RSS

Архив метки: уничтожение

Ад следует по селам России


На фермах — обглоданные коровьи скелеты, школы переехали в райцентр за полсотни километров, а то и за сто, медпункт на амбарном замке, «а в клубе играет один баянист»…
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

Реклама
 

Метки: , , , ,

Лакшми Миттал хочет ликвидировать карагандинские профсоюзы

Лакшми Миттал хочет ликвидировать карагандинские профсоюзы

По информации профсоюзных активистов и представителей СМИ, администрация компании «АреслорМиттал Темиртау» начала активную работу против официальных профсоюзов металлургов…
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

 

Метки: , , , , ,

КАК ГАЙДАР УНИЧТОЖИЛ РОССИЮ

КАК ГАЙДАР УНИЧТОЖИЛ РОССИЮ

После смерти Егора Гайдара 16 декабря 2009 года российские либеральные круги затеяли не то чтобы политический, а скорее нравственный реванш .
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

 

Метки: , ,

ОБЫКНОВЕННЫЙ ФАШИЗМ

ОБЫКНОВЕННЫЙ ФАШИЗМ

На территории Челябинского кузнечно-прессового завода (ЧКПЗ) был совершён вандализм — снесли памятник Ленину.
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

 

Метки: , , ,

РАЗГРОМ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ

РАЗГРОМ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ

Наука в России карикатура

12 июля 1940 года трое советских учёных – В.Вернадский и двое его учеников В.Хлопин и А.Ферсман — отправили записку на имя Председателя Совнаркома СССР и в Президиум Академии наук. Они писали: “Мы считаем, что уже сейчас назрело время, чтобы Правительство, учитывая важность решения вопроса о техническом использовании внутриатомной энергии, приняло ряд мер, которые обеспечили бы Советскому Союзу возможность разрешения важнейшего вопроса современной науки”.

Предлагалось поручить Академии срочно приступить к выработке методов разделения изотопов урана, форсировать работы по проектированию сверхмощного циклотрона в Физическом институте АН СССР, создать государственный фонд урана.

Уже 16 июля Урановая комиссия была создана, в неё вошли В.Хлопин – председатель, его заместители – В.Вернадский и А.Иоффе. Создание этой Комиссии заложило основы интенсивных атомных исследований, приведших к развитию атомной энергетики, к созданию атомной и водородной бомб в Советском Союзе.

О состоянии дел в науке РСФСР 80-х годов, т.е. последних лет существования СССР, можно получить представление из справочника “Страны мира” (М., “Политиздат”, 1985).

Численность научных работников в стране – 1,5 млн человек.
На научные исследования израсходовано в год 26 млрд рублей – в пересчёте на современные цены 2,6 триллиона рублей.
В 1984 году зарегистрировано 15 крупных научных открытий в ядерной физике, астрофизике, физике твёрдого тела, геофизике, в химии, биологии и медицине.
В народном хозяйстве использовано более 23 тысяч изобретений и около 4-х миллионов рационализаторских предложений.

Зарплата молодого специалиста составляла 90-120 рублей в месяц, что в пересчёте на современные цены (1:100) составляет 9 000-12 000 рублей.
Зарплата научного работника: кандидат наук – 250-300 рублей (сегодня 25 000-30 000 рублей); доктора наук – 300-400 рублей (сегодня 30 000-40 000 рублей).
Пенсия научного работника со стажем: кандидат наук – 120 рублей (сегодня 12 000 рублей), доктор наук – 160 рублей (сегодня 16 000 рублей).
Это при коэффициенте пересчёта по уровню цен 1:100, хотя на конец 2009 года этот коэффициент должен быть принят как 1:120.

В конце 1980-х годов в мировой науке работало 12 миллионов человек, из них в СССР – 3 млн, в РСФСР – 1,5 млн человек. В советское время по числу исследователей на душу населения Россия занимала первое место в мире, сейчас мы опустилась до седьмого места, нас обогнали не только США и Япония, но и Израиль. На 2004 год персонал занятый научными разработками, составляет в России менее 840 тысяч человек, а собственно учёных среди них – 491 тысяча человек. Число учёных на 10 тысяч человек ныне составляет в России 75, в Финляндии 164, в Японии 99, в США 86 человек.

По данным академика В.Страхова численность работников в научной сфере в 2003 году составляла не более 600 тысяч человек, за 2006 год это число сократилось до 470 тысяч. За период с 1990 по 2003 год количество научных и проектных организаций сократилось в 7.8 раза, конструкторских бюро – в 3.6 раза, научно-технических подразделений на промышленных предприятиях – в 1.8 раза. В 90-е годы прекратили своё существование 800 институтов, что привело фактически к отмиранию понятия “отраслевая наука”.

Приводя данные, характеризующие степень разрушения науки в современной России академик В.Страхов писал, что в 2003 году вклад российской науки в мировую составил 3,75% и если не принять экстренных мер, то этот вклад снизится до 2.0-2.5% , а для фундаментальной науки это означает, что “полный крах её в ближайшие пару лет неизбежен”.

Осенью 2004-го года президент В.Путин за заседании Госсовета по поводу ситуации в науке привёл следующие данные – за последние 10 лет:

-финансирование науки сократилось в 10 раз по сравнению с периодом “застоя”;
-число научных сотрудников сократилось втрое, за последние 5 лет – на 800 тысяч;
-средний возраст работающих в науке достиг 56 лет.

Вот некоторые основные данные о разгроме науки времён Индустриальной Державы, какой был Советский Союз (2007 год).

По сравнению с 1991-м годом количество учёных-исследователей уменьшилось примерно в три раза (осталось чуть более четырёхсот тысяч человек).
Количество исследователей в РАН только к 1998-му году сократилось на 22%, после чего последовали регулярные сокращения.
Практически полностью разрушена вузовская и прикладная наука.
Уровень изобретательской активности в стране снизился на 90%.

В результате политики, проводимой олигархическим государством в отношении науки, средний возраст кандидатов наук сегодня составляет 53 года, докторов наук – 61 год, действительного члена РАН – за 70. В науке произошла “возрастная катастрофа” . Исчезло поколение научных сотрудников в возрасте от 30 до 50 лет. Если учесть, что активный возраст в науке приходится на 30-40 лет, необходимо признать, что не только количественные, но и качественные показатели русской науки упали и продолжают падать, приводя науку России в недееспособное состояние. Сегодня творческий потенциал науки близок к нулю, а в ближайшие годы наука покончит своё существование по чисто физиологическим причинам.

О состоянии науки в 2006-м году говорил академик Г.Месяц: “…доля нашей наукоёмкой продукции на мировом рынке составляет 0,3 процента. Ну, так ведь мы и имеем копейки! Англичане, японцы вкладывают в науку в год по 100 миллиардов долларов, ещё через фонды столько же добавляют. У нас в этом году на всю науку России выделено 2,7 миллиарда долларов, из них только около трети идёт на фундаментальные исследования. Вся академия с сотнями институтов финансируется как один университет в США”.

По доле финансирования из государственного бюджета российская наука находится сегодня на уровне Таиланда и Румынии.

Власть забывает, что Российская Академия наук создавалась как организация, финансируемая государством, призванная обеспечить не только его научно-производственные интересы, но и высокое качество образования в стране. Полностью игнорируется также опыт цивилизованных стран, где наука в обязательном порядке пользуется государственной поддержкой.

По данным В.Маркусовой, научного руководителя гранта INTAS, вклад России в мировую науку за пятнадцать лет (начиная с 1991 года) сократился в 15 раз. На мировом рынке высоких технологий в настоящее время вклад России составляет 0,5%, США – 60%, Сингапура – 6%.

Бурное развитие науки в СССР способствовало прогрессу культурной, социальной жизни, в частности в наукоградах, где научно-исследовательские институты были градообразующими, определяя существование больших масс людей. В Современной России в наследство от Советского Союза досталось 65 научных городков, из них 45 – это города, остальные – посёлки. Примерно половина наукоградов имеет численность населения от 20 до 100 тысяч человек, более 100 тысяч жителей имеют 11 городов науки, большинство из которых расположено вблизи Москвы. О размере Новосибирского городка можно судить по данным 2000-го года – это примерно 130 тысяч человек.

Газета “Московский Комсомолец” привела очень показательный пример состояния дел в науке на примере города Зеленограда. История Зеленограда – столицы советской электроники началась в марте 1958-го года, когда Совет министров СССР принял постановление о строительстве города-спутника Москвы. За первые десять лет существования города в нём было создано 8 крупных институтов с опытными заводами, в настоящее время в городе 11 НИИ, два – общероссийского уровня.

Зеленоград является самым учёным городом Европы: людей с высшим образованием в Европе — 23% населения, в Лондоне – 37%, в Париже – 30%, в Москве – 41%, в Зеленограде – 44%. Делая вид, что не понимает положения вещей, газета задаётся вопросом: “Раз они такие умные – почему такие бедные?” А бедными они стали, как и вся страна, с начала 90-х годов, когда сырьевому государству не понадобилась столица электроники. С началом демократизации Зеленоград получил самый высокий уровень безработицы и самую низкую заработную плату. Половина трудоспособного населения Зеленограда отправилась на заработки в Москву.

На примере Института физики твёрдого тела РАН в Черноголовке видно состояние дел в наукограде: в 90-годы на работу сюда пришёл только один молодой специалист. С 1991-го года в Черноголовке общая численность работающих в научных организациях сотрудников сократилась на 40%.

Однако, летом 2006-го года, когда Черноголовка праздновала свой 50-летний юбилей, директор ведущего института посёлка академик С.Алдошин опубликовал в газете “Поиск” статью под названием “Черноголовка фонтанирует идеями”, хотя любому нормальному человеку ясно – если чем и фонтанирует Черноголовка, так это водкой и лимонадом “Колокольчик”. Посёлок из научного центра превратился в вотчину завода фирмы ОСТ-Алко. Именно он делает сегодня Черноголовку знаменитой на всю страну, придумав рекламный призыв: “Пейте без остановки напитки из Черноголовки”. Бодрые же выступления академиков подобных С.Алдошину вызывают только одну реакцию – сомнение в психическом здоровье автора, воспринимающего ситуацию столь неадекватно.

Раздвоение личности вообще заработает любой, кто почитает опекаемую академиком В.Гинзбургом газету “Поиск”, которая позиционирует себя как “газета научного сообщества”. Жизнерадостный тон публикаций резко контрастирует с опустевшими лабораториями, ветхим оборудованием, нищетой стареньких научных сотрудников. Читателю наверняка покажется, что оптимисты-академики живут в неком параллельном мире, не соприкасающемся с миром реальным. Ложь, ставшая обыденной практикой газеты, помогает властям убивать науку в тишине, без лишней огласки.

