RSS

Архив метки: Чапаев

Х/Ф «Чапаев». 1934 год.

Х/Ф «Чапаев». 1934 год.

По материалам Дмитрия и Анны Фурмановых о герое Гражданской войны Василии Чапаеве.
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

Реклама
 

Метки: , , , , , ,

Чапаев, которого не ждали, #ru, #news, #russia, #rf


Владимир РЯШИН.

Возвращение на российский экран легендарного героя Гражданской войны

Идеологи постсоветской России не устают подбрасывать дровишки в костры «демократической» инквизиции, запалённые двадцать с лишним лет назад. Очень уж им хочется, чтобы побыстрее сгорела дотла народная память о великой державе, её строителях и защитниках. Не оглядывайтесь назад, внушают нам, там нет ни подвигов, ни героев.

ОДНАКО не всех деятелей минувшей эпохи проклинают и предают забвению. Вспоминаю, с каким придыханием говорил на «Эхе Москвы» о Троцком писатель Михаил Веллер, сочинивший вместе с Андреем Буровским «Гражданскую историю безумной войны». Оказывается, Лев Давидович — «автор Октября, создатель Красной Армии», и вроде не видно никого рядом с этим «титаном» ни слева, ни справа. Зато Будённому, Ворошилову и другим «сталинским» полководцам — никакой пощады. Досталось на орехи и Чапаеву. Василий Иванович, по словам Веллера, — «одна из дымовых шашек нашей фальсифицированной истории Гражданской войны», «продукт кино», «обаятельный миф», к которому прилагаются «два тома анекдотов».

С каждым годом поток подобных обличительных речей становится всё мощнее. Но почему тогда мрачен и хмур либеральный «агитпроп»? Ответ на поверхности. У всероссийской конторы, занятой очернительством героев Страны Советов, чрезвычайно низкий КПД. Взгляните хотя бы на результаты проведённого исследовательской компанией «Башкирова и партнёры» социологического опроса о Чапаеве. 42% респондентов посчитали, что причина его широкой известности — талант военачальника, у 16% он популярен как яркая, харизматичная личность, и только для 9% легендарный начдив — персонаж анекдотов. И это после десятилетий издевательств, насмешек над памятью о полководце.

В какой-то мере ответом на запросы той значительной части общества, которая не поддалась пропагандистскому оболваниванию, стал 12-серийный фильм «Страсти по Чапаю» (сценарист — умерший несколько месяцев назад Эдуард Володарский, режиссёр Сергей Щербин), показанный Первым каналом.

Его начало, кажется, не обещает крутых поворотов сюжета.

18-летний Чапаев — в его роли снялся талантливый украинский актёр Сергей Стрельников — влюблён в тихую красавицу Настю, сироту, работающую прислугой в трактире. С замиранием сердца наблюдает она, как её любимый, плотник Василий, движется с золочёным крестом по строительным лесам к самому верху храма. Вот он уже поднялся на купол, укрепил на нём крест. Толпа артельщиков, возводивших церковь, и зевак восторженно приветствует отчаянного парня. Через несколько минут он спустится на землю и обнимет Настю. Но неожиданно деревянный настил под ним рушится, и юный Чапаев падает вниз. И всё-таки Василий родился в рубашке: он угодил в набитую паклей телегу — словно в перину упал.

Однако радоваться рано. Во время драки Василий проламывает череп трактирщику, пытавшемуся обесчестить Настю. Влюблённым остаётся одно — бежать из села Балаково. Во время странствий по волжским городам и весям они озабочены тем, как заработать себе на хлеб. На ярмарках Василий крутит шарманку, а его подруга пляшет. О том, чтобы снять угол, и речи нет. Дом у них — лодка, на которой они плывут вниз по Волге. Их путешествие заканчивается трагически: заболевшая тяжёлым воспалением лёгких Настя умирает.

Юный Василий возвращается в отчий дом с опустошённой душой. Но и под родной крышей горе. Его старший брат, призванный на Русско-японскую войну, казнён по приговору военно-полевого суда за распространение среди солдат социал-демократических листовок. Но время делает своё дело. Сквозь боль и страдания упорно пробивается к свету новый росток любви. Василий женится на дочери мельника неотразимой Пелагее. К началу Первой мировой в их семье уже трое детей…

Мобилизованный в армию Чапаев оказался солдатом с маршальским жезлом в ранце. Как и воевавшие в то время Жуков, Будённый, он отличался не только бесстрашием, но и особой воинской сметливостью. Три креста Святого Георгия и Георгиевская медаль на мундире Чапаева воспринимались и фронтовиками, и людьми, не нюхавшими пороха, вполне определённо: вот он, воин-герой.

