RSS

Архив за день: 2013/03/14

Я родился в СССР, #news, #russia, #rf, #su, #ussr


С начала 90-х годов советское прошлое подверглось жесткой критике, а точнее — критиканству, со всех сторон. Его клеймили позором экономисты, политики, историки, ученые, общественные и религиозные деятели. Не все, конечно, но в большинстве средств массовой информации слово давали именно тем, кто всячески поносил советский строй. Эта кампания по травле всего советского продолжается до сих пор, хотя теперь она немного утихла, приобрела более обтекаемые формы, тем не менее для любого внимательного телезрителя очевидно, что плюнуть как бы между делом в советскую историю является для большинства тех, кто присутствует на телеэкране, признаком хорошего тона.

Антисоветская кампания имела и имеет огромное значение в формировании сознания молодого поколения. Очевидно, что люди более зрелого возраста, имеющие устойчивые воззрения на жизнь, собственную систему ценностей, меньше подвергаются воздействию пропаганды. Тем не менее, ломка стереотипов сознания, перестройка всего мировоззрения захлестнула и эту часть общества, что уж в таком случае говорить о молодежи, чье сознание формировалось как раз в годы яростной антисоветской информационной кампании. В ее сознание глубоко вошли основные основные антисоветские постулаты. Новое поколение стали воспитывать на иных ценностях, идеалах, образах, нежели предыдущее. В результате традиционный конфликт отцов и детей в российском обществе перешел все нормальные границы. Образовалась огромная пропасть во взаимопонимании поколений.

Для меня до сих пор остается загадкой, понимали и понимают ли те, кто распространяет антисоветские настроения, какой клин вбивают своими действиями в фундамент нашего общества? С первых лет моей жизни я попал под влияние антисоветского течения. Будучи рожденным в СССР, я не понимал, что это моя Родина. Советский Союз воспринимался мной как нечто нехорошее, устаревшее, давно умершее. Все, что напоминало о его недавнем существовании, вызывало у меня негативные эмоции. Отлично помню, как я не любил, почти ненавидел образ Ленина. Мало того, уже в семь лет я рассказывал своим «отставшим» друзьям, что В.И. Ленин это не «добрый дедушка Ленин», а злой, нехороший человек, из-за которого мы до сих пор плохо живем. Помню, какое презрекние вызывали у меня советские деньги, уже вышедшие в тот момент из обращения. Герб на советских копейках прочно ассоциировался с какой-то тоскливой старостью, дряхлостью.

Образ Сталина и его эпохи был в моем сознании сильно демонизирован. Я представлял себе тридцатые годы как какой-то сплошной, непроходящий мрак, в котором людям жилось очень плохо и очень страшно. Этому способствовало чтение моими старшими родственниками книг Солженицына и их высказывания по поводу прочитанного. Сильное влияние оказали на меня политические анекдоты о советском прошлом, которые толстыми томами издавались в первой половине 90-х гг. Грязь и нищета «коммуналок», тотальный дефицит, вожди-идиоты, каждый со своим прибабахом (Хрущев с кукурузой, Брежнев с наградами), серость и хамство повсюду, всесилие КГБ и коррумпированность бюрократии — вот те представления о Советском Союзе, которые были вложены в мою голову стараниями издателей анекдотов, телеведущих, режиссеров и прочих деятелей образования, науки, культуры.

Абсолютное непонимание вызывали у меня тогда люди, в основном преклонного возраста, остававшиеся верными коммунистическим идеалам, желавшие возвращения всего советского в нашу жизнь. Телевидение и газеты «помогли» тогда понять их мотивы: почти все коммунисты — «старые маразматики», совки, не понимающие очевидных вещей. Еще большее отторжение вызывали те, кто любит Сталина и при удобном случае восклицает: «При Сталине такового бы не было! Сталин бы навел порядок!».