Вывод из всего сказанного такой: восемнадцать лет разгула капитализма в стране поставили науку в России на грань гибели. Потерян авторитет, который столетиями имела русская и советская наука в мире. На фоне разговоров президента страны и членов правительства о необходимости “инновационного прорыва”, который якобы должен вывести страну из состояния сырьевой колонии “цивилизованных” стран, наука балансирует на грани выживания. Многочисленные правительственные обещания сводятся к мелким подачкам, которые едва позволяют стремительно стареющим научным кадрам прокормиться.

Казалось бы, государство, хоть как-то озабоченное сохранением своей независимости, должно принять срочные меры по исправлению катастрофического положения в науке. Однако новые реформы науки преследуют всё яснее обозначающуюся цель – полное уничтожение науки.

https://red-penza.org/2016/11/28/%d1%80%d0%be%d1%81%d1%81%d0%b8%d1%8f-%d0%bd%d0%b0%d1%83%d0%ba%d0%b0-%d0%be%d0%b1%d1%80%d0%b0%d0%b7%d0%be%d0%b2%d0%b0%d0%bd%d0%b8%d0%b5-%d1%80%d0%b0%d0%b7%d0%b3%d1%80%d0%be%d0%bc-%d0%b4%d0%b5%d0%b3/

 

Красная Пенза! Сайт коммунистов Пензенской области.

 

Метки: , , , , ,

Куда стремится “Молния”?

Куда стремится “Молния”?

Молния завод

Недавно в “Солидарности” был опубликован материал о ситуации в научно-производственном объединении “Молния”. Речь шла о демонтаже оборудования модельного цеха — основы производства. Представители профсоюзной организации и коллектива считают, что это означает ликвидацию цеха и самого предприятия. Тогда же мы сообщали о намерении администрации “Молнии” дать свой комментарий к происходящему. Вот что нам рассказала исполнительный директор предприятия Ольга Соколова.

Предыдущий материал по теме — см. Солидарность» № 37, 2016

О цехе

“Профсоюзной организацией преподносится, что мы гробим модельный участок, людей выкидываем на улицу и так далее. Нет, никто не говорил о том, что модельный цех будет разрушен, люди будут выгнаны — ничего подобного. Он модернизируется.

Сейчас старое оборудование оттуда снимаем, складываем в четвертый цех, модельный ремонтируем, арендаторов выселяем — и завозим на освободившиеся площади новые станки с Тушинского машиностроительного завода (станки хорошие; хотя им пять-шесть лет, мы в нашей ситуации не можем позволить себе купить новые).

Мы берем сюда людей из Тушинского машзавода, но своим работникам сказали: коллеги, кто захочет работать на новых станках — мы организуем программу обучения. Оборудование и персонал должны переехать с 1 декабря, а на 1 марта по плану вся производственная цепочка заработает.

Будет именно вся цепочка, в одну линейку: от заготовки деталей до технологической обработки и окончательной сборки. Мы располагаемся на территории в 54 гектара, эффективность теряется от затратных по времени и расстоянию перемещений, а так все будет локализовано в одном месте.

Что касается профсоюза, то мы, наверное, единственная администрация, которая уговаривает профком заключить коллективный договор. Мы кучу писем написали с предложением приступить к переговорам, начать обсуждение колдоговора… в течение полутора лет добиваемся! Но профсоюз не хочет с нами работать, не верит, даже считает нас пятой колонной”.

О предприятии

“Передо мной как руководителем четко стоит задача от Минпромторга, “Ростеха” (в структуру которого входит НПО “Молния”. — И.С.), военно-промышленной комиссии РФ: предприятие надо вытащить. И мы его вытаскиваем.

У предприятия 1 млрд 200 млн рублей долгов. На сегодня нам удалось заключить мировое соглашение. По его условиям в течение четырех лет мы должны выплатить кредиторам полмиллиарда. Если мы этого не сделаем, то опять уйдем в процедуру банкротства, и оттуда нас уже никто не вытащит.

Я возглавила предприятие два года назад. За это время мы сократили задолженность на 260 миллионов рублей. Выручка по тематическим заказам сегодня превышает почти на 60% выручку от аренды. Когда мы пришли, здесь платили зарплату и жили только на арендные платежи.

Но самое важное, что мы сделали: восстановили репутацию “Молнии” перед Министерством обороны. Теперь оно рассматривает “Молнию” как серьезного партнера, который может нести ответственность за взятые на себя обязательства. Сейчас у нас подписанных контрактов с министерством на миллиард рублей, и еще на миллиард подписываем в течение года. За последние десять лет такого объема заказов не было. Нас и дальше готовы загружать, но нужно развиваться и модернизироваться.

Очень надеюсь, что “Ростех” поможет нам погасить текущие обязательства. Как их гасить? Только либо с операционной деятельности, либо с продажи непрофильных активов, которые не задействованы в производстве. Мы пока ничего не продаем, разговоры об этом не ведем, гасим налоги с той операционной доходности, которую имеем. Она должна быть выше. Но на том оборудовании, которое у нас есть сейчас, — это невозможно. Станочный парк на “Молнии” — 70-х — 80-х годов! Наше оборудование и заказы Министерства обороны соотносятся как “совсем-совсем вчера” и “уже завтра”.

О развитии

«Чтобы выполнять госзаказ, платить кредиторам и развивать предприятие, нужно современное оборудование, квалифицированные кадры и нормальная организация работы.

Что у нас сейчас? Часть коллектива в простое, часть работает, но многие и просто “шабашат” — выполняют левые заказы на оборудовании предприятия. Честно скажу, мы закрываем на это глаза: понимаем, что загрузить их не можем, а у людей есть возможность заработать лишнюю тысячу рублей.

По моему мнению, в этом одна из причин, почему разгорелся сыр-бор вокруг модельного цеха. Все изменится, левых заказов не будет, а людям придется заниматься организацией цеха. Другие причины: люди в основном возрастные, многие не умеют и не желают работать с современным программным обеспечением, да и долгие годы без производственной загрузки развращают: они расслабились, привыкли приходить на работу — играть в домино или носки вязать — и получать зарплату, хоть и небольшую, но вовремя.

Но планов сокращения нет! Люди должны работать и зарабатывать, но на новых станках и на предприятие, а не старых и на себя.

“Молния” может работать по своему профилю — однозначно! У нас даже других вариантов нет, с учетом взятых обязательств. За четыре года закроем долги, — а за это время, думаю, предприятие наберет обороты”.

ЧТО ГОВОРЯТ РАБОТНИКИ

Настроение на предприятии далеко не такое оптимистическое, как у администрации. Работники, с которыми довелось пообщаться, полагают, что перед нынешним руководством стоит задача ликвидировать НПО “Молния”: все снести и построить жилые дома и торгово-развлекательные центры.

Начальник модельного цеха Евгений Косяков говорит, что хотя и оборудование здесь 80-х годов, но есть станки, которые позволяют делать уникальную штучную продукцию.

— Демонтировать их — все равно что на помойку выбросить, — считает Косяков, специалист с более чем 40-летним опытом. Он не согласен с решением руководства и ручается, что его коллектив и оборудование готовы выполнять заказы министерства обороны хоть сейчас.

Директор производственного комплекса НПО “Молния” Дмитрий Хлебников затрудняется дать оценку начальственной директиве. По его словам, он даже не видел, какое именно оборудование с Тушинского машиностроительного завода хотят сюда перевезти:

— Цеха оборудуются под конкретные задачи. А какие задачи? — спрашивает он. — Мы очень рады, если будут модернизировать оборудование, и рады, что придут люди с ТМЗ, мы знаем их квалификацию. И очень жаль, что ТМЗ банкротят — это не по-государственному. Опыт у наших коллективов хороший. Будут задачи — мы все сделаем. Но предприятие находится под внешним управлением, которое подразумевает интересы кредиторов…

Так что остаются вопросы, ответов на которые у коллектива нет…

Комментарий

Сергей Чугунков, председатель Московской городской организации профсоюза трудящихся авиапромышленности (Профавиа):

— В связи с тем что, основной кредитор ООО “Профинвест”, владеющий кредиторской задолженностью ОАО “НПО “Молния”, перешел в июне 2014 года под контроль Управляющей компании “Букет” (генеральный директор Владислав Буров), мы можем говорить, что фактически основным кредитором “Молнии” является, по сути, именно УК “Букет”. Нынешняя администрация в лице исполнительного директора Ольги Соколовой — ставленник этого кредитора. Соколова также занимает должность генерального директора ОАО “Тушинский машиностроительный завод” (ТМЗ). Эти два предприятия фактически находятся на одной территории, которая составляет порядка 100 гектаров московской земли.

Интересно, что некоторые СМИ успели зафиксировать изначальные основные цели “Букета”: реализация девелоперского проекта и застройка территории под жилье бизнес-класса.

Поэтому нынешнее руководство “Молнии” ведет действия, как мы полагаем, связанные с уничтожением предприятия. По имеющейся информации, приняты решения сократить полностью производственный персонал. Кто будет в дальнейшем производить продукцию — непонятно, поэтому вопросы, связанные с возрождением предприятия, имеют риторический характер.

Но мы не теряем надежду и считаем, что здравый смысл должен победить, а государственные задачи, связанные с военной тематикой, помогут отстоять “Молнию”. Если НПО останется как производственная единица, то естественно, что на этой промплощадке будет возрождаться и ТМЗ.

Также есть информация, что 14 декабря состоится заседание  арбитражного суда по “Молнии”, где будет рассматриваться вопрос заключения мирового соглашения. Мы соглашения не видели, надо посмотреть, какие функции остаются у предприятия и какие специалисты под них необходимы. Но мировое соглашение — это значит, что управление перейдет к “Ростеху” и, возможно, сменится руководство, что будет намного перспективней с точки зрения восстановления предприятия и сохранения трудового коллектива.

 

Ирина Середкина

Куда стремится “Молния”?

 

Метки: , , , , ,

В Севастополе свалили памятник юному Ленину


В Комсомольском парке Севастополя неизвестные повалили памятник маленькому Володе Ульянову (Ленину), передает Интерфакс со ссылкой на вице-губернатора города Александра Решетникова

«Сегодня утром посетители обнаружили скульптуру сброшенной с постамента. Рядом на асфальте мелом был обведен силуэт, как это обычно делают после смертельных случаев», — написал Решетников на своей странице в фейсбуке.

Власти Севастополя осуждают акт вандализма и призывают горожан и туристов уважительно относиться к памятникам разных эпох.

«В городе стоят и монументы Екатерине Великой, и коммунистическим деятелям, и даже настойчиво подаренный Львовом памятник Тарасу Шевченко», — отметил вице-губернатор.

Напомним, что ранее установленный в детском парке памятник маленькому Володе Ульянову несколько раз обливали краской.

