганизованной вольнице частнопрактикующих революционеров, легко находят поводы для конфликтов и расколов, диагностируя, с гордостью — у себя, и с негодованием — у противника, — например, сталинизм или троцкизм. Не находя себе место в политической злобе дня, они пытаются приложить свою политическую энергию к давно отгремевшим сражениям. Но попытки инсценировать былую борьбу вне присущего ей исторического контекста, превращают эту «борьбу» в пародию.

Мы считаем, что возможная разница в оценках советской истории и ее крупнейших фигур не содержит серьезных предпосылок к принципиальным расхождениям в постановке и решении задач дня сегодняшнего. Не способны сотрудничать и обречены вечно выяснять отношения лишь пародийные «сталинизм» и «троцкизм», чьи карикатурные черты действительно не совместимы. В целом противостояние между сталинистами и троцкистами в XXI веке стало материалом для изготовления провокаций против коммунистического движения, оно неконструктивно, лишено объективных предпосылок в дне сегодняшнем. Мы считаем, что спор между Сталиным и Троцким принадлежит истории, а нам необходимо сосредоточить свои усилия на актуальных вопросах современности.

Происшедшее еще раз показало: важнейшей задачей всех членов ОКП является ее идейное и организационное становление и укрепление, без чего всякая партия при любом производимом ею «революционном» шуме обречена остаться незамеченной ни рабочим классом, ни буржуазией. Уход одной из групп не нанес партии заметного организационного или идеологического ущерба.

Президиум ЦК ОКП констатирует прекращение членства в партии всех, принявших участие в т.н. «чрезвычайной восстановительной конференции РРП Москвы и Московской области» и поддержавших принятие заявления «Да здравствует Революционная Рабочая Партия!». Своими действиями они поставили себя вне ОКП.

В большинстве наиболее деятельных отделений партии (за исключением Москвы) из нее не ушел никто. Несколько отделений придется создавать заново, но мы найдем настоящих партийных организаторов на замену тем, кто оправдывал свою бездеятельность якобы имевшими место идейными разногласиями с отдельными представителями руководства ОКП.

ОКП считает своей главной задачей работу по активизации борьбы трудящихся за свои права и интересы. Партия по-прежнему будет поддерживать экономическую борьбу пролетариата, как предпосылку для формирования классового сознания и перехода к борьбе за завоевание политической власти.

ОКП не снимает задачу юридической регистрации, необходимой для максимального использования связанных с этим возможностей для политической борьбы.

Президиум ЦК ОКП выражает уверенность, что и рядовые члены ОКП, и ее руководящие органы сумеют извлечь из нынешнего эпизода необходимый опыт.

Ну, что я могу сказать… значительную часть этого текста, видимо, написал «главный идеолог» ОКП Иванников («Изумительно, как «коммунисты» ухитряются не видеть, что крымский тактический успех нынешней РФ, позволивший устроить столь пышный праздник «исторической справедливости» и «патриотизма», укладывается в стратегию, цель которой — сделать невозможным воссоединение восточнославянских народов»). Писали явно второпях: «Небольшая группа левых активистов, называющая себя Революционной Рабочей партией и представителями так называемой «троцкистской традиции», также включилась с 2012 года в процесс создания Объединенной коммунистической партии. Они внесли вклад в подготовку учредительного съезда, участвовали в подготовке основополагающих документов партии (…) Было принято многословное заявление о выходе из ОКП, озаглавленное «Да здравствует Революционная Рабочая Партия!». В нем товарищи, совсем недавно вступившие в ОКП, но, очевидно, движимые при этом лишь любопытством и желанием поэкспериментировать, констатировали раскол ОКП и провозгласили…». На претензии, выдвинутые активом РРП, президиум ЦК ОКП предпочёл не отвечать. Это: «…второй документ упомянутой конференции «Текущий момент и наши задачи», по сути и по форме не отличимый от Постановления IV Пленума ЦК ОКП «О борьбе ОКП за политические и экономические права рабочего класса и его союзников» от 27.07.2015», — и вовсе рассчитано на неосведомлённых людей; едва ли рядовые активисты ОКП уже забыли, что секретарём ЦК ОКП по взаимодействию с рабочим движением до недавнего времени был именно Сергей Биец, лидер РРП.

Ну, а чего стоят подобные заявления: «ОКП считает своей главной задачей работу по активизации борьбы трудящихся за свои права и интересы», — от руководства партии, «главный идеолог» которой тоскует по «воссоединению восточнославянских народов», «главный пропагандист» публично пишет про «отсасывающих» российских рабочих, а «главный над всеми главными» сравнивает «поэта» Мозгового с Байроном и Лоркой, пояснять, думаю, излишне.

