RSS

Архив метки: ФСИН

Избиение Ивана Непомнящих и других людей в колонии

Избиение Ивана Непомнящих и других людей в колонии

Осужденный по «Болотному делу» Иван Непомнящих рассказал о массовом избиении в в ярославской колонии №1.
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

 

Метки: , , , , , , ,

Своеобразный интерес ФСБ к пыткам

Своеобразный интерес ФСБ к пыткам

Один из заключенных, которые жаловались на пытки в колонии ИК-7 республики Карелия, Миша Мгоян, сообщил:  в начале марта к нему приходили некие люди в гражданском, которые представились сотрудниками ФСБ и интересовались нашими правозащитными адвокатами.

Они также требовали от Мгояна отказаться от поданных им жалоб на пытки в колонии ИК-7.

Вот, собственное, полные показания Мгояна
https://red-penza.org/2017/03/25/%d1%84%d1%81%d0%b1-%d1%84%d1%81%d0%b8%d0%bd-%d0%bf%d1%8b%d1%82%d0%ba%d0%b8-%d0%ba%d0%b0%d1%80%d0%b5%d0%bb%d0%b8%d1%8f-%d0%bf%d1%83%d1%82%d0%b8%d0%bd%d1%81%d0%ba%d0%be%d0%b5-%d0%b3%d0%b5%d1%81/

 

Красная Пенза! Сайт коммунистов Пензенской области.

 

Метки: , , , ,

«Врубают в восемь утра на полную «Прорвемся, опера» — и так до отбоя»

«Врубают в восемь утра на полную «Прорвемся, опера» — и так до отбоя»

Дадин колония

Член Совета по правам человека при президенте Павел Чиков рассказывает о проверке карельской ИК-7, где отбывает наказание Ильдар Дадин — оппозиционный активист, осужденный за «неоднократное нарушение порядка пикетирования» и передавший на волю письмо с описанием пыток и издевательств в колонии.

В ночь с четверга на пятницу два члена президентского Совета по правам человека (СПЧ) — глава правозащитной группы «Агора» Павел Чиков и руководитель «Комитета по предотвращению пыток» Игорь Каляпин — направили на имя председателя СПЧ Михаила Федотова отчет по результатам проверки ИК-7 в Сегеже, о пытках в которой рассказал Ильдар Дадин. «Медиазона» поговорила с Чиковым о поездке правозащитников в Карелию и основных тезисах их отчета.
— Сразу вопрос, активно обсуждавшийся в соцсетях. Вы видели у Дадина следы от наручников?
— Вот у человека, допустим, есть порез, два сантиметра, потом образуется корочка, потом она слезает, и на этом месте появляется темная бордовая полоса. У Дадина на руках две такие полосы, они симметричные. Причем они не в том месте, где могут остаться следы от наручников у человека, находящегося в спокойном состоянии, эти полосы сильно сдвинуты от запястья. Как будто наручники наехали на кости. С точки зрения трасологии (криминалистическое учение о появлении следов — МЗ) полосы у Дадина подтверждают его слова про подвешивание на наручниках.
— То есть это доказательство?
— Сам Дадин очень подробно, я бы сказал, дотошно описывал все происходившее с ним. Но важно, что такие же действия администрации описывают и другие осужденные. При этом я особо хочу подчеркнуть, что нам удалось поговорить с пятью заключенными, которые не знали о произошедшем с Дадиным. Ну вот мы заходим к одному, кто уже с апреля сидит на ЕПКТ (единое помещение камерного типа — МЗ). Он изолирован, один сидит, ничего вообще не знает о Дадине.
Раньше там было радио, причем с какими-то новостями. И сразу после письма Дадина его поменяли на «Европу Плюс», где никаких новостей нет. Так вот, все эти заключенные, не знающие про скандал с письмом, подтверждают слова Дадина про пытки. В том числе в деталях: про наручники, про голову в унитаз. Они говорят и о громкой музыке, там «Любэ» постоянно. Врубают в восемь утра на полную «Прорвемся, опера» — и так до отбоя. И это все орет на максимуме. Кроме «Любэ» включают десятиминутную запись о правах и обязанностях осужденных. Динамики особые стоят для усиления звука.
— А что говорят обычные заключенные в колонии, а не те, кто сидит в ШИЗО?
— Мы с Каляпиным были только в ШИЗО и на строгих условиях [содержания], перед нами стояла именно такая задача. И говорили именно с заключенными оттуда. А в самом лагере не были. Там сидят 600 человек. Конечно, большая часть уживается как-то. Избивают не всех без исключения, а того, кто самый принципиальный.

