RSS

Архив метки: Ю. Мухин

ЕДИНСТВЕННОЕ ПРАВОСУДНОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ


Немного предыстории. Когда следователь Талаева незаконно «отвела» от защиты Ю.И. Мухина адвоката Чернышёва, Ю.И. и сам Чернышёв пытались обжаловать это беззаконие в Хамовническом суде, а затем и в апелляционной инстанции – в Московском городском суде. Бесполезно – суды дружно признали беззаконие своим законом. Тогда Ю.И. обратился в кассационную инстанцию – в Президиум Мосгорсуда. И стоявший на страже Президиума судья Мосгорсуда Сычев А.А., «изучив кассационную жалобу обвиняемого Мухина Ю.И., …постановил в передаче кассационной жалобы обвиняемого Мухина Ю.И. о пересмотре постановления Хамовнического районного суда г. Москвы от 24 августа 2015 года и апелляционного постановления Московского городского суда от 06 октября 2015 года для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказать». И тут приплыли.

Тогда Мухин пожаловался и тогдашнему Уполномоченному по правам человека Э. Памфиловой, а её аппарат вышел в Верховный Суд с жалобой на беззаконие, творимой в деле Мухина. И Верховный Суд принял постановление.

«ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №5-УД16-22

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

о передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции

г. М о с к в а

17 марта 2016 г.

Судья Верховного Суда Российской Федерации Кулябин В.М.. изучив ходатайство Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Памфиловой Э.А. в защиту интересов Мухина Ю.И. о пересмотре постановления Хамовнического районного суда г. Москвы от 24 августа 2015 года и апелляционного постановления Московского городского суда от 6 октября 2015 года.

УСТАНОВИЛ:

постановлением Хамовнического районного суда г. Москвы от 24 августа 2015 года жалоба адвоката Чернышева А.С. в интересах обвиняемых Парфенова В.PL. Мухина Ю.И и Соколова А.А., поданная в порядке ст. 125 УПК РФ на постановление следователя по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел СУ по ЦАО ГСУ СК РФ по г. Москве Талаевой Н.А. от 3 августа 2015 года об отводе адвоката по уголовному делу № 385061, оставлена без удовлетворения.

Апелляционным постановлением Московского городского суда от 6 октября 2015 года постановление оставлено без изменения.

В ходатайстве Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Э.А. Памфилова просит отменить постановление и апелляционное постановление, рассмотренные в порядке ст. 125 УПК РФ и направить материал на новое судебное рассмотрение, указывая, что постановление суда не соответствует требованиям ч.4 ст. 7 УПК РФ: постановлению следователя об отводе адвоката судом не дана надлежащая оценка, а именно, законности и обоснованности принятого следователем решения; не предприняты меры по выявлению существа противоречий позиций обвиняемых, тогда как именно по этим основаниям следователем было вынесено обжалуемое постановление об отводе адвоката, а также содержится утверждение, что постановление следователя об отводе адвоката противоречит смыслу п. 3 ч. 1 ст. 72УПК РФ.

Изучив материал, полагаю необходимым передать ходатайство Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Э. Памфиловой в защиту интересов Мухина Ю.И. на рассмотрение в судебном заседании президиума Московского городского суда по следующим основаниям.

Согласно ч.1 ст. 40115 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Как следует из материала адвокат Чернышев А.С. обратился в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ, в которой просил признать незаконным постановление следователя по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел СУ по ЦАО ГСУ СК РФ по г. Москве Талаевой Н.А. от 3 августа 2015 года о его отводе от участия в деле в качестве защитника обвиняемых Мухина Ю.И.. Парфенова В.Н. и Соколова А.А., интересы которых, как указал следователь в постановлении, противоречат друг другу.

Суд, оставляя жалобу адвоката Чернышева А.С. без удовлетворения, свое решение обосновал тем, что данное процессуальное решение принято в постановленном законом порядке, уполномоченным должностным лицом — следователем, в производстве которого находится данное уголовное дело, в пределах предоставленных ему законом полномочий и в соответствии с требованиями ч.4 ст. 7 УПК РФ. При этом суд указал в постановлении, что доводы защитника о том, что интересы обвиняемых Соколова А.А.. Парфенова В.Н. и Мухина Ю.И. не находятся в противоречии, не могут быть приняты во внимание, поскольку оценка доказательств на данной стадии предварительного следствия судом проводиться не может, а следователь, в соответствии со ст. 38 УПК РФ, является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной УПК РФ, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу.

Между тем, данные утверждения суда не соответствуют положениям ст. 125 УПК РФ, в соответствии с которыми в районный суд на досудебной стадии производства могут быть обжалованы любые решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Вопрос о допуске адвоката Чернышева А.С. в качестве защитника обвиняемых Мухина Ю.И., Парфенова В.Н. и Соколова А.А. на досудебной стадии производства по уголовному делу затрагивает конституционные интересы обвиняемых. Что же касается ссылки на положения ст. 38 УПК РФ, то требования данной статьи уголовно-процессуального закона не являются препятствием для проверки судом в порядке ст. 125 УПК РФ законности и обоснованности принятого следователем решения об отводе адвоката.

Между тем, судом не приведены в постановлении мотивы, по которым он пришел к выводу о законности и обоснованности принятого следователем решения об отводе адвоката, не дана оценка доводам заявителя об отсутствии каких-либо противоречий интересов обвиняемых по уголовному делу, а также не было проверено соответствие постановления следователя об отводе адвоката положениям ст. 72 УПК РФ, а также разъяснениям Конституционного Суда Российской Федерации (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 09.11. 2010 г. № 1573-О-О) о том, что не допускается отвод адвоката, если имеются лишь предположения о возможности возникновения противоречий интересов в будущем.

Согласно ч.4 ст. 7 УПК РФ постановление судьи должно быть законным, основанным и мотивированным, то есть по смыслу закона судебный акт должен соответствовать требованиям уголовного и уголовно-процессуального законов и содержать основанные на материалах дела выводы по обстоятельствам, относящимся к предмету разрешаемых вопросов.

В связи с этим, ходатайство Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Э.А. Памфиловой в защиту интересов Мухина Ю.И. о пересмотре судебных решений, рассмотренных в порядке ст. 125 УПК РФ. подлежит передаче на рассмотрение в судебном заседании президиума Московского городского суда.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 4018 УПК РФ.

ПОСТАНОВИЛ:

передать ходатайство Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Э.А. Памфиловой в защиту интересов Мухина Ю.И. вместе с материалом для рассмотрения в судебном заседании президиума Московского городского суда.

Судья Верховного Суда Российской Федерации В.М. Кулябин».

То есть, Верховный Суд не смог отшвырнуть жалобу Уполномоченного так, как отшвырнул жалобу Мухина судья Мосгорсуда Сычев, и заставил Президиум Мосгорсуда рассмотреть дело по существу. Рассмотрение дела в Президиуме Мосгорсуда несколько затянулось в связи со сменой Уполномоченного по правам человека. Тем не менее, и Т.Н. Москалькова выдала доверенность на представление себя на заседании Президиума, посему 11 мая представитель Москальковой К.И. Дмитриев доложил Президиуму Мосгорсуда видение проблемы отвода Чернышёва от защиты Мухина Уполномоченным по правам человека.

А.С. Чернышёв в своём устном выступлении сосредоточился на том, что суды не рассмотрели никакие доводы защиты, по сути, лишили обвиняемых правосудия. А Ю.И. Мухин, как всегда, зачитал с выражением:

Уважаемый суд! Следователь Талаева обвиняет нас четверых в организации референдума, а мы, обвиняемые, уже 9 месяцев пытаемся разъяснить, что организация референдума это не преступление. Ну, вот какие, в таком случае, у нас, обвиняемых, могут быть противоречащие интересы? Лично мне следователь Талаева сказала, что она не стала бы отводить моего защитника Чернышёва от оказания мне юридической помощи, если бы со мною можно было договориться, но раз я на соглашение со следствием не иду, то она вот таким образом встала на защиту моих интересов.

Уважаемый суд! Вы же знаете, что нельзя руководствоваться только одной статьёй УПК РФ, нужно понимать взаимосвязь всех статей закона. К примеру, гражданское и административное судопроизводства тоже основаны на принципе состязательности сторон, и в этих судопроизводствах адвокаты тоже являются участниками дела и тоже существует процедура отвода. Но ни в гражданском, ни в административном судопроизводстве нельзя отводить адвоката, даже если судья видит, что адвокат действует вопреки интересам доверителя. Почему? Потому, что в этих судопроизводствах участвуют адвокаты только по соглашению с доверителями, и если адвокат действует во вред доверителю, то доверитель может сам разорвать с ним соглашение, и никакое вмешательство суда с процедурой отвода просто не требуется.

