RSS

Архив метки: эксплуатация

Рабство на заводе Рено в Москве

Рабство на заводе Рено в Москве

Это, в первую очередь, 12-ти часовая рабочая смена, которая идет в изматывающем темпе.
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

Реклама
 

Метки: , , , ,

Работа за 120 долларов в месяц? Легко!

Работа за 120 долларов в месяц? Легко!

Работа за 120 долларов в месяц? В Санкт-Петербурге? Полный рабочий день? Без социального пакета? — Легко!
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

 

Метки: , ,

В ходе строительства объектов к ЧМ-2018 в России нарушаются права рабочих

В ходе строительства объектов к ЧМ-2018 в России нарушаются права рабочих

В ходе строительства объектов для Кубка конфедераций-2017 и Чемпионата мира-2018 в России систематически нарушаются права рабочих.
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

 

Метки: , , ,

Рабы ресторана «Амазония»

Рабы ресторана «Амазония»

«Крыс и тараканов на кухне было не меряно», — рассказывают автору материала сотрудники ресторана «Амазония» (Москва, гостиничный комплекс Измайлово, корпус Гамма-Дельта).
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

 

Метки: , , , , , ,

ЧП на «Автокомпонентах». Пора останавливать кровавый бизнес!


7 октября 2016 года в чугунолитейном цехе ООО «УАЗ-Автокомпонент»  произошла трагедия — погиб человек. Официальное расследование пока еще не завершено, но уже можно точно сказать, что причиной произошедшего была не лезущая ни в какие рамки алчность господ менеджеров. Их стремление  сэкономить  на оборудовании по максимуму и выжать из работников всё.

А именно, погибший работал по 12 часов в сутки, работал один там, где раньше работали двое. Один из двух агрегатов, между которых находился погибший в момент ЧП, не был нормально защищен кожухом.
Следует отметить, что на прошедшей 11 октября профсоюзной конференции работников «УАЗа» г. гендиректор Швецов заявил, что заплатит компенсацию семье погибшего. Очень хотелось бы в это верить, но на данный момент, единственное, что удосужились сделать господа менеджеры с завода – выделить автобус для похорон.

Кроме этого, по, с позволения сказать, коллективному договору, действующему на «УАЗе»,  работодатель обязан заплатить по 12 тысяч каждому члену семьи работника, погибшего в результате производственной травмы, но только в том случае, если эти члены семьи находились на иждивении погибшего  (душещипательная щедрость, не находите?) В Ульяновске живут мать и две сестры погибшего. На иждивении у него они не числились, и, значит, работодатель спокойно может и не заплатить им ничего. Кроме этого, как объяснили автору материала работники «УАЗа» – менеджеры этого предприятия очень не любят платить компенсации. Все предыдущие компенсации за ЧП на производстве приходилось выбивать из «УАЗа» через суд.

Следует особо подчеркнуть, что это не первое кровавое происшествие в данном цехе. Два случая потери руки, один случай потери пальцев — и все это только за последние два года. Впрочем, когда замотанные до предела люди работают на не совсем исправной технике, ничего иного ожидать не приходится!

Встает вопрос – сколько ещё можно терпеть?

Что тут нужно сделать? Во-первых, как показала ситуация с Юлией Старостиной, а также ряд аналогичных других историй на других предприятиях РФ, органы, обязанные надзирать за охраной труда, следить за соблюдением закона, разбирать тяжбы между рабочими и работодателем, работают следующим образом: когда все тихо – на права  работников всем плевать. Когда же работники совершают в эти органы коллективные визиты, собираются на сходы, пикеты, митинги – госструктуры начинают шевелиться. Понятно, что боятся огласки сотрудники госструктур не потому, что имеют стыд, честь и совесть в нашем понимании этих слов, а потому, что, когда все знают, что ты жулик и вор (ну, или прислужник жуликов и воров), выполнять свои профобязанности (жулика и вора) труднее. Однако в любом случае огласка работает, а, значит, этим нужно пользоваться.
Впрочем, у  работников «Автокомпонентов» есть и более быстрый и кардинальный способ прекратить безобразие. А именно — массовый отказ от работы, причем на законных основаниях. Статья 220  Трудового кодекса дает работнику право на «…отказ от выполнения работ в случае возникновения опасности для его жизни и здоровья вследствие нарушения требований охраны труда…» .

Кроме этого, в статье 220 ТК зафиксировано:  «… время простоя работника до устранения опасности для его жизни и здоровья оплачивается работодателем в соответствии с законодательством Российской Федерации…»

По мнению специалистов по трудовому праву, работающих с нашей газетой, то количество тяжких ЧП, которое уже произошло на «Автокомпонентах», дает работникам полное право, моральное и юридическое, отказаться от работы до выяснения и устранения причин произошедшего!

А. Зимбовский РРП-инфо
Контакты
8-906-558-54-18 — Александр
8-902-00-00-242 – Виктор

18.10.2016

https://red-penza.org/2016/10/19/%d0%ba%d0%b0%d0%bf%d0%b8%d1%82%d0%b0%d0%bb%d0%b8%d1%81%d1%82-%d1%8d%d0%ba%d1%81%d0%bf%d0%bb%d1%83%d0%b0%d1%82%d0%b0%d1%86%d0%b8%d1%8f-%d1%80%d0%b0%d0%b1%d0%be%d1%87%d0%b8%d0%b9-%d0%b3%d0%b8%d0%b1/

 

Метки: , , ,

Сверхэксплуатация на «УАЗе». Даст ли Трудинспекция ответ рабочим


28 июля 2016 года в 10 утра работники «УАЗа» (Ульяновский автомобильный завод) собираются нанести коллективный визит в Трудинспекцию. Мероприятие пройдет при поддержке депутата законодательного собрания от КПРФ Алексея Куринного,
а также активистов Революционной рабочей партии. Причины недовольства рабочих и ИТР достаточно просто и понятно изложены в их коллективном обращении:

«Мы, работники ПАО «Ульяновский автомобильный завод», обращаем ваше внимание на следующие грубые нарушения наших прав и трудового законодательства РФ.

Сверхурочная работа, в соответствии со ст. 152 ТК РФ, должна оплачиваться в полуторном размере первые два часа и не менее чем в двойном последующие часы. Но на ООО «Ульяновский автомобильный завод» сверхурочная работа в большей части цехов не оплачивается даже в одинарном размере, а в некоторых цехах сверхурочные, независимо от количества часов, оплачиваются в размере ста рублей в день.

Часть 3 ст. 37 Конституции РФ гарантирует работникам право на вознаграждение за труд, а ст. 129 ТК РФ характеризует заработную плату как вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, а так же сложности, количества, качества и условий выполняемой работы. В связи с кризисом и якобы нехваткой средств, руководство ООО «Ульяновский автомобильный завод» перевело большинство работников на четырехдневную рабочую неделю, сократив размер заработной платы соответственно. Однако объем работ, выполняемых работником за четыре рабочих дня, соответствует объему работ, которые он выполнял ранее за пять рабочих дней. Это достигается путем как увеличения ежедневной нормы выработки ( в частности за счет сокращения времени на выполнение производственной операции), так и за счет выше упомянутых сверхурочных. Таким образом, получается, что еженедельно часть выполняемой работы (эквивалентной одному рабочему дню) работники осуществляют бесплатно.

Также немаловажно, что индексация заработной платы работников последний раз проводилась еще в 2012 году. Между тем, руководствуясь ст. 134 ТК РФ и в соответствии с принятым на ПАО «Ульяновский автомобильный завод» коллективным договорим, индексация заработной платы должна производиться не реже одного раза в год.

В связи с вышеизложенным просим вас обязать руководство ООО «Ульяновский автомобильный завод» привести свою деятельность в соответствие с законодательством РФ, а именно:

1. Производить оплату сверхурочных работ в размере, предусмотренном законодательством РФ.
2. Ввиду отсутствия фактического уменьшения объема работ, вернуть пятидневную рабочую неделю, прекратить осуществление сверхэксплуатации работников путем увеличения нормы выработки и сверхурочных работ, соответственно восстановить размеры заработной платы работников.
3. Провести индексацию заработной платы работников с учетом текущей инфляции в соответствии с условиями коллективного договора и в порядке, предусмотренном законодательством РФ».

Так работники описывают в коллективной жалобе причины своего возмущения. При помощи коллективных действий трудящиеся надеются привлечь внимание чиновников к вышеописанному безобразию.