— Как к вашему визиту отнеслась администрация колонии? Помогали, мешали?
— Отношение администрации менялось. Сначала было письмо о посещении со стороны ФСИН, а параллельно ему распоряжение Рудого (Анатолий Рудый, замглавы ФСИН — МЗ) УФСИН Карелии, чтобы не давать нам использовать никаких записывающих устройств, не показывать никаких документов. То есть встретили нас так: с Дадиным идите поговорите, но больше ничего не дадим сделать.
Мы сказали, что так не пойдет. Каляпин доложил Федотову, что тогда смысла нет проверку проводить. Хотя было понятно, что с Дадиным мы встретимся. Но даже на нашу встречу в маленькую комнату для встреч с адвокатами зашли полковник и подполковник. Мы сказали, что при них общаться не будем. Они там звонили, согласовали. Это был первый успех. Потом было долгое препирательство и перетягивание каната с обращениями к Федотову. И он уже через руководство ФСИН получил согласие на наши действия. В итоге нам позволили все, кроме аудио- и видеофиксации и доступа к документам.
Такое бывает с членами Совета по правам человека. Обычная ситуация, и именно поэтому было предложение — включить их по закону в список лиц, которые могут посещать спецучреждения наравне с членами ОНК. Вообще надо устранить монополию Общественной палаты на назначение наблюдателей, чтобы наравне с ней членов ОНК выдвигали омбудсмен и СПЧ. Чтобы была система сдержек и противовесов.
— Вернемся к взаимоотношениям с администрацией. Они вам показали видео с камер?
— Сотрудники нам показали эпизод применения физической силы в отношении Дадина. По их словам, такие записи хранятся два года. Обычные записи, по их словам, они хранят 30 дней. Не исключено, что и больше. При этом они ссылаются на внутренний приказ. На серверах большой объем информации, в колонии десятки камер, если не сотни. Есть еще нагрудные видеорегистраторы, то есть там гигантский объем данных. Поэтому они и говорят про 30 дней, что возможности хранить больше нет.
Сам Дадин говорил, что пытки были и за последний месяц. Но избивали не его, а других заключенных в коридоре, он это якобы слышал и видел. Мы попросили посмотреть эти записи, но нам показали только Дадина в ШИЗО. Если бы Следственный комитет захотел, он бы забрал все сервера и изучил.
— Начальник колонии Сергей Коссиев, которого Дадин лично обвинял в избиениях, во время вашей проверки так и находился в отпуске?
— Да, он в отпуске с 14 октября. И сразу на месяц. Вот в следующий понедельник должен на работу выйти. Так что мы его не видели. Его из отпуска не отозвали, и понятно, что это было отдельное решение. Подержать в отдалении, пока страсти не утихнут.
— Есть ли какие-то перспективы, что в колонии найдут нарушения? Может ли речь идти о возбуждении уголовного дела против сотрудников ФСИН?
— Нет никаких оснований полагать, что прокуратура и СК выявят нарушения. Если бы такое произошло в Татарстане — СК бы дело возбудил, думаю. Зеков бы всех допросили, меры госзащиты к ним применили, отстранили бы начальника учреждения, допросили медперсонал, нашли бы возможность для сотрудников дать показания на свое начальство. А в Карелии не было своей прививки «Дальним» (ОВД «Дальний» в Казани, после смерти задержанного в котором начались проверки по всем отделам полиции Татарстана и было возбуждено около сотни уголовных дел — МЗ). Тут вообще не принято возбуждать дела на сотрудников ФСИН. Они с трудом вспомнили, что года три назад кого-то из сотрудников за пронос телефона привлекали. Даже опыта расследования таких дел нет у местного СК.
Есть и второй фактор: колония, наряду с деревообрабатывающим предприятием —градообразующее предприятие в Сегеже. Есть цепочка производства, в которой задействована колония, там есть цеха. То есть никого трогать не будут.
— А значит, и в жизни колонии мало что поменяется?
— Там очень тонко выстроенная система абсолютно невыносимых условий содержания. Есть зеки, прошедшие десять лагерей. Так они говорят, что здесь хуже всего. Есть час на уборку в распорядке дня — ты ровно час убираешься. Неважно, убрался ты раньше, все равно убирайся этот час. Или просмотр телевизора: вот есть полчаса. Все эти полчаса ты обязан смотреть на экран. Прием пищи. Тебе принесли еду, вот сидишь и ешь. Никого не волнует, что это свинина, а заключенный мусульманин. Как бы это сказать? Это дрессировка, просто цирк с конями. Тотальное отсутствие свободного времени. Дадин говорит, я не могу даже жалобу написать, я постоянно голодный. Все свободное время хочу есть и не могу ничего сделать. И любой момент только для этого использую.
— И вопрос про здоровье Ильдара Дадина? Как он себя чувствует после избиений?
— Мы с ним разговаривали. Он говорит, как бывший боксер. Они там бьют аккуратно, не оставляют следов. То есть бьют не для того, чтобы убить, а относительно несильно. Поэтому у них и трупов нет. Мы общались с психологом колонии. Я спрашиваю, а были ли у вас суициды, и получаю ответ: ну, лет восемь назад были. А членовредительство? Последний раз в 2013 году. При этом мы опросили заключенных: кто-то вскрывается (вскрывает вены — МЗ), но статистика замалчивается.
Есть все основания полагать, что у него проблемы с нервами. Его потрясывает, он часто останавливается и переводит дух, эмоций никаких не проявляет, частит, торопится. Хотя мы с ним пять часов провели. Это вообще сейчас другой человек, чем, например, на видео с интервью пару лет назад.

