RSS

Архив метки: ФНПР

Колдоговор для всех или для своих?


ФНПР хочет изменить Трудовой кодекс, распространив действие коллективного договора лишь на работников, состоящих в профсоюзе, его подписавшем. Что это, борьба с или попытка профбоссов остановить бегство из старых профсоюзов? Инициативу комментирует зампредседателя профсоюза (АВТОВАЗ), депутат Госдумы 3-5 созывов Анатолий Иванов.

Руководителями ФНПР подготовлена законодательная инициатива о внесении изменений в ТК РФ, пересматривающая порядок действия коллективных договоров. Ее принятие может серьезно отразиться на работниках, не состоящих в структурах ФНПР. Суть проекта состоит в следующем: в соответствии со ст. 43 ТК РФ действие колдоговоров в организациях распространяется на всех работников. Руководители ФНПР, (первичные организации которой, как правило, заключают от имени всех работников коллективные договора) считают, что их действие должно распространяться лишь на членов их профсоюзов, а также работников, которые будут ежемесячно перечислять процент от зарплаты на счет этой профорганизации. На всех остальных договор должен распространяться только в части, гарантированной трудовым законодательством, то есть фактически распространяться не должен совсем. Ведь смысл колдоговора и состоит в том, что он не просто дублирует нормы ТК, а закрепляет уровень оплаты труда и социальные гарантии сверх законодательно установленного минимума.

Подобные инициативы уже неоднократно рассматривались в Думе и каждый раз отклонялись. И, на мой взгляд, абсолютно обоснованно. В соответствии со ст. 1 ТК РФ целями трудового законодательства являются установление государственных гарантий трудовых прав, создание благоприятных условий труда, защита прав и интересов работников. В ст.2 того же кодекса в числе основных принципов правового регулирования трудовых отношений значатся: равенство прав и возможностей работников; обеспечение права каждого работника на справедливые условия труда; запрещение дискриминации в сфере труда. В ст. 3, предусматривающей запрещение дискриминации в трудовой сфере, говорится, что никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать преимущества, в том числе — в зависимости от принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям.

В ТК РФ содержатся и конкретные положения, предусматривающие запрещение дискриминации в сфере трудовых отношений. Например, в ст. 132 говорится, что зарплата каждого работника зависит от его квалификации, сложности выполняемой работы, количества и качества затраченного труда и что запрещается какая-либо дискриминация при установлении и изменении условий оплаты труда.

Принятие предложения ФНПР приведет к очевидной дискриминации работников, не являющихся членами профсоюза и не уплачивающих взносы в его кассу. Предлагаемую инициативу можно даже квалифицировать как нарушающую ст. 30 Конституции, в которой сказано, что никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо общественное объединение или пребыванию в нем, а также ст. 37, гарантирующей каждому вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации.

Руководители ФНПР свою инициативу объясняют тем, что нынешняя система плохо влияет на профсоюзное членство и способствует потребительскому отношению работников к профсоюзной деятельности. Но, как мне представляется, ее авторами движет не стремление вовлечь трудящихся в борьбу за свои интересы (не секрет, что ФНПР-овские профсоюзы обычно предпочитают забастовкам кулуарные договоренности с работодателями). Скорее речь идет о необходимости удержания работников в профсоюзах. Видимо, бегство из ФНПР приняло такие масштабы, что скоро может не хватить средств на содержание профсоюзных чиновников. И вот, вместо того, чтобы повышать собственную эффективность, эти чиновники хотят законодательно закрепить фактически принудительный метод повышения численности профсоюзов.

mpra.su 14.05.15

 

Метки: , , , ,

Илья Пономарев: Генпрокуратура начала проверку по моему депутатскому запросу о деятельности лидера ФНПР Михаила Шмакова


В Химках, на территории олимпийского учебно-спортивного центра «Планерное», был построен элитный коттеджный поселок, где живут вовсе не спортсмены. Там не готовят будущих олимпийцев, а толстосумы едят в ресторанах, парятся в саунах и живут в дорогих гостиницах. На территории «Планерного» есть прокат снегоходов и лошадей. Все это, конечно же, принадлежит ФНПР и господину Шмакову.

ФНПР, руководимая Михаилом Шмаковым, с ее дочерней структурой — Московской Федерацией Профсоюзов — используют территорию ОУСЦ «Планерная» для личного обогащения, и планируют захват зданий комплекса на занимаемой им территории (на данный момент МФП только арендует территорию ОУСЦ «Планерная»). Я обратился к Генпрокурору, чтобы были проверены все эти факты.

Таких кормушек у него сотни. После приватизации в руках организации оказались 700 туристских объектов, 650 спортивных учреждений и баз и более 800 курортов и санаториев – всего 2582 объекта, сумма которых составляет $200 млрд. По информации Михаила Делягина, в распоряжении Шмакова оказался даже нелегальный банк, разместившийся на территории московского офиса ФНПР. Банк занимался незаконным обналичиванием денег и был, по сути, структурой организованной преступности. Все предприятия, которые принадлежали ФНПР после приватизации, продавались за дешево, переделывались в игорные дома и охотничьи клубы.

