RSS

Архив метки: ЦАРИЗМ

За что я люблю народовольцев


Николай Троицкий

Полагаю, что в рамках нашего семинара уместным будет мое выступление в защиту моих любимых героев (не скажу террористов) народовольцев. Защищать их я буду не столько от участников семинара, сколько от модной сегодня тенденции к посрамлению «Народной воли», причем популяризируют эту тенденцию как ученые-историки, так и юристы, беллетристы и даже театральные режиссеры.

Итак, за что я люблю народовольцев? За то, что они — не без исключений, конечно, но как правило — в высшей степени наделены качеством, редким вообще, во все времена, а в наше время особенно (не могу даже представить себе хоть одного из наших чиновников любого ранга хотя бы с малой долей такого качества). Это качество — бескорыстие, совершенное, в корне, отсутствие всякой корысти, «одной лишь думы власть, одна, но пламенная страсть» бороться за освобождение русского народа от самодержавного деспотизма, чиновничье-помещечьего гнета, бесправия и нищеты, бороться всеми средствами, вплоть до террора.

К террору как средству борьбы все народники и народовольцы, за единичными исключениями, относились резко отрицательно. «Террор — ужасная вещь, — говорил С.М. Кравчинский, — есть только одна вещь хуже террора: это безропотно сносить насилие». Хулители «Народной воли» замалчивают тот факт, что она 10 сентября 1881 г. заявила протест против убийства президента США Дж. Гарфилда, подчеркнув: «в стране, где свобода личности дает возможность честной идейной борьбы, политическое убийство есть проявление того же духа деспотизма, уничтожение которого в России мы ставим своей задачей».

И в России народовольцы предпочитали мирный путь преобразования страны, когда царизм, «не дожидаясь восстания, решится пойти на самые широкие уступки народу», восстание «окажется излишним» и «тем лучше: собранные силы пойдут тогда на мирную работу». Лишь разгул «белого» террора со стороны царизма вынудил народников обратиться в качестве ответной меры к террору «красному». Смерч правительственных репрессий против мирных пропагандистов 1874–1878 гг. (до 8 тыс. арестованных только в 1874 г.), десятки политических процессов тех лет с приговорами по 10–15 лет каторги за печатное и устное слово, наконец — 16 смертных казней только в 1879 г. за недоказанную «принадлежность к преступному сообществу», «имение у себя» революционных прокламаций, передачу собственных денег в революционную казну и т. д. — все это заставляло прибегать к насилию (хотя бы в целях самозащиты) даже людей, казалось, органически не способных по своим душевным качествам на какое-либо насилие. Вот что сказал об этом со скамьи подсудимых перед оглашением ему смертного приговора народоволец А.А. Квятковский: «Чтобы сделаться тигром, не надо быть им по природе. Бывают такие общественные состояния, когда агнцы становятся ими».

Нынешние обличители «Народной воли», перепевая хулу царских карателей, гротескно преувеличивают масштаб ее террора. Историки А.А. Левандовский, А.Н. Боханов, Ф.М. Лурье, беллетристы Елена и Михаил Холмогоровы изображают народовольцев исключительно «бомбистами», производящими «жуткое впечатление», «всякой нечистью» вроде Желябова и Перовской, бичуют «кровавую оргию» «Народной воли», ее террористический «шабаш». Беллетрист Юрий Гаврилов измыслил, что «в результате мощного взрыва 19 ноября 1879 г. были убитые, раненые, искалеченные», а 1 марта 1881 г. «мальчику-разносчику осколком срезало голову», и эти измышления дословно воспроизвел историк Г.Е. Миронов. Кстати, участники нашего семинара М.П. Одесский и Д.М. Фельдман, в представлении которых «Народная воля» – это всего-лишь «партия террора», тоже уверяют нас, что при взрыве 19 ноября пострадали «рядом (с царем. — Н.Т.) стоявшие».

В действительности мальчик Николай Максимов, хотя и был случайно ранен 1 марта и плакал от боли, но не с отрезанной же головой, а 19 ноября пострадал только багажный вагон свитского поезда с крымскими фруктами, но никто из людей не получил «никаких повреждений» (царь проехал благополучно вообще другим поездом).

Всего же за 6 лет своей «кровавой оргии» (1879–1884) народовольцы казнили 6 (шесть) человек: императора Александра II, шефа тайной полиции Г.П. Судейкина, военного прокурора В.С. Стрельникова, двух шпионов (С.И. Прейма и Ф.А. Шкрябу) и одного предателя (А.Я. Жаркова). Во всех этих террористических актах, вместе взятых (включая 8 покушений на царя), участвовали 20 рядовых народовольцев, известных нам поименно, плюс члены и агенты ИК (всего — 36), которые, однако, занимались не столько террористической, сколько пропагандистской, агитационной, организаторской, издательской и прочей деятельностью. Между тем, за участие в делах «Народной воли» только с 1880 по 1884 гг. были репрессированы, по официальным данным, не менее 10 тыс. человек.

Таковы масштабы и удельный вес террора по сравнению с другими сторонами деятельности «Народной воли». Она была политической, революционной, но не террористической партией. С целью подготовки народного восстания партия создала, кроме 80–90 местных организаций, четыре специальные организации всероссийского значения: Рабочую, Студенческую, Военную и «Красного креста», а также агентуру в Департаменте полиции и собственное заграничное представительство в Париже и Лондоне, издавала пять газет и журналов и множество прокламаций неслыханными для того времени тиражами по 3–5 тыс. экземпляров. Террор же, как это диктовала программа «Народной воли», был всего лишь одним из многих средств, призванных готовить народное восстание.

Современные «разоблачители» «Народной воли» говорят (громче всех — бывший историк КПСС с характерной фамилией Л.Н. Краснопевцев), что народовольцы, якобы, «рвались к власти». Как тут не вспомнить того из персонажей Н.С. Лескова, который норовил «такой клеветон написать, чтоб во все страны фимиазм пошел»! Рвался ли к власти Андрей Желябов, арестованный еще до цареубийства и потребовавший из тюрьмы приобщить его к делу о цареубийстве ради того, чтобы на суде перед неизбежно смертным приговором достойно представить свою партию? Только в «клеветоне» можно предположить, что рвалась к власти Софья Перовская, которая еще до ареста говорила: «Мы затеяли большое дело. Быть может, двум поколениям придется лечь на нем, но сделать его надо», а перед казнью написала из тюрьмы матери: «Я о своей участи нисколько не горюю, совершенно спокойно встречаю ее, так как давно знала и ожидала, что рано или поздно, а так будет Я жила так, как подсказывали мне мои убеждения; поступать же против них я была не в состоянии, поэтому со спокойной совестью ожидаю все, предстоящее мне».