 

Метки: , , ,

Образование уничтожается в России полным ходом



Одна из категорий внутренних врагов России заботится о том, чтобы наши дети остались без образования. Чтобы они аттестат имели, но совершенно ни в чём ничего не соображали. И когда они повзрослеют, России придёт полный конец…

«Просишь написать «икс в квадрате» – студент рисует «х» и обводит в квадрат!»

Автор – Александр Иванов

Профессор математики рассказал о достигнутом дне в образовании: школа стала подстраиваться под ЕГЭ, а не наоборот. В этом году выпускники школ второй год будут испытывать на себе очередную новацию в ЕГЭ – базовый экзамен по математике, состоящий из 20 заданий, некоторые из которых по силам решить даже ученику младших классов. Всего семи правильно решённых задач на «чувство числа», сложение и вычитание целых чисел и элементарную логику достаточно для получения аттестата о среднем общем образовании.

Выпускникам-гуманитариям такие перемены на руку: они решают ограничиться базовым ЕГЭ и сконцентрировать усилия на других предметах, необходимых им для поступления. Однако на первом курсе любой специальности их ждёт высшая математика… О том, какими математическими познаниями удивляют преподавателей студенты, поступившие по результатам базового ЕГЭ, почему исчезла мотивация к учёбе и как с этим бороться, в интервью Накануне.RU рассказал профессор, заведующий кафедрой геометрии и топологии матфака Петрозаводского государственного университета Александр Иванов.

Произойдёт то, что произошло в прошлом году с физикой. Средний балл по физике вырос на шесть баллов за счёт беспрецедентно простого экзамена. Знаний за этим никаких, но внешне какие-то показатели будут достигнуты. Таким путём чиновники опять пойдут, это однозначно.

Вопрос: – Не так давно в Петрозаводск приезжал разработчик ЕГЭ по математике Иван Ященко, с которым у вас возникла дискуссия по поводу эффективности ЕГЭ…

Александр Иванов: – Мы его спросили напрямую, есть ли на сегодняшний день шкала пересчёта первичных баллов в итоговые? Он на этот вопрос не ответил, её у них нет. Они эту шкалу будут делать после экзамена. И за счёт шкалы будут «вытаскивать» этот экзамен, чтобы показатели мало-мальски выглядели прилично.

Это можно предсказать однозначно.

Ещё одна серьёзная проблема, которая их ожидает, это 100-балльники. Количество 100-балльников – это показатель, который обсуждается. В прошлом году реальное количество 100-балльников по математике составило неизвестно сколько. Когда Ященко спрашивали, он на этот вопрос не ответил. 100 баллов – это абсолютный результат, это все решённые задачи. В прошлом году они сделали беспрецедентный шаг: они 100 баллов давали не за 34 первичных балла (это все решённые задачи), а за 32. Они уравнивали в итоговой оценке школьников с совершенно разными результатами: школьники могли не решить задачу, а получали 100 баллов. Те школьники, которые справились со всеми заданиями и которых уравняли с теми, кто сделал не все, могли обратиться в суд, потому что их права на поступление тем самым ущемлялись, ведь их уравняли с теми, кто слабее их.

– Но ведь Минобр, Рособрнадзор отчитались о 66-ти 100-балльниках?

– Настоящих 100-балльников по профильной математике почти не было. В позапрошлом году было 72, а реально в прошлом году было порядка 5-10 человек. Та же проблема будет и в этом году. Ященко заявил о том, что они опять собираются «склеивать» высокие первичные оценки и превращать их в 100-балльный результат, чтобы у них было хотя бы сколько-нибудь 100-балльников. Манипулирование цифрами достаточно широкое. Опять будет скандал, опять будет безобразие, потому что общее состояние математического образования очень плохое.

С базовым уровнем ситуация такая: в прошлом году они давали аттестат за семь решённых заданий. Но на самом деле не за семь, а за меньшее количество, потому что они фальсифицировали результаты, накручивали баллы. Мы это установили на основе статистического анализа. Фальсификация начинается уже на этапе подсчёта результатов. Школьник не выполнил задание, а ошибочное задание засчитывают, как правильное. В итоге получается вменяемый результат. В том же ключе будет идти работа и сейчас.

– Что Вы думаете о самом базовом экзамене? Его содержание Вас устраивает?

– Базовый экзамен – это не экзамен, это в прямом смысле деградация образования. Выпускникам 11-х классов предлагают решить такие задачи, как «определить площадь комнаты со стенами 4 на 5 метров» или «сопоставить по размерам муху и слона (даны цифры 5 мм и 5 м, нужно ответить, какого размера слон, какого муха)».

Школа теперь этим и занимается – натаскивает ребят на решение подобных заданий. В такой ситуации, естественно, никаких математических знаний на выходе ждать не приходится.

– Недавно министр образования Дмитрий Ливанов в очередной раз пообещал увеличить количество бюджетных мест на востребованных инженерно-технических направлениях подготовки. Но в прошлом году такая мера оказалась бесполезной – на инженерные специальности возник недобор. Как Вы думаете, повторится ли ситуация в этом году?

– Я знаю примеры, когда на 50 бюджетных мест, выделенных на инженерные специальности, набирали пять человек, больше не было никого. Профильную математику, которая нужна для поступления на инженерные специальности, в этом году сдавать будет меньшее количество, гораздо меньше, чем в прошлом году. По нашим оценкам, вместо 70%, которые были, сдавать пойдут порядка 56%. То есть, сама по себе база для инженерного образования сокращается. Просто не будет школьников, которые смогут предъявить результаты ЕГЭ для поступления.

Кроме того, сама система приёма, которую Ливанов утвердил своим приказом в октябре, ещё больше усложняет школьникам возможность поступления на инженерные специальности. Сегодня для того, чтобы поступить в ВУЗ, школьник должен не только подать заявление, допустим, в пять ВУЗов на три специальности в каждом и на 15 позициях может засветиться как потенциальный претендент, но ещё и обязан предоставить оригинал аттестата в ВУЗ, а также написать согласие на зачисление. Получается, что эти 15 мест, которые у него есть возможность выбрать, фактически для него отсутствуют. Потому что ему самому приходится делать выбор, куда нести свой аттестат. Куда он принёс аттестат, там он в конкурсе и участвует. Ошибся – пролетел. Он никуда не поступит из-за этой идиотской системы, которую внедряют уже два года.

– Раньше копии можно было отослать в разные ВУЗы и участвовать в конкурсе во всех…

– Да, раньше была система – копию представил и ты участвуешь в конкурсе во всех ВУЗах, куда ты заявился. И там они заботятся о том, чтобы тебя привлечь. Были предварительные списки зачисленных. Сегодня ничего этого нет: пока аттестат не предъявлен в ВУЗ, пока не написано заявление о согласии на зачисление, он в конкурсе не участвует. В списке претендентов масса мёртвых душ, они создают иллюзию того, что «Вася» не проходит, но реально он проходит, а сам определить это не может. Потому что по этому списку он не знает, кто пройдёт, кто не пройдёт. Этого никто не знает. Он из своего провинциального города хочет поступить в Москву, но видит, что он в списке 150-й, и он решает не везти туда свой аттестат, и в итоге никуда не поступает. В итоге, этот московский ВУЗ останется с недобором. Претендентов много, но аттестат никто не принёс. Потому что все боятся.

Мы это в прошлом году испытали: заявлений была масса, а когда начали зачислять, оказалось пять человек на 50 мест. Остальные просто побоялись привезти аттестаты.

– Также недобор на инженерные специальности связывают с отсутствием мотивации к изучению математики у школьников. Согласны ли Вы с этим?

– Не у детей отсутствует мотивация, а у учителя отсутствует мотивация учить школьника. У них на выходе базовый выпускной ЕГЭ, где задачи на чувство числа и на вычисление площади комнаты. В такой ситуации у учителя нет смысла убиваться и учить детей. Ведь мотивация в значительной степени зависит от учителя. Для учеников 5-7 классов это незначительно, как учитель скажет, так и учатся, что он требует, то и делают. А чего учителю требовать, если на выходе такой экзамен, соответственно, и дети ничего не знают. Детей обвинять не надо, здесь жизнь детей определяют взрослые. Как они устроят эту жизнь, такой она и будет. Понятно, что дети сами могут внести свой вклад, но не они – первопричина всех бед.

– Иван Ященко во время беседы визита к вам сообщил, что вскоре появятся новые образовательные программы по математике в старших классах: так называемые базовые компенсирующие (для тех, кто неуверенно владеет программой основной школы), базовые и углублённые. Это означает, что математическое образование упрощают с каждым годом?

Мне одной кажется или нет, что у этого Ященка рожа полного дебила? – прим. моё

– Ященко заботится исключительно о себе. Он живёт и существует, как социальная величина, за счёт ЕГЭ. Без ЕГЭ он – никто. Что он говорит? Он предлагает, чтобы у нас была профильная программа, которая начинается с седьмого класса.

Он объяснил просто: это старая советская математическая программа, по которой раньше успешно учили абсолютно всех. Понятно, что не все становились гениями, но азы, основы, базу осваивали все. Это означало, что в 90% случаев на выходе нормальный выпускник мог учиться в инженерном ВУЗе. А сегодня таких одиннадцатиклассников осталось порядка 10%, которые могут осваивать программу инженерного ВУЗа. Это количество постоянно падает.

И теперь говорят о профильном образовании «для избранных» с седьмого класса. Кто будут эти избранные?

– Каким образом, на основе чего проводить эту сегрегацию?

– В седьмом классе, что, можно определить способности к математике у ребёнка? Очень тяжело. Толковый ребёнок может и гуманитарным дисциплинам посвятить себя, и математике, и химии, и биологии, чему угодно. У кого-то вообще всё плохо идёт, потому что он запущен. Сам по себе выбор образовательной траектории в седьмом классе – это нонсенс. Ведь речь идёт не о том, чтобы талантливых развивать с помощью профильного образования, а о том, чтобы ввести профильное образование только для части школьников. А одних лишать этой возможности вовсе. Вот ученик не проявил себя в седьмом классе в математическом плане, значит, он пойдёт на базовую программу. А базовая программа означает, что математике его учить не будут. Потому что если профильный – это старая советская программа, то базовый – это решение заданий из открытого банка базовых ЕГЭ. Это решение тех самых задач «для антуража».

И вот они должны эти задачи решать с седьмого класса по 11-й, чтобы сдать экзамен. Математики, которая затем позволит учиться в ВУЗе, там нет в помине. Человек попал на эту образовательную траекторию, и он может забыть про инженерное образование и про всё, что связано с математикой. Его просто убивают.

Компенсирующая базовая программа по Ященко – это для тех, кто на базовом уровне вообще ничему не учился. Их в 10-11 классе будут натаскивать на самые простые задачи базового ЕГЭ, чтобы они написали на минимальный уровень и получили аттестаты. У человека, который считает себя математиком, волосы дыбом встают от всего этого, это бред. А находится и такой, который вслух это произносит, и люди, которые повторяют.