Вместо того, чтобы заниматься защитой прав трудящихся, Шмаков занимается разделом свалившегося после приватизации имущества и создал бизнес-структуру, которая присосалась еще и к федеральному и региональным бюджетам.

Все объекты, которые оказались в распоряжении Шмакова, должны быть переданы спортивным организациям. Но это указание Дмитрия Медведева в его бытность президентом «лидер» профсоюзов проигнорировал. Вместо этого продолжает строить коттеджи и гостиницы.

Пора с этим бардаком заканчивать.

Источник статьи

 

Метки: , , , , , ,

Москва: профсоюзные олигархи ФНПР и их недешевые особняки


В Интернете скандал – вездесущие блогеры обнаружили роскошные особняки на подкотрольной Федерации независимых профсоюзов России территории Олимпийского учебно-cпортивного центра «Планерная», расположенного в подмосковных Химках. Спрятанные за высокими заборами красного кирпича 3–4-этажные дома резко контрастируют со спортивными и хозяйственными сооружениями центра, не видавшими ремонта со времён развала СССР.

Впрочем, особняки – это далеко не единственные неспортивные новостройки олимпийского центра. Есть здесь и новая гостиница, частыми гостями которой, как рассказывают, бывают девушки лёгкого поведения с соседнего Ленинградского шоссе, и новый ресторан, предлагающий всем желающим услуги по организации банкетов. Комментаторы, глядя на фотосвидетельства этих аномалий, не ограничивали себя в крепких выражениях. Звучали даже предложения написать коллективное обращение в прокуратуру и Следственный комитет. Корреспондент «Нашей Версии» решил провести собственное расследование деятельности ОУСЦ «Планерная». И, надо сказать, правоохранительным органам здесь действительно есть над чем поработать.

ОУСЦ «Планерная» был основан в 1935 году – здесь были открыты школа планеризма общества ОСОАВИАХИМ и конно-спортивная школа общества «Спартак». Во время войны деятельность центра была заморожена: мужчины ушли на фронт, а лошадей забрали как гужевой транспорт. Возрождение «Планерной» началось в 50-х.

В зимнее время здесь действовал один из самых больших и современных лыжных комплексов в Центральной России. Развитая инфраструктура и отличная транспортная доступность позволяли проводить на его базе крупнейшие всесоюзные и международные соревнования. Особое внимание уделялось и конному спорту: в 70-х годах построили большой крытый манеж и новые конюшни.

До 80-х годов минувшего столетия спортбаза находилась на балансе ДОСААФ, в 1981 году она была передана в управление Всесоюзного центрального совета профессиональных союзов (ВЦСПС). В лихие 90-е центр, как и тысячи других профсоюзных объектов, перешёл на баланс правопреемника ВЦСПС – Федерации независимых профсоюзов России.

Правомочность передачи собственности советских профсоюзов в управление ФНПР до сих пор вызывает немало вопросов среди экспертов. Как показало время, в рыночных реалиях профсоюзные бонзы стали рассматривать эти активы как возможность заработать «быстрые деньги», нежели как базу для развития профсоюзного движения. Эти тренды как в зеркале отразились и в судьбе ОУСЦ «Планерная».
Спортивные объекты центра не видели ремонта десятилетиями

КПП олимпийского центра встретило нас выцветшей растяжкой: «Приветствуем участников соревнований». Но нас в первую очередь интересовали особняки, которые вызвали такое возмущение среди пользователей Интернета. На домики навёл мужчина с внешностью трудового мигранта.

– Они стоят там, за администрацией, – сказал наш собеседник и указал направление движения.

– А кто там живёт?

– В первом – дочка директора, кто в других, не знаю, – сказал азиат не без подозрительности в голосе.

Осмотр первого же особняка «дочки директора» подтвердил наши подозрения. Домовладение располагалось аккурат на территории олимпийского центра – попасть в него можно было только через ворота ОУСЦ. Чуть поодаль на одной линии с этим особняком стояли ещё несколько домов. Для них уже был сделан отдельный въезд со стороны примыкающего к центру жилого микрорайона. Однако о том, что эта территория принадлежит или когда-то принадлежала олимпийскому центру, красноречиво говорил единый старорежимный советский бетонный забор, который огораживал от внешнего мира «коттеджный посёлок».