РРП-инфо

Дополнительная информация:
8-902-00-00-242 – Виктор
8-906-558-54-18 – Александр

27.07.2016

 

Метки: , ,

Как выжить на один доллар в день, знают в Китае около 200 миллионов человек


Как прожить на один доллар в день, знают в Китае около 200 миллионов человек, это почти четверть всего населения страны. Официальный же Пекин рапортует лишь о 82 миллионах тех бедняков, кому приходится сводить концы с концами. Для сравнения — это больше, чем все население Германии, включая малолетних детей и стариков. Такая статистика для Китая, в последние годы обеспокоенного своей мировой репутацией, не самая лучшая характеристика на международной арене. Справедливости ради надо отметить, что в последние годы делается немало для ее корректировки. Достаточно вспомнить, что за последние 2 года эти цифры удалось уменьшить на 40 миллионов. Но это сухая статистика, которая в Китае учитывает только тех, кто живет на 1 доллар в день, тогда как принятый во Всемирном банке показатель равен — 1 доллару 25 центам в сутки… Да и если прибавить к этой уже не самой маленькой армии «официальных» бедняков тех, кто довольствуется 2-3, а может, и 5 долларами в день и получим цифры бедности, которые действительно будут выглядеть пугающими.

Всего на планете в ужасающей бедности живет приблизительно 1 миллиард человек. И КНР неизменно входит в далеко не почетную тройку лидеров по этим показателям, уступая «пальму первенства» Индии и Нигерии.

Основной способ борьбы с тотальной бедностью в Китае — миграция населения из сельской местности в города и крупные мегаполисы. По данным официальных органов, в городах Поднебесной уже сейчас проживает более 50% процентов всего населения страны. Всего 10 лет назад эта цифра едва превышала 40%. А к 2020 году в планах у китайских чиновников довести уровень урбанизации до почти невероятных сегодня 60%. К слову, этот показатель в успешных развитых странах достигает 80%.

Но переезд в город — это, порой, лишь формальное улучшение условий жизни. Так, на всеобщую «стройку» после снятия ограничений, крестьяне Поднебесной поехали на заработки, пусть и совсем небольшие. Дело в том, что долгое время существовал строгий запрет на работу в городах сельских жителей. В Поднебесной до сих пор действует ограничительная система под названием «хукоу» — система прописок. Она проводит четкое разграничение между горожанами и крестьянами. Последним даже переезд в мегаполис не гарантирует смену статуса, а это означает, что и претендовать на привилегии горожан они вряд ли смогут. У китайских крестьян их гораздо меньше, чем у жителей мегаполисов. Так, образование, социальная помощь и пенсии — не входит в число их привилегий. Переезжая в город на поиски работы, они становятся обычными трудовыми мигрантами… И по сути в городах не заканчивается, а продолжается, а для кого-то только начинается самая настоящая война за свой кусок хлеба. Здесь одна из главных жизненных целей просто-напросто не умереть с голоду.

Работа по 15 часов в тяжелых условиях стройки, жалкие комнаты, отделенные друг от друга циновками, 3,5 метра на каждого, скромная еда один раз в день, часто приготовленная прямо на улице — вот так выглядит «счастливая» городская жизнь переехавших из села «труженников». И таких только в одном Пекине — несколько миллионов. Так что Китай впереди планеты всей не только по количеству «сверхбогачей», но и по самой мощной и одной из самых многочисленных армий бедняков. Правда городские жители «трущоб» по официальной статистике за чертой бедности не находятся, зарабатывая примерно 50 долларов в месяц…

Настоящие же «бедняки», в основной своей массе, — это крестьяне. Для тех, кого кормит лишь земля и кто на ней не зарабатывает, государство платит небольшое пособие — тот самый доллар в день, что приблизительно равно 6-7 юаням. Не так давно в Китае провели небольшой эксперимент, предложив его участникам из больших и маленьких городов Поднебесной прожить на 6 юаней всего один день. Быстрее всех выданные на расходы деньги закончились у жителей Пекина и Шанхая, что большого удивления и не вызвало. Уже к обеду они остались ни с чем, потратив более половины — 3,5 юаня на плотный завтрак, еще 2 юаня ушло на метро… Оставшаяся мелочь не позволила бы им даже вернуться домой…

Жители небольших городов (по меркам Китая, конечно) оказались более практичными. Они с задачей справились и смогли распределить всю сумму до вечера: покушали дома, общественному транспорту предпочли велосипеды и отказались от мясного обеда и ужина, включив в рацион только рис и овощи. Но это лишь один «экспериментальный» день, в котором не нужно платить за аренду жилья, коммунальные услуги и покупать сезонную одежду….

http://vchae.com/kitayskaya-armiya-bednyakov-ili-kak-prozhit-na-1-dollar-v-den/

 

Метки: , , , , ,

КАПИТАЛИСТ — САМЫЙ ГЕНИАЛЬНЫЙ МОШЕННИК


Все известные мошенники, которые своими подвигами заставили людей обомлеть и крайне удивиться от их непревзойдённости и изощрённости воровского интеллекта. Так вот, все эти мошенники просто отдыхают перед хитростью капиталистов.

Рано или поздно, но у обворованного человека наступает прозрение: человек лишился или денег или имущества и всегда человек сразу же начинает предпринимать действия, направленные на возврат похищенного. В основном, пытаются вернуть украденное, обратившись в полицию, но бывают случаи, когда стараются вернуть своими силами или силами своих друзей. Но речь в этом изложении идёт не об уголовниках, речь идёт о тех, кто за свои экономические махинации не несёт уголовную или административную ответственность. Речь идёт о тех, кто пользуется покровительством государства. Ради них была создана экономическая наука, которая помогает этим комбинаторам завуалировать любое экономическое преступление против человека.

Экономисты всех времён и народов создавали и постоянно модернизировали «завесу», скрывающую экономическое преступление капиталиста. Экономическая наука все усилия направила на сокрытие и оболванивание сознания человека. До сегодняшнего дня у экономической науки это успешно получалось. За свои услуги бизнесу экономисты получали и продолжают получать учёные степени, положение в обществе, всевозможные награды, включая Нобелевскую премию и, конечно же, деньги.

Скажу честно, были и честные люди, которые пытались разобраться в хитросплетениях махинаций буржуазии, но, к сожалению, их работы не увенчались успехом. Ближе всех к разгадке капиталистической тайны подошёл К. Маркс. Научный труд «Капитал» раскрыл глаза на «подвиги» капиталиста многим людям, но, к сожалению, Маркс допустил несколько стратегических ошибок, которые позволили оппонентам извернуться и снова набросить «завесу» на глаза человека. Сейчас «экономический рупор» по оболваниванию человека работает на всех парах.

Все мы знаем, что существует такое экономическое явление, которое называется: «Частная собственность на средства производства». Скажите откровенно, кто-нибудь, когда-нибудь из вас задумывался, а почему, собственно говоря, капиталист имеет право быть собственником средств производства? Почему это положение закрепили не только экономическими, но и юридическими законами?

Ни капельки не сомневаюсь, что все люди на этот вопрос, в едином порыве, мгновенно и крайне возмущённо удивятся в ответ: капиталист заплатил свои деньги, за эти самые, за средства производства! Он имеет на них самое полное право – право собственника! Право частного собственника!!!

Согласен, полностью с Вами согласен, на все сто процентов согласен, что если заплатил, и не просто заплатил, а свои деньги заплатил, то капиталист имеет полное право на средства производства. Только, к сожалению, есть маленькая неувязка, есть маленькая нестыковка во всей этой непростой и очень запутанной истории.

Наша жизнь устроена так, что если нам за нашу какую-либо собственность заплатили деньги, а мы эти деньги приняли, то мы теряем право владения этой собственностью.

Допускаю, что основная масса населения не знает законов и принципов формирования стоимости товара, но экономисты и бухгалтеры знают, как формируется стоимость товара и К. Маркс тоже знал, как формируется стоимость товара, но почему-то ещё никто не сказал правду, а именно, что покупатель выкупает у капиталиста средства производства.

А теперь конкретика:

Стоимость товара состоит из следующих факторов:

стоимость рабочей силы,
стоимость оборотных средств, которая полностью присоединяет свою стоимость к стоимости товара,
стоимость основных средств производства, которая присоединяет свою стоимость по мере изнашивания. Бухгалтерия это называет амортизацией.

Дополнительно хочу особо обратить внимание на представителей «теории полезности», которые заявляют, что стоимость товара формируется, благодаря спросу и предложению. Поэтому официально сообщаю: спрос и предложение не участвуют в формировании стоимости товара, спрос и предложение может только влиять, при нарушении баланса, на величину стоимости рабочей силы или в сторону уменьшения, или в сторону увеличения. Стоимость товара формируется на производстве, а не в сфере обращения. Спрос и предложение проявляется, когда речь идёт о памятниках древности, о художественных произведениях определённых мастеров и т. д., когда товар становится объектом монопольного права, а не объектом массового производства.