«Врубают в восемь утра на полную «Прорвемся, опера» — и так до отбоя»

 

Красная Пенза! Сайт коммунистов Пензенской области.

 

Метки: , , , , , , , , ,

При ликвидации пермской колонии исчезла зарплата осужденных за два года

При ликвидации пермской колонии исчезла зарплата осужденных за два года

заключенная зарплата кража

В ликвидируемой исправительной колонии-поселения № 34 в Пермском крае 69 заключенным не выплачена заработная плата за 2014-15 годы. Общая сумма задолженности составляет около 256 тысяч рублей, сообщило 14 октября ИА «Перископ» со ссылкой на краевую Общественную наблюдательную комиссию (ОНК).

Ликвидация КП-34, действовавшей в поселке Валай Чердынского района, официально началась в декабре 2015 года по экономическим соображениям. Это была одна из самых удаленных и труднодоступных колоний края.

Неполучившие деньги осужденные работали на лесозаготовках.

К настоящему моменту они переведены в ныробскую колонию. Члены ОНК не смогли получить объяснений о невыплаченной зарплате от ликвидационной комиссии. Им лишь дали информацию, что общая кредиторская задолженность КП-34 составляет более 30 млн рублей, и что одним из предполагаемых виновников невыплаты является главный бухгалтер колонии, который

должен был разместить заработок на личные счета осужденных. Он продолжает работу в системе ФСИН в аналогичной должности в другой колонии.

Напомним, что невыплата заработной платы является уголовным преступлением и предусматривает наказание до трех лет лишения свободы. Заключенный Александр Малышев пытается взыскать деньги с пермского ГУ ФСИН через суд.

https://red-penza.org/2016/10/14/%d1%84%d1%81%d0%b8%d0%bd-%d0%bc%d0%be%d1%88%d0%b5%d0%bd%d0%bd%d0%b8%d0%ba%d0%b8-%d0%ba%d1%80%d0%b0%d0%b6%d0%b0-%d0%b7%d0%b0%d0%ba%d0%bb%d1%8e%d1%87%d0%b5%d0%bd%d0%bd%d1%8b%d0%b5-%d0%b7%d0%b0%d1%80/

 

Метки: , , , ,

После избиения в колонии у активиста Мохнаткина обнаружены переломы позвоночника


У правозащитника и активиста Сергея Мохнаткина, заключенного в колонию строгого режима в Архангельской области, обнаружены переломы позвоночника. Об этом говорится в заключении судебно-медицинской экспертизы, с которой удалось ознакомиться редакции Каспаров.ru.