В отличие от гражданского и административного судопроизводств, в уголовном судопроизводстве может быть и защитник по назначению суда или следователя. А с таким защитником обвиняемый не заключает соглашение, которое он мог бы сам разорвать, поэтому статьёй 72 УПК РФ введена процедура отвода и защитника. Однако отвод защитника по соглашению судом и в уголовном процессе остаётся глупостью по той же причине – ведь сам обвиняемый может отказаться от такого адвоката.

Отвод любого защитника вне желания обвиняемого является нарушением принципов статьи 15 УК РФ: «Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо». Отвод судом защитника по инициативе обвинения — это вмешательство в функции защиты стороны обвинения и стороны разрешения уголовного дела.

Отвод это не удовлетворение чьих-то капризов, а судебная процедура, описанная в главе 9 УПК РФ, и инициируется процедура отвода заявлением об отводе, а затем это заявление рассматривается судом. И согласно части 2 статьи 62, судья, прокурор, следователь и дознаватель – те лица, кто могут принять решение отвести участника процесса или не отвести, — сами не обладают правом заявлять отвод – не обладают правом инициировать отвод.

Следователь ссылается на статью 72 УПК РФ об отводе защитника, но эта статья отсылает к правилам статьи 69 об отводе переводчика. Посмотрите, на правила статьи 69: ведь, казалось бы, судья или следователь и сами могут понять, что переводчик не знает языка, тем не менее, чтобы отвести переводчика, требуется заявление об его отводе или от какой-либо стороны, или от свидетеля, или эксперта. По своей инициативе суд или следователь даже переводчика отвести не могут. А как уж отводить защитника без выслушивания и обсуждения решающего мнения того, кто пользуется услугами защитника, – без мнения обвиняемого?

Попрана глава 9 УПК РФ. Судебная процедура отвода, включающая подачу судье или следователю заявления об отводе, рассмотрение судом оснований для отвода и принятие решения, — заменена произволом обвинения – я, к примеру, в СИЗО не понимал, почему уже прошло две недели после моего ареста, а ко мне не приходит адвокат. Оказалось, это следователь его отвела! А как я в заключении, не имея связи с внешним миром, могу выбрать себе другого адвоката? Следовательно, в моём деле речь идёт не об отводе защитника, поскольку никто заявление об его отводе не подавал, а речь идёт о циничном лишении меня юридической помощи.

Далее, часть 7 статьи 49 УПК РФ исключает все случаи отказа адвоката от защиты обвиняемого, включая отвод. Объявляя отвод защитнику, ни следователь, ни судья не требуют от отведённого адвоката разорвать соглашение с обвиняемым, следовательно, отведённый адвокат не имеет права отказаться от защиты обвиняемого, и получается, что защитника силой не допускают к оказанию юридической помощи обвиняемому.

26 января судье Хамовнического суда Лутову, а 14 марта и судье Мосгорсуда Борисовой, не допустивших адвоката Чернышёва к моей защите, я заявлял следующее ходатайство: отдельным постановлением или в протоколе запретить мне заключать соглашение с адвокатом Чернышёвым и потребовать от Чернышёва отказаться от оказания мне юридической помощи. Судьи отказались удовлетворять это ходатайство – отказались открыто и честно зафиксировать в деле то, что они фактически делали.

Статья 50 УПК РФ оговаривает все условия приглашения, назначения и замены защитника, а также оплаты из бюджета защитника по назначению. И согласно статье 50 УПК РФ, судья или следователь могут привлечь и оплатить из бюджета услуги адвоката, только если: обвиняемый не имеет денег на наём адвоката и просит предоставить ему адвоката; нанятый обвиняемым адвокат не появляется 5 дней, в случае необходимости присутствия его в суде или во время следственного действия, или не появляется 24 часа с момента фактического задержания обвиняемого.

Отвод следователем или судьёй адвоката по соглашению не соответствует ни одному положению статьи 50 УПК РФ – нет в законе такого основания замены защитника. И при наличии адвоката по соглашению, приглашение адвоката с оплатой его из бюджета, да ещё и такого адвоката, от которого обвиняемый отказывается, становится навязыванием обвиняемому адвоката, не предусмотренного статьёй 50. Соответственно, оплата такого адвоката из бюджета становится нецелевым расходованием бюджета, поскольку статья 50 оплачивать из бюджета таких адвокатов не разрешает.

И раз мы заговорили о деньгах. Я оплатил гонорар адвокату по соглашению, и этот адвокат ни на грамм не нарушил наше соглашение — изучил моё дело и готов оказать мне помощь. Но следователь не допускает его оказывать мне юридическую помощь. А как быть с уже оплаченным адвокату гонораром? У меня же нет оснований требовать его обратно у адвоката. Следователь и судьи нанесли мне материальный вред, а теперь они требуют от меня, чтобы я вместо адвоката Чернышёва нанял другого адвоката, который бы тоже начал изучать моё дело. А где деньги для этого? Я письменно предложил следователю Талаевой и судье Хамовнического суда Похилько дать мне сумму, достаточную для найма хорошего адвоката. Они письменно отказались.

Поэтому я прошу Президиум Мосгорсуда самому убедиться, что отвод адвоката по соглашению без заявления и согласия обвиняемого — это не отвод, а лишение обвиняемого юридической помощи. А для этого прошу Президиум Мосгорсуда мотивированно рассмотреть следующие доводы и ответить на них:

1. Положением статьи 15 УПК РФ не допускает вмешательство стороны обвинения и стороны разрешения уголовного дела в функции стороны защиты, а соблюдение интересов обвиняемого это функция защиты. Следователь и судья, защищающие интересы обвиняемого, это преступники.

2. Положением главы 9 УПК РФ, устанавливается отвод как процедура, включающая подачу заявления, рассмотрения его судом и принятие решения, а не как каприз следователя или судьи, игнорирующих мнение обвиняемого.

3. Согласно части 2 статьи 62 судья, прокурор, следователь и дознаватель не обладают правом инициировать отвод кому-либо.

4. Статья 49 УПК РФ не дает адвокату право отказываться от защиты обвиняемого, ни в каких случаях, в том числе и в случаях, когда его как бы отвёл следователь.

5. Статья 50 УПК РФ не запрещает обвиняемому иметь соглашение с адвокатом, которого следователь как бы отвёл.

6. Статья 50 УПК РФ не разрешает расходовать федеральный бюджет на оплату адвоката для обвиняемого, у которого уже есть адвокат по соглашению и который не просит себе адвоката за счёт бюджета.

7. Положение статьи 53 Конституции РФ требует возмещения вреда, незаконно нанесённого гражданину государственными органами, но ведь не может быть одновременно законным и честное получение адвокатом гонорара за оказание юридической помощи обвиняемому, и лишение судом обвиняемого юридической помощи этого адвоката».

После чего Талаева что-то такое говорила о противоречии интересов обвиняемых, возможно, убедительное для неё самой, чего она впрочем, и сама не поняла. Поскольку зам прокурора Москвы в генеральском чине, вместо того, чтобы поддержать точку зрения Талевой, начал лгать, что хотя Хамовнический суд действительно никаких доводов защиты не рассматривал, но зато Мосгорсуд в своём постановлении все доводы рассмотрел. Непонятно, зачем он это делал, поскольку постановление Мосгорсуда было в деле, и из него выпирало, что Мосгорсуд доводы защиты вообще не рассматривал.

В итоге, Президиум Мосгорсуда, вернувшись с совещания, объявил: постановление Хамовнического районного суда г. Москвы от 24 августа 2015 года по жалобе адвоката Чернышева А.С. в интересах обвиняемых Парфенова В.Н., Мухина Ю.И и Соколова А.А., поданная в порядке ст. 125 УПК РФ на постановление следователя по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел СУ по ЦАО ГСУ СК РФ по г. Москве Талаевой Н.А. от 3 августа 2015 года об отводе адвоката по уголовному делу № 385061, ОТМЕНИТЬ.

Дело передать в Хамовнический суд для нового рассмотрения в новом составе суда.

Вот так.

Соб. корр.