– Вы, как преподаватель ВУЗа, замечаете, что математические познания студентов изменились за последние 10-15 лет?

– Я давно говорил, что уровень математического образования падает. Обвальное падение началось после введения ЕГЭ. Но не сразу. Когда ЕГЭ официально ввели, школа ещё работала на старом запасе: единый экзамен лёг на старую систему, он просто отражал уровень знаний. Затем школа стала переформатироваться под ЕГЭ. Поскольку ЕГЭ стал смыслом образования, всё остальное стало лишним. Возникли новые схемы обучения, ввели базовый ЕГЭ.

Что в итоге получилось?

Если лет пять назад я коллегам на факультете говорил, что ЕГЭ – это плохо и страшно, многие меня вообще не понимали, то сегодня у нас единое мнение всех математиков – преподавателей и инженеров тоже, что состояние подготовки абитуриентов не просто упало, а стало нулевым. Была такая ситуация: целая группа студентов – и никто адекватно не воспринимает простейшие математические вещи. Старый анекдот был: преподаватель просит студента написать «икс в квадрате», студент рисует букву «Х» и обводит её в квадрат. Смех был запредельный, ясно ведь, что двойку надо было написать сверху. Нынешние студенты так же рисуют «икс в квадрате».

– Правда были такие случаи?

– Я не шучу, действительно, есть и такие. Не то, что дроби складывать не умеют, а даже целые числа. Просишь его сложить: «2+(-1)». Это однозначные целые числа. Он не умеет этого делать. И в группе такой не один.

– На Ваш взгляд, каким образом можно вернуть качество математической подготовки школьников на прежний уровень?

– До прежнего уровня нам ещё очень далеко. Надо остановить процессы, которые разрушают образование. Говорят: когда горит дом, не надо думать о том, как смазать дверь, которая скрипит. Сначала пожар надо потушить. Пожар заключается в чём? У нас в школе отсутствуют выпускные экзамены. Есть только два обязательных ЕГЭ – математика и русский язык. Их выпускными экзаменами считать нельзя. Это цирк. Это экзамены для начальной школы.

А раз нет экзаменов, учитель имеет полную свободу не учить. А школьник – свободу не учиться. Школа сегодня учить перестала, она может учить, а может и не учить. Массовые школы уже в таком состоянии. Тем более, учителей всякой бюрократической нагрузкой замучили: отчётностью, бумагами и так далее. Когда на выходе из школы не требуется результата, а результат – это качество образования, то начинают требовать всякую ерунду. Этой ерундой грузят учителя, он крутится как белка в колесе, о детях думать у него времени просто не остаётся, да и зачем, если это никому не надо.

Первое – надо отказаться от использования ЕГЭ для аттестации школьников, потому что это не аттестация, а чёрт знает что.

Второе – восстановить выпускные школьные экзамены: вернуть школы в прежнее качество, чтобы они на выходе давали результат. Пусть она сама своих учеников оценивает: сильные школы будут суровые требования на экзаменах предъявлять, слабые школы – пусть аттестуют слабых учеников должным образом, как учили. Но всё это нужно поставить под внешний контроль – учительский, родительский, государственный.

Школьные экзамены – это путь школ к обретению самодостаточности. Надо, чтобы у учителя появилась цель – на выходе он должен выдать определённый уровень знаний, который выпускник покажет на устном экзамене. Тогда появится обязанность учить и обязанность учиться. Когда мы это вернём, тогда можно будет думать о дверях, которые скрипят, и о прочих вещах, которых в образовании у нас накопилось на многие годы вперёд. Но этот обвальный процесс надо остановить немедленно.

Что делать со вступительными экзаменами – это отдельный разговор. Их надо совершенствовать, давать ВУЗам проводить собственные испытания. Это долгий процесс.

– Президент во время прямой линии ответил, что выбрал бы устный экзамен вместо ЕГЭ. По-Вашему, говорит ли это о чём-нибудь?

– Говорит. Мы Президента засыпали вопросами о ЕГЭ. Специально была организована мощнейшая кампания. Мы ждали реакции. В прошлом году аналогичная кампания тоже была проведена: питерская школьница предложила восстановить обычные выпускные экзамены вместо ЕГЭ. Но тогда Президент ответил уклончиво, мол, пусть профессионалы решают этот вопрос. В этом году пропустили вопрос девятилетней девочки: что бы вы выбрали, ЕГЭ или устный экзамен? Президент, не задумываясь, мгновенно реагирует – устный экзамен. Сигнал дан всем.

Выпускной экзамен в виде ЕГЭ Президент не приемлет, он бы не пожелал связывать своё имя с этой гадостью. Кстати, на Госсовете по образованию, который прошёл перед новым годом, было много сторонников ЕГЭ. Они говорили о том, что ЕГЭ стал честным, открытым, что проблема решена.

Президент же, в качестве достижения образования, честность ЕГЭ подчёркивать не стал. Он опять ЕГЭ не коснулся. Понятно, что любой человек, который свяжет своё имя с ЕГЭ, в политике сегодня обречён, потому что отношение к нему будет крайне негативное. ЕГЭ убивает образование. Президент сказал это, и это намёк всем – Ливанову, Ященко и всем остальным, что дни ЕГЭ, как выпускного экзамена, сочтены. Он будет ликвидирован не сегодня, так завтра. Наша задача, чтобы его ликвидировали как можно быстрее.

– Когда это произойдёт?

– Я думаю, что к следующим президентским выборам его уберут точно. Недавно произошло знаменательное событие. 29 апреля Минобр сам вдруг выступил с законодательной инициативой отказаться от использования результатов ЕГЭ для оценки качества образования. Это равносильно тому, что мир перевернулся. Потому что главным аргументом в пользу ЕГЭ было то, что это объективный, независимый показатель качества образования. Но если от этого сам Минобр предлагает отказаться, значит, наверняка старшие товарищи, включая даже самого Президента, дали такое указание: ребята, прекратите ставить очки обществу своими баллами ЕГЭ, которые вы сами себе и рисуете. Если ЕГЭ теряет статус показателя качества образования, то зачем тогда он нужен?

Почему школам не отдать выпускные экзамены, если ЕГЭ уже больше не характеризует качество образования?

Свершилось чудо, это тоже, кстати, симптом того, что до 2017 г. ЕГЭ не доживёт.

Источник

П.С.

Путин проведёт заседание комиссии по исполнению майских указов – собирают самых «сильных и передовых министров»…
На повестке дня – ход выполнения майских указов, касающихся социальной сферы. В заседании примут участие главы министерств и ведомств, полномочные представители президента в федеральных округах, а также руководители ряда регионов.

Насчёт математики… (прочитано у Футюха, не дословно)

Ещё во времена Бенкендорфа собирался совет с целью определить, КАК нам надо развиваться, какое давать образование, что ставить в приоритет в образовании, ввиду полного и огромного отставания в науке и в промышленности. Как искать таланты и сделать так, чтобы работали социальные лифты. А также сделать прорыв в России, воспитав плеяду своих учёных?

Бенк предложил не распыляться, а заняться математикой. Давать её углублённо. Потому что с математическим складом ума, вернее, имея хорошую математическую подготовку, мы вырастим потом целую плеяду и инженеров, и химиков, и физиков, картографов и военных, а также учёных других направлений. Также стоит давать знания в области философии, и давать широкий кругозор с изучением истории, биологии и других естественных наук. Чтение тоже ставилось в приоритет.

Так вот – ЖИЗНЬ показала правильность выбранного направления. И именно с того момента Россия дала огромное кол-во учёных и изобретателей…

У меня давно вопрос к крысёнышам из ливановской дворни: вы чем занимаетесь, убогие? Долго вы будете уродовать наших детей, проводя политику «кухаркиных детей»? И это что, глупость или осознанное предательство по воспитанию дебилов?

Ольга Четверикова – образование, 10.01.2016

 

Метки: , ,

Как они уничтожали СССР


Американцы признались в существовании тайной стратегии администрации США, приведшей к распаду Советского Союза и социалистического лагеря
Обзор книги П.Швейцера «Победа»

Американцы признаются в существовании тайной стратегии администрации США, приведшей к распаду Советского Союза и социалистического лагеря

Глеб Олегович Павловский — главный редактор журнала «Век XX и мир».

Версия

БОЛЬШИНСТВО споров, которые мы ведем публично с тех пор, как нам это позволено, возможны только при уходе от обсуждения самых элементарных вещей. Одна из таких необсуждаемых тем — «заговор против СССР». Был или не был? СССР умертвили — или он умер сам, от сильных демократических переживаний?

Петер Швейцер, автор книги «Победа. Роль тайной стратегии администрации США в распаде Советского Союза и социалистического лагеря», не участвует в пустых спорах: «Анализ причин развала Советского Союза вне контекста американской политики напоминает расследование по делу о внезапной, неожиданной и таинственной смерти, где не взята во внимание возможность убийства». Швейцер патриот США, он гордится своими киллерами, а не судит их. Описывая секретную антисоветскую деятельность администрации Рейгана, Швейцер часто использует местоимение «мы»: «СССР развалился … не благодаря тому, что нам благоприятствовало время. … Перестройка была результатом политики Рейгана».

Итак, автор настаивает, что в 80-е годы имело место намеренное уничтожение государственной системы СССР, удавшееся вследствие непрофессионализма советской государственной элиты и, в частности, служб государственной безопасности.

ЧЕТЫРЕ ЧЕРНЫХ ЧЕЛОВЕКА

По данным Швейцера, операция началась весной 1981 года и продлилась примерно до конца 1986-го — пять с небольшим лет, втайне от общества, правительства и конгресса, поскольку данная «программа выходила за рамки реальной политики». Посвящены в ее замысел были всего несколько высших чиновников США (президент США Рональд Рейган, Уильям Кейси — шеф ЦРУ и еще несколько человек: Ричард Аллен, советник по нацбезопасности, Каспар Уайнбергер — министр обороны).

Книга Швейцера — и этим она ценна — практически полностью построена на разговорах с деятелями того времени, посвященными в детали стратегии. Вы слышите язык, на котором ставились и решались задачи в кругу посвященных. «Кейси, Аллен, Уайнбергер при поддержке президента решили бросить вызов Советскому Союзу …. Мы сочли Ялтинскую конференцию недействительной». Гарвардский историк Ричард Пайпс написал для Рейгана текст новой стратегической доктрины США относительно СССР: NSDD-75. Эта директива означала революцию в американской политике. «Директива четко формулировала, что нашей очередной целью является уже не сосуществование с СССР, а изменение советской системы. В основе директивы лежала убежденность, что изменение советской системы с помощью внешнего нажима вполне в наших силах».

Итак, четыре человека поставили цель и стали искать средства. — У нас проблема, босс? Нет страны — нет проблемы.