В заключении судебных медэкспертов от 17 марта говорится, что у Мохнаткина «имеются телесные повреждения характера консолидированных компрессионных переломов 1 и 2 поясничных позвонков».

Это значит, что переломы уже сросшиеся и были получены давно. То есть, судмедэксперты отрицают связь данных травм с избиением пожилого политзаключенного в колонии 4 марта. Эксперты утверждают, что образование данных повреждений от «удара в область поясницы исключается».

При этом за полтора месяца до экспертизы, 4 февраля 2016 года, у Сергея Мохнаткина не было обнаружено перелома, а также его не беспокоили боли в спине.

В выписке из истории болезни в графе «экспертиза трудоспособности» указано «трудоспособен». Кроме того, гражданская жена Мохнаткина Татьяна рассказала корреспонденту Каспаров.ru, что ранее он никогда не жаловался на боли в спине.

В новом же заключении судмедэкспертов отмечается, что «телесные повреждения повлекли за собой значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть и по этому признаку оцениваются как тяжкий вред здоровью».

Как ранее писал Касапров.ru, защитник активиста Владимир Степанов рассказал, что на заседании суда 25 марта Мохнаткин сообщил, что не может участвовать в процессе из-за плохого самочувствия. По словам Степанова, Мохнаткина беспокоят боли в позвоночнике, ноги его не слушаются, иногда он падает, при транспортировке активист не смог забраться в автозак. Несмотря на то, что врачи СИЗО-4 по Архангельской области, где находится правозащитник, колют активисту обезболивающее, по словам Степанова, состояние его подзащитного «оставляет желать лучшего».

Напомним, в колонии, где Мохнаткин находился до этапирования в СИЗО, против 62-летнего политзека было возбуждено дело по статье об оскорблении представителя власти. Потерпевшим по делу проходит начальник отряда, в котором содержится Мохнаткин. По словам Степанова, 4 марта сотрудники ФСИН попытались на время суда этапировать Мохнаткина в СИЗО. Правозащитник потребовал письменное распоряжение о переводе, без которого перевод невозможен, однако получил отказ. Тогда он лег на пол, чтобы воспрепятствовать транспортировке. Как рассказал защитнику Мохнаткин, за это сотрудники колонии вшестером избили его.

Тверской районный суд Москвы 10 декабря 2014 года приговорил Мохнаткина к четырем годам и шести месяцам колонии строгого режима по обвинению в применении насилия в отношении полковника полиции Сергея Шорина. Свидетели защиты и сам Мохнаткин в ходе процесса заявляли, что Шорин душил правозащитника при задержании. В автозаке активист был избит.

Мохнаткин осужден во второй раз. Первый раз он был задержан на акции «Стратегии-31» на Триумфальной площади в Москве 31 декабря 2009 года. В связи с избиением полицейскими Мохнаткин подал заявление, но дело было развернуто против него, и суд отправил его в колонию общего режима, где он пробыл более двух лет и был помилован за два месяца до окончания срока. После этого он стал активным участником протестного движения.

 

Метки: , , , ,

«Чтобы не умничали»: мать политзека о законах, которые не писаны для ФСИН



Во время оппозиционных протестов в начале 2012 года антифашист Алексей Сутуга охранял демонстрации от провокаторов и нападений хулиганов. В том же году он был арестован за драку с националистами, которая произошла несколькими месяцами ранее. В итоге следствие признало, что к драке он не имел отношения: его выпу стили из СИЗО, а в январе 2014 года дело прекратили по амнистии.

В апреле того же года после неоднократных угроз сотрудников Центра по борьбе с экстремизмом он был вновь взят под стражу за другую драку, хотя сами пострадавшие позднее отказались от показаний. При задержании его расспрашивали о поездке на Майдан и связях с оппозицией. В итоге 30-летний антифашист по прозвищу «Сократ» получил три года, а уже в колонии под Иркутском ему назначили год содержания в одиночной камере за незастегнутый воротник. Алексей Сутуга был признан политическим заключенным Правозащитным центром «Мемориал».
В разговоре со «Спектром» его мать — Ольга Сутуга рассказала, как помощь сыну привела ее к мысли о том, что поддерживать нужно всех политзаключенных — сейчас она организовала «Университет для политзека».