 

Метки: , , , , , ,

Роковой Пленум #ОКП #коммунисты #РРП #троцкизм #Биец #раскол #развал #Компартия #троцкисты #инсайд


Вчера я уже писал на эту тему, — но тогда, как я честно признался, у меня не было инсайда, информации изнутри. А теперь… инсайд у меня есть. И я, с разрешения инсайдера, могу ещё кое-что рассказать, — разумеется, не претендуя на истину в последней инстанции (если Вы, товарищ Читатель, считаете, что всё, рассказанное ниже, является плодом моего воображения, то… Вы имеете полное право считать именно так).

Как известно, 27 июня сего года в городе-герое Москве состоялся Пленум Центрального Комитета Объединенной Коммунистической партии. О документах, принятых в ходе этого мероприятия, уже говорилось, — но, как теперь выясняется, документы, любопытные сами по себе, всё-таки не отразили в полной мере весь накал страстей, закипевших на Июньском (2015 года) пленуме.

Поначалу ничто не предвещало беды, — кроме, разве что, простуженного (в прямом смысле слова) состояния Сергея Биеца, неформального лидера неформальной же «троцкистской фракции» в ОКП. Биец, как секретарь ЦК ОКП по взаимодействию с рабочим движением, отчитался о проделанной работе, а потом… через некоторое время… слово взял другой секретарь ЦК ОКП, хорошо известный моим постоянным читателям товарищ Зоммер. И, недолго думая, предложил радикально решить «рабочий вопрос» в партии, сняв Биеца с должности секретаря ЦК по рабочему движению.

В обоснование необходимости вышеозначенной меры, Зоммер обрушился с сокрушительной критикой на редактируемую Биецем газету «Рабочая демократия», которая была признана центральным печатным органом ОКП, потому что «государственно-патриотической фракции» (сами себя они могут сколько угодно называть «сталинистами» или как угодно ещё, но…) было попросту лень создавать печатный орган «с нуля». Партийная газета была отдана на откуп Биецу и его соратникам, но теперь «патриотов-государственников» резко перестало устраивать её содержание, — оказывается, там не печатались реквизиты «Антифашистского штаба», который, как известно, в последнее время остро нуждается в деньгах… зато, по словам Зоммера, там печатались призывы в поддержку «антитеррористической операции» украинской армии на Донбассе. После этого Зоммером и его единомышленниками было сказано ещё несколько патетических слов об «Украинском кризисе» и предательской роли троцкистов в нём.

Затем обсуждение как-то незаметно перешло на произошедшее когда-то в помещении МГК ОКП совокупление. Кто с кем совокуплялся и какое отношение это имеет к деятельности Биеца как секретаря ЦК ОКП по рабочему движению, осталось неясным, — но, видимо, рассказ об этом демографическом происшествии тоже имел какой-то смысл.

Сторонников снятия Биеца с должности, помимо этого стремления, объединяло ещё и то, что все они, выступая, краснели лицами, а их державшие микрофон руки заметно тряслись. Видимо, сказывалось отсутствие навыков фракционной борьбы, хотя Олег Романов, мой покойный товарищ, ещё когда советовал этим людям соответствующие навыки приобретать, предупреждая, что в противном случае «получится медленное загнивание с последовательной сдачей позиций и кадров — и на руку это будет только Зю и Ко» (28.11.2009). Прошли годы, и теперь тогдашним «идейным коммунистам» противостоит уже не Зюганов, а Биец… но умение вести фракционную борьбу «патриоты» так и не освоили, поэтому при первой же попытке фракционного выступления у них руки и затряслись.

Тем временем, у Биеца поднялась температура, и он покинул помещение. Присутствующими это было воспринято то ли как «протест», то ли как «капитуляция». Во всяком случае, взявший вскоре после этого слово ленинградец Кирилл Васильев заявил, что стал бы защищать того, кто сам хочет, чтобы его защитили (видимо, именно этим объясняется пламенная защита товарищем Васильевым «светлой памяти» «легендарного комбрига» Мозгового). Впрочем, по существу обсуждаемого вопроса товарищ Васильев высказался весьма здраво, заметив, что обсуждаемый вопрос — не по существу… поскольку, в частности, должность секретаря ЦК ОКП по рабочему движению не связана ни с войной на Донбассе, ни с плотскими утехами в стенах московского горкома.

После этого слово получил руководитель тамбовского отделения ОКП, сказавший, что если Биеца исключить, — ОКП развалится. В ответ на это некто с бородой заявил, что без Биеца партия, наоборот, начнёт процветать, а пока из-за него ряды партии покидают патриотически настроенные люди. На такое заявление товарищ из Оренбурга, в свою очередь, предложил Биеца с должности не снимать, а, вместо этого, снять с Биеца взыскание, наложенное до того президиумом ЦК ОКП; кроме того, прозвучала просьба предоставить доказательства наличия «призывов в поддержку АТО на Донбассе» в «Рабочей демократии».