Вера Фигнер свое последнее слово на процессе «14-ти» начала так: «Я часто думала, могла ли моя жизнь кончиться чем-либо иным, кроме скамьи подсудимых? И каждый раз отвечала себе: нет!». «Прекрасна смерть в сражении!» — восклицал в письме к родным Александр Михайлов после вынесения ему смертного приговора. Тем же духом самопожертвования проникнуты предсмертные письма Александра Баранникова («Живите и торжествуйте! Мы торжествуем и умираем!») и Льва Когана-Бернштейна («Я умру с чистой совестью и сознанием, что до конца оставался верен своему долгу и своим убеждениям, а может ли быть лучшая, более счастливая смерть?»). Таким народовольческим документам, опубликованным и еще хранящимся в архивах, нет числа. Сколько же надо иметь в себе «фимиазма», чтобы клеветать на этих людей, будто они «рвались к власти»! Каждый из них (кроме буквально единиц) «рвался» к борьбе, готовый душу положить за народ, о собственной же славе и власти думал «так же мало, как о том, чтобы сделаться китайским богдыханом».

Ненавистники народничества переносят свою антипатию даже на российское общество 1870–1880-х годов за его сочувствие народникам. В этом сошлись юрист Анатолий Кучерена и театральный режиссер Марк Захаров, которые вслед за историком Ф.М. Лурье клеймят оправдание Веры Засулич судом присяжных как «вопиющий подрыв законности», «индульгенцию террористам» и свидетельство недоразвитости российского общества в смысле цивилизации. Знали бы Лурье, Захаров и Кучерена, что оправдательному приговору по делу Засулич рукоплескали присутствовавшие в зале суда государственный канцлер Российской империи светлейший князь Александр Михайлович Горчаков и … Федор Михайлович Достоевский!

Кстати, кандидат юридических наук Кучерена славит как «великого русского юриста» прокурора Н.В. Муравьева, речь которого по делу 1 марта 1881 г. он считает «блистательной». Между тем, с юридической точки зрения речь Муравьева посредственна. Исследовать что-либо, выявлять и аргументировать прокурор не имел нужды: фактическая сторона обвинения была очевидна, каждый из подсудимых признал ее, в достатке имелись и вещественные доказательства. Поэтому Муравьев изложил не юридический разбор дела, а политические соображения о нем. В политическом же смысле речь его невежественна. Достаточно сказать, что движущим мотивом деятельности «Народной воли» он объявил «предвкушение кровожадного инстинкта, почуявшего запах крови». Что касается личности самого Муравьева, то Анатолий Федорович Кони (вот действительно великий русский юрист!) собрал отзывы о нем в отдельную папку и на папке собственноручно начертал: «Мерзавец Муравьев».

Свою статью о народовольцах адвокат Кучерена назвал «Когда люди плачут — желябовы смеются». Это — цитата из обвинительной речи Муравьева по делу 1 марта. Самоотверженные борцы против тирании для Кучерены — нелюди, «преступная шайка маргинализированных элементов», а «мерзавец Муравьев» — герой, «великий русский юрист». Тем самым Кучерена не только противопоставил себя корифеям отечественной адвокатуры, таким, как В.Д. Спасович и Д.В. Стасов, Ф.Н. Плевако и Н.П. Карабчевский, А.И. Урусов и С.А. Андреевский, В.И. Танеев и П.А. Александров, которые защищали идеалы и самые личности народников. Он, как и его единомышленники — историки, беллетристы, режиссеры, — противопоставляет фактам и документам лишь дилетантский «клеветон» с конъюнктурным «фимиазмом». А я верую: тот, кто знает историю «Народной воли», кто прочтет хотя бы судебные речи и предсмертные письма ее героев, не сможет бросить в них камнем — рука не поднимется. Да и совесть не позволит.

 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ПРАВИТЕЛЬСТВА СТОЛЫПИНА



Франц Иосиф и Фердинанд отбирают турецкие земли у беспомощного султана. 1908 г.

Англо-русское соглашение.

Поражение царизма в русско- японской войне повело к дальнейшему падению его международного веса и значения. После заключения Портсмутского мирного договора с Японией самодержавие могло собраться с силами лишь при получении заграничного займа.

Миллиардный заём (2/2 млрд. франков) предоставили самодержавию в 1906 г. Англия и Франция и тем самым спасли его от финансового банкротства. Империалисты Англии и Франции, боявшиеся распространения революции в Европе р в колониальных странах, были заинтересованы в подавлении русской революции. Поэтому они шли на сближение с царизмом и помогли ему урегулировать отношения с Японией. Последняя продолжала предъявлять России неприемлемые требования и угрожала возобновлением войны. Но после недавних потерь и после демобилизации русской армии на Дальнем Востоке война с Японией была бы для царской России совершенно непосильной. Английское и французское правительства оказали давление на Японию, нуждавшуюся в заграничном займе, и заставили её заключить с Россией летом 1907 г. соглашение, гарантирующее безопасность её дальневосточных границ. Со своей стороны, царское правительство обязалось поддержать Францию против Германии в её борьбе за Марокко и согласилось на разграничение сфер влияния между Англией и Россией на Среднем Востоке (в Персии, Афганистане и Тибете). Таким образом, одновременно с русско-японским соглашением было подписано и политическое соглашение России с Англией. По договору 1907 г. северная Персия, наиболее населённая, признавалась сферой русского влияния, южная Персия, с её военными портами, нефтяными богатствами, стратегически прикрывавшая подступы к Индии, объявлялась сферой английского влияния. Центральная Персия считалась нейтральной зоной.

Значение англо-русского соглашения заключалось в том, что оно (при наличии франко-русского договора 1893 г. и англо-французского соглашения 1904 г.) завершило создание англо-франко-русского «Согласия». Так было оформлено Тройственное согласие (или Антанта), направленное против Тройственного союза (Германия, Австро-Венгрия и Италия).

Боснийский кризис.

После того как окончательно сформировались обе коалиции, общеевропейская война стала близкой перспективой.

Ускорить общеевропейскую войну стремились раньше всех и лучше всех вооружившаяся Германия и её союзница Австро-Венгрия. Находившаяся в состоянии внутреннего распада многонациональная Австро-Венгрия надеялась укрепить своё положение продвижением на Балканский полуостров.