Ещё один немаловажный момент – это рыночная стоимость. Почему-то люди считают, что рыночная стоимость это какая-то конкретная цифра или конкретная точка на ценовом графике. Рыночная стоимость – это диапазон, где есть нижняя граница цены, ниже которой наступает убыток и верхняя граница цены, когда товар уже ни кто не купит.

Продолжим. Покупатель, совершая покупку, платит деньги и этим действием отчуждает у капиталиста не только товар, но и основные средства производства. Покупатель своими деньгами выкупает у капиталиста основные средства производства.

А теперь давайте проследим, как капиталист надувает нас:

В самом начале своей предпринимательской деятельности капиталист приобретает средства производства и начинает пользоваться услугами наёмного работника. Наёмный работник является для капиталиста источником получения прибавочной стоимости.

Присваивая прибавочную стоимость в течение определённого времени, капиталист возвращает себе потраченные деньги за приобретённые средства производства.

Даже сами капиталисты в этом случае говорят: предприятие окупилось.

А теперь давайте посмотрим трезвым взглядом на существующую ситуацию: капиталист вернул себе деньги за основные средства производства из фонда накопления; источником, которого является прибавочная стоимость, но этого ему оказалось мало и поэтому стоимость основных средств производства капиталист включил в стоимость товара. Капиталист получил и получает двойную плату за свои, вернее, уже за чужие средства производства, мало того капиталист продолжает владеть на праве частной собственности чужими средствами производства.

Чтобы буржуазные апологеты зря не размазывали сопли от обиды за «напраслину» на их любимчиков, предлагаю рассмотреть картину в конкретных цифрах и в конкретных фактах нашей жизни. Пример: капиталист купил станок за 100 рублей, срок эксплуатации станка 10 лет, чтобы вернуть эти деньги, капиталист должен ежегодно в течение 10-и лет присоединять сумму 10 рублей к годовому продукту, произведённому на этом станке.

Что он и начинает делать. За 10 лет научно-технический прогресс делает очередной шаг, прежних станков уже нет и в помине, но зато есть современная технологическая линия с производительностью в десять раз выше устаревшего станка, но с ценою 500 рублей. По истечению 10-и лет капиталист с неимоверной лёгкостью выкладывает на приобретение технологической линии 500 рублей!

Откуда дровишки?

Действительно, откуда? Капиталисту вернулось в виде амортизации только 100 рублей, откуда он взял 400 рублей? Ответ очень и очень прост: 400 рублей появились из прибавочной стоимости, появились из личных денег наёмного работника. Далее: делаю временное отступление для буржуазных апологетов, пускай 100 рублей – это деньги капиталиста, но 400 рублей, извлечённые из фонда накопления – это личные деньги наёмного работника, но жульнически присвоенные капиталистом. Так вот, в новой технологической линии капиталисту принадлежит только 20%, всё остальное – это собственность наёмного работника.

Из-за отсутствия, вернее, из-за неприменения открытого закона экономики, который подробно расписан в Новом теории, экономическое преступление против человека стали совершать государства. Главная причина участия государства в экономическом преступлении против народа – это некомпетентность и дешевый популизм главы государства.

Началось это в начале семидесятых годов прошлого века, когда арабские страны Персидского залива подняли отпускную цену на нефть, то есть, в стоимость товара включили расходы на покрытие дефицита государственного бюджета. Но арабы, хотя бы, эти расходы переложили на плечи иностранных компаний.

В России всё наоборот, расплачивается каждый гражданин РФ. Для примера: в стоимости бензина около 70% выручки — это доля государства, которая идёт на выплаты миллионных зарплат российским чиновникам и дорогостоящее, за счёт государства, личное обслуживание каждого высокопоставленного чиновника, народного депутата и государственного топ-менеджера, а хилые остатки народных денег идут бюджетникам: врачам, учителям, пенсионерам. Дорогой бензин – это очень дорогие условия нашего проживания, вернее, выживания для всего населения России с мизерной зарплатой.

На основе вышеперечисленного делаем логический вывод: оснований для существования «частной собственности на средства производства» нет. Оснований для перекладывания материальной ответственности на плечи населения за некомпетентность руководства государством нет.

Капиталистическая хитрость, представленная в этой статье, честно сказать, просто детский лепет, детская шалость, за которую можно поставить в угол. Самый главный механизм капиталистической махинации раскрыт простой, вернее, простейшей экономической формулой, и, она же выработала противоядие от капиталистического преступления против трудящихся. Ознакомиться с формулой можно в серьёзном произведении под названием: «Экономическая поэма». http://econf.rae.ru/article/7871

Удилов Владимир Георгиевич

 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Как Октябрь решал насущные вопросы: банки


Итак, восставшие рабочие и крестьяне берут власть в стране в октябре 1917 года. Все сферы экономики были к тому времени в глубоком кризисе. Уже больше трёх лет шла мировая война, в которой Россия по воле царя, буржуазно-помещичьего правительства и всего эксплуататорского класса принимала активное участие. Уже погибли миллионы людей на фронтах. Заводы пыхтели над выполнением военных заказов, отсталое сельское хозяйство надрывалось в попытках наладить снабжение армии и всего населения хлебом и другими продуктами первой необходимости. На германском, австрийском и турецком фронтах солдаты всех сторон гнили в сырых траншеях. Ежедневно произведённые рабочими по воле капиталистов на их заводах миллионы пуль и снарядов выстреливались из винтовок, пулемётов и пушек и попадали не в капиталистов, а в таких же рабочих. Санитарные поезда вывозили в тыл тысячи безногих и безруких калек.

Но в чём был смысл происходящего? Война народов была организована так называемыми элитами для перераспределения мировых богатств и колоний. Правящие классы всех стран, участвующих в первой планетарной бойне, имели очень хорошие приобретения и от самого процесса войны. На каждом военном заказе капиталисты умели вполне неплохо обогатиться, перераспределив к себе в карман часть государственного бюджета. Особую роль в этом прибыльном деле играли банки, через которые и шли все денежные потоки.


Дореволюционный банк

В России к 1914 году, к началу мировой войны, сложилась довольно развитая, можно даже сказать, эшелонированная банковская система. Эта паразитическая гидра играла для господствующего над рабочими класса важнейшую роль, позволяющую крупным монополиям закреплять своё господство. Вот что о роли банков писал в 1916 году Ленин в работе «Империализм, как высшая стадия капитализма»:

«Основной и первоначальной операцией банков является посредничество в платежах. В связи с этим банки превращают бездействующий денежный капитал в действующий, т. е. приносящий прибыль, собирают все и всяческие денежные доходы, предоставляя их в распоряжение класса капиталистов.

По мере развития банкового дела и концентрации его в немногих учреждениях, банки перерастают из скромной роли посредников в всесильных монополистов, распоряжающихся почти всем денежным капиталом всей совокупности капиталистов и мелких хозяев, а также большею частью средств производства и источников сырья в данной стране и в целом ряде стран. Это превращение многочисленных скромных посредников в горстку монополистов составляет один из основных процессов перерастания капитализма в капиталистический империализм…»

«Из разрозненных капиталистов складывается один коллективный капиталист. Ведя текущий счёт для нескольких капиталистов, банк исполняет как будто бы чисто техническую, исключительно подсобную операцию. А когда эта операция вырастает до гигантских размеров, то оказывается, что горстка монополистов подчиняет себе торгово-промышленные операции всего капиталистического общества, получая возможность — через банковые связи, через текущие счета и другие финансовые операции — сначала точно узнавать состояние дел у отдельных капиталистов, затем контролировать их, влиять на них посредством расширения или сужения, облегчения или затруднения кредита, и наконец всецело определять их судьбу, определять их доходность, лишать их капитала или давать возможность быстро и в громадных размерах увеличивать их капитал и т. п.»


Операционный зал дореволюционного банка

Хотя Россия как капиталистическое государство к 1914 году уже безнадёжно отставала в развитии от других сильнейших государств, но она всё же ещё входила в клуб мировых хищников. Российские банки хоть и были слабее американских, английских и немецких, но для российского капитала имели ту же объединительную роль, позволяющую слить все малые денежные потоки в русло обогащения олигархов. Среди массы всякой ссудно-кредитной мелочи в России выделялись около пятидесяти акционерных коммерческих банков – они часто были зависимы от заграничных банков посредством так называемой «системы участий» – и пять государственных.