Впечатлённые размахом «олимпийских» особняков, мы продолжили экскурсию по «Планерной». А вот остальные спортивные объекты, которые мы увидели, мягко говоря, не вызвали воодушевления. На вид большинство из них не ремонтировалось уже несколько десятилетий – растрескавшаяся кладка, гнилые оконные рамы, ржавые крыши, конюшни больше напоминали стихийный гаражный кооператив. В уныние повергла и лыжная база, даже не столько убитыми экстерьером и интерьером, сколько невероятной теснотой. На всех посетителей здесь явно не хватало места: кто-то переобувался, прыгая на одной ноге, кто-то терпеливо ждал, пока освободятся скамейки. «Трасса отличная, катаюсь каждый сезон, – рассказывает нам лыжник Виктор из Москвы, – а вот инфраструктура – это какой-то дремучий совок, такое ощущение, что скоро всё окончательно развалится».

Новизной на территории центра сияли лишь здания недавно построенных ресторана и гостиницы, а также свежевыкрашенный золотой краской памятник Владимиру Ильичу Ленину. Столь трепетное отношение профсоюзных лидеров к вождю мирового пролетариата вполне объяснимо. Руководитель ФНПР Михаил Шмаков, как-то отвечая на вопрос, на каком основании федерация использует в коммерческих целях профсоюзное имущество, заявлял: «Это нам Ленин подарил, это наше кровное». Однако если бы Ильич увидел, как используется сегодня наследие советских профсоюзов, в том числе и в ОУСЦ «Планерная», то он точно перевернулся бы в своём бронированном саркофаге. Судя по оказавшимся в нашем распоряжении документам, за ветхим фасадом олимпийского центра кипит бурная коммерческая деятельность, а куда уходят деньги, точно не может сказать никто.
6 гектаров профсоюзной земли ушли под особняки

Официально хозяином олимпийского центра сегодня является ООО «ОУСЦ «Планерная». Учредитель компании – дочерняя структура ФНПР – Московская федерация профсоюзов (МФП). ООО было образовано в 1999 году, чуть позже между ООО и МФП был заключён договор, по которому ему были переданы в бессрочное пользование все объекты (19 штук) спорткомплекса. Жизнь, судя по документам, на объектах кипит. По данным на начало 2012 года, в ОУСЦ было зарегистрировано семь коммерческих организаций, причём к спорту они не имеют никакого отношения – это два частных охранных предприятия, компания по ремонту снегоходов, издательство и так далее.

Площади центра арендуют и некоммерческие спортивные организации – например, только физкультурно-спортивное объединение «Юность Москвы» ежемесячно отстёгивало профсоюзному начальству по 2 млн рублей арендной платы. Отдельная строка в структуре доходов ОУСЦ – это конно-спортивный клуб. Клиенты клуба, судя по припаркованным у конюшен и манежа автомобилям, люди совсем не бедные – ещё бы, плата за постой одной лошадки в «профсоюзных» конюшнях стоит более 30 тыс. рублей в месяц, что превышает среднюю зарплату трудящихся российской промышленности. Всего, по нашим данным, на коммерческой основе в центре содержатся около 100 животных. Но куда более интересные цифры фигурируют в документах, касающихся земель центра.

Оказывается, что несколько обнаруженных нами особняков, приютившихся близ администрации ОУСЦ, это лишь часть земли, которая по воле некоторых профсоюзных руководителей была отрезана от территории центра. Например, попавшая в редакцию служебная записка администрации Химок гласит, что в период с 1997 года в общей сложности под жилую застройку ушло около 6 гектаров олимпийского центра! Кто посмел?

Делами центра заправляет генеральный директор ООО «ОУСЦ «Планерная» Элеонора Ашотовна Панова. Должность гендиректора она унаследовала от покойного мужа, ранее, как сообщают наши источники, она работала на профсоюзной ниве – в Фонде имущества профсоюзов Москвы. Рассказывают, что Элеонора Ашотовна дама влиятельная, среди её близких знакомых – большой поклонник конного спорта бывший спикер Госдумы Геннадий Селезнёв и многие другие бывшие и действующие тяжеловесы регионального и федерального уровня. Как тут не порешать в нужную сторону вопросы с землёй?

Кстати, вокруг особняка дочери госпожи Пановой несколько лет назад случился коррупционный скандал. Мало того, что особняк стоял на профсоюзной земле, его обитатели решили, что и строить его нужно без особых финансовых затрат. Зять Пановой – господин Константин Фатин – занимал в то время пост главы столичной управы Чертаново Северное. К отделке коттеджа, как гласят материалы следствия, была привлечена коммерческая организация, которая имела подрядные отношения с управой. При этом, по версии следствия, фирма отделывала особняк за свой счёт – в противном случае коммерсантам пригрозили невыплатой денег за работы по благоустройству района. Вложив в стройку свыше 3,5 млн рублей, компания оказалась на грани банкротства, и её руководители обратились в полицию…

