RSS

Архив метки: феодалы

Назарбаевский Трудовой Кодекс принят Сенатом!


В четверг 5 ноября в Сенате Парламента Казахстана был принят во втором чтении правительственный проект Трудового Кодекса, который полностью лишает всех прав трудящихся страны и наделяет огромными возможностями работодателей в деле увольнения, установления ненормированного рабочего времени, проведения локаутов, сокращения заработной платы и устраняет какой либо контроль и влияние профсоюзов.

Этот проект был пролоббирован администрацией президента и был подготовлен правительством по просьбе отечественных и иностранных горнодобывающих компаний. И это несмотря на то, что все профсоюзные объединения выступили с критикой данного проекта, а нефтяники Мангистауской области собрали свыше 33 тысяч подписей под требованием отзыва нового драконовского Трудового Кодекса.

Естественно, что никакой реакции на заявление нефтяников кроме репрессий в отношении их лидеров не последовало. Более того, Мажилис и Сенат Парламента отказали делегации профсоюзов нефтяников предоставить окончательный одобренный проект Трудового Кодекса! Его попросту засекретили, чтобы предотвратить волну возмущений в трудовых коллективах добывающих отраслей, где уже ускоряющимися темпами начались сокращения, урезания выплат и льгот, а также рассматривается вопросы уменьшения заработной платы.

Никто не имел иллюзий относительно того, что Парламент, где нет ни одного представителя рабочих, быстро примет этот драконовский Трудовой Кодекс, превращающий всех нас в бессловесных рабов, фактически запрещающий организацию забастовок и иных акций протеста. Единственным мировым профцентром, выступившим против принятия нового Трудового Кодекса и призвавшего отозвать его для обсуждения с трудящимися Казахстана, стала Всемирная Федерация Профсоюзов.

20 октября Всемирная Федерация Профсоюзов (ВФП) направила в адрес президента Назарбаева заявление, в котором выразила свое негодование проведением в стране антирабочей политики, закрытием и вмешательством в профсоюзные дела государства, преследованием профсоюзных активистов, криминализацией профсоюзной деятельности и принятием законов фактически запрещающих проведение митингов, забастовок, создание своих объединений.

Всемирная Федерация Профсоюзов намерена озвучить в Международной Организации Труда позицию казахстанского рабочего профсоюза «Жанарту» в отношении нарушения прав трудящихся, свободы профсоюзной деятельности, и принятия Трудового Кодекса и закона «О профсоюзах», противоречащих конвенциям и пактам, подписанных правительством Казахстана. Планируются и еще ряд мероприятий в рамках международной кампании протеста против антирабочей политики властей Казахстана.

На этом фоне напротив Международная Конфедерация Профсоюзов (МКП) не только приняла в свои ряды государственную Федерацию Профсоюзов Казахстана, поддержавшую расстрел нефтяников Жанаоена, но фактически солидаризировалась с властями страны. Это еще раз показывает насколько поляризовано международное профсоюзное движение на классово-ориентированные организации с одной стороны в лице ВФП и либеральные, социал-демократические, реакционные, служащие интересам империализма и капитала с другой под вывеской МКП.

Борьба против антирабочей политики Назарбаева и его правительства будет продолжаться и тут должны сказать свое слово сами трудовые коллективы и массы, доведенные до отчаяния дороговизной, обесцениванием заработной платы, сокращениями и увеличением норм эксплуатации. Никаких рецептов противостояния ненасытному капиталу кроме скоординированных организованных забастовок, с радикальными и едиными требованиями, кроме создания снизу своих классовых демократических организаций и проведения собственной рабочей политики, просто не существует!

Информационная служба казахстанского рабочего профсоюза «Жанарту»

Реклама
 

Метки: , , , , , ,

Казахстан. Лидеры профсоюзов говорят о «давлении»


Председатель независимого профсоюза «Актау» Кенжегали Суйеуов отмечает, что некоторые члены профсоюза выходят из организации.

— 22 человека с предприятий месторождения Каражанбас, где получила свое начало забастовка нефтяников в 2011 году, покинули наш профсоюз. Также из профсоюза вышли сотрудники товарищества с ограниченной ответственностью «Юго-Восточная сервисная группа». Ранее наши ряды покинули 10 человек, члены профсоюза, созданного при компании CNLC, обслуживающей китайские нефтедобывающие предприятия в Мангистауской области, — говорит Кенжегали Суйеуов.