Пока основная масса населения мечтала досыта наесться, выспаться и согреться, в это время группы дельцов оперировали миллионными кредитами, спекулировали ценными бумагами, участвовали в концессиях, считали рост процентов прибыли.

В 1917 году взявшему власть трудовому народу досталась масса различных финансовых институтов, заточенных исключительно под интересы банкиров, капиталистов и крупных землевладельцев. Экономику требовалось срочно разворачивать в сторону отсечения паразитических классов от всенародной кормушки, в сторону налаживания работы промышленности в интересах рабочих и крестьян. И хотя в самом начале деятельности Советской власти на повестке каждого нового дня стояли вопросы жизни и смерти, но в декабре 1917 года пролетариат добрался и до банков. Был принят следующий документ:

«ВСЕРОССИЙСКИЙ ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ

ДЕКРЕТ

от 14 декабря 1917 года

О НАЦИОНАЛИЗАЦИИ БАНКОВ

В интересах правильной организации народного хозяйства, в интересах решительного искоренения банковой спекуляции и всемерного освобождения рабочих, крестьян и всего трудящегося населения от эксплоатации банковым капиталом, и в целях образования подлинно служащего интересам народа и беднейших классов единого народного банка Российской Республики, Ц.И.К. постановляет:

1) Банковое дело объявляется государственной монополией.

2) Все ныне существующие частные акционерные банки и банкирские конторы объединяются с Государственным банком.

3) Активы и пассивы ликвидируемых предприятий перенимаются Государственным банком.

4) Порядок слияния частных банков с Государственным банком определяется особым декретом.

5) Временное управление делами частных банков передается совету Государственного банка.

6) Интересы мелких вкладчиков будут целиком обеспечены».

Декрет этот сразу же был подкреплён законными насильственными действиями новой власти. Отряды вооружённых рабочих, солдат и матросов заняли все дворцы сосредоточения банковского капитала, отшвырнув в сторону сопротивляющихся «элитариев». Тем самым пролетариат стал ближе к приобретению всего мира, а бывшие богачи внезапно ощутили себя простыми гражданами.

В прекрасном советском кинофильме-трилогии о Максиме третья часть называется «Выборгская сторона», там хорошо показан как раз момент захвата и удержания рабочими здания банка.


Сам процесс слияния банковских учреждений шёл не просто и растянулся во времени на много месяцев. Это связано с тем, что, ключевой задачей на тот период были всё-таки не банки, а вопрос выживания в гражданской войне. Во-вторых, банковский вопрос так кардинально ставился впервые в истории, и торопиться здесь было смертельно опасно для дела революции. Остро стоял и кадровый вопрос: не все банковские служащие прониклись нежными чувствами к пролетарской диктатуре. Многие сбежали за границу. Но часть банковских клерков вынуждены были оставить саботаж и поступить на работу в Народный банк РСФСР, чтобы не умереть с голоду. Пролетариат прощал им прежние грехи и давал паёк. Гуманное отношение к ошмёткам эксплуататорских классов сочеталось здесь с временной потребностью в их знаниях.

Взяв банки, российские рабочие выполнили важное условие укрепления во власти. Именно это не сделали восставшие парижское коммунары в 1871 году. Теперь же, с национализацией банков и их объединением в один, все деньги страны могли быть направлены на развитие социалистической экономики. Промышленные предприятия пока ещё где формально, а где фактически оставались в руках капиталистов, но господа предприниматели уже имели удавку на своей шее: кредиты теперь находились под контролем Советов, в ЧК быстро нашлись люди, умевшие раскрыть все буржуйские финансовые уловки.

Кроме того, заграничные совладельцы российских частных банков лишались и денег и возможности оказывать существенное влияние на развитие российской промышленности. Ну конечно же иностранный капитал попытался вернуть утраченное. Западные банкиры отчаянно финансировали все белые армии. В дополнение к ним на разных берегах Советской России ещё и высадились интервенты, проспонсированные всё теми же банкирами. Но большевики умели объединять в кулак не только банки, но и Красную Армию и Советской власти удалось выстоять.

После гражданской войны в СССР выстроилась своя новая банковская система, её целью было превращение банковского кредитования в разновидность государственного планового финансирования. Появились учебные заведения, готовящие советских банковских служащих.

Пролетариат сумел надолго подчинить себе банки и это способствовало бурному росту количества гигантов индустрии и университетов, а не количества олигархов, владеющих недвижимостью в Лондоне или Париже.

Сегодняшнее засилье банков в России для многих капиталистов и банкиров, как и до революции 1917 года, есть средство безмерного обогащения. При этом для большинства трудящихся единственной возможностью решить свои наболевшие вопросы является кредит. Покупая, например, квартиру, люди попадают в многолетнюю ипотечную кабалу. Роль банка как кровопийцы и эксплуататора для миллионов граждан нашей страны сейчас ещё более очевидна, чем для рабочих начала двадцатого века. Ничто не вечно под луной, тем более современный российский капитализм. История уже находила для банковского вопроса вполне работоспособные решения. А самое лучшее из этих решений указал наш Октябрь.

Вячеслав Сычёв

Источник статьи

 

Метки: , , , , , , ,

Прогресс «взаймы»…


Как известно, с точки зрения марксизма, одну формацию сменяет другая, более совершенная. Совершенная в том плане, что обеспечивает более высокий уровень организации жизни людей – то, что обычно называю прогрессом. Именно поэтому каждый новый строй, в конце концов, одерживает верх, каких бы трудностей это не стоило. Если же новая формация данному условию не отвечает (разумеется, с учетом времени становления: ведь понятно, что потенциал новой формации не может быть реализован мгновенно)– то она не может рассматриваться, как новая формация вообще. Отсюда понятно, что социализм, не говоря уж о коммунизме, просто обязан иметь более высокий уровень развития, нежели капитализм. Неудивительно, что для большинства советских граждан, для которых теория Маркса была введена в ранг официальной идеологии, подобное положение должно входило в разряд незыблемых истин. А уже отсюда «автоматически» следовало, что капитализм просто обязан был проиграть соревнование с социализмом, сойти с исторической дороги и уступить место более прогрессивной системе.

Но в результате получилось совершенно обратное. Как бы не развивалась советская промышленность, капитализм все равно оказывался впереди по большинству направлений. И ладно бы, речь шла исключительно о «количественных» показателях – тут еще можно было бы решить данное противоречие, говоря о разнице в размерах экономики, доступности ресурсов и т.д. Но дело касалось и «качества» — несмотря на все старания, капитализм оказывался впереди по уровню технологий, и именно СССР приходилось покупать наиболее совершенное оборудование, а не наоборот. Данный аспект приводил к крайне неприятным выводам. Во-первых, могло оказаться, что советский социализм не является более прогрессивной формацией. А во-вторых, вполне возможно могло оказаться, что теория Маркса неправа, и никаких преимуществ «следующая формация» не имеет.

Оба варианта оказывались критичными для СССР. Если в СССР не социализм, а нечто иное («госкапитализм», «азиатский способ производства»), то отсюда следовало то, что переход к этой формации был ошибкой, и никакого преимущества советские граждане от этого перехода не получили. Если же марксизм был ошибочен, то зачем вообще какие-то переходы, не лучше ли вернуться на «столбовую дорогу цивилизации», а не «пудрить мозги» какой-то утопией. В конце-концов, оба эти варианта вели к одному – к отрицанию советского социализма. Разумеется, это был только один момент, повлиявший на формирование антисоветизма у бывших советских граждан. Но он имел отношение к появлению стойкого запрета на использование марксизма уже в постсоветских условиях – к тому, что марксистам постоянно вменяется кризис и распад Советского блока при декларировании ими обратного.

Особую остроту ситуации придавало то, что вместе с марксизмом скомпрометированным оказался и диалектический метод, как таковой, и даже сама идея материализма (так как советский человек знал, что основой марксизма является диалектический материализм). Это оказало огромное влияние на формирование постсоветского мировоззрения, которое оказалось сильно «сдвинуто» в сторону метафизики и идеализма. Постсоветский человек жадно хватал любые теории, лишь бы в них не было ничего про классы и классовую борьбу, особенно привлекали его всевозможные религиозные системы. Впрочем, годилось все, что угодно: вера в инопланетян, в генетическое превосходство отдельных личностей, в биополе, в рынок, который сам по себе приведет к процветанию, в «жидов, продавших Россию», в программы «500 дней» и «600 секунд», в гигантских крыс-мутантов, в волшебные свойства камня сердолика, в Европу, которая только ждет нас с распростертыми объятиями, в то, что Гайдар спас в 1991 году страну от голода и т.д. и т.п. Именно в этой каше – в которой было все что угодно, только бы не марксизм – и выросла антисоветская идеология – альфа и омега современного мира.