Осенью 1908 г. состоялось свидание австро-венгерского и русского министров иностранных дел, которые договорились, что царское правительство не будет возражать против аннексии (насильственного присоединения) Австро-Венгрией оккупированных ею ещё со времени Берлинского конгресса 1878 г. Боснии и Герцеговины. Австро-Венгрия в свою очередь обещала поддержать требование царского правительства о свободном проходе русских военных судов через турецкие проливы.

Однако притязания царизма на Балканах встретили решительное сопротивление Англии. Австро-Венгрия, не заботясь о выполнении своего обещания, поспешила объявить аннексию Боснии и Герцеговины, населённых сербами. Это вызвало взрыв национального негодования в Сербии. Царская Россия потребовала обсуждения вопроса об аннексии Боснии и Герцеговины и о проливах на европейской конференции. Но в марте 1909 г. в конфликт вмешалась Германия и ультимативно потребовала от России и Сербии формального признания аннексии Боснии и Герцеговины. Боснийский кризис 1908— 1909 гг. чуть не привёл к вооружённому столкновению держав. Царизм к новой войне не был готов. Поэтому он капитулировал сам и заставил капитулировать Сербию. Эту неудачу царской дипломатии правые депутаты в III думе называли «дипломатической Цусимой».

Политика царизма на Востоке.

В Персии, Турции и Китае царизм выполнял роль «…союзника и сторожевого пса западного империализма» (Сталин).

Революция 1905— 1907 гг., как первая буржуазно-демократическая революция эпохи империализма, нашла широкий отклик среди угнетённых империализмом колониальных и полуколониальных народов, в первую очередь среди соседних с Россией народов Востока. В 1906 г. началась буржуазная революция в Персии. Англия и Россия подвергли революционную Персию финансовой блокаде. В декабре 1911 г. персидские реакционеры, при поддержке империалистов Англии и русского царизма, произвели контрреволюционный переворот. Персидская революция была задушена. По соглашению с Англией царизм оставил в северной Персии свои оккупационные войска.

Самой крупной революцией на Востоке была китайская революция 1911 г., направленная против китайских феодалов и иностранных империалистов.

Русский царизм участвовал в блоке шести держав (Англия, Франция, Россия, Германия, Япония, США), которые подвергли революционный Китай финансовому бойкоту и помогли контрреволюционному президенту Юан Ши-каю подавить революцию.

Царизм — резерв западного империализма.

Хотя русский царизм имел свои самостоятельные империалистические цели в подготовлявшейся мировой войне, но его подчинённое и зависимое положение в тройственной Антанте определяло его положение военного резерва западного империализма.

В будущей войне действия царской армии определялись военными интересами Англии и Франции. На совещании начальников штабов в 1911 г. представитель Франции заявил: «Цель, которую должны преследовать русские войска, заключается в том, чтобы заставить Германию задержать на восточной границе возможно большее количество сил». Русская армия обязывалась начать наступление на Германию одновременно с англо-французским наступлением.

На совещании начальников штабов в 1912 г. Франция выставила требование, чтобы на австро-германской границе, согласно франко-русской военной конвенции 1892 г., было сосредоточено не менее 800 тысяч русских солдат. Наступать требовалось, независимо от положения на англо-французском фронте, на 16-й день русской мобилизации.

Для переброски войск к германской границе царская Россия должна была построить новые стратегические железные дороги. Очередной французский заём отпускался царскому правительству при условии использования его исключительно для этой цели.

Всё это свидетельствовало о том, что царизм терял постепенно самостоятельность даже в чисто военных вопросах.

Подчёркивая зависимость России от западноевропейских империалистов, товарищ Сталин писал:

«Царская Россия была величайшим резервом западного империализма не только в том смысле, что она давала свободный доступ заграничному капиталу, державшему в руках такие решающие отрасли народного хозяйства России, как топливо и металлургию, но и в том смысле, что она могла поставить в пользу западных империалистов миллионы солдат» (Сталин, Соч., т. 6, стр. 75).

УСИЛЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНО-КОЛОНИАЛЬНОГО ГНЁТА В ГОДЫ СТОЛЫПИНСКОЙ РЕАКЦИИ


Черносотенцы на улицах Одессы

Национальная политика царизма в годы реакции.

Закон 3 июня 1907 г. сильно урезал избирательные права ряда нацио­нальностей. III Государственная дума провела ряд законов, ещё более ограничивших элементарные права национальностей, вхо­дивших в состав царской империи. Столыпинское правительство решило прежде всего ограничить права большинства «окраин», где национально-освободительное движение тогда было наиболее сильным,— в Финляндии, Польше, на Кавказе.

По предложению Столыпина III Государственная дума в 1910 г. провела закон, по которому все основные вопросы, касав­шиеся Финляндии, должны были обсуждаться в думе и утверж­даться царским правительством. Таким образом, финляндский сейм превращался лишь в законосовещательный орган.

Польские националистические партии образовали в III Го­сударственной думе особое «польское коло», составленное из польских буржуазных националистов. При его пассивном сопро­тивлении в думе был обсуждён проект создания в западных губерниях земских учреждений, в которых великорусским поме­щикам отводилась руководящая роль.

Разгром в Финляндии и Польше свобод, полученных благо­даря героической борьбе русского пролетариата в 1905 г., объяс­нялся предательской позицией финской и польской буржуазии, которых ненависть к революции объединила с царизмом.

«Опыт революции 1905 года показал,— писал по этому поводу Ленин, — что даже в этих двух нациях господствующие классы, помещики и буржуазия, отрекаются от революционной борьбы за свободу и ищут сближения с господствующими классами в России и с царской монархией из боязни перед революционным пролетариа­том Финляндии и Польши» (Ленин, Соч., т. 19, стр. 214).

III Государственная дума обсуждала также законопроект о выкупе крестьянских повинностей на Кавказе. По этому закону на Кавказ распространялось положение 1881 г. об обязательном переводе на выкуп всех временно-обязанных крестьян.

Таким образом, только в 1912 г. фактически было уничтожено крепостничество на Кавказе, пережитки же его оставались до революции 1917 года.

Черносотенцы добились в думе лишения украинцев, белорусов и евреев права иметь школу на родном языке. На Украине были закрыты все «просвиты», запрещены концерты и спектакли на украинском языке. «За украинский образ мыслей» увольнялись профессора и учителя из высшей и средней школы. На ярмарках не разрешалось пение кобзарями народных украинских песен. Осо­бенно жестоко столыпинское правительство преследовало евреев, разжигая среди отсталой части населения антисемитизм. Шесть миллионов еврейского населения задыхалось в «черте еврейской оседлости». Между тем, в III думе черносотенцы подняли кампа­нию о «недопустимости равноправия евреев» и требовали даль­нейшего ограничения прав еврейского населения в России. По­громщики из среды высших царских чиновников создали так назы­ваемое «дело Бейлиса» — антиеврейский судебный процесс.