Реклама
 

Метки: ,

СУДЕБНАЯ ГЛУХОТА


Жалобы на судебное беззаконие, творимое в отношении ИГПР «ЗОВ», рассматриваются так медленно, что репортаж об обжаловании в Мосгорсуде постановления Хамовнического суда о продлении Мухину Ю.И. срока пребывания под домашним арестом до 22 марта было рассмотрено только 14 марта, а текст апелляционного постановления был получен только в апреле. Между тем, срок пребывания под арестом уже продлён Хамовническим судом до 22 июня, а обжалование этого нового продления будет в Мосгорсуде 11 апреля в 14-30. Поэтому я даю репортаж с большим опозданием, но полагаю, что его нужно дать ввиду новых моментов и фамилий.

Итак, дело было рассмотрено судьёй Мосгорсуда Борисовой Н.В., с участием прокурора Исаченкова И.В. Дело было назначено на 14-00, однако в зал запустили только после 18-00, когда суд уже окончил работу. В зале на месте адвоката сидел адвокат, который уже был на каком-то раннем деле адвокатом Ю.И. по назначению. Увидев, к кому его пригласили, этот адвокат сделал хитрый финт – он объявил, что забыл удостоверение в другом зале и побежал за ним. Мы его ждали-ждали, пока судья не пошёл звонить и выяснил, что адвокат вообще сбежал. Тогда объявили перерыв, пока вызывали ещё одного адвоката, и мы сидели ждали этого адвоката до половины восьмого. Мухин заявил появившемуся адвокату (Апсатыровой Д.Т.) отвод, который судом был проигнорирован. Поскольку это заявление об отводе я уже приводила не один раз, то повторять его не буду, напомню только, что заявление Мухина об отводе адвоката всегда начинается словами: «Фабрикуя против меня уголовное дело и грубо попирая мои конституционные права, установленный статьей 48 Конституции РФ, и мои права обвиняемого, установленные статьями 47, 50 УПК РФ, суд не допускает к моей защите адвоката А.С. Чернышева, с которым у меня заключено соглашение».

После этого Ю.И. огласил ходатайство, которое раньше не подавал.

«Уважаемый суд! Преступники, возбудившие против меня, заведомо невиновного, уголовное дело, для удобства совершения этого преступления лишили меня юридической помощи, запретив мне встречаться с честным адвокатом, с которым у меня заключено соглашение, – с адвокатом Чернышёвым А.С., а от него потребовали отказаться от оказания мне юридической помощи.

Но поскольку преступники осознают, что эти действия преступны, то судьи и следователь не открыто и честно, а устно, вне процессуальных действий и так, чтобы следов об этом не осталось ни в одном документе, требуют от меня разорвать соглашение с адвокатом Чернышевым, а от Чернышева требуют отказаться оказывать мне юридическую помощь.

Кроме этого, привлекая к делу адвокатов и для этого нецелево, следовательно, преступно расходуя федеральный бюджет, следователь и судьи, в своих постановлениях никак не оговаривают основания для этого расходования – не объясняют, почему они привлекают к делу адвокатов, с которыми у меня нет соглашения и вопреки моим заявлениям об отводе этих незаконных адвокатов.

В связи с этим, с целью защиты своего конституционного права на юридическую помощь, я требую от суда отдельным постановлением или в протоколе:

— запретить мне заключать соглашение с адвокатом Чернышёвым;

— потребовать от Чернышёва отказаться от оказания мне юридической помощи;

— в нарушение статьи 50 УПК РФ, не предусматривающей подобных расходов, постановить оплачивать из федерального бюджета адвоката, которого судья привлекает к делу для создания видимости законности судебных действий».

Уточнив, что именно Ю.И. просит, судья отказала в этом требовании, как не имеющем отношения к делу. Как не имеющему? Ведь Ю.И. только что огласил заявление об отводе адвоката, в котором сообщил, что у него есть адвокат по соглашению, которого суд не допускает к оказанию Ю.И. юридической помощи. Ну, так пусть судья честно потребует то, что вынуждает делать молчаливым насилием, – честно потребует, чтобы Чернышёв отказался от оказания помощи Мухину, чтобы Мухин разорвал соглашение с Чернышёвым, и потребует нецелево расходовать бюджет.

То есть это не ошибка судей, судьи на самом деле видят, что творят беззаконие и хотят его творить, но не хотят, чтобы следы этого беззакония сразу же бросались в глаза.

После того, как судья огласила суть апелляционной жалобы и спросила, есть ли необходимость исследовать документы дела, Мухин заявил второе ходатайство:

«Уважаемый суд, пока я с товарищами нахожусь под арестом, следствие искало доказательства нашей вины и, в частности, назначило лингвистическую судебную экспертизу, производство которой поручило экспертам ГБУ г. Москвы «МИЦ» (Московский исследовательский центр), перед которыми поставило вопрос: «совпадают ли цели и задачи инициативной группы по проведению референдума «За ответственную власть» (ИГПР «ЗОВ»), указанные в тексте под заголовком «Наша Цель» (лист 14-18 приложения к протоколу осмотра от 24.08.2015 и файле на DVD-R диске) с целями и задачами общественного объединения «Армия Воли Народа» (АВН), указанные в решении Московского городского суда от 19.10.2010, и указанные в тексте под заголовком «Цель Армии воли народа…» (лист 16-18 приложения к протоколу осмотра от 02.09.2015 и файле на DVD-R диске)?

Почему постановка такого вопроса важна? Потому, что не нынешним судьям и следователям, а человеку с нормальным умственным развитием и так понятно, что не может быть преступной организации без преступной цели.

Заказанная следователем экспертиза выполнена, заключения экспертов приложены к данному делу в качестве доказательства того, что меня и дальше нужно содержать под арестом, а в Хамовническом суде это доказательство не оглашалось и не исследовалось.

Поскольку в этой экспертизе много пустых слов, то я прошу суд огласить и исследовать только таблицу на листах дела 153-155, в которой эксперты свели воедино все данные о том, какую цель преследовала организация АВН и какую цель преследует инициативная группа по проведению референдума «За ответственную власть» ИГПР «ЗОВ».

Дело в том, что в списке обстоятельств, собранных в эту таблицу, начисто отсутствуют цели совершить хоть какие-то противоправные, экстремистские деяния, как ИГПР «ЗОВ», так и запрещённой в 2010 году Мосгорсудом организации АВН. То есть, с одной стороны, следствие получило доказательство того, что в 2010 году судья Мосгорсуда Казаков, запрещая АВН, вынес неправосудное решение, запретив организацию, в целях которой эксперты не нашли ничего экстремистского. С другой стороны, данное заключение экспертов доказывает, что и ИГПР «ЗОВ», за организацию которой меня арестовали, так же не имеет в целях ничего экстремистского, противоправного. То есть, доказывает, что я невиновен и мой арест беззаконный.

Я прошу суд исследовать это обстоятельство, чтобы помочь прокурору пояснить суду, почему он уверен, что с помощью доказательства моей невиновности, суду можно доказать необходимость моего ареста?»

Судья открыла дело на нужной странице и спросила, что собственно Мухин хочет, чтобы суд огласил и исследовал? Тогда Ю.И. зачитал выводы, которые сделали эксперты, исполняя постановление следователя Талаевой:

«Исходя из содержания текстов «Наша цель», «Цель Армии воли народа…» и «Что такое АВН, или Цель Армии Воли Народа», ИГПР «ЗОВ» и «АВН» преследуют цель внести решением референдума изменения российское законодательство, а именно принять поправку/поправки к Конституции России и Федеральный закон, которые бы наделяли россиян правом определять дальнейшую судьбу президента и депутатов Государственной Думы Федерального Собрания после истечения срока их полномочий (см. выделения цветом фона в Таблице 3). Эти изменения, согласно текстам, позволят гражданам России обеспечить соблюдение своих прав и поддержание достойного уровня жизни».

Пусть суд укажет в постановлении, где в обнаруженных экспертами целях ИГПР «ЗОВ» есть хоть что-то экстремистское? – зачитав эту цитату из заключения экспертов, настаивал Мухин.

Затем начались прения, на которых прокурор отделался несколькими общими словами, но и Ю.И. был краток.

«Уважаемый суд! Часть 4 статьи 7 УПК РФ требует от судей: «Определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными».

Конституционный суд, понимая, кого именно в настоящее время набирают в судьи, прокуроры и следователи, 25.01.2005 года вынес Определение №42-О, в котором ещё раз попытался растолковать судьям, прокурорам и следователям: «1. Положения статей 7, 123, 124, 125, 388 и 408 УПК Российской Федерации в их конституционно-правовом истолковании, вытекающем из настоящего Определения, не допускают отказ дознавателя, следователя, прокурора, а также суда при рассмотрении заявления, ходатайства или жалобы участника уголовного судопроизводства от исследования и оценки всех приводимых в них доводов, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом».