Такие взгляды сохранялись у меня вплоть до начала 2000-х гг. Переосмысление всего, что связано с СССР, приходило далеко не сразу, постепенно, и я безмерно благодарен тем моим знакомым и тем книгам, которые позволили мне узнать советское прошлое совсем с другой стороны. Сегодня мне жаль тех молодых людей, которые до сих пор не знают, не понимают, чем был Советский Союз на самом деле, которые до сих пор доверчиво относятся и к «43 миллионам репрессированных» Солежницына, и к горьким воспоминаниям о дефиците. Но я стараюсь помогать таким моим сверстникам и считаю эту работу полезной, достойной усилий всего нашего общества.

Сегодня, когда нападки антисоветских идеологов поутихли, пора более трезво оценить наше недавнее прошлое. Многие люди, жившие уже при Брежневе, знавшие лишь по рассказам старших ужасы войны и голода, недооценивали, порой просто не видели того благополучия, в котором они жили. Между тем в Советском Союзе к 70-м гг. было построено удивительное, уникальное для всей человеческой истории общество. Это общество, в котором голод, нищета, безработица, бездомные, беспризорные практически отсутствовали. К минимуму была сведена преступность (это достижение мы сегодня как никогда можем оценить), половая распущенность, проституция. В советском обществе забота о детях не была пустым звуком: на столе у каждого ребенка был нормальный рацион, насыщенный белками и витаминами. Пусть те, что говорит, что сегодня в России живется лучше, чем в СССР, расскажет эту сказку сотням тысяч беспризорных детей и еще сотням тысяч (а может, и миллионам) тех детей, которые не доедают!

Некоторые современные обществоведы приходят к выводу, что часть советских граждан воспринимала основные материальные блага как естественные. К таковым относились: жилье, отопление, горячая вода в кране, детские сады и многое другое. Живой пример такого отношения к действительности показан в комедии Э.Рязанова «Ирония судьбы или С легким паром». Все, наверно, помнят эпизод, когда герои Евгения Мягкова и Барбары Брыльски сетуют на свою невысокую зарплату за свою общественнополезную работу. Они говорят об этом в то время, как совсем недавно получили по квартире в новостройке! Получили не кредит, как на Западе, и никто их из этой квартиры их не выгонит за неуплату коммунальных услуг, как в современной России. Право на жилье в Советском Союзе не было пустым звуком, а реализовывалось постоянно. Сегодня в России право на жилище — это в основном право купить жилище за его полную стоимость, а то и с процентами за кредит. Пусть же те, кто нахваливает современный российский строй в сравнении с советским, расскажет об этом нашим бездомным, до которых уже никому нет дела — их даже не считают (хотя в 2002 году пытались включить в перепись — на это у государства деньги есть)!

Когда сегодня антисоветские активисты призывают покончить с пережитками советского прошлого, которые якобы мешают России нормально развиваться, так и подмывает спросить их, что же они относят к пережиткам. Относят ли они к советским пережиткам фабрики и заводы, построенные в советское время, которые еще отчасти работают и обспечивают нас необходимыми вещами, относят ли к советским пережиткам гигантские ГЭС, ТЭЦ, атомные электростанции, дающие свет и тепло нашим домам? Надо ли покончить с таким «проклятым» советским пережитком, как оружие стратегического назначения, обеспечивающее России безопасность и суверенитет в столь беспокойном мире? Нравится ли критиканам такой советский пережиток, как общеобразовательная школа, в которую они водят своих детей, система высшего образования, куда по «жуткой» советской традиции еще можно поступить бесплатно? Что греха таить: вокруг нас одни советские пережитки. Мы за счет них еще живем, их мы сегодня активно доедаем, донашиваем. Будет ли нами построено что-то на смену этим «советским пережиткам»?