— Почему вы решили создать образовательный проект для политзеков?

— Сначала вступила в группу «Сказки для политзаключенных», там участники рассылают рассказы собственного сочинения и интересные статьи. (Осужденный за нарушение закона о пикетах — прим. «Спектра») Ильдар Дадин в ответ написал: «Спасибо, интересно, но еще интересуют статьи по политологии». Его поддержал (фигурант «Болотного дела» — прим. «Спектра») Дмитрий Бученков, и мы решили, что нужно не только сказки слать, которые поднимают настроение, но и серьезные материалы.

Недавно (преподаватель Московского медицинского университета им. Пирогова — прим. «Спектра») Бученков прислал мне статьи по социологии о государственных служащих. В дальнейшем он хочет использовать материалы для продолжения формального образования — будущая научная работа называется «Государственная должность и проблемы ее функционирования в обществе», где он рассматривает, как попадание человека в эту среду, меняет его. Рецензенты — научные сотрудники, которых я нашла, среди них политолог и социолог. Я ведь сама тоже преподаватель — учу графическому дизайну, плюс еще есть психологическое образование.

— Какие самые характерные проблемы?

— Сейчас все тяжелей передать в тюрьмы книги, чтобы не умничали, видимо. Когда Леша по первому делу сидел, то без проблем с книжных магазинов засылали. К примеру, (вышедший на свободу осужденный по «Болотному делу» — прим. «Спектра») Алексей Полихович послал книги Бученкову — ничего не дошло. Такая ситуация по всей стране — в лучше случае книги возвращаются.

Сейчас выкручиваемся распечатками с принтера — в выходные книгу о событиях накануне Второй мировой уместила на 150 страницах мелким шрифтом и без полей. Недавно Бученкову отправила «Взаимопомощь, как фактор эволюции» Петра Кропоткина — третье письмо готовлю. В СИЗО недорого отправлять простым письмом, а в колонию разрешено только заказным, а это уже сто рублей.

В местных же библиотеках — всякая ерунда, книг по политологии, социологии и философии, что хотел Леша, нет. В лучшем случае есть классика — и то не больше трех произведений в месяц разрешено выдавать на руки.

— Вы переписываетесь с большим количеством арестантов. На что рекомендовали бы обратить внимание при переписке?

— Естественно, не нужно плакаться — помочь арестант не сможет, а только расстроится. Нужны не только новости про погоду и куда сходил. Нужна информация об обществе в целом, ведь у них нет доступа к газетам и телевидению. Кому-то нужна информация, как поддержать здоровье в закрытом помещении. Кому-то про веру или психологическую помощь, ведь все время в закрытом пространстве, и для человека нужно создать новые эмоции, новые впечатления.

Со временем заключенные начинают думать, что весь мир уменьшился до размеров камеры и кажется, что вокруг ничего нет — ни магазинов, ни концертов, ни выставок. Только твои соседи, которых можно назвать обычными гопниками. Эти люди рассказывают о своем взгляде на мир, каким его видят, и у новых заключенных со временем появляется ощущение мира в таких же тонах. Часто письма не доходят, например, Леше из пяти моих писем только одно отдают. Письма друзей тоже не пускают — специально создают ощущение, что тобой никто не интересуется.

— Для осужденных возможно дистанционное обучение, какие здесь существуют подводные камни?

— Организуешь нескольких заключенных на месте, пишешь заявление, поступает заявление со стороны родителей. После этого ФСИН ставит компьютеры, куда присылают материалы. Ребята занимаются, пересылают задание в институт, а на время сессии в колонию приезжают преподаватель. Так один мой товарищ защитил два диплома — потом объяснял, как лучше выстраивать отношения. Это все негосударственные вузы, однако одни преподаватели к своей работе относятся с энтузиазмом, другие предпочитают брать взятки.

Сейчас Олег Навальный получает юридическо-экономическое образование в Университете «Синергия», но собирается переводиться в местный университет. По словам Людмилы, его матери, Олег еще в частном порядке занимается английским языком. Официального запрета на юриспруденцию нет, но со стороны начальства существует неодобрение, мол, такие заключенные не будут сотрудничать.