Поэтому я прошу суд в вынесенном по этому делу Постановлении оценить мои доводы:

1. Мы организовывали референдум в строгом соответствии с законом от 28 июня 2004 г. № 5-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации», и наш арест это воспрепятствование участию в референдуме, и именно это является экстремистским преступлением.

2. В тексте ходатайства о назначении меры пресечения не указано ни единое экстремистское деяние из перечня, данного в статье 1 закона от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности».

3. Из заключения экспертов, представленного следствием суду, следует, что организуемая мною Инициативная группа по проведению референдума не имеет никаких экстремистских целей.

4. В тексте ходатайства о назначении меры пресечения не указано, каким судом организуемая нами Инициативная группа по проведению референдума признана экстремистской и её деятельность запрещена, а следовательно никакой суд её не запрещал.

Или указать «конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются» судом».

А вот теперь попробуйте осилить апелляционное постановление судьи Борисовой, которое я, как всегда, дам в приложении, и попробуйте в этом тексте обнаружить хоть малейшее обсуждение доводов, которые заявил Мухин. Судебная глухота.

Бессовестная глухота.

Соб. корр

Приложение:

Судья Лутов А.В. г. Москва Дело № 10-3508/2016

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Г. Москва 14 марта 2016 года

Московский городской суд в составе председательствующего судьи

Борисовой Н.В.,

при секретаре Шалыгиной Н.М.,

с участием прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры г. Москвы Исаченкова И.В., обвиняемого Мухина Юрия Игнатьевича,

защитника-адвоката Апсатыровой Д.Т., предоставившей удостоверение и

ордер,

рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу обвиняемого Мухина Ю.И. на постановление Хамовнического районного суда г. Москвы от 26 января 2016 года, которым в отношении

Мухина Юрия Игнатьевича,

…обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282.2 УК РФ,

продлен срок содержания под домашним арестом на 01 месяц 24 суток, а всего до 07 месяцев 24 суток, то есть до 22 марта 2016 года, с установлением в отношении Мухина Ю.И. ряда ограничений.

Изучив материалы, выслушав мнения обвиняемого Мухина Ю.И. и его защитника Апсатыровой Д.Т., поддержавших доводы апелляционной жалобы, мнение прокурора Исаченкова И.В., полагавшего необходимым постановление суда оставить без изменения, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

22 июля 2015 года СУ по ЦАО ГСУ СК РФ по г. Москве было возбуждено уголовное дело в отношении Мухина Ю.И. по ч. 1 ст. 282.2 УК РФ.

29 июля 2015 года Мухин Ю.И. был задержан в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ. В тот же день ему было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282.2 УК РФ.

29 июля 2015 года на основании постановления следователя Талаевой Н.А., согласованного с руководителем следственного органа, постановлением

Хамовнического районного суда г. Москвы в отношении обвиняемого Мухина Ю.И. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на два месяца, то есть до 29 сентября 2015 года.

Апелляционным постановлением Московского городского суда от 19 августа 2015 года постановление Хамовнического районного суда г. Москвы от 29 июля 2015 года об избрании в отношении Мухина Ю.И. меры пресечения в виде заключения под стражу было изменено. Вышеуказанная мера пресечения в отношении обвиняемого была изменена на домашний арест на срок 01 месяц 24 суток, то есть до 22 сентября 2015 года.

В соответствии со ст. 107 УПК РФ Мухину Ю.И. были установлены следующие ограничения и запреты:

— не покидать жилище, …без письменного разрешения следователя и контролирующего органа, за исключением случаев приобретения продуктов питания, предметов личной гигиены, посещения учреждений здравоохранения для медицинской помощи при наличии соответствующих оснований, с разрешения лиц, осуществляющих производство по уголовному делу и контролирующего органа;

— не менять указанное место проживания без разрешения следователя;

— не общаться с лицами, являющимися по уголовному делу свидетелями, обвиняемыми или подозреваемыми (при их наличии), за исключением защитника — адвоката, встречи с которым должны проходить по месту домашнего ареста, а также близких родственников, круг которых определен законом;

— не вести переговоры с использованием мобильных средств связи, включая стационарные и мобильные телефоны, электронной почты, сети Интернет по обстоятельствам, касающимся расследования уголовного дела, за исключением использования телефонной связи для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб в случае возникновения чрезвычайно ситуации, а также для общения с контролирующим органом, со следователем. О каждом таком обвиняемый должен информировать контролирующий орган;

— не отправлять и получать посылки, бандероли, письма, телеграммы. Одновременно обвиняемому Мухину Ю.И. разъяснено, что в случае

нарушения им меры пресечения в виде домашнего ареста и условий исполнения этой меры пресечения следователь вправе ходатайствовать об изменении меры пресечения.

14 сентября 2015 года Мухину Ю.И. было предъявлено новое обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282.2 УК РФ.

Срок предварительного следствия по уголовному делу неоднократно продлялся в установленном законом порядке, 12 января 2016 года срок предварительного следствия продлен до 22 марта 2016 года.

Срок содержания Мухина Ю.И. под домашним арестом также неоднократно продлевался в установленном законом порядке, постановлением Хамовнического районного суда г. Москвы от 26 января 2016 года до 22 марта 2016 года; наложенные ограничения судом не изменялись и не отменялись.

В апелляционной жалобе обвиняемый Мухин Ю.И. выражает несогласие с постановлением суда, находя его незаконным и необоснованным, ссылаясь на то, что судом не допущен к участию в деле защитник Чернышёв А.С., с которым у него (Мухина Ю.И.) заключено соглашение, от исполнения которого никто из сторон не отказывался, судом незаконно привлечен к участию в деле адвокат Родионов Д.В., назначенный в порядке ст.51 УПК РФ. Считая, что вывода суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; судьей необоснованно было отклонено его заявление об отводе судье; судья в постановлении не рассмотрел и не опроверг доводы заявителя о том, что референдум был организован в полном соответствии с законом; в ходатайстве следователя не указано, какое деяние признано экстремистским, судом организация ИГПР «ЗОВ» не запрещена; обжалуемое постановление не соответствует требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, просит постановление Хамовнического районного суда г. Москвы от 26 января 2016 года и меру пресечения в отношении него — отменить.

Проверив представленные материалы, обсудив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены либо изменения судебного постановления.

Так, в соответствии ч. 1 ст. 107 УПК РФ домашний арест в качестве меры пресечения избирается по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения и заключается в нахождении подозреваемого или обвиняемого в полной либо частичной изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях, с возложением ограничений и (или) запретов и осуществления за ним контроля.

В силу ч. 2 ст. 107 УПК РФ домашний арест избирается на срок до двух месяцев. Срок домашнего ареста исчисляется с момента вынесения судом решения об избрании данной меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого. В случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до двух месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен по решению суда в порядке, установленном статьей 109 настоящего Кодекса, с учетом особенностей, определенных настоящей статьей. Согласно ст. 109 УПК РФ в случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до 2 месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен судьей районного суда в порядке, установленным ч.З ст. 108 УПК РФ, на срок до 6 месяцев, а по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, в случаях особой сложности уголовного дела, до 12 месяцев.

Как следует из представленных материалов, ходатайство следователя о продлении Мухину Ю.И. срока содержания под домашним арестом составлено уполномоченным на то должностным лицом, в установленные законом сроки и с согласия руководителя соответствующего следственного органа.

Принимая решение о продлении срока содержания Мухина Ю.И. под домашним арестом, суд мотивировал свои выводы о необходимости оставления ему именно этой меры пресечения, при этом, руководствовался положениями ч. 1 ст. 97, ст. 99, ст. 107 и ст. 109 УПК РФ.

Решая вопрос по заявленному ходатайству, суд учел, что Мухин Ю.И. обвиняется в совершении тяжкого преступления, за совершение которого законом предусмотрено наказание свыше трех лет лишения свободы. Также судом полно учтены фактические обстоятельства дела, характер инкриминируемого Мухину Ю.И. деяния, стадия производства по уголовному делу, объем планируемых следственных действий. При этом суд справедливо отметил, что обстоятельства, послужившие основанием для избрания в отношении Мухина Ю.И. меры пресечения в виде домашнего ареста, не изменились и не отпали.

Указанные обстоятельства в их совокупности позволили суду прийти к обоснованному выводу о том, что Мухин Ю.И., находясь на свободе, может скрыться от следствия и суда, оказать давление на свидетелей, уничтожить доказательства, сбор которых в настоящее время не завершен, а также иным путем воспрепятствовать производству по делу.