Многое из советского наследия уже утрачено, кое-что — безвозвратно. Но благодаря этим потерям люди теперь быстрее начинают понимать, что они потеряли в лице СССР. Намного раньше россиян это поняли жители некоторых бывших советских республик, особенно тех, где в свое время рекой лилась кровь в результате межнациональных конфликтов. Пусть антисоветски настроенные граждане расскажут бедным иммигрантам-нелегалам — таджикам или узбекам, на свой страх и риск ездящим на заработки в Россию, что СССР был страшной «империей зла», что Россия угнетала и экспулатировала национальные окраины! Зато теперь она (а точнее — ее часть) их действительно эксплуатирует.

Нет, я отнюдь не стараюсь идеализировать, приукрасить советскую действительность. Было в СССР и хорошее, и плохое. Но сегодня почему-то предпочитают раздувать все плохое, ни слова не говоря о хорошем. Плохое именно раздувают, популяризируют часто надуманные проблемы. Обратимся, например, к проблеме дефицита, о котором так много говорилось и писалось. Удивительные вещи происходят в сознании общества: в Советском Союзе производство молока, например, было в два раза выше, чем сегодня в России, но о современном дефиците почему-то никто не говорит. В СССР еды хватало всем, пусть и недостаточно было некоторых продуктов питания: самые необходимые все равно были у каждого на столе. Сегодня упало не только потребление россиян в целом, резко сократилось количество белка, витаминов, других питательных веществ в ежедневном среднестатистическом рационе. Да, сегодня нет дефицита на прилавках: часто потому, что население просто не имеет денег, и товар не покупается, а красуется на витрине. Зато абсолютно реален сегодня дефицит веса и дефицит здоровья у части населения, особенно молодой. С этой проблемой уже столкнулись наши военкоматы: призывать становится некого.

Все же реальные проблемы в СССР были — с этим трудно поспорить. О них уже много сказано, много написано. Безусловно, если бы этих проблем не было, СССР дожил бы и до наших дней. Был и бюрократизм, и карьеризм некоторых коммунистов (впоследствии они оказались «демократами»), был недостаток свободы, была и определенная бедность (еще бы после такой войны!), было и развитие мещанского мировосприятия, зафиксированное талантливыми писателями: Б. Васильевым, Ю. Трифоновым, А. Лихановым. Проблемы были, но была и возможность их решить мирно, постепенно, без ломки коренных устоев общества. Сегодня некоторые ученые начинают понимать, что именно обусловило проблемы в советском обществе. Тогда же воистину «мы не знали общества, в котором живем».

Советское общество родилось в тяжелейшее для нашей страны время. Российская Империя, пораженная глубоким системным кризисом, ослабленная войной, разваливалась в 1917 году на глазах. Приход к власти большевиков, сменивших недееспособное Временное правительство, обострил внутренний конфликт в российском обществе. Дело усугубила иностранная интервенция. Гражданская война наглядно показала, чего в тот момент желало большинство нселения страны — главным образом, крестьянство. Крестьяне не желали буржуазных порядков на своей земле, не желали выходить из общины и становится частными собственниками, не желали господства иностранцев, хотя бы экономического, на своей земле. Наша крестьянская страна, хранитель древней христианской православной традиции, вечных заповедей, выбрала для себя особый путь. Мы свернули с проторенной дороги капиталистической модернизации и начали прокладывать путь такой модернизации, при которой сохранялись бы основные устои традиционного общества. Россия, сознательно отказавшись от всевластия рынка, от свободной конкуренции, выбрала путь братских отношений между людьми и между целыми народами.

В результате возникло общество особого типа, показавшее народам мира настоящую альтернативу капиталистическому развитию. Сегодня феномен советского общества недооценивается и плохо изучается, а нас все чаще призывают строить в России гражданское общество по западному образцу. Весьма сомнительны эти призывы. Во-первых, потому, что они звучат со стороны тех, кто еще недавно звал строить коммунизм. Идеал коммунизма ушел, а «строители» остались и теперь зовут нас строить демократию, правовое государство и пресловутое гражданское общество. Во-вторых, я сильно сомневаюсь, можно ли вообще целенаправленно построить такое общество: на Западе процесс шел стихийно, сам по себе, был обусловлен объективными причинами и длился несколько веков. Западное гражданское общество не появилось бы без Реформации, без революций вроде Великой Французской, без крайней индивидуализации сознания — неужели и к этому призывают нас наши «строители»? И в-третьих, никто из призывающих не говорит, в каком обществе мы жили до этого — ведь какое-то общество было.