Землю, конечно, жалко, но уже очевидно, что вернуть её трудящимся, на страже интересов которых стоит Федерация независимых профсоюзов, будет уже невозможно. «Олимпийская деревня», основными жителями которой являются высокопоставленные чиновники ФНПР, несколько лет назад получила статус городского квартала с милым для профсоюзного уха названием «Первомайский». Сегодня цена за сотку земли под индивидуальное жилое строительство здесь составляет около 1 млн рублей – а всего от олимпийского центра было отрезано, напомним, 6 гектаров, то есть 600 млн рублей по нынешним ценам. Впрочем, это сущие мелочи, у профсоюзных бонз на территорию ОУСЦ «Планерная», общая площадь которой составляет почти 100 гектаров, оказывается, есть куда более широкие планы.
Глава ФНПР планирует выкупить у государства всю территорию центра

Пустить на продажу всю территорию ОУСЦ «Планерная», как это было сделано с десятками и сотнями других объектов, Независимым профсоюзам и их бессменному лидеру господину Шмакову мешает то, что де-юре земля эта ФНПР и её дочерним структурам не принадлежит. Землёй они распоряжаются на праве бессрочного пользования – то есть по факту она остаётся муниципальной. По нашей информации, летом 2012 года руководство Московской федерации профсоюзов «подкатило» к администрации Химок с просьбой передать землю в собственность МФП по договору купли-продажи по символической кадастровой стоимости. Городские власти начали активно прорабатывать этот вопрос, по некоторым сведениям, активность городских властей якобы лоббировал на региональном уровне сам Михаил Шмаков, что неудивительно – речь-то уже может идти о сотнях миллионов долларов, если не о миллиардах.

Но инициаторы окончательной распродажи центра столкнулись с юридической проблемой: по кадастровой стоимости профсоюзы могут выкупить только те участки, которые находятся под принадлежащими им зданиями. А профсоюзы, напомним, хотят заполучить за бесценок всю огромную территорию базы. Кроме того, во время передачи территории центра в бессрочное пользование не было проведено точное межевание участка. Так что пока, слава богу, движение с куплей-продажей земель центра приостановилось, хотя, учитывая закритическую ситуацию с правовым нигилизмом в стране, исключать вариант, что шмаковцы всё-таки отожмут олимпийский центр, нельзя.

Впрочем, уже и сейчас, как видно, руководство профсоюзов считает эту землю своей и распоряжается ею как угодно. Весьма показательный случай произошёл в 2010 году, когда против руководства центра выступили несколько сотен жителей микрорайона Планерная. «Хозяйка» базы госпожа Панова вдруг запретила охранникам пропускать на территорию объекта местных жителей. Официальной причиной запрета стали соображения «пожарной и террористической безопасности». Жители, которые всю жизнь беспрепятственно перемещались по территории построенного на народные деньги и на народной земле комплекса, конечно, возмутились и направили коллективное обращение в прокуратуру.

Под давлением властей свободный вход на базу был всё-таки открыт. Но в строго отведённое время – с 8 до 10 утра и с 5 до 10 вечера. «Наша жизнь всегда была связана с этой базой, мы здесь гуляли с детьми, отдыхали, даже устраивали на её территории субботники, – рассказывает «Нашей Версии» жительница микрорайона «Планерная» Тамара Томилина, – и вот теперь нас здесь считают чужими. Одно время охранники даже бегали по базе и отлавливали мамаш с колясками. При этом мы все видим, как по вечерам и ночам сюда беспрепятственно пропускают машины, которые паркуются у гостиницы. Девочки-то тут совсем рядом стоят».
Профсоюзная олигархия Шмакова

Что собой представляет история «Планерной»? Это – один пазл в общей картине «профсоюзной недвижимости». Можно предположить, что таких баз у Шмакова – несколько тысяч. И такая ситуация характерна для всей профсоюзной недвижимости, которая, повторимся, рассматривается бонзами исключительно как средство получения прибыли любой ценой. Это и продажа объектов приближённым коммерческим структурам, и сдача их в аренду. При этом эксперты говорят, что юридически ФНПР вообще не имеет никаких прав делать большой бизнес на профсоюзных объектах. Дело в том, что ВЦСПС, в наследство от которого Независимым профсоюзам перешла эта недвижимость, никогда не обладал правами собственности. Объекты принадлежали государству, а профсоюзы были лишь их балансодержателями. Получается, что и ФНПР никак не могла получить их в свою собственность. В лучшем случае – на баланс.

В декабре 2012 года на сайте неподконтрольного Михаилу Шмакову Центра поддержки профсоюзов был опубликован интересный доклад-расследование о том, как и куда за последние годы уходило профсоюзное добро. Основная часть расследования касалась махинаций в Ленинградской области и Санкт-Петербурге, где, по нашему мнению, структуры, якобы принадлежащие Михаилу Шмакову, получили после развала СССР 55 крупных объектов недвижимости. Из них, если верить авторам доклада, к 2012 году за профсоюзами осталось всего восемь (при этом даже из них пять уже частично распроданы); государству же в результате арбитражных процессов вернулись всего три.