В 1911 г. шайкой воров в Киеве был убит русский мальчик. Цар­ские чиновники использовали убийство для усиления травли евреев. Прокурор и подкупленные эксперты пытались доказать на суде, что убийцей является еврей Бейлис, якобы совершивший преступление в «религиозных целях». Процесс вызвал возмущение всего передового населения России и за границей. Суд присяж­ных оправдал Бейлиса (1913 г.).

Объясняя, почему царизм прибегал к устройству еврейских погромов и к дикому преследованию евреев, Ленин писал:

«Монархия не могла не защищаться от революции, а полуазиат- ская, крепостническая, русская монархия Романовых не могла защищаться иными, как самыми грязными, отвратительными, подло-жестокими средствами: не высокоморальные осуждения, а всестороннее и беззаветное содействие революции, организация революции для свержения такой монархии есть единственно до­стойный, единственно разумный для всякого социалиста и для всякого демократа прием борьбы с погромами» (Лени н, Соч., т. 17, стр. 219).

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

9 ЯНВАРЯ 1905 ГОДА — НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ



«Кровавое воскресенье».

Приближение революции заставляло царское правительство изыскивать любые средства, чтобы отвлечь рабочих от участия в политической борьбе. Попытку повторить зубатовщину сделал, по поручению охранки, провокатор поп Гапон, основавший в 1904 г. «Собрание русских фабрично-заводских рабочих». Для рабочих устраивались лекции монархического
содержания, спектакли, концерты.

3 января 1905 г. администрация Путиловского завода уволила четырёх рабочих. В знак солидарности с уволенными на другой день забастовали 12 тыс. путиловцев. К забастовавшим путиловцам присоединились рабочие других предприятий Петербурга.

7 января стачка стала всеобщей, охватив 150 тыс. рабочих.Чтобы удержать рабочих от революционной борьбы, поп Гапон выдвинул провокационный план — составить петицию царю от имени петербургских рабочих и для подачи её отправиться всем вместе к царскому дворцу. План был известен охранке и одобрен ею. Правительство решило организовать расстрел рабочих и в их крови потопить нараставшее революционное движение.

В петиции говорилось:

«Мы, рабочие г. Петербурга, наши жёны, дети и беспомощные старцы-родители, пришли к тебе, государь, искать правды и защиты. Мы обнищали, нас угнетают, обременяют непосильным трудом, над нами надругаются, в нас не признают людей… Мы и терпели, но нас толкают всё дальше и дальше в омут нищеты, бесправия и невежества, нас душат деспотизм и произвол… Настал предел терпению. Для нас пришёл тот страшный момент, когда лучше смерть, чем продолжение невыносимых мук…».

Дальше следовало изложение экономических и политических требований рабочих, главным из которых был созыв Учредительного собрания.

Политические требования в петиции вначале отсутствовали.

По предложению большевиков, бывших на рабочих собраниях, рабочие внесли в петицию общедемократические требования: свободы печати и слова, свободы рабочих союзов, созыва Учредительного собрания и другие. Большевики при этом убеждали рабочих отказаться от шествия к царю, указывая, что свободу не добывают просьбами к монарху. Но значительная часть рабочих ещё верила царю.

«Попробуем, царь не может отказать нам в наших справедливых требованиях»,— говорили они.

Ранним утром в воскресенье 9 (22) января 1905 г. рабочие с портретами царя, флагами, иконами отправились к Зимнему дворцу. Всего собралось свыше 140 тыс. человек. Во время шествия рабочие пели молитвы.

Царское правительство решило встретить рабочих свинцом и штыками. Весь город был разбит на военные участки, повсюду были расставлены полиция, казаки и войска. Войска начали стрелять у застав в рабочих, не пропуская их в город. Всё же значительная часть рабочих подошла к Зимнему дворцу. На деревьях Александровского сада разместилась масса детворы. Озверелые царские палачи не только расстреляли подошедших к дворцу мирных рабочих, но и взобравшихся на деревья ребят. В этот день больше тысячи рабочих было убито и более пяти тысяч ранено. Большевики шли вместе с рабочими. Многие из большевиков были убиты и ранены.

День 9 января рабочие назвали «кровавым воскресеньем».

В этот день была уничтожена вера в царя даже у отсталых рабочих. «Нет у нас царя»,— говорили старики-рабочие и уничтожали царские портреты, прежде висевшие у них в комнатах.

Большевики в прокламациях призывали: «К оружию, товарищи!», и рабочие захватывали оружие в магазинах и мастерских. Днём 9 января на Васильевском острове были построены первые баррикады. Рабочие говорили: «Царь нам всыпал,— ну и мы ему всыплем!». На улицах происходили стычки с полицией, раздавались возгласы: «Долой самодержавие!».

Рабочий класс получил 9 января великий урок гражданской войны,

«…революционное воспитание пролетариата,— писал Ленин,— за один день шагнуло вперед так, как оно не могло бы шагнуть в месяцы и годы серой, будничной, забитой жизни» (Ленин, Соч., т. 8, стр. 77).

О «кровавом воскресенье» Ленин узнал в Женеве, где он в это время жил в эмиграции. В статье «Начало революции в России» Ленин так оценивал события 9 января:

«На пролетариат всей России смотрит теперь с лихорадочным нетерпением пролетариат всего мира. Низвержение царизма в России, геройски начатое нашим рабочим классом, будет поворотным пунктом в истории всех стран…» (Ленин, Соч., т. 8, стр. 80).

Ленин призывал партию и рабочий класс начать немедленную подготовку к вооружённому восстанию.

И. Владимиров. Расстрел рабочих у Зимнего Дворца


Серов. «Солдатушки, браво ребятушки. где же ваша слава..». 1905г.


Сорокин. Кровавое воскресенье


Скульптор М.Г. Манизер, арх. В.А. Витман.
Санкт-Петербург, кладбище «Жертв 9-го Января», пр. Александровской Фермы, 66а
Открыт 22 января 1932 г.


Мы мирно стояли пред Зимним дворцом,
Царя с нетерпеньем мы ждали:
Как дети, любимые нежным отцом,
Несли ему наши печали…

Стачки протеста в стране.