«ГОНЕНИЯ»

По словам Кенжегали Суйеуова, коллеги, покидающие профсоюз, о каком-либо оказываемом на них давлении не упоминают.

— Есть давно сформировавшиеся рычаги, при помощи которых членов профсоюза вынуждают покинуть ряды независимых профсоюзных организаций. Возможно, им предложили работу более высокой квалификации или оплатили учебу детей, — предполагает председатель независимого профсоюза «Актау».

Кенжегали Суйеуов жалуется, что несмотря на то, что профсоюз действует в правовом поле, предприятия не переводят членские взносы.

О «гонениях» на представителей профсоюзных организаций в Мангистауской области говорит не только Кенжегали Суйеуов. По словам Мухтара Умбетова, сопредседателя независимого профсоюза «Жанарту» в Мангистауской области, на активистов профсоюза оказывается давление.

— У нас нет доступа на предприятия, где трудятся члены нашего профсоюза, мы не можем собрать членские взносы, вмешиваться в трудовые споры и проводить агитационную работу, — говорит Мухтар Умбетов.

ЕСТЬ ГОНЕНИЯ ИЛИ НЕТ?

По мнению руководителя общественного объединения «Демос» в Атырау Тогжан Кизатовой, работодатели и власти опасаются авторитетных профсоюзных организаций, в рядах которых состоит большое количество рабочих. Она говорит о нелогичности обвинений в адрес руководителей профсоюза в связи с финансовыми нарушениями.

— Профсоюзные взносы — это внутреннее дело общественного объединения. О каком разбазаривании может идти речь, если состоялось отчетное собрание и ревизионная комиссия это утвердила? Поэтому все дела о нецелевом использовании профсоюзных денег — это целенаправленное преследование, политический заказ, — считает Тогжан Кизатова.

По словам правозащитника, в борьбе с неугодными руководителями профсоюзных организаций работодатели и власти используют такие устоявшиеся методы, как возбуждение уголовного дела, угрозы.

— Эти методы используют не только в Мангистауской или Атырауской области, они общие для всего Казахстана, — говорит Тогжан Кизатова.

Однако по мнению Сиязбека Мукашева, возглавлявшего Федерацию профсоюзов на протяжении 22 лет, в Казахстане гонений на сотрудников профсоюзов вообще нет.

— Между работодателем и лицом, защищающим права трудящихся, бывают противоречия. Однако не нужно связывать это с политическими гонениями, — убежден Сиязбек Мукашев.

ИНЦИДЕНТЫ С РУКОВОДИТЕЛЯМИ ПРОФСОЮЗОВ

В последние годы руководители профсоюзных организаций в Казахстане оказывались в центре ряда громких дел. Против некоторых из них были возбуждены уголовные дела, на других совершены покушения.

Бывший руководитель независимого профсоюза «Актау» Мухтар Умбетов в 2008 году подвергся избиению неизвестными лицами. Умбетов говорил, что он неугоден властям, и связывал нападение с деятельностью по защите прав рабочих. Дело по избиению Умбетова так и осталось нераскрытым.

В 2009 году неизвестные стреляли в Ыкыласа Шангереева, бывшего руководителя профсоюза предприятия «Жондеу», относящегося к компании «Разведка Добыча «Казмунайгаз». Сам Шангереев связал покушение с написанным им заявлением с просьбой провести проверки возможных нарушений на предприятии.

В 2011 году в Жанаозене от рук неизвестных погиб бурильщик предприятия «Мунайфилдсервис» Жаксылык Турабаев. Он называл профсоюз предприятия «удобной для работодателей организацией» и предлагал изменить ситуацию, чтобы профсоюз выполнял требования рабочих. Жанаозенские нефтяники считали это убийство политически мотивированным.

Защищавшего права рабочих руководителя профсоюза предприятия «Мунайфилдсервис» Ахмета Суйирханова в 2013 году обвинили в «разбазаривании средств». Позже дело было приостановлено, Суйирханов покинул пост председателя профсоюза по собственному желанию.

В 2014 году был уволен Максат Туманбай, сотрудник филиала товарищества с ограниченной ответственностью в Актау, создавший первичную независимую профсоюзную организацию на предприятии. Он заявил, что «привлек к себе внимание после проведенного им собрания о создании профсоюзной организации».