ПОМНИТЕ, С ВАМИ МОГУТ ЗЛО ПОШУТИТЬ

Инструмент разрушения СССР был прост, хотя — по тогдашним американским стандартам — в общем, незаконен: «целью США стало расшатывание советской системы через использование ее внутренних слабостей». Для этого были развернуты спецоперации по втягиванию СССР в два острых кризиса — в Польше и Афганистане — при материальной и политической поддержке сил противостояния.

Нельзя пройти мимо чувства глубокого удовлетворения, с каким автор воспроизводит советы Кейси афганцам: «Дадим прикурить коммунистам. Мы должны пустить им кровь, — говорил Кейси при встрече с элитой ЦРУ. — Сыновей офицеров начнут отсылать домой в цинковых гробах …. Брать на мушку именно таких людей — это прекрасный замысел».

Задачей не было военное поражение СССР — задача была «склонить Москву капитулировать перед угрозой перенесения войны на советскую территорию»; и вот это как раз оказалось реальным. Легко заметить, они расшатывали не советскую систему, не общество (признаков чего маниакально искал КГБ). Целью стала воля правителей и их охраны; удар наносился по главному — по центрам оценки данных и постановки задач, поведению противника. Кейси угадал: именно здесь и было слабое место.

Америкой управляли циничные идеалисты-прогрессисты.

СССР оказался в руках мелочных и суеверных фаталистов.

В первые месяцы нового президентства начинается кампа- ния психологического давления (PSYOP) с характерным кодом «Рейган — лихой ковбой». «Ее целью было так повлиять на мысли Кремля, чтобы тот ушел в оборону …. Образ ковбоя с точки зрения стратегии был весьма кстати». Рейгану предстояло разыграть для Политбюро геополитического хулигана. Старый актер с простой ролью справился блестяще: bаd boy Востока затравленно водит по сторонам своей пушкой — а good boy исподтишка подносит сигарету к противопожарному датчику: с потолка льют струи воды, и паршивец, превратившийся в мокрую курицу, палит в пустоту …. Вот такая игра и стоила жизни пассажирам южнокорейского «Боинга»; Швейцер это полупризнает.

Памятная шутка Рейгана в прямом телеэфире («Господа, я решил объявить Советам войну …. Ядерная атака начнется через три минуты») еще тогда казалась мне актерской импровизацией. Поразительно, как срабатывают старые трюки. Шутка в телестудии (после та извинялась за «случайно включенный» монитор) так потрясла Политбюро, что лучшая в тогдашнем мире стратегическая разведка СССР была переключена на сбор данных о якобы неминуемом Армагеддоне. И пока разведчики высасывали из пальца признаки «первого ядерного удара США», «ЦРУ и Пентагон запустили секретную программу дезинформации, цель которой — расшатать советскую экономику …. Короче говоря, мы вносили сплошной хаос и беспорядок».

Вывод: думать надо. С вами могут зло пошутить.

НАША КОМПЕТЕНТНОСТЬ И ЯДЕРНАЯ МОЩЬ ЗНАЧЕНИЙ

Пора бы забыть чушь об «исторической справедливости» и о том, что «империи закономерно гибнут». — От старости гибнут подданные и их цари, но не государства. Государства погибают от революций или от руки противника, в обоих случаях — по вине крайней глупости и мерзопакостности их элит.

Даже дилетанту больно читать, как именно КГБ брался за задачу (вполне осуществимую, строго говоря) помешать переизбранию Рейгана на второй срок: вялые шашни с неудачливым Эдом Кеннеди да проплаты рептильных пацифистов.

И это люди, которые могли изучать подробности изысканной механики Уотергейта, владевшие такими тайнами администрации США, от которых взвыла бы американская пресса (не забудем, что Олдрич Эймс уже вовсю трудился на Лубянку!) Всего через пару лет уотергейтская схема, запущенная американскими СМИ, сработала в знаменитом деле Иран-контрас — и похоронила рейгановскую группу заговорщиков. Но главное к тому времени те уже сделали.

Уничтожение СССР было целью серии спецопераций, разработанных небольшой группой не слишком высоколобых интеллектуалов. В то же время в СССР существовали и оставались в полной готовности не менее тысячи человек, готовых и способных немедленно включиться в разработку контрстратегии.

Треть из них гнили по лагерям, еще треть были друзьями сидевших, а иные производили тщетные внутриаппаратные фрикции.

Пока главный русист Р.Пайпс в Вашингтоне писал стратегические директивы для администрации, главный американист Н.Яковлев в Москве писал гадости про Сахарова. Разницу в использовании ресурсов оцените сами. Андропову (его все еще считают мудрецом, хотя он, получив на руки национальную безопасность, оставил по себе только книжку слабых стихов) проще было держать Сахарова в Горьком, чем, вернув старика в Москву, примириться с собственным интеллектуальным слоем — единственными остававшимися кадрами спасения.

В КГБ сидели глупцы. Эти люди не только не знали моральной силы вещей — они, оказывается, еще не догадывались о ядерной мощи значений!

Вывод: мы грубо просчитались в ресурсах.

НАШИ РЕСУРСЫ И КРИЗИСЫ НА ВИРТУАЛЬНОЙ БИРЖЕ

«Недостаточно было знать, сколько зарабатывает Москва на экспорте нефти. Кейси хотел знать, насколько это важно для нее». «Чего боится Москва? Какова ее способность восстанавливать силы? Как быстро она оправляется после поражения? Можно ли поколебать ее уверенность?»

Вот формула ресурсной оценки. Да, ресурсы всегда ограничены, но внутри игры, а не помимо ее. Ресурс есть функция игры. Абсолютные лимиты есть только в теоретической физике — там все могут все.

Мир к концу ялтинской эпохи превратился в нечто вроде биржи, и ликвидация СССР могла стать результатом нескольких искусственно вызванных кризисов на виртуальной бирже. Одним из правил игры был обоюдный прецизионный контроль военно-стратегического баланса блоков. Союз подловили на чрезмерной озабоченности равенством сил в момент, когда в военном отношении ему ничто не угрожало внутри геополитического паритета, которым были заворожены все участники мирового порядка. Миф паритета оказался действенным рычагом разрушения СССР в руках кучки неглупых парней (кстати, не многим моложе членов Политбюро).

СССР был горд скопленными ресурсами: но они так и остались вчуже к моменту схватки, ибо приготавливались к другой. И урок, который мы получили, таков: нераскрытые, неиспользованные ресурсы перестают быть ресурсами, даже если физически продолжают существовать. Когда выстроенные на юге противонатовские склады и укрепления (зря потерянная валюта) достанутся генералу Дудаеву, — тот в три года превратит их в ресурс реальной схватки; постсоветские войска РФ разбиты ничтожной щепотью тех вооружений, что свозил и свозил Союз на южные фланги несостоявшегося Армагеддона. Либидо все караулило ядерное 22 июня — а Сатана вместо этого потихоньку мочился нам в сапог. «Фотографии со спутников были для моджахедов просто даром небес». Это вам ничего не напоминает?

Разрушенный Грозный, август 1996 года, в Москве все заняты инаугурацией …. Само разрушение Грозного было неэффективным способом военного давления на Дудаева; зато руины Грозного — в отчаянном плане прижатых к горам чеченцев — стали ресурсом их победы!

Вывод: любое правило игры может быть использовано против вас, поскольку игра — это «оценка слабых пунктов … с точки зрения подбора способов оказания нажима».

ДЕНЬГИ

Рейгана совершенно не интересует, жизнеспособен ли СССР «объективно» — он ставит задачу понизить эту жизнеспособность до нуля. В опубликованных протоколах Политбюро подписчик «Огонька» усматривал верх цинизма — но разговорчики в Белом доме ….

Это брежневский Кремль идеологическую борьбу вел в буржуазных перчатках. Реальные же «буржуи» ставили вопросы по-большевистски, ребром. «Я хочу, чтобы вы сами видели, … насколько легкой мишенью они могут являться …» — Кейси твердит Рейгану. — Господин президент, у нас есть исторический шанс — мы можем нанести им серьезный ущерб».

В день смерти Брежнева директивой NSDD-66 начата тайная экономическая война против СССР. Говорит советник Рейгана по советской экономике Генри Роуэн: «Мы должны держать высокий уровень вооружения, чтобы Москва стремилась догнать нас, и в то же время прекратить поставки средств, необходимых им для выживания, и мы еще в этом десятилетии увидим, как развалится советская система».

Сказано — сделано. Была проанализирована цена, которую СССР платит за свои цели, цена в буквальном смысле — в твердой валюте, основным источником поступления которой для СССР были нефть и газ. Ставятся задачи:

— сокращения советской способности продавать энергоносители по высоким ценам;

— сокращения способности СССР покупать или воровать западные технологии.

Рейгановские ребята прилагают титанические усилия, чтобы перекрыть два источника советской валюты — проектируемый трубопровод (ту самую Трубу, фетиш демократической России) и сбить цену на нефть, убедив Саудовскую Аравию снять ОПЕКовские ограничения на добычу нефти. К 1985 году усилия принесли решающие плоды: Сауды пускают нефть на рынок вне прежних квот, цена упала вдвое, и СССР потерял все свои деньги: что оставалось, истратили на СОИ (еще одна потемкинская деревня Рейгана). «… Он надеялся разорить Советы».

Видит Бог, он это сделал — загляните в бюджет.

ОСВЕДОМЛЕННОСТЬ

Политику США в перестройке Швейцер обозначает так: «После 1985 года Америка хотела уже не просто досадить Советам, а стремилась к победе и перенесению афганской войны на территорию СССР». И тем не менее, это не было «заговором» в расхожем фаталистическом смысле. Потому что все это, оказывается, было известно в Москве. «У них были свои информаторы. Планируя операцию, мы бились об заклад, что Москва в целом догадывалась о том, что мы делаем. Она возмущалась, угрожала, но не дошла до того, чтобы пришлось сменить политику».

То же подтверждает весьма компетентное лицо — генерал Федот Бобков, одна из первых фигур в КГБ.

«Знали ли мы обо всем этом? Безусловно, знали. Практически не было ни одного плана атомного нападения, ни одной инструкции американской разведки и других спецслужб, направленных на свержение советского строя, о которых не были бы осведомлены органы госбезопасности и, разумеется, руководство партии и правительства».

Итак — алиби отвергается; что же остается — невменяемость?

СССР убили — следовательно, его не защитили те, кто по служебному долгу обязан был защищать. Это прямое служебное несоответствие защитников Родины, а не козни американского беса. Сегодня они сочиняют бессодержательные старческие мемуары, перебирая волнительные служебные воспоминания о разоблаченных предателях, как сухие ромашки в альбомах старой девы.