Людмила — очень продвинута в плане того, как вести себя с ФСИН. Уже существуют большие наработки. Я общаюсь с большим количеством семей заключенных — есть список политзаключенных от «Росузника» и «Мемориала», потом нахожу их родственников в Facebook. Например, мама Геннадия Афанасьев, которая поддерживает родню режиссера Олега Сенцова и тащит на себе буквально всех «крымских террористов». Если ребята получат свободу, то это ее заслуга.

— Насколько администрация готова отпускать зеков на учебу?

— Вообще есть общий приказ по ФСИН, что люди без среднего образования должны обязательно посещать школу. И ФСИН в целом приветствует бакалавр, но не каждая колония хочет с этим связываться — зачем им лишние глаза в своих владениях?

Начальству не нужна социализация людей, которую приносит с собой учеба. Они даже (участника «Стратегии-31» — прим. «Спектра») Сергея Мохнаткина не хотят лечить, мол, ты преступник и тебе не положено. Отношение, как к людям не второго, а последнего сорта — ни лечения, ни образования, ни контактов с родственниками.

Вот есть случай (осужденного по делу «Автономной боевой террористической организации» — прим. «Спектра») Ивана Асташина, который хочет учиться в Современной гуманитарной академии. В нынешней колонии заявили, что дистанционное образование невозможно — думаю, что отписка, ведь по закону любая колония обязана организовать. По словам его мамы, предложили перевести в другую колонию, но не хочет — он подвергался там жесткому прессингу. Мой Алексей хотел, как и все анархисты, изучать политологию, но ему остается год, поэтому решили заняться сейчас самообразованием, чтобы потом уже поступить в вуз.

— Когда Олег Навальный попал в колонию, то из-за частых визитов правозащитников администрация стала лояльнее относиться к осужденным. Как в этом плане дело обстоит с Алексеем?

— Нельзя сравнивать колонии недалеко от Москвы и за Уралом — они гораздо менее цивильные. Судя по тому, что рассказывают родственники и вижу я сама, начальство таких колоний считает, что Москва далеко и можно творить, что хотят. В европейской части боятся получить по шапке за то, что в дальних колониях делают без проблем.

В целом влияние СМИ на администрацию ограничено — да, начинают бояться, но чинят все те же препятствия. Действительно влияет Общественная наблюдательная комиссия — постоянно держат в зоне внимания, постоянно посещают. Но опять же, сколько Святослав Хроменков из организации «Сибирь против пыток» жалоб не писал и пикетов не организовывал, но ситуация остается прежней.

Вот самый безобидный пример: заключенный имеет право за свои средства выписать литературу, Леша так сделал, но они не выдали. Пишу жалобу начальнику, а они пришли к сыну и заставили написать, что все получил. В противном случае всю его камеру по коллективной ответственности отправят в ШИЗО (штрафной изолятор — прим. «Спектра»).

Алексей Сутуга. Фото из личного архива

— И каково это быть матерью политического активиста?

— Политические пристрастия сына знаю давно и разделяю. Сказать, что я анархистка не могу — только начинают читать книги Михаила Бакунина и Нестора Махно, но принципы анархизма сама соблюдаю. Когда следователь мне вешал лапшу на уши, то я сказала, что сына знаю давно и ничем не удивит.

Страшно, когда твоего родственника арестовывают — что ждать непонятно. Чтобы взаимодействовать с ФСИН, нужно вести поисковую деятельность, как и в любой науке. Когда поняла, то стало намного легче. Когда начала интересоваться тем, как система соблюдает свои законы, то сперва было все непонятно.

Я подошла с научной точки зрения — стала читать Уголовно-исполнительный кодекс, советовалась с адвокатами, искала разъяснения в Сети, где юристы на конкретных примерах показывают, как это работает. Единственный вывод — законы есть, но только они писаны нам, а не им. ФСИН ведь поворачивает законы, как выгодно сотрудникам.

— И какую решили выбрать тактику?

— Чтобы добиться результата можно опереться на букву закона, а можно платить деньги, что многие и делают. Можно качать права, указывая на нарушения, а можно дать шоколадку приемщице передач и человек в нагрузку получит еще несколько лишних килограмм. Другое дело, что политическим такой путь не светит — слишком пристальный контроль. Только предложи взятку и тебя посадят вместо с твоим ребенком.