Недавно Амин Елеусинов, один из лидеров профсоюза в этом регионе, также заявил о выдвинутых против него обвинениях в хищении средств. Заместитель прокурора Мангистауской области Амангельды Досекенов в ответе на запрос Азаттыка написал, что «дело по факту хищения» профсоюзных средств, заведенное на основании заявления группы лиц общественного объединения, направлено в департамент внутренних дел Мангистауской области для проведения досудебного расследования.

Сания ТОЙКЕН

rus.azattyq.org 6.10.15

 

Метки: , , , , , , , , , , ,

«Герои» нашего времени, неофеодальный Казахстан


В Жезказгане произошло одно очень важное событие, которому жители региона не придали особого значения. Генеральным директором горно-обогатительного комплекса «Группы Казахмыс» стал Бахтияр Крыкпышев (на фото). За всю историю комбината такой важный пост занял местный управленец, уроженец поселка Карсакпай – маленького поселения, откуда началась история медного края.

Талгат Аханов, ранее занимавший должность генерального директора «Казахмыса», не в счет, потому что у него таких полномочий не было, как ныне у г-на Крыкпышева. Этому подтверждение – назначение своего шурина, младшего брата своей жены Бурибаева Жанболата, генеральным директором ПО «ЖезказганЦветМет», стратегически важного филиала «Казахмыса». Такие неограниченные полномочия были только у предшественника Крыкпышева, у заморского «чудо-менеджера» г-на Дяченко. Многие не могли понять, почему всем производством «Казахмыс» поставили заведовать управленца, который до этого занимал руководящие посты в мировых гигантах, как RioTinto и De Beers. Многие искренне недоумевали, кто всю жизнь «выращивал бананы», сейчас стал главным агрономом по «выращиванию карагача».

Но время показало, что это был управленец, задача которого была — развалить комбинат, своего рода «кризис-менеджер». За все время своего руководства он не открыл ни одного нового месторождения. Это он уволил директора шахтостроительного треста Кайрата Керимкулова за разрабатывание подземного рудника «Сары-Оба» Жыландинского месторождения. Тогдашний генеральный директор ПО «ЖезказганЦветМет» г-н Аханов, уроженец города Сатпаев, понимая, что заканчиваются рудные запасы Жезказганского месторождения, через своего преданного человека Кайрата Керимкулова на сэкономленные средства начал делать разведывательные работы Жыландинского месторождения.

Но уволив Керимкулова, г-н Дяченко показал, что это тема закрыта. Значение Жыландинского месторождения, расположенного к северо-востоку от города Сатпаев , в районе поселков Северный, Сары-Кенгир, можно судить по рассказам геологов-старожилов, которые утверждают, что первооткрыватель Жезказганского медного края Каныш Имантаевич Сатпаев был перед непростым выбором: начать разработку Жыландинского или же Анненского-Никольского направления, где сейчас находятся все производственные объекты «Корпорации Казахмыс».

Еще г-н Дяченко — «чистильщик Жезказгана», как его называют за глаза, запомнился еще по одному эпизоду. В мае прошлого года во время забастовки шахтеров он первым спустился к бастующим горнякам и заявил им, что они все уволены и натравил на них прокуроров, тем самым еще больше обозлил протестующих. За Дяченко потом пришлось отдуваться г-ну Огаю, который громогласно заявил, что репрессии к бастующим применяться не будут. Но г-н Дяченко не простил горнякам этого, на сегодня уже не существует Анненского Рудника.

Те слухи, которые ходили в начале прихода г-на Дяченко в «Казахмыс» сейчас не выглядят так уж нелепо, как раньше. Поговаривали, что ему запрещен въезд в Россию, и что там он персона нон-грата. Наверное, он там тоже «подчистил» какой-нибудь «Рашенмыс».

Теперь появился новый менеджер Бахтияр Крыкпышев. Новые времена требуют новых «героев». В выборе Кима-Новачука-Огая преобладают три основные составляющие.

Ни для кого не секрет, что президент «Казахмыса» Владимир Ким покидает свой пост. Он уже объявил об этом на ежегодном собрании акционеров, в течение года он передаст другому пост президента «Казахмыса». По нашей информации это будет август-ноябрь этого года. По мнению г-на Кима Бахтияр Крыкпышев, начавший свою карьеру с бурильщика, прошедший все ступени карьерной лестницы на жезказганской площадке «Казахмыса», исползавший на четвереньках все здешние уголки, знающий каждый камень, как никто другой, может в таком же масштабе держать работу жезказганского региона, кормя двухсоттысячное население региона, предотвратив тем самым социальный взрыв до его ухода с «Казахмыса».