Кровавое злодеяние царя вызвало стачки протеста по всей России. Только в январе стачками было охвачено 440 тыс. рабочих, тогда как за все 10 предшествующих лет в России бастовало лишь 430 тыс. рабочих,

«…в этом пробуждении колоссальных народных масс к политическому сознанию и к революционной борьбе,— писал Ленин,— и заключается историческое значение 22 января 1905 года» (Ленин, Соч., т. 23, стр. 229—230).

11 января начались стачки в Москве. Из Москвы они перекинулись в текстильные районы — Подмосковный и Ивановский.

Стачки протеста захватили также Польшу, Финляндию, Украину, Кавказ и Сибирь. В одной из прокламаций в начале 1905 г. товарищ Сталин писал, что как только раздался сигнал из Петербурга, рабочие всех национальностей,

«…как бы условившись, отозвались единодушным братским приветом на призывный клич петербургских рабочих и бросили смелый вызов самодержавию» (Берия, К вопросу об истории большевистских организаций в Закавказье, изд. 8, стр. 92).

18 января под руководством товарища Сталина началась всеобщая стачка тифлисских рабочих. Большевистские агитаторы распространяли среди бастующих прокламации на грузинском, армянском и русском языках, призывавшие к подготовке вооружённого восстания. По призыву Кавказского комитета партии забастовали также рабочие Баку, Батума, Чиатур и других промышленных центров Закавказья. Повсюду происходили митинги и демонстрации, сопровождавшиеся столкновениями с полицией и войсками.

Во главе революционного движения шли металлисты. За ними следовали текстильщики и другие отряды рабочих. Объявляя стачку протеста, рабочие одновременно выставляли и экономические требования. Сплетение экономических и политических требований придавало стачкам большую силу.

Расстрел рабочих 9 января вызвал возмущение трудящихся и в Западной Европе. Рабочие Парижа, Лондона, Вены, Брюсселя устраивали перед зданиями царских посольств демонстрации под лозунгом «Долой царизм! Долой убийц! Да здравствует революция!». Рабочие Франции и Италии послали русским рабочим братские приветствия и обещали им свою помощь.

Всеобщая железнодорожная стачка. 1905 год

Царизм и буржуазия после 9 января.

Для борьбы с начавшейся революцией царь назначил петербургским генерал-губернатором бывшего начальника московской полиции Трепова, который стал фактически военным диктатором. Петербург был объявлен на военном положении.

Царь принял депутацию «рабочих», специально подобранную полицией, и заявил им, что он верит в «непоколебимую преданность рабочих людей», а потому «прощает им вину». Циничная речь царя-убийцы вызвала возмущение даже самых отсталых рабочих.

Удержать рабочих от революции царизм пытался и прямым обманом. В январе 1905 г. была создана под председательством сенатора Шидловского комиссия для выяснения причин «недовольства рабочих столицы».

Кроме чиновников и капиталистов, в комиссию намечено было послать и нескольких представителей рабочих. Меньшевики готовы были принять участие в этой царской комиссии. Но рабочие, по предложению большевиков, провели бойкот выборов уполномоченных. Большевики принимали участие лишь в первой стадии выборов для того, чтобы выставить политические требования. После революционных выступлений рабочих, отказавшихся участвовать в комиссии, правительство прекратило её работу.

Пытаясь расколоть ряды революционных рабочих, царизм усиленно разжигал национальную рознь. Результатом этого была страшная резня армян и азербайджанцев б—7 февраля
1905 г. в Баку. Сознательные рабочие под руководством большевиков остановили погром. В феврале полиция, с помощью подкупленных ею бандитов, устроила еврейский погром в Феодосии. В Курске для устрашения молодёжи было организовано избиение учащихся средней школы полицейскими. Но погромы и избиения вызывали только ещё большую ненависть к царизму.

В феврале 1905 г. царизм потерпел военное поражение в сражении под Мукденом. И на этот раз царское командование не сумело использовать ряд отдельных успехов русских войск в сражении. Русская армия потеряла 120 000 солдат (из 300 000) убитыми, ранеными и пленными. Война с Японией была окончательно проиграна царизмом. В страхе перед непрерывно нараставшей революцией, теряя сторонников даже среди имущих классов, не веривших в способность самодержавия справиться с революцией, самодержавие пыталось вступить в сделку с буржуазией, пойдя на небольшие политические уступки. В феврале 1905 г. был опубликован рескрипт (письменное обращение) царя на имя министра внутренних дел Булыгина с предложением создать совещание для выработки проекта законосовещательной думы.

Либеральная буржуазия охотно вступила в торг с правительством, представляя свои весьма умеренные проекты конституции. Конституционные проекты «освобожденцев» и земского
съезда (25—28 марта 1905 г.) оставляли неприкосновенным монархический образ правления и выставляли требование создания двухпалатной системы с верхней палатой из представителей имущих классов. Либералы готовы были отказаться от всеобщего избирательного права. На земском съезде 54 делегата из 120 голосовали против всеобщего избирательного права.

Ленин разоблачал «конституционный базар», как он называл торг либералов с царизмом, снова и снова призывая рабочих готовиться к вооружённому восстанию.

III съезд РСДРП.

Раскольнические действия меньшевиков привели к тому, что в такой решающий момент развития революции партия была расколота на две части, лишена единого руководства и общей для всей партии тактики. Формально не было двух партий, но на деле большевики и меньшевики сильно походили на отдельные партии со своими центрами и самостоятельными руководящими газетами.

Для выработки партийной тактики в революции и для создания руководящих органов партии большевики созвали III съезд партии. Он состоялся в апреле 1905 г. в Лондоне.

Меньшевики созвали отдельную конференцию, бывшую по сути дела партийным съездом меньшевиков, как отколовшейся части РСДРП.

Ещё до съезда Ленин в своих статьях в большевистской газете «Вперёд» выяснил вопрос о характере и движущих силах русской революции. Это была первая буржуазно-демократическая революция эпохи империализма. Главной её задачей было уничтожить самодержавие и его экономическую основу — помещичье землевладение. Поэтому её лозунгами были: демократическая республика, конфискация всех помещичьих земель с передачей их в пользование крестьянства и установление 8-часового
рабочего дня.

Русская буржуазно-демократическая революция 1905 года коренным образом отличалась от всех европейских буржуазных революций. Там вождём революции была буржуазия, крестьянство представляло её резерв, пролетариат был ещё слаб и не мог выступать самостоятельно. В России же движущими силами буржуазно-демократической революции были пролетариат и крестьянство. Вождём революции был пролетариат. Крестьянство являлось союзником пролетариата, так как только он мог помочь крестьянству революционным путём разрешить аграрный вопрос. Буржуазия в России была контрреволюционна, она боялась пролетариата и стремилась сговориться с царизмом за счёт ограничения политических прав и ущемления экономических интересов рабочих и крестьян. Необходимо было разъяснить крестьянским массам классовую враждебность буржуазии всем основным требованиям рабочих и крестьян.