При разрешении ходатайства следователя суд также принял во внимание данные о личности Мухина Ю.И. В то же время в постановлении имеется мотивированный вывод о невозможности применения к обвиняемому иной, более мягкой меры пресечения. При этом суд располагал сведениями о личности обвиняемого, в том числе о его возрасте, состоянии здоровья, семейном положении, и иными сведениями, которые бы могли повлиять на принятие судом решения.

Представленные суду материалы являлись достаточными для разрешения судом первой инстанции ходатайства следователя, каких-либо нарушений требований уголовно-процессуального закона, в том числе при возбуждении ‘уголовного дела, задержании Мухина Ю.И. в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ и предъявлении ему обвинения, судом не установлено.

Вопреки утверждениям автора апелляционной жалобы, представленные материалы свидетельствуют о достаточности данных об имевшем место событии преступления, а также обоснованности выдвинутого против Мухина Ю.И. обвинения.

При этом суд апелляционной инстанции считает необходимым отметить, что при рассмотрении ходатайств в порядке ст.ст. 107, 109 УПК РФ, суд не вправе разрешать вопрос о наличии в действиях обвиняемого состава преступления, доказанности вины, допустимости доказательств и о квалификации его действий, поэтому доводы жалобы в этой части также являются необоснованными.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции также не усматривает оснований для изменения в отношении Мухина Ю.И. меры пресечения на иную, не связанную с содержанием под домашним арестом, принимая во внимание фактические обстоятельства преступления, в совершении которого он обвиняется, его тяжесть и данные о личности обвиняемого.

Конкретные запреты и ограничения, установленные судебным решением в отношении Мухина Ю.И. на период действия меры пресечения, обусловлены как характером и степенью общественной опасности предъявленного обвинения, фактическими обстоятельствами дела, так и сведениями о личности обвиняемого, соответствуют требованиям закона и не нуждаются в изменениях или отмене.

Довод обвиняемого Мухина Ю.И. о допущенном в ходе производства по уголовному делу нарушении его права на защиту в связи с тем, что осуществлявший его защиту по назначению суда адвокат Родионов Д.В., не мог участвовать в судебном заседании, поскольку у Мухина Ю.И. имеется заключенное соглашение с адвокатом Чернышевым А.С., суд апелляционной инстанции находит несостоятельным, поскольку указанный адвокат был отведен постановлением следователя от защиты обвиняемого. Тот факт, что обвиняемый не желает, чтобы его защиту осуществлял какой-либо адвокат, помимо адвоката Чернышева А.С, также не свидетельствует о нарушении права обвиняемого на защиту.

Суд первой инстанции оценил доводы всех участников процесса, предоставив сторонам обвинения и защиты равные возможности для реализации своих прав, при этом ограничений прав участников уголовного судопроизводства, допущено не было.

Документов, свидетельствующих о невозможности содержания Мухина Ю.И. под домашним арестом исходя из его состояния здоровья, в материалах дела не содержится, суду первой и апелляционной инстанции не представлено.

Постановление суда отвечает требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, основано на объективных данных, содержащихся в представленных материалах и — исследованных в судебном заседании, вынесено с соблюдением норм уголовно-процессуального законодательства.

Таким образом, нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении судом ходатайства следователя о продлении срока содержания под домашним арестом, влекущих отмену постановления суда, не допущено.

С учетом изложенного решение суда о необходимости продления срока содержания под домашним арестом обвиняемого Мухина Ю.И. суд апелляционной инстанции находит законным, обоснованным и мотивированным, в связи с чем не усматривает оснований для его отмены либо изменения, в том числе по доводам апелляционной жалобы обвиняемого Мухина Ю.И.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 38920, 38928, 3 8 933 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

Постановление Хамовнического районного суда г. Москвы от 26 января 2016 года о продлении обвиняемому Мухину Юрию Игнатьевичу срока содержания под домашним арестом оставить без изменения, апелляционную жалобу обвиняемого Мухина Ю.И. — без удовлетворения. Судья Н.В .Борисова

 

Метки: , ,

Новости по делу Ю. Мухина


В Мосгорсуде 16 ноября 2015 года слушалась апелляционная жалоба Ю.И. Мухина на продление его срока заключения под стражей, но об этом, думаю, присутствовавший на заседании суда корреспондент напишет отдельно. Хочу только сказать, что Ю.И., показывая судье Мосгорсуда, что отвод следователем его адвоката А. Чернышева дико беззаконен, сказал, что судьи не понимают, что статьи УПК РФ связаны между собой единой идеей – «духом закона», и нельзя нарушить одну статью, чтобы за это не отомстили другие статьи закона. Видимо нынешние судьи имеют такое образование, что среди них уже никто духа законов не понимает. И вот сразу пример.

На следующий день 17 ноября следователь Талаева заказала УФСИН привезти ей Ю.И. Мухина для ознакомления его с её постановлениями о назначении экспертиз. Но для этого следственного действия нужен адвокат, а Ю.И., как известно, не собирается нанимать иного адвоката: у него адвокат Чернышев, и всё тут! Но адвоката Чернышева следователь Талаева «отвела» и не допускает к оказанию Ю.И. юридической помощи, мало этого, ещё в сентябре Талаева попыталась сама заменить Чернышева привлеченной к делу адвокатессой Лосевой М.М., но та, поняв, что тут к чему, сбежала типа в отпуск навсегда. А вот теперь следователь Талаева наняла опять за счет бюджета нового адвоката Шехматова Л.М. из московской адвокатской конторы «ЮРКОМ» (Южное Бутово). Оказалось, что Шехматов ещё и преподаватель права в Российском государственном университете правосудия.

Ю.И. объяснил этому своему государственному защитнику проблему: у Ю.И. есть адвокат, но следователь его не допускает к защите Ю.И., а в интересах Ю.И. пользоваться услугами только адвоката Чернышева, поэтому привлечение к делу иных адвокатов будет в интересах только его врагов – обвинения. Вы, адвокат Шехматов, – сказал Ю.И., — должны сами это понять и сами устраниться от дела. Адвокат не понял. Тогда Ю.И. пригрозил адвокату, что пожалуется на него в коллегию адвокатов, после чего Шехматов заявил, что он отказывается с Ю.И. разговаривать.

После этого Ю.И. ничего не осталось, как написать заявление об отводе адвоката:

«Согласно статье 50 УПК РФ адвоката нанимает обвиняемый, и пользоваться услугами адвоката, которому обвиняемый доверяет, — это и есть единственный интерес обвиняемого.

Согласно этой же статье 50, оплатить за госсчёт адвоката можно, если обвиняемый не имеет денег на наём адвоката или если нанятый адвокат не появляется 5 дней.

Наш случай не соответствует ни одному положению статьи 50 УПК РФ. Следовательно, адвокат Шехматов согласился участвовать в деле исключительно для обеспечения интересов обвинения, и по основаниям статьи 61 УПК РФ я заявляю ему отвод. 17.11.2015. Мухин Ю.И».

Пока Ю.И. писал этот текст, адвокат попросил следователя выйти в коридор для интимной беседы. Как вам это нравиться – адвокат совещается со следователем так, чтобы «подзащитный» этого не слышал? Но разговор в коридоре состоялся громкий и на понятном высоким договаривающимся сторонам языке — педагог объяснял следователю: «На х…й мне это, бл…дь, надо! У меня и так дело уже было в дисциплинарной комиссии, я, сука, его еле замял…». Но Талаева успокаивала, что всё будет хорошо, и, вроде, упокоила «защитника» Ю.И.. Они вернулись в кабинет, и следователь написала постановление об отказе в удовлетворении заявления Ю.И. – отказалась отводить Шехматова. Пока она писала, адвокат сидел в задумчивости, но когда началось знакомство с постановлениями о назначении экспертизы, и был подготовлен протокол об этом знакомстве (для подписания которого Шехматова и пригласили), адвокат вскочил, попрощался и был таков, ничего не подписав!

Талаева была на грани срыва, и Ю.И. ей сказал: «Ну и нужно было вам, умникам, отводить Чернышева? И вы, и суды плюёте на закон, посему плюёте на замечания любого адвоката. Так какая вам разница — Чернышев или не Чернышев делает эти замечания? Чего вы добились эти отводом?». И вот тут Талаева сорвалась и выпалила: «Вы сами виноваты! Я бы оставила вам Чернышева, если бы с вами можно было договориться!». То есть, ясно дала понять Ю.И., что отвод Чернышева, одобренный судьями Хамовнического суда и Мосгорсуда, не преследовал никакой пресловутой «защиты интересов обвиняемых», а целью следователя был некий «договор» с обвиняемыми, и Чернышева не допускают к защите, чтобы показать Ю.И., насколько следователь и судьи безнаказанная и всемогущая банда.