Вторая причина взлёта г-на Крыкпышева — это подготовленная в недрах комбината программа по сокращению персонала. Достоверно известно, что уже есть списки 3000 работников «Казахмыса», которые подпадают под сокращение. Кандидатура Крыкпышева тут как раз подходит — грязную работу должны делать свои же, местные. Он уже начал выполнять эту работу. Его самый доверенный человек и близкий родственник, генеральный директор «ЖезказганЦветМет» Жанболат Бурибаев, сейчас проводит на предприятиях комбината совещания по сокращению персонала. Первой ласточкой был случай с Мариной Мамуновой, работником технического отдела ЮЖР, про которую мы уже писали. Она, из-за того что не хотела подлаживаться под руководство, которое творит беспредел, попала первой в ряды сокращаемых. Но после того, как она подняла шумиху в прессе, ее пока оставили. Пока из-за одного этого случая они не хотят преждевременно взрывать «бомбу».

Президент «Казахмыса» г-н Ким понимает, что сейчас народ Казахстана не такой как раньше и просто так не позволит себя уничтожить. Но пик противостояния как раз придет на осень, а их уже здесь не будет. А там –пусть, что будет: «После нас хоть потоп, хоть трава не расти!».

Дотошный читатель может подсчитать, сколько хотят сэкономить «Ким и Компания». Если не платить в среднем по 300 000тенге трем тысячам работникам в месяц до августа-ноября, то до времени их ухода, соберется неплохая кругленькая сумма.

Третий момент. В комбинате упорно ходят слухи, что Бахтияр Крыкпышев займет место г-на Огая, то есть станет председателем правления «Казахмыса». Огай отправится в «бега» — загорать на Сейшельских островах, куда не дотянутся руки наших правоохранительных органов. Тут придется г-ну Крыкпышеву «ходить» по кабинетам следователей и объяснять им, куда делись активы «Казахмыса». Ведь наверняка пришедший на место г-на Кима руководитель будет интересоваться, кому были отданы тот же медеплавильный комплекс, железная дорога, автотранспорт.

Воплотятся ли планы группы Кима-Новачука-Огая, покажет время, благо осталось ждать недолго.

Источник статьи

 

Метки: ,

Неофеодальное государство экономит на гражданах Казахстана


Влад Орлов, Деловая газета «Взгляд»

В суд на Центризбирком подал алматинский пенсионер, работавший в одной из комиссий перед выборами в парламент РК. Рахимжан Сайлибаев утверждает, что в ЦИКе занимаются финансовыми махинациями, а власть своими действиями подрывает доверие к государственным институтам в целом.

Никто не будет спорить, что выборы (неважно, кого — президента или депутата раймаслихата) — значимое мероприятие, организацию и проведение которого абы кому не доверишь. Ну а в казахстанских реалиях еще нужно, чтобы люди эти были не только грамотными, но и управляемыми.

Выборы — дело святое

Например, врачи, учителя, работники бюджетной сферы. И то, что их труд используют во время кампаний совершенно бесплатно, воспринимается ими самими в порядке вещей. Они, быть может, и рады были бы не участвовать, но их никто не спрашивает. Директору школы, допустим, говорят: «Надо!» — и все.

При этом бюджетники вряд ли знают, что законодательство позволяет им на этот период освобождаться от своих служебных обязанностей, а оплата труда в этом случае будет производиться за счет выделенных на проведение выборов средств.

Но рабсилу предпочитают об этом не уведомлять — и это закон тоже позволяет. Потому что если их не освобождать, а «напрягать» в свободное от основной работы время, то за ними просто-напросто сохраняется заработная плата (доплата предусматривается только за дежурства).

А так как уволить того же учителя могут запросто (во многих школах республики в связи с сокращением количества учащихся и, соответственно, часов педагогов и так обязывают подписывать уведомления о возможном сокращении), то вряд ли в их среде найдутся те, кто захочет возмущаться по этому поводу.

Договоримся, безработный

В последнее время, когда непреложным стало требование, что в одной участковой избирательной комиссии не должно быть работников одной организации, к выборным делам стали привлекать людей, стоящих на учете на бирже труда, и пенсионеров. Но и им порядок оплаты напоминает банальное выкручивание рук, особенно безработным (откажешься — снимут с учета).