«Помню, выйдешь вечером после заседания, пройдешься в ожидании машины по Ивановской площади, посмотришь на древний Кремль и невольно чувствуешь на душе какую-то тяжесть… Почему? Ответ однозначен: с каждым днем становится яснее, что наступает паралич власти …. Всякие мысли приходили мне тогда в голову и чаще всего — горькие. Успокаивало одно: я ни одного шага не сделал ради карьеры. Значит, так угодно было судьбе, чтобы я оказался здесь» (Ф.Бобков. КГБ и власть. — М., 1995).

Можно ли вообразить шефа ЦРУ Кейси в эдаком есенинском расположении духа? А ведь это признания одного из тех немногих людей, которым государство дало в руки абсолютно все, что имело, для последней схватки.

Поражение СССР состоялось в результате победы в элитах слабодушной мысли о его «исторической неизбежности». Достаточно было исключать мысль о сдаче ИДЕЙ ПОИСКА ВЫХОДА, чтобы исключить и вероятность разгрома. Холодно счесть ресурсы: их оставалось более чем достаточно для отыгрыша. (Их по сей день хватает ста миллионам граждан РФ — иждивенцам покойного Союза, получающим исторический вэлфер — субсидию на вспомоществование от кончившейся истории.)

КГБ знал все, но… «Они не знали, что все это значит», — подытоживает Швейцер.

ИЗДЕРЖКИ

Действия конца холодной войны имели вектор — успех одних и поражение других. Двадцатый век осуществил обе свои главные страсти — сперва получить совершенный строй, затем — любой ценой от него избавиться.

Но, быть может, вскоре главным покажется не итог, а именно эта цена? Раз уж Америка хочет приписать своим усилиям крушение СССР, то за ней и честь спонсора мирового хаоса ….

Людей, которых старототалитарные режимы, вроде советского или кастровского, ставили под контроль для дурацкого идеологического культуртрегерства, обучили весьма толково разрушать любые мыслимые режимы.

Трудно не вспоминать о том, что за инвестиции были сделаны во всплески мирового национализма. «К каждой установке «Стингер» приписана была небольшая команда. Как только сбивали самолет, эта команда должна была разыскать и уничтожить экипаж. Грязная работенка …. Президент получил сувенир в виде трубы от первого запущенного в Афганистане «Стингера», — меланхолически отмечает Швейцер.Война теперь стоила Кремлю 4 миллиарда долларов ежегодно и тысячи молодых жизней». То техно-человеческое месиво, что, раня и увеча себя, кружится по сей день в Евразии — обломки инструментария мистера Кейси, бесхозные биоавтоматы, пожирающие друг друга.

История здесь кончилась, секреты утратили актуальность. Но теогония так и не началась.

ВЫВОД

Естественно, конструкция Швейцера грубо выпрямляет ход событий. Так, каскад смертей в Политбюро едва ли на совести Рейгана — случай нередко играет на стороне более смелого. Тем не менее, из этой истории можно извлечь тьму уроков. Если все это правда, то правда освобождает. И я горячо рекомендую книгу Швейцера:

— толковым молодым людям, ошибочно думающим, что успех возможен только в шоу-бизнесе;

— студентам-философам, конспектирующим Ильина в поисках якобы утаенной большевиками политической мудрости;

— студентам-экономистам, надрывающимся над учебниками по «Экономикс», в поисках утаенной большевиками же правды жизни;

— сотрудникам российских спецслужб, читающим мемуары о том, как их шефы искали, и — о радость — нашли! — американский тайник у обочины МКАД.

Не занимайтесь ерундой, а почитайте-ка Петера Швейцера. У него все правильно — и про взаимодействие политики с экономикой, и про роль массовых коммуникаций, и про шансы страны, где вы намерены сделать карьеру. Там и примеры того, как серьезное отношения людей к своим идеям (и, стыдно сказать, — идеалам!) приносит невероятный успех. Очень своевременная книга!

КАК ОНИ УНИЧТОЖИЛИ СССР // Независимая газета (Москва).- 14.11.1996.- 214

 

Метки: ,

В ООН заявили об уничтожении большинства доказательств о событиях 2 мая в Одессе


Большинство доказательств, касающихся событий, произошедших 2 мая 2014 года в Одессе, уничтожены, заявил специальный докладчик ООН по вопросам внесудебных казней Кристоф Хайнс.

«Доказательства были уничтожены сразу после событий и изучить их было очень сложно. А процесс поиска преступников — очень медленный», — заявил он в ходе брифинга в Украинском кризисном центре, передает ТАСС.

Хайнс отметил, что украинскому правительству необходимо ускорить анализ действий сотрудников правоохранительных органов во время массовых беспорядков в Одессе, произошедших 2 мая 2014 года, а также роль пожарных, которые долго реагировали на сигналы о пожаре в Доме профсоюзов. «Сообщений было очень много, но пожарные приехали слишком поздно», — подчеркнул он.

1 сентября глава МИД России Сергей Лавров высказал мнение, что виновные в массовом сожжении людей 2 мая в Одессе вряд ли будут установлены.

Радикалы оказывают давление на суд, поэтому справедливого решения по делу о поджоге Дома профсоюзов ожидать не стоит, заявил представляющий интересы защиты адвокат Кирилл Шевчук.

По данным МВД Украины, в результате беспорядков погибли 48 человек. При этом в ведомстве сообщили, что на месте пожара в Доме профсоюзов были найдены следы хлороформа, это вещество якобы стало причиной смерти 32 человек. Шесть человек погибли от огнестрельных ранений, еще 10 выпали из окон во время пожара и разбились.

На скамье подсудимых оказалось 20 человек — исключительно представители «антимайдана», 10 из которых содержатся в СИЗО. В Малиновском районном суде Одессы во вторник продолжится рассмотрение по существу этого уголовного дела.

24 марта эксперты «Группы 2 мая» обнародовали результаты своего расследования причин возникновения пожара, динамики распространения огня и дыма и причин смерти людей внутри Дома профсоюзов в Одессе.

2 мая 2014 года в Одессе в ходе противостояния с футбольными фанатами и радикалами из «Правого сектора» сторонники федерализации были вынуждены укрыться в Доме профсоюзов. После этого украинские националисты подожгли здание, а тех, кто пытался спастись от огня, обстреливали и добивали палками и камнями. По данным МВД Украины, в результате беспорядков погибли 48 человек, по неофициальным — до полутора сотен.

Источник: rusnext.ru

 

Метки: , , , , ,

Александр Зеличенко: Уничтожать продукты!? Нет, для этого нужно было зажраться до потери чувства


Эпиграф первый: «Ты запомни, сынок, золотые слова – хлеб – всему голова, хлеб — всему голова».

Эпиграф второй: «Руководитель Минсельхоза Александр Ткачев попросил президента России Владимира Путина разрешить уничтожать на границе продукцию, которая попала под эмбарго. Об этом сообщает РИА Новости. Глава государства согласился с идеей и поручил администрации Кремля и правительству проработать данный вопрос с юристами. Премьер-министр Дмитрий Медведев тоже поддержал предложение Ткачева».

Что это значит?

У ленинградцев после блокады это было выражено совсем ярко: нельзя выбрасывать хлеб. Грех. Заплесневел – отдай голубям. Но не выбрасывай. По этому признаку, по отношению к хлебу ленинградцев были легко узнать.

Но не только в Ленинграде. То же самое было и в Москве. Так воспитывали в школах. И – в семьях, знакомых с голодом. А кто же был с ним не знаком, когда и начало шестидесятых еще было не таким уж и сытым. Что уж говорить про войну?

Мои родители про голод знали не понаслышке: отец – и про голод гражданской войны, и про голод в Сталинграде, была такая страница в истории войны; мама – про голодомор, и опять-таки – и про военный, и про послевоенный голод. С этим я и рос. В школе было тоже самое: хлеб выбрасывать нельзя. Мы тогда, в школе собирали и помощь голодающим народам… Голод – самое страшное бедствие… Хлеб – всему голова… В России с ее постоянными неурожаями и все время возвращающемся голодом это всасывали с молоком матери. Если и были какие-то общие скрепы – то, вот она, самая скрепляющая: святость хлеба.

Были ли те, для кого бросаться хлебом не было святотатством? Были, конечно. Но это были уже совсем отбросы, совсем пустые люди, ничего за душой… Тут ведь что самое страшное? Неуважение к умершим от голода. К их страданию. Такого человека не то, что в приличном обществе не встретишь, такой и в подворотне встречался редко. Тут не социальное положение определяло, а суть души. Совсем тупой должна быть душа, совсем бесчувственной… Нравственным и эмоцинальным идиотом («идиотом»не в ругательном смысле говорю, а в медицинском) нужно было быть, чтобы посягнуть на хлеб. С заплывшими жиром мозгами. Редко такого человека можно было встретить. Очень редко.

Ну, хорошо – хочешь ты, чтобы не везли к тебе в дом еду. У тебя все сыты – просто не могут смотреть на еду. Объелись. Все. Ну, хорошо – ну, отними ты еду, конфискуй. А потом отдай тому, кто без еды умирает. А сегодня таких умирающих совсем не мало – мир большой.

Но уничтожать!? Нет, для этого нужно было зажраться до потери чувства в буквальном, в самом буквальном смысле слова.
Это же не высокие какие-то материи. Это же элементарно. Этому в первом классе учили. Да, какой там в первом – в детском саду. С пеленок. Где они росли? Кто их воспитывал?

Сегодня они президент, премьер, министр… Но дело даже не столько в них, хотя и нужно было нам немало постараться, чтобы такую пену вынесло наверх. Но остальные? Но мы с вами? Ведь не только протестов – никакого движения народной души не обнаружилось на весь этот преступный разговор. Преступный не в смыслу УК – в смысле совести.

Что так? Зажрались? Все зажрались? Да, вроде бы, и нет. Не так чтобы и сильно зажрались. Во всяком случае – не все.

Нет, не зажрались. Заржавели. Душой заржавели. Ничего в душе святого не осталось. Про духовность свою невероятную от духовенства своего невероятного слушаем. А сами тем временем погрузились в самую беспросветную бездуховность.

В такую, что по сравнению с нами сегодня и Америка, и Европа – светочи духовности.

Александр Зеличенко

 

Метки: , ,

КАК ПУТИН И МЕДВЕДЕВ УНИЧТОЖИЛИ ЯДЕРНЫЙ ЩИТ РОССИИ


Интересное интервью известного ракетчика, доктора технических наук Юрия Савельева «Савраске», посвященное недавнему договору Медведева-Обамы о разоружении. Довольно страшный текст, в котором развенчиваются «демократические» мифы о нашей военной мощи.

К огромному сожалению, при власти либералов она сокращается как шагреневая кожа. Когда это произойдет окончательно, с Западом Россия уже не сможет разговаривать на прежних тонах. Сейчас мы на прямой дороге к гибели.