Ю.И. подхватил тему:

— А о чём можно в нашем случае договориться? Вы же не понимаете, что именно делаете. Вот представьте, что вы фальсифицируете против меня обвинение не по 282.2 статье УК, а по статье 105 «Убийство». И пыткой тюремного заключения принуждаете меня оклеветать себя. Но ведь если вы не скажете, кого я убил, я же не смогу себя оклеветать. Вы должны, к примеру, мне сказать: «Подпиши, Мухин, признание, что ты убил Немцова». Тогда всё понятно. Но если вы не скажете конкретно, кого я убил, то как же я могу оклеветать себя в убийстве??

А в этом деле вы обвиняете меня в экстремистской организационной деятельности, но чтобы оклеветать себя, я должен знать, какую экстремистскую цель вы придумали ИГПР ЗОВ – какое экстремистское преступление я как бы организовывал? Но вы же до сих пор этого придумать не смогли! Так, в чём мне признаваться, о чём вы хотите со мною договориться?

Тут Талаева, как и все прокуроры и судьи до неё впала в ступор и стала отвечать: «Читайте постановление о привлечении вас обвиняемым – там про ваше экстремистское преступление всё написано!». «Да с удовольствием – отвечал Ю.И., — вот это постановлние. Где тут написано про экстремистское преступление?» И тут Талаева выдала шедевр: «Я буду с вами разговаривать только в присутствии адвоката!».

Потом Талаева вспомнила, что она же сама вынесла постановление об отказе отводить адвоката, а тот уже сбежал. И она отменила своё постановление об отказе отводить адвоката, и вынесла новое постановление — удовлетворить заявление Ю.И. и адвоката отвести. Но теперь получается, что она отвела его по мотивам, указанным в заявлении Ю.И.

Как говорит Ю.И.: кино и немцы!

Далее, Талаева решила ознакомить Ю.И. с постановлениями о назначении экспертиз пока без адвоката, но на неделе она обещала обязательно найти нужного адвоката, который, видимо должен быть «Истинный ариец. Характер — нордический, выдержанный. С товарищами по работе поддерживает хорошие отношения. Безукоризненно выполняет свой служебный долг. Беспощаден к врагам Рейха» (с). А когда найдёт, то закажет УФСИН привезти к ней Ю.И. ещё раз, и Ю.И. ещё раз подпишет протокол, но уже в присутствии адвоката, беспощадного к врагам Рейха.

Ю.И. на постановления Талаевой о назначении экспертиз сделал в протоколе замечания вот о чём. Талаева потребовала от экспертов психологов и лингвистов найти соответствия в идеологиях ИГПР ЗОВ и газеты «Слово и дело». Поэтому суть замечаний Ю.И. в следующем: постановления Талаевой малограмотны, так как идеологии не имею отношения к уголовному закону – нет статей наказывающих за какую-либо идеологию, поскольку статья 13 Конституции РФ установила, что все идеологии вообще свободны и равноправны: «1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие. 2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Так зачем экспертам искать какую-то идеологию? Ю.И. написал, что экспертам нужно было дать задание найти данные, указывающие на одинаковые экстремистские деяния ИГПР ЗОВ и газеты, но для этого нужно, чтобы следствие сначала эти деяния придумало.

На этом «следственное действие» закончилось.

Но Ю.И. очень сожалеет, что слишком поздно узнал о недавнем Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты города Москвы по дисциплинарному производству в отношении адвоката М. от 14 октября 2015 года. Тест этого Заключения у нас есть полностью – с фамилиями, — но дело в том, что публикуя подобные заключения, Комиссия скрывает фамилии, поэтому и я их скрою. Только суть.

Следователь Т. не дала подозреваемому Б. времени для заключения соглашения с адвокатом, и на ознакомление Б. с уголовным делом пригласила своего адвоката М., и этот адвокат обозначил для следователя Т. «защитника» Б. Потом, когда Б. понял, что произошло, он написал жалобу на имя председателя Адвокатской палаты Москвы.

Комиссия очень подробно рассмотрела эту жалобу, установив, что:

«После заявления отказа от него, адвокат М. не разъяснил обвиняемому Б. положения ч. 1 ст. 52 УПК РФ и не помог ему облечь свой отказ от адвоката в надлежащую процессуальную форму, а также не настоял на том, чтобы следователь Т. рассмотрела заявленный обвиняемым Б. отказ от адвоката М. и по результатам рассмотрения ходатайства вынесла соответствующее постановление. Напротив, адвокат М. стал убеждать обвиняемого Б. в законности своего участия в данном деле в порядке ст. 51 УПК РФ, разъяснив при этом положения ч. 3 ст. 50 и ч. 2 ст. 52 УПК РФ.

Неисполнение адвокатом Митрофанским Ю.Б. минимальных стандартов оказания квалифицированной юридической помощи при заявлении обвиняемым отказа от защитника по назначению, а именно, уклонение от помощи обвиняемому Б. в составлении письменного ходатайства об отказе от защитника, неисполнение обязанности потребовать от следователя вынесения постановления, разрешающего заявленное ходатайство в порядке, определенном правилами главы 15 УПК РФ, и несовершение всех последующих действий, указанных в опубликованных для всеобщего сведения Разъяснениях Совета Адвокатской палаты города Москвы от 02 марта 2004 года «Об участии в делах по назначению» (подача письменного ходатайства о рассмотрении ходатайства обвиняемого; заявление о невозможности продолжать участвовать в процессуальном действии; оставления места производства следственного действия; обжалование действия (бездействия) следователя; сообщение о случившемся в Адвокатскую палату города Москвы), свидетельствуют о ненадлежащем, вопреки предписаниям пл. 1 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 1 ст. 8 и ч. 1 ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката, исполнении адвокатом профессиональных обязанностей перед доверителем».

Соответственно, «Квалификационная комиссия, проведя голосование именными бюллетенями, …единогласно выносит заключение:

— о ненадлежащем, вопреки предписаниям пп. 1 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 1 ст. 8 и ч. 1 ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката, исполнении адвокатом М. своих профессиональных обязанностей перед доверителем (честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно отстаивать нрава и законные интересы доверители, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушении прав доверителя ходатайствовать об их устранении), что выразилось в неисполнении адвокатом М. обязанности помочь обвиняемому Б. облечь устное ходатайство об отказе от него, заявленное 29 мая 2015 года при ознакомлении с материалами уголовного дела, в надлежащую (письменную) процессуальную форму, в неисполнении обязанности потребовать от следователя по особо важным делам Т. вынесения постановления, разрешающего указанное ходатайство в порядке, определенном правилами главы 15 УПК РФ, и несовершении всех последующих действий, указанных в Разъяснении Совета Адвокатской палаты города Москвы от 02 марта 2004 года «Об участии в делах по назначению» (подача письменного ходатайства о рассмотрении ходатайства обвиняемого; заявление о невозможности продолжать участвовать в процессуальном действии; оставление места производства следственного действия; обжалование действий (бездействия) следователя; сообщение о случившемся в Адвокатскую палату города Москвы)…».

Замечу, что в Квалификационной комиссии Адвокатской палаты под председательством президента Палаты состоят восемь адвокатов, два представителя Минюста, два представителя Московской городской думы, судья Московского городского суда и двое судей Арбитражного суда Москвы.

Вот так.

 

Метки: , , , , , , , , ,

3 ВЗЯЛИ ВЛАСТЬ. ЧТО ДЕЛАТЬ?


Напомню, что я запустил серию программных статей, предположив, что произошло то, за что боролись, — что мы взяли власть в России. Что после этого делать. В первых двух статьях я рассмотрел общие вопросы, а теперь подошел к конкретике.
Сначала дети
Даже не наивно, а просто глупо надеяться, что нам — ответственной пред народом власти — позволят принимать государственные решения в спокойной обстановке, позволят тщательно обсудить эти решения, и внедрить одно за другим. Нам придется принимать решения в состоянии цейтнота и по всем вопросам сразу, поэтому сегодня бессмысленно гадать, что именно для России будет самым главным на конкретный момент принятия решения.