Но парадный портрет обласканного славой и властью фельдфебеля скоро начнёт раздражать тех зрителей, которые не привыкли вкушать телевизионное блюдо без солидной порции антикоммунистического перца. Уже в четвёртой серии их постигнет жестокое разочарование. Обнаружится, что Чапаев с теми, кто за прекращение империалистической войны, которая обогащает капиталистов, производящих для армии вооружение, амуницию и другое снаряжение.

Однако это только начало политической эволюции Чапаева. Придёт час, и красный командир, вступивший в РСДРП(б) в сентябре 1917 года, заговорит как многоопытный большевистский агитатор: мы воюем за землю, волю, равенство и братство. Потом прозвучат и эти слова: «Нельзя победить народ, который поднялся с колен и борется за своё счастье и свободу». Герой Сергея Стрельникова сначала насторожил, а затем и напугал тех, кто надеялся, что создатели «Страстей…» разрушат миф о непобедимом красном начдиве, низвергнут его с пьедестала. Но взгляните на экран. Разве трудно догадаться, кого напоминает скачущий на белом коне красный командир в папахе, привычно сдвинутой на затылок, с буркой на плечах?!

Конечно, создатели сериала, столь не похожего на стандартное российское телевизионное «мыло», не собирались делать ремейк знаменитого фильма Георгия и Сергея Васильевых «Чапаев», начавшего триумфальное шествие по планете в 1934 году. Шедевры мирового кинематографа не поддаются осовремениванию. Они входят в число тех произведений искусства, которые «нельзя трогать руками».

Впрочем, Эдуард Володарский и Сергей Щербин и не думали покушаться на классику советского кино. Они лишь оставляли за собой право взглянуть на эпоху, в которую жил Чапаев, с высоты нового века. Разумеется, не всем покажется точным ракурс, избранный создателями фильма.

Многих потрясёт чрезмерная натуралистичность сцен казни пленных. Вот чапаевские бойцы расстреливают раздетых до исподнего белогвардейцев. Выстрелы доносятся и с противоположной стороны: начинается расправа с захваченными в бою красноармейцами. И всё-таки авторы сериала не переходят здесь опасную черту и не уподобляются тем ангажированным историкам, которые, рассказывая о красном терроре, умалчивают о терроре белом, куда более жестоком и изощрённом.

Массу споров вызывает и этот эпизод: Чапаев избивает своего брата Григория, председателя Балаковского ревкома, за то, что тот сжёг местную церковь. Не пройдёт и года, как Василий Иванович встретит настоятеля спалённой церкви в разрушенном храме уральской станицы. И мы ощутим: что-то умерло в душе этих людей. Они так и не смогли понять друг друга — красный начдив и священник. И каждый из них пошёл к смерти своей дорогой.

У старшего поколения, несомненно, вызовет протест доведённая до фанатизма борьба главного героя фильма с «комиссародержавием». И редко кому покажется убедительной ссылка на Фурманова, который в своём романе «Чапаев» упоминает о случае, когда одного политработника Василий Иванович огрел плетью за трусость в бою. В «Страстях…» до такого дело не доходило.

Если судить по комментариям в Интернете, настоящий раскол среди телезрителей вызвала фраза, вырвавшаяся у Чапаева во время его прощания с женщиной, которую он ещё недавно любил. «Ты думала, — говорит он, — революция — это красиво, а это грязь и кровь. Всю душу мне выжгла эта революция».

Да, фильм даёт немало поводов для дискуссий. Но есть в нём то, что можно отнести к неоспоримым достижениям сценариста и режиссёра, избежавших соблазна заняться ревизией чапаевских побед. Красный командир предстаёт перед зрителем как народный полководец, наделённый природным военным талантом. В тактике и стратегии бывший фельдфебель вчистую переигрывает и полковника Мальцева, и генерала Мансурова.

Наутро после завершения сериала Сергей Стрельников, блестяще сыгравший Чапаева, проснулся знаменитым. Но, аплодируя ему, отдадим должное режиссёру: не на одного актёра делал ставку Сергей Щербин. В «Страстях…» мы увидели удивительно слаженный ансамбль исполнителей, где каждый, не фальшивя, ведёт свою партию. Прекрасное впечатление оставляет игра Юрия Батурина (комиссар Фурманов), Александра Соколовского (ординарец Петька), Юлии Галкиной (первая жена Чапаева), Кирилла Полухина (чекист Ребров), Максима Дрозда (комиссар Захаров) и многих других.