— Юрий Петрович, скажите сразу просто и ясно — вы сторонник разоружения?

— А на сложные вопросы нет и не может быть простых ответов. Чтобы оценить Договор ОСВ-2, требуется вспомнить, чем располагали стороны на момент распада Советского Союза. Возьмем 1987 год. На тот момент Советский Союз располагал 30 тысячами ядерных зарядов, у Соединенных Штатов их было 25 тысяч. При этом каждую неделю и США, и СССР производили по 16 ядерных зарядов, и процесс «ядеризации» грозил стать необратимым.

Поэтому ни у кого из специалистов не вызывало сомнения, что разоружение необходимо. Вопрос только в одном — какое? На паритетных началах или со все нарастающим преимуществом одной из сторон? Вот под этим углом зрения и надо рассмотреть весь процесс разоружения, а также последний Договор ОСВ-2.

Так вот, к началу 90-х годов у Советского Союза была такая конфигурация ядерного арсенала. На долю стратегических ядерных сил (СЯС) приходился 10 271 заряд (это так называемая «ядерная триада»: баллистические ракеты сухопутного и морского базирования, а также тяжелые бомбардировщики с ядерным оружием на борту). Соединенные Штаты в своих стратегических ядерных силах имели 10 563 ядерных заряда. Здесь у нас с американцами был практически полный паритет по числу зарядов.

Однако конфигурация «ядерной триады» у нас и американцев сильно отличались друг от друга. В Советском Союзе основной упор был сделан на тяжелые баллистические ракеты — их у нас было 1398, и они несли 6612 ядерных зарядов. А Соединенные Штаты имели 1000 носителей, оснащенных 2450 ядерными зарядами. Здесь у нас был явный перевес.

Зато по двум остальным частям «ядерной триады» преобладали американцы. Наши атомные подводные ракетоносцы несли 940 ракет-носителей, снабженных 2804 ядерными зарядами. А у американцев их подводный флот имел 5760 ядерных зарядов. Подводный флот — основа ядерной мощи США.

И наконец что касается тяжелых бомбардировщиков — тут мы отставали от американцев в 3 раза. Наши несли 162 крылатые ракеты с 855 ядерными зарядами. А американские бомбардировщики имели на своем борту 574 ракеты и 2353 ядерных заряда.

Но в целом за счет нашего преимущества по тяжелым баллистическим ракетам мы сохраняли ядерное равновесие.

Вот от этого уровня наши страны начали сокращать свои ядерные потенциалы. Но странной была логика этих сокращений. От нас требовали уничтожения тяжелых баллистических ракет, по которым мы превосходили американцев, и одновременно нам предлагали «достраивать» недостающие у нас подводные лодки и тяжелые бомбардировщики, чтобы сравняться с американцами по общему количеству ядерных боезарядов, предусмотренных очередным Договором.

И все это происходило на фоне форменного погрома, учиненного в нашем военно-промышленном комплексе, — приватизации, реорганизации и прочих прелестей рыночной экономики. И чем больше слабела наша страна, тем все более невыгодные и неравноправные Договоры нам навязывали.

— Ну, а куда же делись наши тяжелые ракеты — краса и гордость Советской Армии?

— Ракеты, как и люди, имеют свойство стареть. Коротко говоря, все, что у нас было — почти все сплыло. А что еще не сплыло из советского ядерного потенциала, то полностью уйдет с вооружения к 2015 году.

Дело в том, что заводской срок службы межконтинентальных баллистических ракет, поставленных на боевое дежурство, составляет 10-12 лет. В принципе, производя необходимые ремонты, этот срок можно продлить, но никак не больше, чем в 2 раза. Мы так и поступали с нашими знаменитыми РС-20 («Сатана»), пока у нас был Договор с КБ «Южное» в Днепропетровске.

Но увеличить срок службы свыше 20-25 лет ни один кудесник не в силах. В 2005 году мы, группа депутатов Госдумы, запрашивали министра обороны: почему у нас собираются уничтожить боевой железнодорожный ракетный комплекс (БЖРК), который вместе с «Сатаной» был еще одним ночным кошмаром для натовских генералов?

Примечание: Последний комплекс RS-22 «Скальпель» был уничтожен в 2001г.

Так вот, С.Иванов, бывший тогда министром, нам ответил: «…невозможность сохранения свойств твердого топлива ракет и характеристик композиционных материалов ракетных двигателей». А также он писал, что второй причиной является «ограниченный ресурс отдельных систем и узлов ракет и агрегатов комплекса в целом».

Таким образом, «час икс» для обороны нашей страны наступит в 2015 году, когда самым молодым ракетам советского поколения стукнет 25 лет и они по всем законам техники пойдут на слом. Ни одной советской ракеты в 2015 году не останется.

— Ну, пусть советские ракеты-ветераны уходят на заслуженный отдых. Но ведь им на смену приходит новое поколение — «Тополя» да «Булава» — так сказать, «племя младое, незнакомое».

— Вот именно — «племя». Повторяя это слово, я имею в виду не качество, а прежде всего их численность. Потому что если у нас их горстка, то и судьба у них будет та же, что и индейские племена в Северной Америке — загонят в резервации.

Согласно только что подписанному Договору ОСВ-2, у каждой из сторон должно остаться на вооружении по 800 пусковых установок, 700 носителей и 1550 ядерных зарядов. Давайте зададимся простым вопросом: а сможет ли Россия к 2015 году иметь эти самые 700 носителей? С 1999 по 2007 год у нас было построено 53 ракеты класса РТ-2ПМ2 («Тополь-М») с одним ядерным зарядом. Таким образом, за истекшие 9 лет наш ядерный арсенал пополнился всего-навсего 53 носителями и 53 ядерными боезарядами.

В 2007 году была принята Государственная программа вооружения Российской Федерации на 2007-2015 год. И согласно этой программе мы получаем к 2015 году ровным счетом 172 баллистические ракеты «Тополь-М», каждая из которых будет нести по 1 заряду. Для этого наша промышленность должна выпускать в год 7-8 «Тополей», что она и делает с большой натугой. Итак, по сухопутным ракетам — в итоге 172 «Тополя» и максимум всего 172 ядерных заряда. Как видите, пороговые цифры, установленные Договором СНВ-2 (700 носителей и 1550 ядерных зарядов), остаются для нас как мираж в пустыне — видеть видим, а догнать никак не получается.

Что же в наш баланс добавляет подводный флот? А очень немного, если не сказать — почти ничего. У Советского Союза, как я уже говорил, на подводных лодках имелось 940 ракет и 2350 ядерных зарядов. Но Государственная программа вооружения предусматривает, что до 2015 года у нас в строю должно быть всего-навсего 4 атомных ракетоносца проекта 955 — это в лучшем случае всего 60 ракет.

Пока же из них, правда, построен только один «Юрий Долгорукий». Он может нести на борту 12 ракет типа «Булава». Одна только беда — испытания «Булавы» как на грех заканчиваются неудачей. А от подлодки без ракет проку мало.

У нас с морскими ракетами сложилась ситуация вообще просто абсурдная. Недавно успешно прошли испытания модернизированной баллистической ракеты Р-29РМУ («Синева») с 10 ядерными зарядами в головной части. Эту ракету буквально на одном голом энтузиазме, без всякого государственного финансирования и помощи со стороны государства создали ученые-конструкторы КБ «МИАС», за что им глубокий поклон.Но вот ведь в чем загвоздка. Пока ученые создавали эту отличную ракету, политики приняли решение пустить на слом атомные подлодки «Дельта-4», проект 677, для которых эта ракета собственно и предназначалась.

Поэтому сейчас ситуация у нас, как в дурдоме перед утренним обходом: строим подлодки типа «Юрий Долгорукий», для которых пока еще нет ракет, и имеем ракету морского базирования «Синева», для которой уже нет подлодки.

Но будем все же уповать на бога (а что нам еще остается?) и допустим, что «Булава» все-таки полетит. Тогда (будем также надеяться), в строй вступит еще 3 подлодки проекта 955 (которых пока еще нет и в помине), каждая с 16 ракетами на борту. Всего же, таким образом, у нас будет 60 ракет на четырех атомных подводных лодках.

Таким образом, всего на вооружении и сухопутных и морских ракетно-ядерных сил к 2015 году у нас на вооружении будет ровным счетом 232 ракеты, которые смогут доставить по назначению 232 ядерных боезаряда.

Что касается воздушной компоненты «ядерной триады», то по Договору ОСВ-2 нам требуется срочно построить и ввести в строй 50 тяжелых стратегических бомбардировщиков, чтобы не отстать от американцев. Мне даже не хочется дискутировать на тему «удастся ли их построить к 2015 году» — специалистам ясно, что это нереально: военное самолетостроение разрушено и не от хорошей жизни у нас сейчас летают на парадах 40-летние ветераны советской постройки. Да и никакой роли в ядерном балансе наши бомбардировщики не сыграли бы — у нас нет авиабаз, приближенных к территории США.

Значит, остается 232 носителя, каждый из них с 1 ядерным боезарядом. Вот и все, чем мы будем обладать к 2015 году. Это официальные цифры Государственной программы вооружения.

А по Договору ОСВ-2 нам надо иметь 700 носителей и 1550 ядерных боезарядов, что бы не отстать от американцев. Таким образом, Государственную программу вооружения надо увеличивать многократно(!) в десятки раз. Это означает, что для России заключенный Договор ОСВ-2 — это отнюдь не «ограничение» стратегических вооружений, а как раз наоборот — программа «довооружения» и наращивания наших стратегических сил, что является непосильным бременем для нашего вконец измордованного реформами ВПК.

По существу американцы этим Договором втягивают нашу страну в новую гонку вооружения, с той лишь разницей, что если в 80-е годы мы бежали по дорожке рядом, попеременно дыша друг другу в затылок, то теперь отмерять все новые круги в гонке вооружения будет одна только Россия. А американцы удобно устроившись на трибунах, будут хихикать, поглядывая на изнемогающего от усталости русского бегуна.

— Так, вы полагаете, что главная цель американцев при заключении этого Договора — это просто измотать нас в новой гонке «довооружения»?

— На мой взгляд, главной целью американской внешней политики всегда было достижение такого положения, когда они могут делать, что хотят и при этом наглухо закрыты от ответного удара. То есть «прикрыть себе зад и развязать руки».

В своих неоднократных выступлениях в газете «Советская Россия» я уже приводил расчеты, согласно которым развернутая американцами система национальной противоракетной обороны (НПРО) как раз и способна перехватить примерно такое количество вражеских ракет: 80% будут сбиты из космоса на взлете, а 19% будут поражены в заатмосферных высотах. И значит, только 2-3 боеголовки смогут достичь территории Соединенных Штатов, а там их встретят все наличные силы ракет-перехватчиков и почти наверняка собьют.