Но есть вопрос общественной жизни, который нам надо считать самым главным хотя бы потому, что если мы дадим этому вопросу пусть даже только толчок в нужном направлении, то уже можно будет считать, что мы жизнь прожили не зря.
Это вопрос умственного развития народа.
Сейчас говорят, что то унизительное состояние, в котором очутился наш (да и не только наш) народ, вызвано тем, что людей оболванили политики и СМИ. Простите, а разве болваны не виноваты в том, что их оболванили?
И разве не виновата та власть, которая позволила сделать из своего народа болванов?
А сделало народ болванами, в том числе и членов власти, нынешнее образование. Принципиально дело обстоит так.
Человек отличается от животного интеллектом и человеческой моралью. Главное – интеллект, без интеллекта человек не воспримет и мораль – не поймет ее необходимость для себя. Ребенок рождается животным, но животным с зачатками человеческого интеллекта. Наша задача не развить этот интеллект, а помочь ребенку самому его развить. Казалось бы, какая разница? Разница в том, что без стремления самого ребенка мы его интеллект на разовьем, это же его интеллект, а не наш.
Отсюда кардинальная ошибка, совершенная человечеством, — человечество приняло латинскую систему образования (развития интеллекта), согласно которой учитель (преподаватель) сообщает ребенку (обучающемуся) знания и заставляет его эти знания запомнить. В результате, ребенок не развивает свой интеллект, а делает одолжение тому, кто заставляет его запоминать знания. И делает это одолжение точно так же, как и животное заучивает то, что его заставляет делать дрессировщик. Да, ребенок, пока он мал, это животное, но то, что мы методы обучения животных применяем к будущему человеку, это ошибка, хуже преступления. При нынешней системе образования для ребенка (обучающегося), как и для животного, получаемые знания становятся обузой, нужной не ему, а тому, кто его заставляет их получать. А обузу, понятное дело, стараются иметь поменьше. В результате и в лучшем случае обучающийся запомнит слова, описывающие знания, а в общем случае — и их забудет после экзамена. И в любом случае, обучающийся не будет уметь самостоятельно использовать полученные знания. А без умения использовать знания, знание только слов, описывающих знания, бессмысленны.
Подобную систему образования можно было бы считать бесполезной, если бы она не была убийственно вредной. Ведь при этой, принятой и у нас латинской системе образования, обучающийся получает не образование, а некие справки – аттестаты, дипломы. А вместе с этими справками получает уверенность в том, что он умный, что он что-то знает, хотя на самом деле остается неспособным мыслить самостоятельно ни по какому вопросу, кроме узких вопросов своей работы, да вопросов быта. По остальным вопросам, в том числе и по вопросам общественной жизни, такой образованный болван пользуется штампами, заученными у того, кого он считает умным. Поэтому оболванить такого образованца очень просто. Нужно только показать ему на экране телевизора голову, назвать эту голову «мудрецом» или «профессионалом», и образованный болван будет делать то, что говорит этот «мудрец», не соображая, что именно он делает, но с уверенностью, что он все делает правильно.
Не могу гарантировать, но полагаю, что со взрослыми людьми мы, народная власть, ничего сделать не сможем. Эти люди оскорбятся от самой мысли о том, что они глупы, поскольку они точно знают (да и дипломы у них есть), что они умны. Посему с ними пусть будет, как есть, а детей нужно спасать изменением принципа образования.
Главный принцип реформы образования: человек должен самостоятельно учиться, самостоятельно искать знания всю жизнь и самостоятельно уметь ими пользоваться. На то он и человек. Учиться – это его долг, прежде всего, перед самим собой. Мы, как общество и государство, обязаны снять любые препятствия в получении человеком знаний, но не обязаны насильно его обучать.
И молодое поколение и детей нужно спасать, отказавшись от латинской системы образования – от заучивания знаний. Заменив ее системой, при которой обучающие (учителя, преподаватели) будут только помогать обучающимся в самостоятельном получении знаний и, главное, помогать обучающимся в умении пользоваться знаниями самостоятельно. Разумеется, над обучением детей нужно установить контроль, полагаю, даже законодательно, обязав их посещать школу, однако принципы школьного образования надо изменить – ученика никто не должен учить, он сам должен учиться.
Я вижу это так.
В год, когда ребенку исполняется 7 лет, он должен начать посещать школу, и это обязательно. В год, когда ему исполнится 17 лет, он должен оставить школу. В школе он обязан научиться использовать знания точных наук (математики, физики, химии, биологии), русского языка, истории и обществоведения – устройства общества и государства (Конституцию обязан понимать безусловно). Обязателен ручной труд, как развивающий ум. Иностранные языки – по желанию ребенка (родителей). Их можно вывести из школьной программы. Никаких классов по возрасту быть не должно, только классы по уровню уже полученных ребенком знаний. Соответственно, лет с 10 ребенок может быть сразу во многих классах по различным предметам, в зависимости от своих способностей и склонностей, в связи с этим упраздняется ежегодный переход из класса в класс, упраздняются переходные и выпускные экзамены.
Учитель и сам ученик контролируют обучение не воспроизведением учеником слов, а способностью ученика использовать знания, то есть, его способность решать как учебные задачи, так и практические. И этот контроль должен быть непрерывным. Если ученик любознателен и быстро осваивает науку, его нужно передвигать в более высокий класс по этой дисциплине – туда, где ему будет интересней. Если он вышел за пределы школьной программы, его нужно сводить в Интернете с преподавателями этих наук. Если он сильно отстает или ленится, то должен до окончания школы оставаться в группах с его уровнем умения использовать знания.
Нужно изменить принцип образования – школа обязана учить не знаниям, а умениям.
Разумеется, чем талантливее учитель, тем легче он разовьет в ученике любознательность, чем талантливее педагог, тем меньше у него будет ленивых учеников. Где взять таких учителей и педагогов?
Нужно собрать по России всех оставшихся настоящих учителей, всех энтузиастов (а они, слава богу, пока есть), предложить им поднять опыт предшественников и подготовить курсы школьных наук в виде фильмов. Учебные курсы в виде фильмов нужны для того, чтобы разъясняемые положения предметов обучения были представлены в как можно более образном виде. Одновременно, для проверки самим учеником и его учителем уровня обучения, самые лучшие учителя и энтузиасты должны подготовить задачи, как можно более связанные с жизнью.
Не навязывая своего видения дела этим педагогам, я урок вижу так. Ученики сначала читают урок, то есть, воспринимают знания словами, затем смотрят фильм о том, что прочитали, роль учителя – разъяснить ученикам непонятное и провести уроки практического применения знаний этого урока. И, разумеется, контролировать успехи учеников, чтобы вовремя перевести способных (с которыми потребуется индивидуальная работа) в более высокий класс. Этими фильмами мы застрахуем себя тем, что все наши дети, вне зависимости от доходов их родителей, действительно получат лучшее обучение из того, что возможно.
Окончив школу, юноши и девушки вынесут из нее не просто знание, а умение использовать знания. Одни больше, другие меньше, сколько именно, будут знать только они.
Но если у них не будет аттестатов зрелости и золотых медалей, то как же они будут поступать в институт? – спросите вы. А зачем в институт поступать? – отвечу я. Что, собственно происходит в институтах, университетах и академиях? Преподаватели, читают умные книжки, а затем пересказывают содержание этих книжек студентам. А сами студенты эти книги прочитать не могут? Сейчас считается, что не могут, считается, что они малограмотные. Мы так считать не будем.
Мы будем считать по-иному. В 17 лет будем считать человека вполне взрослым и, безусловно, способным выучиться самостоятельно. Пусть выберет себе специальность и сразу поступает работать в учреждение или фирму, в которой имеются должности такой специальности, и имеется потребность в специалистах на эти должности. Пусть соединяется в Интернете с центром подготовки таких специалистов, получает программу того, что и до какой степени ему нужно изучить (уметь использовать на практике), и начинает после работы изучать теорию, а на работе изучать практику.
То есть, если хочет стать технологом или конструктором – тем, кого сегодня называют инженером, — то пусть поступает на завод соответствующего профиля рабочим. Если хочет стать врачом, то в больницу или поликлинику медбратом или медсестрой, если юристом, то поступает в полицию постовым милиционером, или к адвокату помощником. А вечером будет читать или смотреть фильмы по теории своей специальности. Сколько у конкретного человека такое обучение займет времени, не имеет значения и зависит только от способностей человека.