 

Метки: , , ,

В калмыцкой колонии распяли заключенного, остальные зашили рты


Худшее, что могло произойти накануне рассмотрения Госдумой РФ во втором чтении скандального «закона садистов» о применении силы в колонии, — зверское убийство заключенного. Но именно это и случилось.

В колонии №1 республики Калмыкия до смерти запытали 28-летнего осужденного Дмитрия Батырева. Несчастному нанесли, по мнению экспертов, около 100 (!) ударов резиновой палкой, ногами и руками. Тюремщики попытались выдать это за самооборону — дескать, он сам бросился на них, и они вынуждены были применить спец средства.

Сотни арестантов объявили голодовку и зашили себе рты, протестуя против пыток и требуя честного расследования этого случая. В итоге Уголовное дело было возбуждено. Но будут ли привлечены виновные? И что станет теперь с «кровавым» законопроектом? Все это выяснял «МК».

Дмитрий Батырев скончался днем 20 ноября в ФКУ ИК-1 УФСИН России по республике Калмыкия. Узнали об этом вечером благодаря звонку на «горячую линию» Gulagu.net. Звонивший рассказал и об обстоятельствах: накануне Батырев был доставлен конвоем в колонию в наручниках, передан сотрудникам оперативного отдела ИК, а уже те убили его. Родственники убитого бросились в морг и сделали фото и видеосьемку тела, зафиксировав следы пыток.

— Батырева, судя по всему, сначала «распяли»: приковали лицом вниз на твёрдой поверхности, закрепив с помощью наручников ноги и руки на растяжке, — говорит координатор «Гулагу. Нет» Антон Дроздов. — После этого его избивали твёрдыми предметами. По крайней мере об этом может свидетельствовать характер травм. Эксперты, которым мы показали видео, настаивают, что было нанесено не менее сотни ударов. Это привело к мощнейшему внутреннему кровоизлиянию и последующей остановке сердца.

Видео действительно страшное. На нем тело изуродовано до неузнаваемости. За что могли Так быть человека? Надо заметить, что Дмитрий не серийный маньяк, получил сравнительно небольшой срок — 3 года колонии по 111 УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью).

— Во время приема этапа осужденный Батырев в категорической форме отказался от обыска, — сообщает пресс-служба местного УФСИН. — Он вытащил изо рта лезвие от одноразового бритвенного станка и напал на сотрудников. В результате двое получили порезы и ушибы. В целях пресечения противоправных действий осужденного сотрудниками были применены физическая сила и специальные средства (ПР-73, БР — резиновая палка, наручники). После осужденный был осмотрен терапевтом, в последующем находился под наблюдением медработника. Примерно в 15 часов 00 минут осужденный Батырев стал жаловаться на состояние здоровья, и был госпитализирован в больницу, где примерно в 15 часов 40 минут скончался.

В этом сообщении есть явные нестыковки. Даже если предположить, что «вооруженный до зубов» одним лезвием бритвы напал на сотрудников, неужели недостаточно было его скрутить и сковать наручниками? Зачем потребовалось наносить такое количество ударов? Почему применение спецсредств не было зафиксировано на видео? Почему избитого утром поместили в больницу только в 15.00?

— Я не верю ни единому их слову, — плачет сестра убитого Надежда. — Те, кто бил моего брата, настоящие изверги, ведь на нем нет живого места.

Как бы то ни было, не веря в объективность расследования смерти Батырева больше 400 заключенных колонии объявили 21 ноября всеобщую голодовку, некоторые (из отряда усиленного содержания) даже зашили рты проволокой. На следующий день акция протеста была прекращена.

— Причиной стало «выполнение» требований осужденных, которые просили привлечь виновных в убийстве Батырева к ответственности и заключить их под стражу, — говорит правозащитник Игорь Голендухин. — Заключенным сказали, что уже 2 человека задержаны, зам начальника по оперативной работе уволен, одному из сотрудников дежурной части учреждения объявлен выговор. Однако администрация применила уловку и обманула осужденных и их родственников! Уголовное дело по факту смерти возбуждено, но еще не было ни одного задержания. Более того, неизвестные сотрудники — предположительно УФСИН и (возможные подозреваемые) приходили в морг, где хранится тело Батырева, чтобы взять кровь для каких-то анализов. Считаем, что в настоящее время предпринимаются попытки как-то повлиять на ход проверки и уйти от ответственности.