Среди проданных за бесценок объектов, как сообщается в докладе, санаторий «Сестрорецкий курорт» – убыток государству около 140 млн долларов; санаторий «Чёрная речка» – 28 млн долларов; санаторий «Дюны» – около 55 млн долларов; ДК имени Ленсовета при стоимости в 40–50 млн долларов был незаконно продан за 6 млн долларов при том, что есть официально зарегистрированное предложение от компании «АРГО» о покупке ДК за 30 млн долларов. Впечатляющие сделки с собственностью проворачивались и в курортном Краснодарском крае. Судя по заявлениям лидеров местных отраслевых профсоюзов, в шмаковский период местное подразделение ФНПР распродало на Черноморском побережье более 200 «точек» и долей в них.

Общая же стоимость профсоюзных объектов, оказавшихся в начале 90-х годов в ведомстве господина Шмакова, примерно оценивается в 6–7 млрд долларов. Поэтому неудивительно, что, по словам людей, знакомых с ситуацией внутри ФНПР, у нас создаётся мнение, что если все сделки по продаже профсоюзного добра были бы прозрачными, то бессменный лидер Федерации независимых профсоюзов России мог бы легко оказаться в первой десятке богачей по версии журнала Forbes. В миру же Шмаков продолжает клеймить позором олигархов и драть глотку на митингах в защиту прав «трудящихся». Причём Шмаков настолько уверовал в свою неприкосновенность, что «плюёт» с высокой профсоюзной колокольни на решения руководства страны.

Дело в том, вокруг ОУСЦ «Планерная» складывается особая ситуация. К решению проблемы неэффективного использования и деградации олимпийского центра пришлось подключаться даже Дмитрию Медведеву в его бытность президентом.

В июне 2011 года на совещании Госсовета он поручил разработать комплекс мер, которые могли бы повысить эффективность использования профсоюзных объектов. «Большая часть объектов используется не по назначению и деградирует. Профсоюзы должны найти в себе мужество и постараться договориться на эту тему с государством», – заявил тогда президент. Речь шла, в частности, о спортивных объектах, которые, по мнению президента, необходимо использовать по прямому назначению – для подготовки спортивных команд и олимпийского резерва. (…)

Со своими предложениями о реконструкции и дальнейшем развитии Олимпийского центра «Планерная» к президенту в июле 2011 года обратилась Федерация современного пятиборья России (ФСПР). Пятиборцы, которые на правах «бедных родственников» долгие годы тренировались в центре, предложили создать на базе ОУСЦ акционерное общество с участием профсоюзов, правительств Москвы и Московской области и инвесторов. По мнению руководства ФСПР, эти меры могли бы спасти хиреющий на глазах центр и превратить его в спортивный комплекс мирового уровня. Дмитрий Медведев поддержал предложения и поручил проработать этот вопрос сейчас уже бывшему губернатору Московской области Борису Громову и полномочному представителю президента в ЦФО Олегу Говоруну.

Со стороны правительства вопросом реорганизации ОУСЦ занимался вице-премьер Дмитрий Козак, который в апреле 2012 года обязал руководителей Минспорттуризма и Минэкономразвития совместно с Независимыми профсоюзами принять согласованное решение по этому вопросу. Но, как мы считаем, несмотря на все указания, письма и распоряжения, профсоюзы в лице господина Шмакова стоически уклоняются от любых переговоров о реорганизации ОУСЦ «Планерная». Что в общем-то и понятно: в случае реорганизации все денежные потоки, образующиеся вокруг кипучей коммерческой эксплуатации центра, станут прозрачными, а такой вариант, как видно, не совсем вписывается в бизнес-стратегию профсоюзных лидеров. И конечно, такой вариант похоронит планы возглавляемых Шмаковым профсоюзов по «прихватизации» земель олимпийского центра. Ведь на них можно построить несколько элитных коттеджных посёлков и других денежных объектов. До спорта ли им?

Невольно напрашивается и другой вопрос: а какое вообще отношение Федерация независимых профсоюзов может иметь к олимпийскому движению? Внимательно изучив устав ФНПР, мы не нашли в нём никаких упоминаний о спорте высоких достижений. Разве что ФНПР, как гласит её устав, «осуществляет организацию и проведение оздоровительных мероприятий среди членов профсоюзов и их семей, взаимодействие с органами государственной власти по развитию массовой физической культуры и спорта». Не эти ли «члены профсоюзов» платят по 30 тыс. рублей за содержание одной лошади в месяц и развлекаются с химкинскими путанами в гостинице олимпийского центра?

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,

Бюрократия ФНПР объявила войну боевому Профсоюзу работников МП «Салехардэнерго»


В начале декабря Первичная профсоюзная организация муниципального предприятия «Салехардэнерго» (Профсоюз работников МП «Салехардэнерго») приняла решение сняться с профсоюзного учета в Общероссийском профсоюзе работников жизнеобеспечения, являющегося, в свою очередь, членской организацией шмаковской ФНПР.