Ленин учил, что, свергнув царизм, пролетариат не ограничится достигнутой победой, а использует её для немедленного перехода вместе с беднейшим крестьянством к социалистической революции,

«…от революции демократической,— писал Ленин,— мы сейчас же начнем переходить и как раз в меру нашей силы, силы сознательного и организованного пролетариата, начнем переходить к социалистической революции» (Ленин, Соч., т. 9, стр. 213).

Исходя из ленинской оценки революции в России, III съезд партии принял резолюцию о Временном революционном правительстве, которое должно стать после победы
буржуазно-демократической революции органом революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства. Задачей этого правительства являлось доведение буржуазно-демократической революции в России до полной победы. Только революционно-демократическая диктатура двух классов — пролетариата и крестьянства, учили Ленин и Сталин, может обеспечить коренное революционное преобразование России и облегчить пролетариату переход к социалистической революции.

На основе большевистской оценки характера и перспектив революции III съезд наметил и тактику партии. Съезд постановил поддержать аграрные требования крестьян вплоть до конфискации всех помещичьих земель.

Съезд призвал крестьян создавать свои крестьянские комитеты для революционного захвата помещичьей земли. Съезд особенно подчеркнул значение всеобщей стачки как средства борьбы.

Указав на необходимость для победы революции вооружённого восстания, съезд потребовал от партийных организаций, чтобы они начали немедленно его подготовку.

На съезде был избран большевистский Центральный Комитет во главе с Лениным. Центральным органом партии стала газета «Пролетарий».

Таким образом, III съезд создал большевистский штаб для руководства революцией, вооружил партию стратегическим планом перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую и наметил основы тактики пролетарской партии во время буржуазно-демократической революции. В этом заключалось огромное историческое значение III съезда партии.

Гениальное обоснование большевистской тактики Ленин дал в своей книге «Две тактики социал-демократии в демократической революции», вышедшей в июле 1905 г.

Ленинский план перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую пытались сорвать меньшевистско-троцкистские агенты буржуазии.

Меньшевики проповедовали, что так как революция в России буржуазная, то вождём её будто бы является буржуазия, как это прежде было на Западе. Меньшевики утверждали, что пролетариат должен идти не в союзе с крестьянством, а в союзе с либеральной буржуазией, не во главе крестьянства, а в хвосте у буржуазии.

Революционная борьба пролетариата летом 1905 года.


После разгрома царизма под Цусимой революционная борьба пролетариата ещё более усилилась. Всю весну, лето и осень шли непрерывные стачки. Экономические и политические стачки переплетались, превращаясь в массовые революционные стачки. Первая волна стачек (январь – апрель) охватила 659,4 тыс. человек. Вторая волна (весна 1905 г.) – 362,6 тыс. человек. Третья волна приходилась на июль – сентябрь и дала 264,8 тыс. стачечников.

Празднование 1 Мая сопровождалось участием в стачках 220 тыс. рабочих. Оно превратилось в грандиозную демонстрацию против самодержавия.

Застрельщиками политических стачек и демонстраций были металлисты. У текстильщиков сначала преобладали экономические стачки. Но постепенно и текстильщики подымались на политическую борьбу. Ярким примером этого была стачка иваново-вознесенских рабочих. Она началась 12 мая 1905 г. предъявлением экономических требований и скоро охватила весь Иваново-Вознесенский текстильный район. Стачка была длительная. В ней приняло участие около 70 тыс. рабочих, в том числе много женщин. Для руководства стачкой в Иваново-Вознесенске был избран объединённый стачечный комитет, названный Советом уполномоченных. Это был фактически один из первых Советов рабочих депутатов в России. Совет создал рабочую милицию, охранявшую фабрики, устроил стачечную кассу для помощи семьям бастующих, потребовал закрытия винных лавок, взял на себя снабжение рабочих, ведя переговоры с лавочниками, и поддерживал порядок и дисциплину среди бастовавших рабочих. Стачечники обычно собирались на берегу речки Талки и заслушивали отчёты членов Совета уполномоченных о ходе стачки. На митингах на Талке рабочие обсуждали и политические вопросы, а после собраний разучивали и пели революционные песни. Одним из любимейших ораторов был рабочий-большевик Дунаев. Стачкой руководил Северный комитет партии во главе с Михаилом Васильевичем Фрунзе и старым ткачом Фёдором Афанасьевым, носившим кличку «Отец».

Полиция и войска силой разгоняли митинги. В столкновениях рабочих с войсками несколько десятков рабочих было убито и многие ранены. Но рабочие держались стойко и продолжали бастовать. Только голод заставил рабочих организованно прекратить стачку.

Стачка закалила рабочих: она послужила боевой школой их политического воспитания. В прокламации, выпущенной по окончании забастовки, рабочие социал-демократы подводили итоги борьбы: «Многому научила нас стачка. До неё многие из нас были настолько темны, что не хотели ни понимать, ни сознавать, ни думать о своём положении… Разве не увидели мы, кто помогает нашим врагам-хозяевам? Поняли мы, что пока власть находится у царя, который только и думает о капиталистах, мы никогда не сможем улучшить своё положение».

Упорную борьбу против царизма вели также и рабочие промышленных городов Польши. Всеобщая стачка рабочих Лодзи в июне 1905 г. переросла в вооружённое выступление. Улицы покрылись баррикадами. Три дня на улицах Лодзи происходили настоящие сражения рабочих с царскими войсками. Ленин считал лодзинские бои первым вооружённым выступлением рабочих в России. В августе произошло столкновение полиции с демонстрантами в Белостоке. Было убито 36 человек и много ранено.

Забастовавшие рабочие вооружились для решительных боёв с царизмом.

Так в ходе стачечного движения создавались условия для перехода к высшей форме борьбы — вооружённому восстанию.

Буржуазно-демократическая революция 1905 года была пролетарской по способам борьбы и по ведущей роли в ней пролетариата.

Крестьянское движение.