Рассматривать данное состояние тут я не буду. Про антисоветизм я не раз писал, и не раз еще буду писать. Отмечу только, что общим результатом господства этой идеологии так и не стала выработка адекватной реальности картины мира. Отбросив марксизм, и нахватав всего остального «с миру по нитке», постсоветский человек оказался неспособен к сколь-либо адекватному представлению мира. Особенно сильно касалось это будущего. Можно вспомнить все прогнозы, что делались, начиная с конца 1980 годов, причем на «разных уровнях» – всех их отличает поразительное попадание «пальцем в небо». И речь не только о всевозможных «Павлах Глоба», которые упорно предсказывают, упорно не угадывают ничего и все равно, слывут пророками. Речь идет о вполне «академических» концепциях, результат предсказаний на основании которых ничем не отличался от астрологических прогнозах.

Удивительным образом все «новые» теоретические системы оказались абсолютно неспособными на адекватное предсказание реальности: если текущее состояние они еще более-менее, то все попытки «узреть грядущее» оказались беспомощными. Все, что не предсказывалось (за исключением, может быть, совсем уж очевидных вещей), не происходило, а происходило совершенно обратное. Например, сколько было надежд на пресловутое «столкновение цивилизаций»: в 1990 годы казалось, что вот это – истина, тем более, что была Чечня, Афганистан и т.п. Но уже после «гуманитарных» бомбардировок Югославии стало понятным, что что-то тут не так: вроде противостоящий исламскому миру Запад тут выступил на стороне своих «врагов-мусульман». Еще более укрепили это сомнение действия Запада в Ираке, когда оказывалось, что они идут только к одному – к увеличению прибыли американских монополий. И совершенно «добила» концепцию «Арабская весна» — после нее о «столкновении цивилизаций» вспоминать стало просто неприлично (хотя для нас самым серьезным доказательством ошибочности представлений 1990 годов выступает украинский кризис).

То же самое можно сказать и про любые проявления либеральных идей, вершиной которых стала работа Фукуямы «Конец истории». На самом деле, уже в конце 1990 годов стало понятно, что вершина мирового развития не достигнута, и мир еще ждет значительные социальные перемены. Вместо победного шествия «лучшей из систем» — т.е. либеральной демократии, мы увидели кризис, охвативший мир, в результате которого многие вполне модернистские режимы сменились на явных фундаменталистов, а в остальных странах, включая США, пошел процесс сворачивания значительного числа прав и свобод граждан. После «Патриотического акта» говорить о торжестве либеральной демократии – значит весьма и весьма лукавить.

* * *

Забавно то, что провал в предсказаниях произошел не только с социально-политическими концепциями. Не меньший «фейл» ожидал нас и с научно-техническими предсказаниями. Привыкшие мерить все представлениями о «семимильном развитии науки», люди ожидали «к 2000 году» если не возведения городов на Марсе, то, по крайней мере, массовое развитие электромобилей, сверхзвуковой авиации и искусственного интеллекта. Если бы им сказать, что они во втором десятилетии XXI века будут летать на Боинге-747, ездить на машинах с поршневыми двигателями и общаться с компьютером не голосом, а так же, как и раньше, нажимая на кнопки, — то они бы не поверили. И даже такие, казавшиеся еще недавно столь близкими области, как виртуальная реальность и нанотехнологии, так и не осуществились (причем, если ВР хоть реально существует «в железе», просто не находя массового применения, то для нанотехнологий нет даже реально действующих образцов).

Что же касается более фундаментальных вещей, вроде энергетики или промышленного оборудования, то тут ситуация оказывается еще более неприглядной. Если для «бытовых явлений», вроде компьютеров или автомобилей мы можем увидеть крушение надежд конца XX века, то в этой сфере можно говорить о прекращении более ранних трендов. Еще в 1970-1980 годы можно было вести речь о все нарастающей тенденции автоматизации производства, вершиной чего рассматривались роботы и роботизированные линии. Результатом этого должно было стать полностью автоматическое производство где-то к началу нового тысячелетия. Замечу, что речь шла не о писателях-фантастах или даже авторах популярных журналов. Комплексная автоматизация мыслилась самыми что ни на есть прагматичными представителями бизнеса, которые составляли бизнес-планы на будущее, старательно высчитывая, во что обойдется им замена старого оборудования на новое. Всевозможные выставки и конференции демонстрировали образцы будущего оборудования, которое к концу века должно было стать основанием для будущего кибернетического мира. И, в отличие от «последующих» нанотехнологий, все это было давно воплощено «в железе», рассчитано и запатентовано.

То есть, в это время мало у кого вызывала сомнения следующая «промышленная революция», которая должна была стать тем, чем стала предыдущая – полностью сменить тип производства. Причем мало кто сомневался в том, что именно развитые капиталистические страны станут локомотивом этого процесса — СССР в то время уже воспринимался, как отстающая сторона, которая закупает передовое оборудование. Интересно, что самой передовой рассматривалась Япония – которая уже к началу 1980 годов имела неплохо развитую робототехнику, а за ней уже шли США и ФРГ. Именно Япония виделась в то время, как будущий промышленный, а следовательно, и цивилизационный лидер. Идея «постиндустриального мира» в этот период означала несколько иное, нежели сейчас, и мысль о переходе к новому способу производства через разрушение промышленности и эскалации сектора услуг еще выглядела полным бредом, напротив, под постиндустриализмом в это время подразумевалось увеличение роли науки и инженерии, как способа повышения эффективности производства, при сохранении промышленного базиса цивилизации.

В общем, весь «цивилизованный мир» был готов к «большому скачку», и даже рассчитывал на него в своих бизнес-планах. Но этому не суждено было сбыться. Вместо роботизированных производственных комплексов к концу века основным типом производства стали огромные сараи, где десятки миллионов китайцев, индусов, индонезийцев и т.д., вручную, с помощи примитивных инструментов, собирают всю производимую продукцию (на которую затем наклеивается ярлык известных брендов). Промышленные роботы, несмотря на все громкие заявления, еще остаются экзотикой, а Япония с конца 1980 годов существует в условиях перманентного кризиса. Вместо автоматических заводов основным источником прибыли стали банковские спекуляции, а постиндустриализм понимается, как полный отказ от промышленности и замена реального потребления «виртуальным». Стагнация в сфере производства оказалась гораздо серьезнее стагнации в сфере потребления.

Удивительное дело, но основные причины, приведшие к этому процессу, ведут свое происхождение как раз из конца 1970 –начала 1960 годов. В то самое время, когда ученые, инженеры и бизнесмены планировали развёртывание автоматического производства, а научно-популярные журналы живописали роботизированное будущее человечества, в мире происходили иные процессы. Придя в себя после поражений 1950-1960 годов, крупная буржуазия вела планомерное наступление на права трудящихся. В то время, когда интеллектуалы спорили, как же будет происходить повышение роли науки и вообще, что стоит за пресловутой «Третьей волной», в мире шло наступление пресловутой «рейганомики». В США киноактер Рональд Рейган проводил ультраконсервативную политику, перестраивая страну в интересах богатейших корпораций. В Британии подобным, только в еще более жесткой форме, занималась Тэтчер. Впрочем, это был мировой тренд – прежний рост перераспределения благ от «богатых к бедным», характерный дл послевоенного мира, сменился обратным процессом. В результате этого реальная заработная плата рабочих впервые за несколько десятилетий стала снижаться. А доходы капиталистов, напротив, пошли вверх.

Именно этот, мало замечаемый интеллектуалами того времени, процесс, и стал тем основанием, которое столь резко изменило будущее человечества. Ведь единственным, по сути, приемлемым для бизнеса аргументом в пользу автоматизации была высокая цена рабочей силы. Вернее, даже не столько сама цена, но ее уверенное повышение, продолжающееся еще с 1920 годов, пусть и с «поправкой» на падение в году Великой Депрессии и Второй Мировой войны, но все равно, выглядевшее объективным трендом. Практически весь век реальные доходы населения росли, а вместе с ними рос и рынок, охватывая все новые области и увеличивая, в свою очередь, прибыльность экономики. Бизнес получал возможность новых инвестиций, а значит, и больших вложений в производство. По крайней мере, так это объяснялось в то время, когда политики радостно демонстрировали миру преимущество «государства всеобщего благоденствия». Кейсианство выступало базисной идеей, которая смогла – по мнению большинства – вытащить капитализм из «неизбежного», казалось бы кризиса, и привести его к технологической победе над Советским Союзом. Правда, у этого послевоенного благосостояния был еще один, не столь явно рекламируемый источник – это огромный процент госзаказа, прежде всего оборонного, связанного так же с борьбой против «коммунистического блока». Этот госзаказ составлял значительную долю высокотехнологичного – а следовательно, и требующего квалифицированной и высокооплачиваемой рабочей силы – производства.