Такое решение было вызвано несколькими причинами. В последнее время Профсоюз работников МП «Салехардэнерго» столкнулся с давлением со стороны работодателя, который стал затягивать процесс переговоров по изменениям в коллективном договоре и инициировал несколько судебных исков против активистов профсоюза. При этом профсоюз работников жизнеобеспечения фактически встал на сторону администрации предприятия. Тюменское руководство ОПРЖ организовало травлю профкома первичной организации МП «Салехардэнерго» и ее председателя М.Р. Мухаметова, обвиняя его в нарушении «принципов социального партнерства» и неудовлетворительной работе.

8 декабря первичная профсоюзная организация провела конференцию, на которой члены боевой ячейки решили войти в состав Межрегионального профессионального союза «Новые профсоюзы». После этого бюрократы ОПРЖ организовали проведение на МП «Салехардэнерго» профсоюзных «конференций» и «собраний» и, в отсутствии необходимого кворума, постановили отстранить от руководства первичной организацией М.Р. Мухаметова. На имя председателя «Новых профсоюзов» Л.В. Родина была направлена телеграмма с требованием не принимать в свой состав уже существовавшую профсоюзную организацию, в которой на момент конфликта состояло около 850 человек или 60% всех работников предприятия.

В данный момент работодатель признает «правильную» ФНПРовскую организацию, которая объединяет лишь считанные десятки запутавшихся рабочих. Независимую организацию, принявшую решение вступить в «Новые профсоюзы», теперь пытаются лишить статуса законного представителя трудового коллектива. У нее уже отняли положенное по закону помещение, изгнали с предприятия председателя М.Р. Мухаметова, а работодатель отказывается перечислять на ее счет профсоюзные взносы.

«Новые профсоюзы» выражают свое возмущение действиями работодателя и обласканной властью и капиталом бюрократии ФНПР. Мы объявляем о начале кампании солидарности с настоящим Профсоюзом работников МП «Салехардэнерго» и призываем всех трудящихся присоединиться к ней. Мы планируем в ближайшее время организовать пикетирование региональных представительств ФНПР по всей России. Также пикет пройдет у офиса МП «Салехардэнерго».

Нет сговору с работодателем!

Руки прочь от Профсоюза работников МП «Салехардэнерго»!

Источник статьи

 

Метки: , , ,

Страхи и надежды господина Шмакова об интервью Председателя ФНПР «Литературной газете»


Название — «шмаковские профсоюзы» — давно стало именем нарицательным, коим кличут все те профсоюзные организации, которые идут в фарватере политики нынешней власти. Общеизвестно также и то, какой популярностью пользуются эти самые организации не только в левом движении, но и среди рабочих.

Желая поддержать имидж защитника человека труда, Михаил Шмаков дал большое интервью полуоппозиционной «Литературной газете», которое опубликовано в №51 (за 19-25 декабря 2012 года). В нашей заметке мы разберём основные мысли, высказанные Председателем ФНПР; людей необходимо судить не по словам, а по делам, но в данном случае высказывания столь видной фигуры позволят ещё и ещё раз уличить господина Шмакова в двурушничестве, в попытке сесть на два стула одновременно. К тому же, как известно, — слово не воробей…

Михаил Шмаков начинает отвечать на вопросы таким образом, что озвучивает всем известные прописные истины. Он говорит о том, что профсоюзы сегодня — это школа выживания, что на данный момент наше общество не знает, что оно строит (а строит ли вообще?), что коренное противоречие капитализма между трудом и капиталом никуда не делось. Все эти истины нам знакомы — как говорится, и дураку известно, что Пасха — праздник.

Наконец, Председатель переходит к некоторой конкретике. Комментируя нашумевшие поправки в Трудовой Кодекс, предложенные Прохоровым, г-н Шмаков делает вывод:

«Это возврат даже не в капитализм, а в рабовладельческий строй».

Не будем сейчас останавливаться на правильности столь спорного тезиса; тем более, что Шмакову — как видному советскому профсоюзнику, прошедшему школу партийной учёбы, — видней.

Гораздо любопытнее рассмотреть те мысли М. Шмакова, где он описывает проблему взаимодействия ФНПР с властью и рассказывает о реальной работе возглавляемой им организации.

Г-н Шмаков, вспоминая столь частые и характерные для стран Западной Европы беспорядки, удовлетворённо заявляет:

«Нам не надо бить витрины и жечь машины, правительство к переговорам готово… Нас слушают». (Сразу вспоминается известное — а Васька слушает, де ест — прим. ИГ).

Но дальше, оказывается, возникают некоторые трудности с этим самым слушанием. Бедному Шмакову, который с 1993 года является бессменным председателем ФНПР, для своей деятельности приходится держать ухо востро, так как, по его словам:

» … только выстроишь отношения — правительство меняют, процесс надо начинать заново. Эту борьбу не видно».