Великолепен в роли Троцкого Евгений Князев, которому дано лишь несколько минут экранного времени. Но артисту вполне хватает их, чтобы нарисовать портрет предреввоенсовета. Особенно выразительны эти кадры: Льву Давидовичу, только что закончившему речь, подают прямо на трибуну арбуз; наблюдая за парадом красноармейцев, он ест его и без всякого смущения сплёвывает арбузные семечки на сапоги Чапаева.

В одном из анонсов сериал заявлен как героическая мелодрама. Несомненно, этот жанр тесен для «Страстей…» На наших глазах фильм вырастает до масштабов народной трагедии. Бередящий сердце мотив смертельного разлома, разделившего надвое Россию, не даёт людям покоя: почему русские убивают русских? Этот вопрос разрывает и исстрадавшуюся душу Чапаева, который, стоя на краю обрыва, смотрит на не остывшие ещё тела только что казнённых белогвардейцев и повторяет, словно в забытьи: стреляем, стреляем…

Представьте на минуту: Володарский не написал роман «Страсти по Чапаю» и сценарий одноимённого фильма. Каким увидели бы мы Василия Ивановича, если бы было экранизировано странное, мягко говоря, сочинение Пелевина «Чапаев и Пустота»? Хотя почему «увидели бы», а не «увидим»? Пьеса, написанная по мотивам «…Пустоты», поставлена в одном из театров. Впереди — восшествие на экран. Ничего не поделаешь: то, что раньше называлось графоманскими упражнениями, теперь именуется постмодернистским прорывом.

Исследователи творчества Дюма-отца утверждают, что именно он изобрёл эффективный способ быстрого сочинения исторических романов. По его словам, история — это просто гвоздь, на который автор вешает плащ собственной фантазии. За полтора столетия метод французского писателя значительно усовершенствован. Специальная технология его применения предусмотрена и для современного кинематографа. И нет уже числа фильмам, где историческая личность изымается из своей эпохи и начинает жить в новом мире, придуманном сценаристом, режиссёром или продюсером. Такая, с позволения сказать, концепция и открывает возможности для фальсификации прошлого страны.

Не из этого разряда «Страсти …» Создатели фильма не собирались потакать вкусам тех, кто вот уже два десятилетия требует ломать и крушить всё, на чём есть печать советского, коммунистического. Сериал обрёл популярность как раз потому, что в фокусе его оказалась правда истории, для многих зрителей, особенно молодых, вообще неизвестная.

Выходя за пределы сюжета, где царствует документ, художник обретает право на вымысел, игру воображения. Но и здесь существует свой эталон — психологическая достоверность. Наблюдая за чередой романов Василия Ивановича, не один зритель мог, наверное, перефразировать поэта: неверный звук исторгаете из лиры, товарищи кинематографисты. Особенно изумило ковбойское разрешение конфликта в любовном треугольнике Чапаев — Фурманов — его жена Анна Стешенко. Комиссар стреляет в начдива, несущегося на полном скаку в атаку.

И совсем уж нелепо включение в сюжет «Страстей…» эпизода, где Петька, доставив пьяного начдива в штабной дом, спрашивает: «А полведра самогона смог бы ты, Василий Иванович, выпить?» И далее — по тексту анекдота. А ведь, как утверждает внучка Чапаева, ссылаясь на свидетельства своего отца, Василий Иванович не пил и не курил.

Сейчас часто пишут о том, что сериал полемичен, что в известной мере он противостоит фильму Васильевых. Но верность правде факта, правде события неизбежно сближает два кинопроизведения, разделённые дистанцией почти в 80 лет, и двух исполнителей роли Чапаева — великого Бориса Бабочкина и Сергея Стрельникова, чья звезда только что взошла.

Поэтому столь естественно смотрятся в финале «Страстей …» цитаты из знаменитой ленты 1934 года. Снова звучит песня «Чёрный ворон». Снова строчит пулемёт Чапаева. Снова он повторяет: «Врёшь — не возьмёшь!» И снова забирает его холодный осенний Урал.

И всё-таки чудо произошло. В последние дни мы стали свидетелями возвращения Чапаева. Он вернулся, чтобы напомнить нам с экрана: настоящие герои никогда не умирают.

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,