О роли госзаказа будет сказоно ниже. Но, на чем бы это не основывалось, реальная зарплата до определенного времени возрастала. А вместе с ней возрастал и уровень технологичности производства. Казалось, что все предсказания «бородачей» о неизбежности капиталистического кризиса оказались неверными. Ведь они обещали «в самом конце» полное обнищание рабочих в связи с эскалацией капиталистической конкуренции – а происходило нечто совершенно противоположное. Вместо толп пролетариев, которым «нечего терять, кроме своих цепей», основной частью работников развитых стран становились массы обеспеченных и уверенных в завтрашнем дне людей, имеющих высокую вероятность того, что их дети окажутся в более высоком социальном слое, нежели они сами. Какие уж тут «могильщики капитализма»! Напротив, эти граждане были искренними сторонниками существующей системы, и разумеется, никак не собирались участвовать в классовой борьбе с ней. Никакие доводы коммунистов на них не действовали – они были сыты, одеты, имели жилье и автомобиль, и единственное, чего хотели – так это то, чтобы к ним не «лезли со своей политикой». Неудивительно, что в этом смысле все ставки советских пропагандистов «на марксизм» оказались неверными – никакого действия на западных обывателей советская пропаганда не оказывала (в отличие от обратной). В общем, где-то с 1970 годов всем стало окончательно ясно, что никакой предсказательной силой марксизм не обладает, и следовательно, ожидать «победы всемирной революции» нет смысла. Ни для кого.

се это казалось само собой разумеющимся. Капитализм смог измениться. Маркс не прав. Революции не будет – будут роботы. Удивительным образом практически никто не задумался: а почему все же так произошло. Почему капиталист стал повышать долю выплачиваемой рабочим прибавочной стоимости? Ведь основное преимущество теории Маркса в том, что она потрясающе логична: капиталист вынужден конкурировать с другими капиталистами, и при этом обязан снижать накладные расходы. Если он это не сделает – то это сделают конкуренты, которые и выбросят его с рынка. Но раз этого не происходит – значит, существует фактор, который не учитывался Марксом (и, скорее всего это значит, что во времена Маркса этого фактора не было).

* * *

На самом деле этот «X-фактор» лежит на поверхности. Как известно, единственным ограничением «снизу» для платы рабочего является стоимость воспроизводства рабочей силы. Т.е., рабочему должно хватать денег и для того, чтобы прокормить себя, и для того, чтобы прокормить семью. Но эта сумма весьма невелика – рабочие вполне успешно «размножались» в адских условиях викторианской эпохи. Но на рынке рабочей силы, как и на любом рынке, цена может намного отличаться от реальной «себестоимости» как одну, так и в другую сторону. Цена рабочей силы ниже «порога воспроизводства» — это особый случай, самым известным примером тут является постсоветский мир (особенно 1990 годы, когда вообще могли работать бесплатно). Но нас интересует обратный процесс – когда цена рабочей силы превышает этот уровень. На самом деле, и такой вариант не исключен – как и на любом рынке, тут возможен «сговор» продавцов и давление их на покупателя. Именно этим процессом и является т.н. «рабочая борьба». Выступая единым фронтом, рабочие вполне способны заставить хозяев в той или иной форме увеличить им зарплату.

Но тут есть один нюанс. Как и для иных форм рынка, уровень давления не беспределен. После определенного уровня для капиталиста гораздо «дешевле» становится уничтожение рабочей борьбы, нежели удовлетворение требований рабочих. Именно отсюда к концу XIX века происходит формирование во всех странах мощной репрессивной полицейской машины. И именно отсюда проистекает идея эскалации рабочей борьбы, которая, в итоге, и должна привести к революции: когда вместо дубинок охраны против рабочих выставляются пулеметы, для них уже не остается выбора – или они сносят государство диктатуры буржуазии, или последняя загоняет их «обратно в стойло», лишая всех прочих завоеваний. Или, разумеется, пуля в лоб…

Получалось, что революция неизбежна. Но был один нюанс. В «идеальной» марксисткой модели для буржуазии нет никакого «внешнего тормоза», кроме самих рабочих. В реальности же получилось по другому: случившаяся Революция в России показала всему миру, что с народом шутки плохи. К сожалению, почти везде буржуазия сумела подавить выступления пролетариата, но опасность оставалась, и весьма серьезная. Кроме того, несмотря на все заявления советского руководства о своем миролюбии и желании встроиться в мировую систему, капиталисты все равно держали в памяти мысль о возможности «экспорта революции». Дело в том, что, несмотря на ничтожную вероятность, эта возможность была настолько ужасна для буржуазии, что они не могли ее оставить почти что до самого конца СССР. Получается, что сам факт русской Революции был настолько мощным фактором, что одним своим существованием резко сместил существующую политику влево. Но переломить отношение к частной собственности, как к базису существующей системы, этот фактор не мог, и послевоенная (после Первой Мировой войны) Европа явила собой торжество социал-демократии (как паллиатива между рабочими и капиталом). Закончилось, правда, все это не очень хорошо – капиталистическая основа все же продолжала подчиняться экономическим законам рынка, и эта «первая версия» государства всеобщего благоденствия рухнула вместе с биржевыми индексами в 1932 году.

Выйти из этого «суперкризиса» капиталистический мир смог только после Второй Мировой войны. Но и в этом случае так же стоит вести речь об определяющей роли Советского Союза. Если исключить этот фактор, то становится очевидным, что победа над Третьем Рейхом была невозможна. Конечно, предположить, что Гитлер смог бы высадиться в США так же нельзя, но получение нацистского контроля над Европой представляется в этом случае вполне вероятным. Впрочем, историческая динамика мира в период Второй Мировой – это отдельная большая тема, и тут нет смысла ее разбирать. Достаточно учесть только то, что победа СССР в войне резко увеличила силу международного левого движения вообще, и рабочих в частности. После Второй Мировой применение репрессивных средств к рабочим, да и вообще, к населению – по крайней мере, на территории «развитых стран» стало затруднительно. Опасность того, что подавление народных выступлений закончится советскими танками на улицах городов, еще более усилилась – тем более, что танки-то реально было. В результате повторился предвоенный взлет социал-демократов, только с учетом того, что буржуазия больше (пока) не видела спасения в «противоположном выборе» — во власти ультраправых, которые только что позорно проиграли все, что имели.

Этот момент стал ключевым в развитии мира после Второй Мировой. СССР воздействовал на окружающее его пространство, как мощнейший фактор (абсолютно вне того, что реально представлял существующий в нем режим). Можно сколько угодно говорить о несоциалистической (и тем более, о некоммунистической) его природе – но «извне» Советский Союз выглядел «бастионом коммунизма». Гипотетическая «советская угроза» придавала любому выступлению рабочих на порядки больший вес, нежели оно имело бы при иных условиях. Именно СССР сделал ситуацию абсолютно «немарксистской»: вместо того, чтобы стремиться к обнищанию рабочих, капитализм повел линию на повышение их благосостояния. «Немарксистскость» мира с участием СССР проявлялась и в других качествах. Например, огромная гонка вооружений, которая, во многом, выступила локомотивом внедрения новых технологий, связывалась с противостоянием «Свободного мира» и «Социалистического лагеря». Гонка вооружений – вещь в истории обыденная, она существовала еще в древние времена. Равным образом, не является уникальной и «экономическое противостояние двух систем» — т.е. «Холодная война». На деле с определенного момента государства часто вступали в подобное состояние – что стоит знаменитая «дредноутная гонка» между Германия и Великобританией перед Первой Мировой войной.

Но противостояние СССР и Запада имело важное отличие от всего, что было ранее: основание его, вместо извечной борьбы за те или иные ресурсы составляли идеологические различия, вернее, тот самый страх Запада перед угрозой «наступления коммунизма». СССР же, в общем-то, вообще никаких интересов, за исключением обороны, в этом противостоянии не видел. Данная ситуация, когда обе стороны не имеют желания начинать войну, а единственной причиной противостояния является страх перед противостоящей стороной, однозначно отличается от борьбы за колонии или мировые рынки. В результате мир получил удивительную ситуацию: шла гонка вооружений, наращивалось количество оружия – и при этом, применять его никто не собирался. Разумеется, это не отменяло возможности эскалации – но даже в случае «Карибского кризиса» конфликт был мирно улажен обеими сторонами.