Правда, в законодательстве все выглядит весьма благообразно и демократично. Как и при любом другом временном трудоустройстве, подписывается трудовое соглашение, в котором оговаривается и размер оплаты (вписать сумму нанимаемый работник может сам — в зависимости от того, как он свой вклад в общее дело оценивает, а уж потом условливаться с работодателем и вносить в соглашение изменения).

Как эта договоренность происходила на практике на последних выборах (депутатов мажилиса и маслихатов в январе 2012 года), рассказал читатель Рахимжан Сайлибаев. Правда, сам он не безработный, а уже пенсионер, но человек ответственный — и когда органы соцзащиты предложили ему поучаствовать в работе участковой избирательной комиссии (УИК), отказываться не стал.

За месяц — три зарплаты. Так заманчиво звучит предложение оплаты члена УИК. Правда, разговор идет о минимальном окладе. О том, что организатору выборов на самом низовом уровне нельзя платить меньше, говорит п. 11 ст. 20 Закона «О выборах»: «Иным членам избирательных комиссий (не госслужащим. — Авт.) на этот период устанавливается заработная плата в размере не менее трех минимальных заработных плат за счет средств, выделенных на проведение выборов».

Кстати сказать, обозначен только нижний предел. О том, чтобы премия была выше, можно и нужно договариваться. Рахимжан Абдукалыкович, учитывая, что он участвует в работе на выборах далеко не в первый раз, оценил свой труд в шесть минимальных зарплат. Но при заполнении документов начались непонятные игры.

Тут — пиши, тут — не пиши

— В территориальной избирательной комиссии Алмалинского района нам (вместе с героем поработать на выборах на одном участке предложили учительнице и пяти безработным. — Авт.) велели заполнить трудовое соглашение на месяц — с 15 декабря 2011 года по 15 января 2012. Однако в одном экземпляре (хотя законодательство предписывает оформлять подобные документы в двух экземплярах) и оставить пустой графу, в которой оговаривается размер заработной платы, — рассказывает г-н Сайлибаев. — Но я написал соглашение в двух экземплярах, а в графе «оклад» отметил, что хочу получить не менее шести минимальных зарплат (на момент подписания документа этот показатель был чуть меньше 16 000 тенге, а с нового года приблизился к 17 000 тенге).

Когда мои будущие коллеги по УИК спрашивали, заполнять или нет им эту графу, я советовал поступать по закону, что многие из них и сделали. Правда, составлением второго экземпляра они не озаботились. Как показало дальнейшее развитие событий, зря.

Долгое время г-н Сайлибаев не мог добиться от председателя территориальной избирательной комиссии подписи под трудовым соглашением, чтобы убедиться, согласились ли с его условием оплаты труда. Ясность наступила только 18 января, когда выборы уже прошли. Все члены УИК получили меньше 40 000 тенге, что значительно ниже оговоренных законом трех минимальных зарплат. И г-н Сайлибаев решил разобраться, что же это за надувательство такое.

— Дело даже не в сумме, до этого года я участвовал в работе УИК и никаких денег не спрашивал. А в этот раз мне стало обидно, — объясняет он свой поход за правдой, который не закончен до сих пор.

Где «украли», кто «украл»?

Первым делом Рахимжан Абдукалыкович потребовал, чтобы ему показали, подписано ли было трудовое соглашение от 15 декабря 2011 года. Документ остался без визы председателя территориальной комиссии, а дата его заключения исправлена на 26 декабря (это видно, что называется, невооруженным взглядом).

В райпрокуратуре, куда он обратился с заявлением о нарушении законодательства, пенсионера огорошили ответом, что сумма, перечисленная ему на счет, соответствует проставленной в трудовом соглашении. И предъявили бумагу, заполненную не его рукой и с чужой подписью.

— Где была совершена подделка (мы ничего не утверждаем, последнее слово за правоохранительными и судебными органами. — Авт.), я не знаю. Но понимаю, что конечную претензию нужно предъявлять Центризбиркому — оттуда была спущена форма расходов на содержание УИК, а местные чиновники из городской и территориальной избирательных комиссий разделили лишь то, что им поступило, — говорит герой истории.

Но иск в суд он подал на все три комиссии. Рассмотрения по существу пока не было — на заседание не явился представитель ЦИК. Представители местных комиссий смогли лишь сказать, что участковые комитеты реально начали работать с 26 декабря — после того, как акиматы передали им списки избирателей. Отсюда и дата исправления в трудовом соглашении.