Вот уж действительно, простой рабочий вряд ли видит (да хочет ли видеть?) ту кровопролитную борьбу, которую в поте лица ведёт г-н Шмаков, оббивая пороги правительственных кабинетов в надежде выторговать приемлемые для него (Шмакова, конечно, а не трудящегося) условия работы. Впрочем, почти 20-летний стаж в должности главы ФНПР свидетельствует о том, что эта самая «борьба» идёт очень даже успешно.

В другом месте М. Шмаков вновь авторитетно заявляет, что пытается влиять посредством Федерации Профсоюзов на политическую волю, и, дабы подкрепить свои слова ссылкой на реальное дело, приводит в качестве достижения следующий факт.

В 2002 году МРОТ (минимальный размер оплаты труда) составлял 450 рублей, а вот теперь, в 2008 году (благодаря деятельности ФНПР) он составляет уже целых 4330 рублей (86 % от т.н. потребительской корзины по ценам 2008 года), и, — вы не поверите! — даже проиндексируется, и с 1 января 2013 года составит аж 5205 рублей!

По истине — героизм! Интересно, пытался ли сам главный радетель за права трудящихся масс прожить на такую заработную плату?

Не обошлось, конечно, и без острых вопросов, которые любят задавать журналюги. В частности, обсуждалась проблема возможной революции и те меры, на которые возможно пойти ФНПР. Обратим внимание, что в самом начале беседы г-н Шмаков на вопрос «Как вы считаете, профсоюзы сегодня должны вести на баррикады?», ответил — «Конечно, должны». Но немного погодя (когда бдительность доверчивого читателя притуплена правильными речами и почти экстремистскими заявлениями), он уже отмахивается от баррикад, как чёрт от ладана. На практически такой же вопрос главного редактора «ЛГ» — Юрия Полякова — г-н Шмаков заявляет:

«Если поднять народ на баррикады, его потом не остановишь …»

Вот, оказывается, чего боится (и правильно делает!) Председатель ФНПР — что разбуженный народ сломает, сметёт старый государственный аппарат, и уж конечно, призовёт к ответу этого заступничка за права простого люда!

И далее Шмаков продолжает:

» … Я время от времени задумываюсь: а может быть, цель всех этих болотных протестов — поднять народ на баррикады и покончить с Россией? Потому что после каждой революции она скукоживается…»

По этому поводу вспоминается знаменитое ленинское: «Лучше меньше, да лучше» … На подобные рассуждения и домыслы мы вправе заметить — вот время от времени мы задумываемся над вашими словами и делами, господин Шмаков, — а может быть, цель-то у вас — держать народ в узде и обслуживать режим, по возможности придавая внешний лоск нещадной эксплуатации рабочих масс власть имущими?

Все революции — по мнению главы ФНПР — приносили лишь одни убытки рабочему люду (ну конечно, особенно Октябрьская революция). Забастовка — как метод борьбы — тоже, видать, крайне убыточный для пролетария, поэтому не стоит трудиться и искать этого слова у Шмакова — вы его там не найдёте. Вопрос о запрете забастовок он и не упоминает. Главным условием для своей работы Шмаков видит в том, что:

«Мы — не только я, но и весь профсоюзный актив — пока настроены на стабильность».

Разумеется, на путинскую стабильность настроены эти господа, на ту стабильность, которая заключается в стабильном повышении тарифов, стабильном разбазаривании природных ресурсов и стабильной эксплуатации людей труда капиталистами.

Не обошёл вниманием М. Шмаков и вопрос об альтернативных профсоюзах. Говоря об общей характеристике подобных, наш герой тут же впадает в конспирологическую теорию:

«Профсоюзы мешают, и, чтобы уменьшить влияние одной мощной организации, надо создать клоны. Вы посмотрите, все они — те, что остались на плаву, — живут на критике ФНПР».

Это всё из серии, что РОТ Фронт создан, как кремлёвский проект, для борьбы с Зюгановым. Кажется, г-н Шмаков не имеет даже смутного представления о работе тех профсоюзов, которые — по его выражению — «остались на плаву». Слишком высокого о себе мнения Председатель ФНПР, если заявляет подобное. Спрашивается — профсоюз «Защита» или профсоюз «МПРА», например, живут лишь одной критикой? Или же они реально отстаивают интересы рабочих, критикуя ФНПР постольку, поскольку та этого заслуживает, поскольку та вставляет палки в колёса их справедливой борьбе? Ответ очевиден для всех тех, кто хотя бы немножечко знаком с тем, как действует и работает тот или иной независимый профсоюз.

Более того, по мнению Шмакова, эти самые независимые профсоюзы «всех городских сумасшедших собирают под свои знамёна». А вот это уже откровенная ложь. Увы, пока что эта проблема иногда свойственна, если откровенно, для различных левых организаций, но никак не для профсоюзов — ибо где-где, — а вот там бездельникам и фрикам нет места.