Если такой специалист в данном учреждении нужен, то его будут дополнительно обучать специалисты этого учреждения, и, таким образом, учить будут те, кто сам умеет использовать знания – умеет работать. Если в данном учреждении потребности в таком специалисте нет, то учить его будут преподаватели обучающего центра. В первом случае своим работникам, обучающим (консультирующим) новенького, может платить (доплачивать) само учреждение, во втором сам обучающийся будет платить преподавателям центра (если они ему потребуются). Во втором случае, после такого обучения, в ходе которого обучающийся научится решать весь комплекс задач своей специальности, он может предложить свои слуги тому учреждению, которому такие специалисты требуются. Организация таких центров, обучающих всех желающих через Интернет, не вызовет проблем.
А как же диплом? – спросите вы. А зачем он? Для работы нужен не диплом, а умение применить знания, вот это главное, а после такого самостоятельного обучения у человека это умение будет.
А как же экзамены, как удостовериться в его умении? Его знания проверят те, кто доверит ему должность специалиста. Ведь сегодня у нас академии, проверяя на экзаменах эти знания, присваивают человеку звание инженера или юриста, а потом работодатели присваивают ему звание барана, и пытаются как-то этого барана обучить хоть чему-то, чтобы он, хотя бы, не сильно вредил.
И ведь, что интересно – предлагаемая система обучения в остатках была еще в начале XX века, и давала очень большой эффект, но по тем временам знания, как таковые, были малодоступны и сосредоточены в библиотеках университетов. Университеты этим обстоятельством и воспользовались, добившись к настоящему времени временем монополии латинской системы образования. Латинская система образования выгодна профессорам, выгодна бюрократии, кормящейся от образования, а не обучающимся, и не обществу.
Но сегодня знания уже доступны каждому, а мы их сделаем предельно доступными. Пусть учатся все желающие. Проблема сейчас только в том, что общество не привыкло к такой форме получения знаний, к признанию такого образования, но это решается законодательно, и мы это решим.
Упразднив дипломы и ученые звания, мы не прохиндеев, а реальную интеллектуальную элиту страны сделаем реальной элитой.
Еще раз — если парень хочет стать генералом, нет проблем – вон военкомат. Станешь в строй и объявишь о своем желании, сержанты помогут тебе стать солдатом, офицеры и сержанты – командиром отделения, если ты окажешься способным им быть. Затем они помогут тебе стать командиром взвода и рты, опять таки, если ты способен будешь ими стать. Ну, а потом, если у тебя достаточно способностей и они превышают способности твоих товарищей, то станешь и генералом. В строю, в части, в дивизии, а не в училище. И учить тебя будут те, кто воевал, а не те, кто не нюхав пороха учит, как воевать. Именно так был обучен офицерский корпус немецкой армии периода Второй мировой войны, и как эту армию ни унижай, но это были сильнейшие дивизии мира. В те года армия Польши считалась сильнее Красной Армии, поляки в сентябре 1939 обещали за две недели быть в Берлине. А что немецкая армия сделала с польской армией? А с французской и британской армиями на континенте? А поражения Красной Армии 1941-42 годов? Толковое обучение офицеров это толковое обучение.
Важно еще и то, что человек будет способен получать много профессиональных образований, ведь не исключено, что первое образование он получит вынужденно или случайно, а потом он увлечется иной отраслью знаний или ему захочется сменить профессию. У меня в жизни были два хороших знакомых, которые достигли предельных высот, как рабочие-металлурги, и были весьма высокооплачиваемыми и уважаемыми бригадирами, оба, разумеется, имели семьи. Один даже начинал было получать высшее металлургическое образование, но бросил эту затею. Обоим было около 40, когда один поступил в заочный сельхозтехникум и стал ихтиологом. К этому времени на ГРЭС возникла идея разводить карпа и форель на теплых сточных водах, он уволился с нашего завода и возглавил на ГРЭС этот рыбный участок, и там, уже как ихтиолог, добился выдающихся успехов. Второй заочно окончил педагогический институт, стал учителем, а потом известным в республике директором школы. По детству мне помнилось, что директор школы это тот, к которому вызывают, если ты набедокурил, и только. А я встречал выпускников школы этого своего товарища, которые и через много лет в своем директоре школы души не чаяли.
Задача нашей власти сделать народ счастливым, и эта система образования является одним из способов добиться этого.
Эта система образования будет революцией, а нам революции нежелательны ни в чем. Поэтому, для удовлетворения амбиций сегодняшнего взрослого населения, нужно будет оставить в каждой области хоть по школе с латинской системой образования, а нескольким академиям разрешить набирать студентов по ЕГЭ, то есть, дать желающим получать образование им. Фурсенко. Дать им возможность получить аттестаты, дипломы и иные бумажки с печатями, сообщающие работодателям, что их владельцы не способны были обучаться самостоятельно.
Пока такие желающие будут.
P.S. Вот материал в тему:
«Здравствуйте, Ректор Санкт-Петербургского Университета Экономики и Финансов – одного из лучших экономических вузов страны, в который мечтают поступить тысячи школьников из провинции и Петербурга.
Я закончила ваше замечательное заведение 1 год назад. На днях мне понадобилось создать ИП, и юрист меня спрашивает: вы какую систему налогообложения выберете, упрощенную или единый налог на вмененный доход. И тут я понимаю, что понятия не имею, о чем идет речь!
Слова конечно знакомые, но что за этим скрывается без понятия. Как такое может быть, что человек, отучившийся 5 лет в лучшем ЭКОНОМИЧЕСКОМ университете Питера, ни разу не слышал о таких определениях?
Как можно ходить на все пары, сдать экзамены на 4 и 5, защитить диплом по специальности экономист-математик и не знать, чем отличается ИП от ПБОЮЛ или это одно и то же?
Почему маркетинг, страхование, бух учет, менеджмент – нам читали преподаватели, которые были старше 60 лет по книгам 20-летней давности? А экономику фирмы вел дедуля, которому было лет 75, и он умер от старости прямо перед зачетом.
Зачем вы меня учили про кривую хикса, эластичность по цене, свот-анализ и градиент? Если я все это знаю, почему я себестоимость своего продукта рассчитываю, просто складывая в икселе все затраты в расчете на единицу, а розничную цену определяю интуитивно, т.к. не совсем понимаю, как эту формулу, которую мы проходили, применить в реальной жизни.
Зачем мне 2 семестра рассказывали про теорию экономических отношений? Любой человек понимает, что есть спрос, а есть предложение и они взаимосвязаны. Каждый знает, что монополия – одна фирма, олигополия – несколько, конкуренция – много.
Зачем об этом целый год говорить и как знание биографии Маркса поможет мне выбрать правильную рекламу своего товара, создать сайт в вордпресс, сделать макет листовок, найти поставщиков, провести презентацию товара, привлечь людей в группу в Контакте?
Я не знаю, как выписывать чек покупателю, я не знаю, где взять кассовый аппарат, нужен ли он мне, и как им пользоваться, я не умею учитывать расходы и доходы (но знаю статьи дебета-кредита бухгалтерского баланса – на 3м курсе проходили, на пятерку сдала).
И самое неприятное, даже, если я буду нарушать закон, я даже не узнаю об этом, т.к. я понятия не имею, что можно делать, а что нельзя (правоведение и налогообложение – тоже на 5 сданы).
Почему мои одногруппники работают агентами по продажам и раздают листовки в торговых центрах, а некоторые вообще до сих пор работу найти не могут?
Может быть потому, что они НИЧЕГО не знают и не умеют? Короче уважаемый ректор спбгуэф, некогда мне тут разглагольствовать, т.к. надо сейчас весь интернет перерыть, чтобы почитать информацию про налоговую отчетность и организацию ИП – простейшую единицу рыночных отношений, про которые мы 5 лет, 6 дней в неделю слушали, записывали, зубрили, сдавали экзамены и защищали дипломы, и о которых я ничего не знаю, как оказалось.
П.С: 5 лет в вашем вузе – самое бездарное времяпрепровождение, какое только может быть. Хорошо хоть я после 1-го курса работать начала, иначе совсем бы отупела.
Из десятков дисциплин, которые у нас были, пригодились только английский, физкультура и теория вероятностей. Из преподавателей – реально чему-то научили 1-2 человека.
Кроме 4 лучших друзей эти годы ничего мне не дали абсолютно. За 1 год жизни в Китае, сменив десяток работ, я узнала в сто раз больше и увидела, что такое экономика на самом деле.
Если вы думаете, что она описывается пересечением кривых IS-LM, то могу сказать, что вы неправы. Ставьте двойку. Диплом в помойку, тем, у кого красный, – тем более.
ВУЗ ваш отстой, лучше сразу ребенка дворником отправить работать, чем 5 лет по 200 тыс. в год платить за обучение. Чем продолжать так учить детей, лучше закройтесь вообще и устройте в здании музей, исторический объект как-никак, бывшее здание ассигнационного Банка России.
С уважением, Давыдова Екатерина». http://katjadavydova.livejournal.com/75469.html
(продолжение следует)

Ю.И. МУХИН

Источник

 

Метки: , , ,