Крестьянские выступления начались под непосредственным влиянием рабочих стачек после «кровавого воскресенья» 9 января. Большевики в начале 1905 г. развернули в деревне большую агитационную работу, широко распространяя воззвания. Движение началось почти одновременно в центральных районах России, в Грузии и в Прибалтийском крае. В феврале 1905 г. крестьяне стали захватывать помещичьи имения в Орловской, Курской, Черниговской и других губерниях. С весны 1905 г. развернулось уже массовое крестьянское движение по всей стране. Крестьяне уничтожали помещичьи усадьбы, захватывали луга и сенокосы, запахивали помещичьи земли. Часто ночью раздавался звон набата или загорался стог сена — это был сигнал к общему выступлению. Сотни крестьян с топорами и кольями шли в помещичье имение, сбивали замки с амбаров, забирали хлеб, делили помещичий скот и птицу, громили контору, сжигали конторские книги и особенно записи о крестьянских долгах и повинностях. Усадьбу и хозяйственные постройки крестьяне сжигали, чтобы помещику некуда было вернуться. Движение это носило в большинстве случаев стихийный характер.

III съезд партии призвал партийные организации работать среди крестьян, помогать их борьбе, поддерживать требования крестьян о конфискации помещичьих земель. Партия рекомендовала крестьянам захватывать помещичью землю, смещать царские власти и создавать свои крестьянские комитеты, которые станут зародышем новой, революционной власти в деревне.

Особенно упорный и организованный характер носила борьба крестьян в Гурии, возглавляемая большевиками. Ещё в 1902 г. товарищ Сталин развернул среди грузинских, в частности гурийских и аджарских, крестьян революционную работу. Многих участников батумских стачек и демонстраций 1902 г. царские власти выслали на родину, в Гурию. Высланные создали в гурийской деревне социал-демократические организации. Под их руководством гурийские крестьяне стали устранять царских чиновников, не платили налогов, бойкотировали царские суды: все дела разбирались в выборных народных судах.

Для подавления восстания царское правительство послало в Гурию в марте 1905 г. генерала Алиханова-Аварского с десятитысячным отрядом войск всех родов оружия. Одновременно был послан царский чиновник для выяснения причин гурийского восстания. Крестьяне везде предъявляли этому чиновнику одни и те же требования. Делегаты села Хидистави заявили: «Наши требования заключаются в трёх словах: мы хотим хлеба, правосудия и свободы. Мы не требуем, чтобы нам выбросили печёный хлеб, мы требуем только того, чтобы продуктами своего труда пользовались мы же». В другом селе крестьянский делегат произнёс яркую политическую речь:

«Мы ничего не ожидаем от правительства, хорошо знаем, как оно расправилось с петербургскими рабочими. Мы не так наивны, чтобы после этих злодейств с надеждой смотреть на правительство».

Карательная экспедиция Алиханова-Аварского не усмирила гурийских крестьян. На III съезде партии делегат Кавказского союза РСДРП, руководимого товарищем Сталиным, с гордостью рассказал о героической борьбе гурийских крестьян. Гурийское крестьянское движение было наиболее организованным и наиболее сознательным во всей России. Революционную борьбу абхазских крестьян в Гудаутах возглавлял Орджоникидзе.

Во время весенних полевых работ начались стачки сельскохозяйственных рабочих, принявшие особенно большие размеры в Латвии, Эстонии, Польше и Белоруссии. Латышские и эстонские батраки изгоняли помещиков, захватывали имения и сами вели в них хозяйство.

Летом 1905 г. был основан Всероссийский крестьянский союз. Несмотря на то, что руководство крестьянским союзом в центре сумели захватить в свои руки эсеры и либералы, Ленин отмечал его большое значение для организации крестьянства:

«…до победы крестьянского восстания и для такой победы Крестьянский союз есть могучая и жизненная организация» (Ленин, Соч., т. 10, стр. 233).

Крестьяне вступали в союз целыми деревнями. Большевики вели борьбу против эсеров, которые стремились подчинить крестьянское движение руководству буржуазии. Крестьянское движение в 1905 г. ещё не охватило всей страны. Весной 1905 г. оно развернулось лишь в 85 уездах, т. е. в седьмой части всех уездов России.

Восстание на броненосце «Потёмкин».

У царизма оставалась последняя опора — войско и флот. Поражения на войне и революционная борьба рабочих и крестьян усилили революционные настроения в части армии и флота. Восстание в Черноморском флоте на броненосце «Потёмкин» ясно показало, что заколебалась и эта опора царизма. Матросы, среди которых было много рабочих, были наиболее сознательной и революционной частью армии.

В 1905 г. большевики вели энергичную подготовку всеобщего восстания в Черноморском флоте. Общее восстание намечалось на время учебного сбора флота на острове Тендра (между Одессой и Севастополем). Однако восстание на «Потёмкине» вспыхнуло стихийно (14 июня 1905 г.), до прихода на Тендру всей эскадры. Поводом к восстанию явилась выдача матросам борща из червивого, протухшего мяса. Команда отказалась есть его.

Старший офицер с угрозами приказал всем, кто согласен обедать, выйти из строя. Часть матросов вышла, но человек 30 осталось на месте. По приказу старшего офицера они были задержаны, и матросам грозил расстрел. Возмущённая команда бросилась к ружьям. Во время столкновения старшим офицером был убит организатор восстания — матрос Вакулинчук.
Руководство восстанием перешло к другому революционеру — матроСу Матюшенко. Матросы убили многих офицеров и захватили в свои руки броненосец.

«Потёмкин» направился в Одессу, где в это время происходила всеобщая стачка. Прибытие революционного броненосца под красным флагом в Одессу подняло местных рабочих на вооружённую борьбу с царизмом. Но меньшевики сорвали восстание и помешали «Потёмкину» высадить десант и помочь одесским рабочим. Царское правительство направило против «Потёмкина» весь остальной Черноморский флот. Революционный броненосец с поднятым красным флагом смело вышел навстречу эскадре. Матросы отказались стрелять по восставшему «Потёмкину», а один броненосец, «Георгий Победоносец», перешёл на его сторону. Но на этом корабле разлагали и запугивали матросов младшие командиры, уверявшие, что восстание — дело безнадёжное. Они посадили «Георгия Победоносца» на мель, и «Потёмкин» продолжал борьбу один.

Целую неделю по Чёрному морю плавал под красным флагом первый революционный военный корабль. Не поддержанный с суши вследствие предательства меньшевиков, не имея угля и про­довольствия, броненосец «Потёмкин» вынужден был уйти к берегам Румынии и сдаться румынским властям. Часть участников восстания, выданная в 1906 г. румынским правительством в руки царских властей, была либо казнена, либо сослана на каторгу.

Ленин придавал восстанию «Потёмкина» огромное значение,

«…впервые,— писал Ленин,— крупная часть военной силы царизма,— целый броненосец,— перешла открыто на сторону революции» (Ленин, Соч., т. 8, стр. 525).