Пытаясь облачить различие между ФНПР и прочими профсоюзами в художественную форму, наш герой проводит очень забавную аналогию, сравнивая возглавляемую им организацию и независимые профсоюзы с супертанкером и маленькими моторными лодками соответственно. Мол, моторные лодки мобильны, свободны в критике, а если супертанкер развернётся, его ведь просто так не остановишь, а то и вообще обратно не повернёшь.

Мы отвечаем так же — по-морскому: судя по всему, переложить руль и дать влево хотя бы на градус ФНПР не собирается. Что ж, тем хуже для неё самой.

Мы понимаем, что требовать от профсоюза революционной борьбы невозможно. Однако если экономическая борьба ещё не есть борьба за социализм, то последняя немыслима без этой самой экономической борьбы, ведь именно в ней рабочий начинает верить в себя, в свои собственные силы.

Задача коммунистов — борьба в профсоюзах, борьба с реакционными профсоюзами, ибо в борьбе за создание новых боевых профсоюзах на производстве и в сфере услуг решается, во многом, исход битвы за рабочий класс нашей страны.

ГРАНИТ Иван

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Нестабильная занятость ведет к социальной деградации


Все большее распространение нетипичных (нестандартных, неустойчивых, неформальных, «гибких», атипичных) форм занятости на российском рынке труда, в конечном счете, приводит к социальной деградации работников. Эту мысль озвучил ведущий специалист социально-экономических программ АНО «Центр социально-трудовых прав» (ЦСТП) Петр Бизюков на круглом столе «Регулирование трудовых отношений в условиях неустойчивой занятости», который состоялся сегодня в Москве.

Вывод эксперта основывается на результатах исследования «Изучение практик регулирования рудовых отношений в условиях неустойчивой занятости», проведенного ЦСТП при поддержке Фонда им. Фридриха Эберта в 2012 году. Объектом научных изысканий стали работники, не имеющие официального бессрочного договора. Около 40 человек из разных регионов страны, разных профессий, пола и возраста были опрошены методом свободного, фокусированного, экспертного интервью. Как рассказал корреспонденту «Солидарности» Петр Бизюков, материалы исследования заняли сотни страниц.

По результатам научной работы были выделены группы работников, относящиеся к двум типам трудовых траекторий (причин), которые привели их к необходимости работы в нестандартных условиях: нисходящая и адаптационная траектории. В первом случае, люди пытались получить любую работу, на любых условиях, чтобы предотвратить сползание в нищету с надеждой перейти в итоге на стабильную, гарантированную работу. Однако, этого так и не происходило, а, напротив, высококлассные специалисты в итоге «съезжали» на более примитивную, низкооплачиваемую работу в условиях нестабильной занятости. Во втором случае (как правило, это молодые работники до 25 лет) выбирали наиболее высокооплачиваемую для себя работу, не обращая внимания на условия труда, то есть адаптируясь на рынке труда. Для них нестандартные формы занятости стали вполне обычными, а про, например, бессрочный трудовой договор они ничего и не слышали.

Это, безусловно, играет на руку работодателям, поэтому социально-трудовые взаимоотношения в неформальном секторе принимают совершенно уродливые формы. Например, вот такие:

— Такие условия занятости приводят к тому, что люди серьезно перерабатывают, и у них просто не остается времени на создание семьи или воспитание детей, или на занятия общественно-полезной деятельностью, спортом, хобби, на получение дополнительного образования, — констатировал Петр Бизкюков. – Это называется социальной деградацией.

Вице-президент РСПП Федор Прокопов, присутствовавший на мероприятии, назвал результаты исследования «излишне эмоциональными» и отметил, что его авторы как будто бы изначально придерживались некой позиции, а потом подогнали решение под условия задачи. Он, не соглашаясь с некоторыми выводами, например, считает, что временная неформальная занятость, напротив, может дать шанс работнику найти хорошую, стабильную, постоянную высокооплачиваемую работу в будущем.

При этом депутат Госдумы Михаил Тарасенко заметил, что Всемирная конфедерация профсоюзов на Ванкуверском конгрессе приняла решение о том, что «гибкие» формы организации труда стали тормозом в развитии трудовых отношений, и отбрасывают мир в прошлое.

— Необходимо поставить работодателей перед фактом: государство приняло то или иное политическое решение, которое все потом будут выполнять, — заявил он, касаясь законопроекта о запрете заемного труда. — Должна быть такая постановка вопроса: если ты платишь скрытую зарплату, то не просто унижаешь человека, оставляя его без будущего, но и совершаешь государственное преступление.

В свою очередь секретарь ФНПР Олег Соколов подчеркнул:

— Трудовое законодательство не должно стимулировать «гибкость» рынка труда: оно изначально создавалось как правозащитное законодательство, которое отстаивает права работников. И когда наши уважаемые работодатели говорят о том, что Трудовой кодекс должен стимулировать рост производительности труда, они что-то, на мой взгляд, напутали в тех законодательных инструментах, которые должны для этого использоваться.

Источник статьи

 

Метки: , , , ,