В ответ на эту просьбу Зоммер притих, и лишь под конец мероприятия объявил, что порылся в Интернете и НАШЁЛ… статью от 1990 года в одном из «демократических» изданий, где соредактором, в числе прочих, был и Биец (какое-то время состоявший в «Демократическом союзе» Новодворской); в статье говорилось, что «Прибалтику надо освободить от СССР». Каким образом из поддержки сепаратизма в последние годы существования СССР следуют призывы провести «АТО» против сепаратистов сейчас, — Зоммер не уточнил, сказав вместо этого, что «Биец уже тогда был враг и предатель». Непонятно, правда, почему «вражеская сущность» Биеца, о которой было известно задолго до учреждения ОКП, «открылась» Зоммеру и его единомышленникам только сейчас; как, впрочем, непонятно и то, какое нравственное право попрекать Биеца его «деомократическим» прошлым имеют люди, в течение многих лет состоявшие в Партии Зюганова и даже после того, как их оттуда выгнали, порывавшиеся платить туда членские взносы (ещё в 2011 году это заканчивалось так: «В соответствии с Уставом партии мы направили 90 тысяч рублей почтовым переводом в ЦК КПРФ. Но деньги были возвращены в горком», — но и в следующем, 2012-ом, московские коммунисты продолжали «сдавать партии членские взносы и пожертвования»).

Во время рассказа про «историческое» совокупление в помещении МГК ОКП некоторые участники пленума стали выкрикивать с мест, что к Биецу это отношения не имеет. Эти выкрики быстро надоели Зоммеру, и он попросил вмешаться «дружинников», наблюдавших за порядком на мероприятии; в ответ на это колоритный соратник Биеца Александр Зимбовский пригрозил «дружинникам» осложнениями, и «дружинники» почли за лучшее остаться на своих местах.

В конце концов, первый секретарь ЦК ОКП Лакеев предложил проголосовать по вопросу о снятии Биеца с должности. Были, правда, и другие мнения… в частности, член президиума ЦК ОКП Серегин предложил по предложению Зоммера не голосовать, поскольку президиум ЦК уже принял решение «по Биецу». Даже дружащий с Зоммером (как, впрочем, и с Биецем) член президиума ЦК ОКП Довгаль, в конце концов, сказал несколько слов в защиту действующего секретаря по рабочему движению…

Тем не менее, голосование состоялось. К тому моменту Биец вернулся в помещение, — что, возможно, повлияло на итоги волеизъявления собравшихся. Большинство участников пленума проголосовало за «стабильность»: против снятия Биеца с должности, — и, в то же время, против снятия с него взыскания, наложенного президиумом ЦК.

Зоммер пожаловался, что Биец хочет отобрать у него СКМ, — но это уже мало кого интересовало…

 

Метки: , , , , , , , , ,

Доигрались… #коммунисты #ОКП #Компартия #Лакеев #Биец #раскол #развал #троцкизм #троцкисты #РРП


Сразу предупреждаю Вас, товарищ Читатель: никакого инсайда у меня нет. И всё, что будет написано ниже, — исключительно мои фантазии, на основе данных из открытых источников.

Похоже, Объединенная Коммунистическая партия, о необходимости создания которой так много говорилось в течение нескольких лет и которая, после долгих мучений, была-таки учреждена в прошлом году, — разваливается. Стороны развала долго делали вид, что никаких принципиальных, неустранимых противоречий между ними нет, а партия едина и монолитна, — но в последнее время скрывать происходящее стало невозможно. И вот…

Сперва на Интернет-сайте МГК ОКП появились материалы, «разоблачающие Троцкого» (который давно умер, в отличие от ныне здравствующих троцкистов… «разоблачить» которых открыто, впрочем, так никто и не решился). А нынче «троцкистская фракция», судя по всему, наносит ответный удар: в последних числах июля «ожило» сообщество «ВСТУПАЙ В РЯДЫ РЕВОЛЮЦИОННОЙ РАБОЧЕЙ ПАРТИИ!» в социальной сети «В контакте» (созданное, судя по всему, ещё в апреле), три дня назад ему сделал рекламу вождь «троцкистской фракции в ОКП» Сергей Биец, а в сообществе РРП в той же социальной сети примерно в то же время появилась «вербовочная» тема «ЖЕЛАЮЩИЕ ВСТУПИТЬ В РРП, ПИСАТЬ СЮДА!» (в своё время, с помощью аналогичной технологии «вербовали» активистов ОКП). В общем, начало процесса обособления РРП от ОКП — налицо. Вместе с РРП ОКП рискует потерять газету «Рабочая демократия» и несколько региональных отделений.

Что тут можно сказать… теоретически, мне, как «сталинисту», надо сочувствовать Лакееву и компании, которые тоже как бы «сталинисты»; наверное, где-то в этом месте я должен написать про Биеца и компанию какую-нибудь гадость. Но… не получается. Гадости про Биеца я, конечно, могу написать, — но Лакеев и компания за последний год (да и ещё раньше, вообще-то) столько всего наворотили, что писать про кого-либо гадости ради них у меня просто не поднимается рука.

 

Метки: , , , , , , , , ,