И по какой-то необъяснимой закономерности Государственная программа вооружения подводит нас именно к этой цифре — к 2015 году мы будем иметь что-то порядка 200 ракет. Таким образом сбывается голубая мечта американской военной политики.

Правда, апологеты Договора ОСВ-2 твердят, что там в тексте, дескать, есть оговорка, согласно которой мы выйдем из Договора, если американцы будут разворачивать свою систему НПРО. На самом деле эта оговорка не более чем фикция. На это нам американцы откровенно скажут: «Ну и что? Напугали ежа голым профилем! Выходите из Договора и катитесь, куда хотите!»

Да и что такое — «выйдем»? Это означает, что наш ВПК должен в десятки раз наращивать выпуск баллистических ракет. Но ждать такого чуда от нашего замордованного реформами до полусмерти ВПК — все равно что олимпийского рекорда от больного спортсмена.

— Самое поразительное, что в нашей стране еще очень многие люди равнодушно относятся к состоянию наших ядерных арсеналов. Потому что совершенно убеждены, что «атомной войны уже не будет» ни при каких условиях и что «американцы как цивилизованные люди никогда не начнут первыми».

— А это еще одно наследие советских времен, когда между нашими странами существовал ядерный паритет, и первый удар с любой стороны означал прежде всего ядерное самоубийство и для самого агрессора. Баланс страха и гарантированная гибель для всех и удерживали тогда обе стороны от последнего шага. Но сейчас-то ситуация совершенно иная! Новые ракеты у нас становятся штучным товаром, оружейный плутоний не вырабатывается, «Булаву» так и не удается довести до ума. И очень скоро янки смогут бомбить наши города так же безнаказанно, как в Югославии или Ираке.

Что же касается благовоспитанных американских джентльменов, то истинное представление о них дают не объятия с «другом Джорджем» или теперь вот с «другом Бараком», а высказывания самих американских официальных лиц. Их уместно вспомнить накануне празднования 65-летия Победы, а то сейчас в российских верхах снова стало модным умиляться на тему, как мы «тогда вместе боролись против одного противника».

Так вот, в апреле 1945 года еще гибнут наши солдаты на улицах Берлина, а Гарри Трумэн говорит: «Русские скоро будут поставлены на место, а США тогда возьмут на себя задачу управления миром так, как им нужно управлять». Он же еще говорил в том же 1945 году: «Мы молим Бога указать нам, как использовать наши атомные бомбы в России по Его воле и для достижения Его целей». Самомнение и ограниченность американских политиков здесь предстают особенно наглядно. Им сам Господь представляется кем-то вроде пилота атомного бомбардировщика.

Дальше тот же автор и в том же году: «США должны быть готовы вести против СССР атомную и бактериологическую войну».

А вот что говорил Д.Эйзенхауэр в 1953 году: «В случае возникновения боевых действий США будут подходить к использованию ядерного оружия точно так же, как к использованию обычных боеприпасов». Генерал Пауэр, 1959 год: «Мы никогда не должны оказаться в таком положении, когда не сможем первыми начать войну. И мы должны обладать возможностью нанести удар первыми».

Министр обороны США Макнамара, 1965 год: «Для СССР было бы неприемлемым уничтожение от 1/5 до 1/4 части населения и половины промышленного потенциала. Для этого нам потребуется взорвать ядерные заряды общей мощностью 400 мегатонн».

Надо сказать, что, по существу, непоправимый ущерб, сравнимый с ядерным ударом, нашей стране уже нанесен. В результате уничтожения СССР мы потеряли не четверть, а половину населения страны и 3/4 промышленного потенциала. Так что Макнамара собирался еще более гуманно обойтись с нашей страной, чем Горбачёв, Ельцин и их наследники. По существу, по нашей стране уже нанесен ядерный удар, только другими, политическими, технологиями.

А вот, на мой взгляд, очень здравую концепцию внешней политики для нашей страны сформулировал советский министр обороны маршал Малиновский в 1963 году: «Лучшим способом обороны является предупреждение противника о нашей силе и готовность его разгромить при первой же попытке агрессии с его стороны». Это, как никогда раньше, актуально и по сей день.

В современном мире, как, впрочем, и сто, и тысячу лет назад, действует один принцип: только сила является надежным гарантом мира и стабильности. Сила, а не юбилейные сопли про «укрепление климата доверия».

— А вот еще 15 апреля было объявлено, что в России по указу президента закрывается в Железногорске последний завод по производству оружейного плутония. Значит, ядерная начинка для наших ракет уже не производится? Чем же мы будем снаряжать боеголовки?

— Наверно, праздничным фейерверком… Еще несколько лет назад, выступая в Думе, академик Алфёров высказался в том смысле, что мы сейчас уже не можем создать атомную бомбу. И я с ним полностью согласен. Потому что дело не только в ядерной взрывчатке — плутонии, но и утеряна сама технология создания ядерного заряда. А там ведь сложнейшие вещи, связанные с его оболочкой, электронные системы подрыва. А у нас в стране сегодня вообще отсутствует производство композиционных материалов. И это не только мое мнение, об этом писал в своем письме в Госдуму С.Иванов, когда он еще занимал пост министра обороны.

Я помню, сколько у нас обивал пороги в Госдуме главный конструктор «Тополей» Ю.Соломонов. Он доказывал, что на приватизированных предприятиях оборонного комплекса в первую очередь оказались уничтожены те производства, которые занимались созданием композиционных материалов. Новым владельцам это просто невыгодно. Объемы маленькие (200-300 кг), прибыль небольшая, да и неохота связываться с гостайной.

Но ведь без таких композиционных материалов невозможно создать те же ракетные двигатели. Например, в самой узкой части сопла возникает огромное температурное напряжение, и чтобы это сопло не разрушилось, там требуется использование композиционных материалов.

И вот представьте дикую картину — главный конструктор бегает по всем инстанциям и доказывает, что без этих материалов «Тополь» просто не создать. А ему в ответ чиновники разводят пухлыми руками — ничем не можем помочь, рынок все решает.

Я категорично утверждаю, что для создания необходимого ракетно-ядерного щита нужен отказ от рыночного регулирования в ВПК и кардинальная реформа нашей оборонки, потому что практически все придется начинать с нуля. У нас утеряны кадры — значит надо восстанавливать систему подготовки кадров. Буквально по крупицам восстанавливать уникальное производство. Должна произойти полная переориентация всей нашей финансовой политики, с упором на создание ракетно-ядерного щита по принципу «Все для оборонки — все для Победы!»

— Юрий Петрович, знаете, как называется ваша программа? «Сталин… и теперь живее всех живых, наше знание, сила и оружие». Потому что все то, о чем вы говорите, есть не что иное, как мобилизация экономики на создание ракетно-ядерного щита, как в 50-е годы это делали Королёв и Курчатов.

— Вы забыли только упомянуть еще три грандиозные фигуры — Иосиф Сталин, глава атомного проекта Лаврентий Берия и министр вооружения Дмитрий Устинов. Потому что колоссальную роль в истории играют не только ученые, но и организаторы науки и производства. Талантливые ученые есть и сейчас, да что толку? Их усилия разбиваются о свинцовую тупость чиновников и равнодушие бюрократического аппарата.Организатор оборонки — вот самая востребованная сегодня фигура, именно такого политика требует наше время!

Я убежден, что пройдет время, и потомки поставят памятники этим трем людям — выдающимся организаторам нашего ВПК, создателям ракетно-ядерного щита. А этот щит — сохранение жизни миллионов советских людей, потому что поражение в холодной войне означало превращение нашей страны в ядерную пустыню. А в том, что это было бы именно так, нет никаких сомнений — перечитайте высказывания американских политиков.

Эти люди в условиях послевоенной разрухи с нуля, за несколько лет, создали ракетную и атомную промышленность, и при нынешних властях с грехом пополам клепают в год по несколько «Тополей» и закрывают последний плутониевый завод.

Последний факт просто не укладывается в голове. Если у вас сейчас переизбыток ядерной взрывчатки, то ведь плутоний необходим как горючее и для атомных электростанций. А ведь сейчас наша страна имеет заказы на сумму примерно 80-100 млрд долларов, на строительство атомных электростанций по всему миру.

Скажу только одно: закрытие этого завода означает, что мы навсегда лишаемся возможности создать ядерный заряд. А использовать для новых ракет уже накопленные заряды мне представляется делом весьма проблематичным. Потому что техника не стоит на месте, американцы разрабатывают новые средства перехвата и нейтрализации ядерного заряда на траектории полета. Значит, уже готовый заряд надо распаковывать, вводить какие-то новые системы защиты — эта затея совершенно нелепая. Это все равно что для современных орудий использовать запасы дымного пороха, оставшегося от войны с Наполеоном.

К тому же я думаю, что сейчас в России и не осталось накопленного в хранилищах запаса ядерных зарядов. Еще когда я был депутатом Госдумы, мы вместе с бывшим министром обороны Игорем Родионовым и еще большой группой депутатов пытались получить доступ в хранилище ХДМ под Челябинском, где хранятся демонтированные с наших ракет ядерные заряды. Но такого разрешения мы не получили. Нас туда не только не пустили, но еще и объяснили, что по соглашению с американской стороной контейнеры, которые в это хранилище доставляются и вывозятся оттуда, вообще не подлежат никакому досмотру. А доступ в это хранилище возможен только с согласия американской стороны. Таким образом Россия потеряла национальный суверенитет над самым главным — над хранилищем своих ядерных боезапасов. Более дикую ситуацию даже трудно вообразить. Вы можете представить такую картину во времена, когда во главе страны стоял Сталин, а во главе атомного проекта — Берия?

А ведь после закрытия плутониевого завода в Железногорске для нашей страны открывается путь к полному ядерному разоружению, правда, только в одностороннем порядке. А если вспомнить, что еще во времена Ельцина, в рамках так называемой комиссии «Гор -Черномырдин», наша страна отправила в США 500 тонн оружейного урана, так что я не удивлюсь, если выяснится, что никакого запаса оружейного плутония у нас давно нет. И в этом контролируемом американцами хранилище под Челябинском стоят пустые контейнеры.

Но я бы не хотел заканчивать разговор на такой трагической ноте. «Точка невозврата» по дороге в небытие нашей страной, я надеюсь, еще не пройдена. Есть у нас и талантливые ученые, и конструкторы, но катастрофически не хватает руководителей с железной волей, которые служили бы не «желтому дьяволу», а одному Богу — национальной независимости страны.

И вот я думаю, а если бы прежний глава атомного проекта взглянул на все происходящее сегодня? Скорее всего, Лаврентий Павлович тогда бы сказал:

«Отдайте все силы, отдайте жизнь, но не отдавайте Родину!Попытайтесь, еще раз, товарищи, попытка — не пытка!»

Источник: https://www.opentown.org/news/77853/

 

Метки: , , , , , ,