В следственном отделе по городу Элиста следственного управления СК РФ по Калмыкии подтвердили, что возбуждено уголовное дело по ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий, с применением насилия, с использованием специальных средств с причинением тяжких последствий) и ч. 4 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего). Дело взял на контроль Совет по правам человека при Президенте РФ. Есть шанс, что виновные в смерти Батырева будут наказаны.

Но если бы это случилось после принятия «закона садистов», они равнялись бы нулю. В документе прописано, что против применивших силу и спецсредства тюремщиков нельзя возбуждать уголовные дела. Случай в Калмыкии — очередное доказательство, что нельзя принимать «кровавый» законопроект без серьезных корректировок. Напомним, что он предполагает четыре принципиально важный момента: расширение перечня спец средств, их применение за незначительные нарушения, сообщение об этом прокурору только в срок 24 часа (за это время можно спрятать все следы). Если и без этого в российских тюрьмах убивают заключенных, то что будет после?

 

Метки: , , , , , , , , ,

Зэки-туберкулёзники опять бунтуют в Башкирии


8 июня в лечебно-исправительном учреждении №19 в Салавате заключенные устроили бунт. Как сообщили в пресс-службе УФСИН России по РБ, несколько десятков человек закрылись в комнатах одного из отрядов, более 20 забрались на крышу, тем самым выражая протест против администрации тюрьмы.

На место прибыло руководство ГУФСИН, сотрудники прокуратуры, омоновцы. В данное время там идут переговоры.

В ЛИУ-19 лечат осужденных, заболевших туберкулезом, практически со всех регионов страны. Здесь содержится более 400 человек. Среди них есть и ВИЧ-инфицированные пациенты.

Кстати, ЛИУ-19 примыкает к колонии строгого режима ИК-2, где в мае произошли аналогичные акции массового неповиновения.

«Группа осужденных численностью более 100 человек попыталась противодействовать законным действиям администрации. Они били стекла, собрались на плацу, часть из них залезла на крышу отрядного общежития. Осужденные требовали не этапировать подозреваемых в организации массовых беспорядков для проведения следственных действий», — цитирует Интерфакс сообщение пресс-службы УФСИН по республике.

 

Метки: , ,

Правительство предлагает расширить список, позволяющий применять силу в тюрьмах


Правительство внесло в Госдуму законопроект, расширяющий основания для применения физической силы, огнестрельного оружия и спецсредств в отношении заключенных, следует из документа, опубликованного Российской газетой.

Из законопрокта следует, что сотрудники колонии или СИЗО имеют право применять физическую силу к заключенным: «для пресечения преступлений и нарушений режима содержания; при исполнении обязанностей по конвоированию; для задержания осужденного или заключенного под стражу; для преодоления противодействия законным требованиям сотрудника уголовно-исполнительной системы».

Спецсредства, по данному законопроекту, разрешено применять, к примеру, при конвоировании и охране, если заключенный «своим поведением дает основание полагать, что может совершить побег либо причинить вред окружающим или себе».

К спецсредствам относятся наручники или при их отсутствии иные подручные средства связывания, специальные палки, газовые средства, электрошоковые и светошоковые устройства, служебные собаки, световые и акустические спецсредства, средства сковывания движения, водометы, бронемашины и средства разрушения преград.

По словам основателя портала для заключенных Gulagu.net Владимира Осечкина, данные поправки могут привести к неоправданному применению насилия: «за любое нарушение правил внутреннего распорядка», — передает РБК.

Также отмечается, что сотрудникам колоний и СИЗО больше не придется докладывать прокурору о каждом случае применения спецсредств. Это необходимо делать, только в случае гибели заключенного.

Ранее сообщалось, что заключенные, бунтовавшие в Башкирской колонии, составили около 300 жалоб на ее руководство. Республиканское управление ФСИН намерено возложить всю ответственность за бунт на троих заключенных, переведенных для этой цели из ФКУ ИК №2 в СИЗО №1 Уфы.

 

Метки: , , ,