— Я долго думал, предавать ли историю огласке, и пришел к выводу, что умалчивать не следует. Ведь если в ЦИКе не брезгуют финансовыми махинациями, то что им мешает фальсифицировать данные выборов? Если я раньше сомневался в выступлениях оппозиционеров о том, что у нас нет честных выборов, то теперь утверждаюсь в их мнении: у нас может быть все что угодно. Такое отношение к организаторам голосований подорвало во мне всякую веру к государству, — делает вывод из, казалось бы, частной истории Рахимжан Сайлибаев.

От себя добавим, что если государство на каждом из членов УИК по всей республике сэкономило хотя бы по 10 000 тенге, получилась неплохая сумма. Или кто-то таким образом пополнил свой карман?

Понятие «имидж государства» нашим чинам неведомо

«Эту страну погубит коррупция». Фраза из популярного фильма стала лейтмотивом комментариев экспертов, которым мы задали единственный вопрос: «Не кажется ли вам, что государство в рядовых случаях могло бы «вести себя прилично», чтобы не подрывать у лояльно настроенных к существующим порядкам граждан веру в то, что возможно некое торжество справедливости?»

Политик Михаил Сизов уверен, что в Казахстане в принципе нет людей, которые были бы заинтересованы в сохранении имиджа государства.

— Те, кто дорвался до власти, не ставят перед собой задачи создания положительного или более-менее приличного облика страны, им и на собственный-то наплевать. Все, начиная с самого низкооплачиваемого и ничего не представляющего из себя клерка, живут одной мечтой — «распилить», урвать побольше, спрятать наворованное за бугром и, когда запахнет жареным, уехать за границу.

Общественный деятель Жасарал Куанышалин называет историю, произошедшую с Рахимжаном Сайлибаевым и его коллегами, не менее гнусной и позорной, чем воровство голосов у избирателей:

— Деньги, которые недоплатили этим людям, не могли испариться. Значит, они осели в чьих-то карманах. И это показывает, что казахстанские чиновники уже просто не могут действовать иначе. Вряд ли это единичный случай. История стала известна благодаря вашему неравнодушному читателю. А сколько их остается сокрытыми, можно только догадываться. Потому приходится констатировать, что у нас ненормальное государство. В нормальной стране чиновники все-таки блюдут законодательство.

Публицист Сергей Дуванов, отвечая на наш вопрос, предварил его конкретной историей:

— В прошлом году я наблюдал такой случай. Цена на капусту выросла процентов на 60, и женщина в магазине довольно громко высказывала свое неудовольствие по этому поводу. Я имел неосторожность сказать: «А вы к Назарбаеву обратитесь». В ответ она на меня накинулась: «Назарбаев-то здесь при чем? Это же вот зеленщики-перекупщики виноваты, что у нас в стране творится такой бардак».

По глубочайшему убеждению г-на Дуванова, проблема заключается в том, что рядовые граждане не связывают бытовые, частные вещи с тем, какая в стране власть:

— Когда мы говорим «государство», то по большому счету лукавим. Это в первую очередь чиновники. И если совесть у них не чиста, то такой же будет и страна. Большинство граждан полагают, что власть в Казахстане, рост цен и ухудшение жизни существуют сами по себе, мол, одно от другого не зависит. До тех пор, пока будет преобладать подобное отношение, народ и будут «возить мордой об забор», как вашего пенсионера. Но он это, как вы говорите, вроде бы осознал…

Есть всем известная истина: «Рыба гниет с головы». А в «голове» — политическое устройство страны, в нашем случае авторитарный режим. И не изменив системы, проводить какие бы то ни было реформы не представляется возможным. Пытаться бороться с коррупцией руками мздоимцев — это идиотизм в высшей степени. Когда программы пишутся коррупционерами для коррупционеров — это даже не смешно. Это дурь, блажь — я даже слов подобрать не могу. То есть нельзя искоренить все негативные явления, не изменив систему высшей власти.

Это не я придумал, это жизнью тысячу раз уже доказано. Возьмите историю человечества и найдите хоть один пример, когда при авторитаризме страна добивалась каких-то успехов. Разве что только в Сингапуре под руководством Ли Куан Ю. Но это как раз тот случай, когда исключение лишний раз подтверждает правило.

Источник

 

Метки: , ,