При первом известии о восстании на броненосце Ленин послал одного из большевиков в Одессу для руководства восстанием, но ленинский посланец опоздал: корабль в это время уже ушёл в Румынию.

Революционное движение в армии и во флоте продолжало расти. В 1905 г. участились волнения запасных. Нередко они сопровождались убийствами офицеров. Эти волнения показали, что воинская масса колеблется и становится ненадёжной для самодержавия. Большевики создали военные революционные организации для работы в армии, чтобы объединить солдат с рабочими и крестьянами и повести их на вооружённое восстание против царизма.

Источник статьи

 

Метки: , , , , , ,

ЦАРИЗМ И БУРЖУАЗИЯ НАКАНУНЕ РЕВОЛЮЦИИ


Буржуазно-либеральная оппозиция.

Массовое движение пролетариата и крестьянства в начале XX в. способствовало пробуждению политической активности буржуазных либералов и мелкобуржуазной интеллигенции.

Опорными пунктами либеральных помещиков были земские управы, ведавшие чисто местными делами сельского населения.

Либеральные помещики-земцы были связаны с либеральными буржуа и почти сливались с ними, потому что и сами начинали вести капиталистическое сельское хозяйство. В России стали возникать политические группы либеральной буржуазии, объединившиеся в январе 1904 г. в «Союз освобождения». Целью своей организации «освобожденцы» считали достижение в стране конституционно-монархического строя. Рабочих и крестьян, боровшихся за своё экономическое и политическое освобождение, либералы упрекали в «классовом эгоизме». Нищету крестьянства и аграрное движение они объясняли «невежеством крестьян», Выступая против революции, буржуазные либералы хотели добиться монархической конституции мирным путём.

На страницах «Искры» Ленин неустанно бичевал предательство и трусливость буржуазно-либеральной оппозиции.

В начале XX в. под влиянием крестьянского движения среди части мелкобуржуазной интеллигенции стали возрождаться народнические организации. В 1902 г. эти группы объединились в партию социалистов-революционеров — сокращённо эсеров (с.-р.). Партия эсеров возобновила индивидуальный террор против царских министров. В апреле 1902 г. был убит министр внутренних дел Сипягин. Новым министром внутренних дел стал крайний реакционер Плеве, ведавший многие годы тайной политической полицией. Террор эсеров, в особенности в условиях развернувшейся массовой борьбы, приносил громадный вред революционному движению. Во главе боевой организации партии эсеров стоял Азеф, как выяснилось позже, провокатор, который подчинял указаниям и интересам царской охранки всю террористическую деятельность партии эсеров, выдавая жандармам участников готовившихся террористических актов.

Партия эсеров называла себя социалистической партией и претендовала на защиту интересов единого «трудового народа», не отделяя в крестьянстве бедняков от кулаков. Эсеры представляли собой на деле не социалистов, а левое крыло буржуазной демократии. Буржуазные либералы тайно поддерживали террористическую деятельность эсеров и снабжали их средствами.

О партии эсеров Ленин в 1902 г. писал, как о партии «революционного авантюризма», стоящей в стороне от рабочего движения. Ленин указывал далее, что «без рабочего народа заведомо бессильны всякие бомбы». Всё ошибочное, что было в теории и практике прежних народников, было подхвачено эсерами.

II съезд РСДРП в своей резолюции об эсерах записал, что

«считает их деятельность вредной не только для политического развития пролетариата, но и для общедемократической борьбы против абсолютизма».

Царизм в борьбе с национально-освободительным движением.

Под влиянием развития капитализма и классовой борьбы пролетариата в конце XIX и начале XX в. угнетённые национальности, составлявшие 57% всего населения России, стали пробуждаться к активной политической жизни.

Царизм жестоко подавлял поднимавшееся национально-освободительное движение угнетённых народов России: к началу XX в. ещё более усилился национальный гнёт, уничтожались остатки культурных учреждений, в школах запрещалось преподавание на родном языке, преследовались национальные организации нерусских народностей.

Характеризуя колониальную политику царизма, товарищ Сталин пишет:

«Царизм намеренно культивировал на окраинах патриархально-феодальный гнёт для того, чтобы держать массы в рабстве и невежестве. Царизм намеренно заселил лучшие уголки окраин колонизаторскими элементами для того, чтобы оттеснить местные национальные массы в худшие районы и усилить национальную рознь. Царизм стеснял, а иногда просто упразднял местную школу, театр, просветительные учреждения для того, чтобы держать массы в темноте. Царизм пресекал всякую инициативу лучших людей местного населения. Наконец, царизм убивал всякую активность народных масс окраин» (Сталин, Соч., т. 4, стр. 356).

Во всех национальных районах царское правительство проводило политику насильственного обрусения. Особенно ярко эта политика проявлялась в области народного просвещения. На Кавказе в конце XIX в. одна школа приходилась на 300 русских, на 4 800 грузин, на 5 400 армян и на 17 300 азербайджанцев. Преподавание в начальной школе велось только на русском языке. Имелись сёла, где всё население было неграмотно. Высших учебных заведений на Кавказе не было.

Чтобы подавить национально-освободительное движение, царизм натравливал один народ на другой. В Закавказье царская полиция систематически разжигала национальную рознь между армянами и азербайджанцами. Министр внутренних дел Плеве являлся непосредственным вдохновителем кровавых еврейских погромов. В апреле 1903 г. полиция организовала страшный еврейский погром в Кишинёве. Это преступление царизма вызвало резкий протест всего прогрессивного человечества.

В Финляндии была уничтожена автономия. По закону 1901 г. финские воинские национальные части были упразднены. На все должности назначались русские чиновники, проводившие политику обрусения. В борьбе с национально-освободительным движением финского народа царизм опирался на местных помещиков-феодалов — финнов и шведов.

Большевики возглавляли революционную борьбу трудящихся масс всех угнетённых народов царской России и требовали полного уничтожения всякого национального гнёта. Они выставляли лозунг права наций на самоопределение вплоть до отделения от царской России, вплоть до образования самостоятельного государства.

Большевики неустанно указывали, что осуществить подлинное национальное освобождение угнетённых народов можно только в результате свержения царизма и уничтожения власти помещиков и капиталистов. Поэтому они призывали трудящихся всех народов России объединить свои силы вокруг российского пролетариата как передового борца и руководителя революционной борьбой всей многонациональной России. Ленин и Сталин разоблачали попытки националистических партий отвлечь трудящихся угнетённых национальностей от совместной с русским народом борьбы за демократию и за социализм.

Источник статьи

 

Метки: , ,