Впрочем, разбирать особенности послевоенного противостояния надо тоже отдельно. Пока же отмечу, что данная гонка вооружений, помимо всего прочего, привела к формированию стабильного рынка высокотехнологичной продукции. В совокупности с указанным выше экономическим противостоянием «двух систем», это вело к дальнейшему росту производства наиболее современной продукции, причем из военной сферы данный прогресс «перетекал» в гражданские. Продукция «двойного назначения» охватывала целые отрасли – начиная с авиации и заканчивая компьютерами и компьютерными сетями. Наконец, не стоит забывать о космосе и космической технике – этом «русском прорыве», который сделал реальными «экономически невозможные» технологии. Необходимость хоть как-то парировать «советское космическое превосходство» привело к формированию в развитых странах целой космической отрасли. А это – опять-таки очень мощный фактор изменения мира. Выпуск большого числа ученых и технических специалистов произвели изменение отношения к инновациям: из фактора, в общем-то, случайного для бизнеса, они (на время) превратились в основной инструмент конкурентной борьбы. В общем, к 1960 годам утвердилось мнение, что выигрывает всегда та фирма, которая обладает как можно более современными технологиями.

* * *

В общем, получается, что СССР «менял мир» в двух плоскостях: в социальной – через увеличение прав трудящихся и увеличение их реальной заработной платы; и в технической – через увеличение числа высокотехнологичных производств, которые сделались «драйверами» мировой экономики. Именно тут лежит корень той самой «марксистской» проблемы: почему капитализм, вместо того, чтобы, как ему положено, «загнивать», напротив, успешно развивался. Дело в том, что с появлением СССР мир перестал быть чисто капиталистическим, а с занятием СССР места супердержавы – мир перестал вообще подчиняться законам капиталистического общества. СССР двигался к коммунизму, и мир вместе с ним двигался туда же. Бизнесмены, которые увеличивали степень автоматизации производства, вместо того, чтобы увеличивать степень эксплуатации рабочих, действовали вопреки своей капиталистической природе, поступая так, как требовало социалистическое производство. Можно сказать, что «мировая революция» все же произошла: правда, вместо того, чтобы происходить «классическим методом», через восстание в каждой стране, она действовала опосредовано, через «теневое влияние» СССР на окружающий мир. Но, по большому счету, началась эта революция так же, как и обещали «классики», так что претензий к ним быть не может. Если бы это развитие закончилось удачей – т.е. социализм бы сохранился и СССР перешел бы к коммунистическому развитию, то в исторической перспективе дело выглядело бы именно так – как победа Мировой Революции, которая началась в России.

Но Революция проиграла. СССР не сумел выйти на коммунистический путь развития, выбрав вначале сытое болото «застоя», а затем и попав в «воронку», ведущую по направлению к его концу (впрочем, эти два состояния взаимосвязаны). Я уже неоднократно обращался к причинам распада СССР, но тут речь идет не об этом. Речь идет о том, что необычайный взлет человечества в научно техническом плане, наступивший в период после Второй Мировой войны определялся не «внутренними причинами» развитого капиталистического общества, а давлением общества гораздо более совершенного, нежели оно. Причем, речь тут идет даже не столько о конкретном советском обществе, со всеми его «косяками» и «тараканами» (вроде номенклатуры и «репрессий»), сколько об образе этого общества в мировом общественном сознании. А отображалось оно, как не удивительно, не бедным и слаборазвитым (как хотели бы видеть его капиталисты, и как показывало его их пропаганда), а динамичным и высокоорганизованным, ведущим передовые научные исследования и создающим сложнейшие приборы. По сути, речь стоит вести о коммунистическом обществе вообще, образ которого воздействовал на мир через реальный СССР.

Вот этот, формально несуществующий коммунизм и заставлял весь «развитой мир» запускать космические корабли, строить «кирпичные университеты», и внедрять передовые системы управления. Прогресс, шедший в это время, был прогрессом, «запрещенным» для капитализма (да и для советского номенклатурного социализма, по сути, тоже), но он был необходимым для мира, который перешел к новому, более совершенному обществу. Я не хочу тут использовать модное когда-то словосочетание «квантовая история» или еще что-то подобное, тем более, что никакими квантами тут «не пахнет», речь идет о работе совершенно иных механизмов. Но некий аналог с «туннельном эффектом» увидеть можно. Правда, в отличие от физики, в истории никакое действие нельзя считать окончательно свершившимся. «Прыжок в будущее» не был довершен, СССР рухнул – и вместе с ним рухнул в пропасть и прогресс. Капитализм остался один на один с исторической реальностью, и произошло то, что и должно было произойти: человечество стало возвращаться к тому уровню развития, который и допускает существующий базис. Никаких автоматических заводов, разумеется, не было построено – и не может быть построено. Роботы оказались слишком дорогими и слишком хрупкими – по сравнению с китайцами, индусами, бангладешцами и т.д. В космос продолжают летать ракеты, разработанные в «то самое», золотое время. В воздух поднимаются пассажирские самолеты, отличающиеся от своих аналогов 30-40 давности тем, что имеют двух, а не трех членов экипажа. А еще весь мир вступает в постоянные войны из-за нефти, которая, как и 50 лет назад остается «кровью экономики».

В общем, вместо столь ожидаемого будущего наступила не столь ожидаемая, но зато вполне «классическая» стагнация. Капитализм действительно обречен «загнивать», перепрыгнуть через несоответствие «производительных сил производственным отношениям» и наоборот, он не может. Означает ли это конец развития? Разумеется, нет. Революция, как известно, процесс не одномоментный, переход от одной формации к другой может занимать очень долгое время. От первого опыта с капиталистическими отношениями в городах Италии XIV-XV веков до окончательного установления господства капитализма в веке XIX прошло более 400 лет. Теперь, скорее всего, дело пройдет гораздо быстрее. Главное — не стоит надеяться, что удастся остановить прогресс, даже в случае серьезного отката назад путь вперед неизбежен. Но как он пройдет – отдельная большая тема…

Источник статьи

 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , ,

Публицист Валентин Симонин: Локаут наоборот


Термину «Локаут» Большая Советская Энциклопедия даёт такое, принятое во всём мире объяснение: «(англ. lock out, буквально — запирать дверь перед кем-либо, не впускать), одна из форм классовой борьбы буржуазии против рабочего класса, выражающаяся в закрытии капиталистами своих предприятий и массовом увольнении рабочих для оказания на них экономического давления… Одна из форм борьбы рабочего класса против Л. — организованный отказ уволенных рабочих покинуть закрываемое предприятие и самостоятельное продолжение работы вопреки объявленному предпринимателем Л.»

В эту классическую форму «обновлённая» буржуазными реформами Россия вносит свои коррективы. В декабре прошлого года администрация Орского завода строительных машин (ОЗСМ) в полном составе подала заявления на расчёт, и когда рядовые труженики после новогодних каникул пришли 9 января на предприятие, то на нём не оказалось ни одного начальника и не было никакой работы, завод встал. Так, весьма обидно для рабочих, закончился многомесячный конфликт между собственником предприятия Ф. Болдиновым и его арендатором К. Семёновым.

Положение рабочих хуже некуда. По сообщению агентства Orenburg.rfn.ru, несколько месяцев они не получают заработную плату. «Сентябрь, ноябрь, декабрь – весь январь. Новый год без денег. 2 человека не вышли сегодня на работу, потому что не могут приехать. Нет денег», — рассказал сварщик Николай Левин.

Обед у них сегодня постный: вареная картошка и макароны. На мясо денег нет. Почти у всех – просрочки по банковским кредитам и пешие прогулки до работы. Они не могут оплатить трамвай. 200 человек питаются обещаниями и надеждами. «Жил в долг. Есть друзья, помогают последними копейками. Но сейчас уже все. Где брать, места закончились. Стараемся как-то перебиваться», — говорит бригадир Константин Ширшов.

Да, весьма печально. Это время рабочие называют смутой. С ноября им перестали платить зарплату. И забыли про старые долги. После переговоров, проведённых при содействии администрации Орска, К.Семёнов обещал все долги вернуть. Рабочим предложили написать два заявления: на расчёт и о принятии на работу, но уже в какое-то другое ООО. Рабочие сомневаются в том, что на самом деле все долги им будут выплачены. Ну что же, основа для таких сомнений есть. Опыт показывает, что новые/старые владельцы или работодатели подчас отказываются платить по счетам старых/новых владельцев, исходя подчас из предположения, что работягам всё равно деваться некуда. И в этом есть свой резон – ряд предприятий Оренбургской области действительно стоят. Как образно выразился Ф. Болдинов, весь промышленный восток стоит на коленях. «Никель стоит, Вагонный стоит, «Строймаш» стоит, ОЗТП стоит, ЮУМЗ как сопля в проруби». Да уж, дожили.

По последней информации, за одну рабочую неделю января (с 15 по 22), армию безработных в Оренбуржье пополнил 441 человек, а всего на 15 января статус безработного имели 10 тыс. 74 человека. На 21 января на 12 предприятиях для 4 тыс. 545 человек действовали режимы вынужденной неполной занятости — 4 тыс. 109 человек находятся в простое, 436 человек трудятся неполное рабочее время. Конечно, это обстоятельство развязывает руки работодателям.

С началом после августа 1991 года буржуазных «реформ» россиянам сказали, что отныне, дескать, мы не товарищи, а господа. В применении к ОЗСМ это звучит так: господин Семёнов, господин Болдинов и господа рабочие, все господа. Трудно сказать, что на самом деле не поделили между собой первые два господина, тайна сия велика есть, но в обиженных оказались господа рабочие, абсолютно так, как в известной поговорке: «Паны дерутся, а у холопов чубы трещат». Но если ситуация с панами предельно ясна, то с «холопами» отнюдь нет. Помнится, в первых «Азбуках», выпущенных Советской властью для ликвидации неграмотности, гордо заявлялось: «Мы не рабы. Рабы – не мы!» Так почему сегодня товарищи рабочие, сила и гордость Советской власти, ведут себя как те самые «холопы» из упомянутой поговорки, дают панам драть свои «чубы»?

Накануне Нового года в Орске состоялся пикет, организованный оренбургской областной организацией «Горно-металлургический профсоюз России» под лозунгами «Против развала орских предприятий», «За развитие и достойный труд», который состоялся около памятного знака «Слава Труду» на проспекте Мира. Так на него пришли лишь несколько десятков человек, среди которых были представители профсоюзного движения, общественных организаций и работники наиболее проблемных предприятий города. А труженики этих предприятий предпочли написать обращение к президенту В.Путину с нижайшей просьбой «обратить внимание на проблемы промышленных предприятий Оренбургской области». Иными словами, они надеются, что Путин к ним приедет и всё решит, как несколько лет назад в Пикалёво. Вам, товарищи, и в голову не приходит, что та поездка Путина была, собственно говоря, пиар-акцией, таким образом он отреагировал на массовые акции протеста, вплоть до перекрытия федеральных автомобильных дорог, которые до того проводили трудящиеся этого города Ленинградской области.

Я констатирую этот факт, а не призываю орчан последовать примеру пикалёвцев, есть и другие формы борьбы, главное – массовое в них участие. Вот вам, дорогие друзья, пример успешности солидарных действий, окончившихся победой ленинградцев в их противостоянии с властями по поводу планов последних уничтожить объект огромной социальной значимости – Городскую клиническую больницу №31. В связи с планами перевода в город на Неве Верховного и Высшего Арбитражного судов, власти планировали перепрофилировать больницу под медицинское обслуживание работников этих ведомств. Как только об этом узнала общественность, так сразу в городе пошли по нарастающей манифестации протеста, был создан Комитет протестного движения в защиту 31-й больницы, в Интернете начался сбор подписей под петицией протеста. И власти… дрогнули, объявили о том, что больница остаётся на своём месте. Сегодня официозные органы прессы лицемерно выясняют, благодаря кому, спикеру Совета Федерации, бывшему губернатору Валентине Матвиенко или нынешнему губернатору Георгию Полтавченко, удалось отстоять больницу? Между тем сами участники акций не утруждают себя поиском ответа на этот вопрос, предпочитают действовать, провести 3 февраля митинг в защиту лечебницы. Исполнительный директор региональной общественной организации «Дети и родители против рака» Е.Киселёва заявила, что какой-бы информации не было, активисты придут на митинг, чтобы показать свою гражданскую позицию, которая «против разбазаривания нашего города». А вот организатор инициативной группы «Защитим сквер на Ивана Фомина» А.Подшивалова сказала, что Комитет протестного движения в защиту 31-й больницы «никуда не денется» и будут продолжать мониторинг всех событий и высказываний, связанных с больницей. «Мы будем продолжать мониторить обстановку, чтобы опять это не повторилось, потому что любая бумага, любое высказывание не значит, что подобная ситуация не случится через год или два».

Я не случайно назвал нынешних «питерцев» ленинградцами. В эти дни мы отмечали 70-ю годовщину со дня прорыва советскими войсками немецко-фашистской блокады города Ленина. В тяжелые годы блокады ленинградцы показали невиданные мужество и стойкость. Своей стойкостью сегодня они вновь показали, что город не случайно называется Городом трёх русских революций. Власти явно испугались, что он может стать и городом революции окончательной – Четвёртой.

Примечательный факт. 15 января медперсоналу больницы, как сообщало ИА «Регнум», дали понять, что грядущая передача территории больницы для нужд судей Верховного и Высшего Арбитражного судов России — это «обстоятельства непреодолимой силы» и надо готовиться к переезду. Такой вывод работники больницы сделали из слов посетившей их вице-губернатора города О.Казанской, курирующей социальную сферу. Она пояснила, что других вариантов создать медицинский центр для переезжающих судей, кроме территории больницы 31, не будет: дескать, «наверху» хотят получить именно эту больницу. Солидарные действия ленинградцев стали таким «обстоятельством непреодолимой силы». Которое преодолело «непреодолимую силу» административного ресурса. Другими словами, народная сила победила силу чиновничьей рати. Но А.Подшивалова абсолютно права – эта победа не окончательная, ситуация действительно может повториться «через год или два».

При нынешнем режиме все сегодняшние экономические (выплата или повышение зарплаты) или социальные (сохранение больницы) победы завтра могут потерпеть поражение. Необходимо их закрепление политической победой. Её может дать только приход к власти созданной народом и для народа Коммунистической партии Российской Федерации. КПРФ – вот истинное обстоятельство непреодолимой силы, укреплять которое — долг каждого россиянина, гордящегося званием Советский Человек.

Валентин Симонин

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,

В Казахстане планируют сократить почти 2 тысячи карагандинских металлургов


По сообщению официального профсоюза «Жактау» Карагандинского металлургического комбината, олигарх Лакшми Миттал (его состояние превышает 20 млрд. $) планирует из 15988 работников стального департамента АО «Арселор Миттал Темиртау» в 2013 году оставить на рабочих местах только 12948. 3040 человек потеряют свои прежние зарплаты и работу, а 1901 из них вообще окажутся на улице в качестве уволенных. Миллиардер «пощадит» лишь оставшихся 1139, которых переведут на низкооплачиваемые и низкоквалифицированные рабочие места. Такие вот новогодние подарки от английского миллиардера индийского происхождения!

До этого работодатель требовал убрать из коллективного договора пункт об индексировании заработной платы, в связи с инфляцией, были покушения и на 13-ую зарплату. Но сейчас работодатель решил разрубить гордиев узел сопротивления коллектива, путем сокращения штатов, естественно, мотивируя это плохой конъектурой мирового рынка, переизбытком стали от других производителей. Однако это утверждение не выдерживает критики, в связи с неуклонным ростом производства стали на тех же предприятиях Миттала в других странах и на предприятиях конкурентов, что свидетельствует, наоборот, о значительном спросе на данную продукцию.

Несмотря на официальные «угрозы» руководителей профсоюза «Жактау» о подаче в суд, работодатель, скорее всего, сможет без труда преодолеть «противодействие» соглашательского тред-юниона, как это случилось и в деле по поводу требования о повышении зарплаты на 30 % в прошлом году. Профбоссы, как и в прошлые разы, грозно постучат кулаком, даже могут заявить о новом спектакле в виде «предупредительной забастовки», но в итоге сдадут металлургов, как и желтые «лидеры» профсоюза «Коргау» сдали шахтеров.

Рабочие же будут обязательно высматривать и выбирать другие методы борьбы, как это практиковали нефтяники в Мангистау и горняки в «Казахмысе», смело идя на захватные забастовки, приостанавливая производство и добычу, препятствуя отгрузке готовой продукции, отказываясь выходить на поверхность и выдвигая из своей среды новых лидеров и активистов. Миттал же своими сокращениями играет в опасную игру, провоцируя металлургов на подобные акции протеста.

Социалистическое движение Казахстана.

Автор: О.Полицковой

Источник статьи

 

Метки: , , , , , , , , , ,