Теперь можно ответить на этот вопрос: мы жили и отчасти продолжаем жить в модернизированном (осовремененном) традиционном обществе. В основе гражданского общества лежит принцип рынка: все торгуют со всеми, каждый пытается выторгавать себе материальное благо. Купцы продают товар, рабочие — свой труд, кое-кто — свое тело, политики торгуют программами и обещаниями, заключают сделки с бизнесом и электоратом. В основе же нашего советского общества лежал принцип семьи: все друг друг братья, заботяться друг о друге, помогают в беде. Само государство было выразителем этой идеи семьи. Оно заботилось о детях, о стариках и инвалидах, оно распределяло материальные блага «по едокам» — как в крестьянской общине. Советский Союз стал общим домом для братских народов — никто не выяснял тогда, чья тут земля — армянская или азербайджанская, русская или татарская, чеченская или ингушская — земля была общей для всех, каждый имел право жить на ней.

Советское общество сразу же после своего возникновения стало мешать многим внешним силам. Поэтому, чтобы сохранить его, народу нашему пришлось вынести на своих плечах тяжелейшие испытания. Сначала — братоубийственную Гражданскую войну, потом — форсированную индустриализацию как подготовку к новой войне. Величайший подвиг совершили наши отцы, деды, прадеды, победив в Великой Отечественной войне. По сути они отразили натиск всей Европы, всей ее военной и экономической мощи. Они избавили мир от фашистской угрозы и вызволили многие народы из фашистского плена. Они своей кровью доказали всему миру жизнеспособность и стойкость советского строя. Подобно тому, как с Куликовского поля вместо москвичей, рязанцев, тверичей вернулся с победой единый русский народ, из Великой Отечественной вышел с Победой великий советский народ, вобравший в себя более сотни разных народов и народностей.

Братство народов имело общие цели и ценности. Мы сообща строили новое общество, где будет место счастью каждого. Я уже говорил выше о достижениях советского общества. Нужно понять, насколько они велики, насколько великим, например, было избавление людей от угрозы голода, от страха остаться без дома, без работы, без смысла жизни. Советский Союз часто сравнивали и сравнивают до сих пор с Западом, который якобы благополучен, в котором все есть и все живут счастливо. Насколько оправдано такое сравнение? Ни на сколько! Во-первых, потому что стартовые возможности западной и российской цивилизаций неизмеримо отличаются: различен климат, урожайность, различной была угроза со стороны внешних врагов — например, степных кочевников. При всех этих различиях не в нащу пользу мы смогли построить великую державу, несколько раз отразившую натиск со стороны Запада. Во-вторых, потому что сравнивать надо не Запад с Советским Союзом, а Запад и страны «третьего мира» с Советским Союзом, ведь ни для кого не секрет, откуда западная цивилизация черпала и черпает немалую долю своих богатств.

Многие бывшие колонии европейцев сегодня по-прежнему подвергаются экспулатации — только теперь более скрытой: например, зарплата европейского рабочего может в разы, а то и в десятки раз, превышать зарплату такого же рабочего где-нибудь в Бразилии при том, что они работают на заводах одной компании. «Третий мир» — это как бы обратная сторона Запада. В результате такого проведения более корректного сравнения мы увидим, что средний советский уровень жизни был неизмеримо выше того, что было и есть зарубежом, в капиталистическом мире. Но если даже мы будем сравнивать одни только развитиые страны с СССР, все равно сравнение будет в пользу советского строя: на Западе до сих пор есть и бездомные, и беспризорные дети, и голодающие, а уж такие «блага» цивилизации, как наркомания, секс-индустрия, там процветают.

Все, что я сказал выше, было осознано мной совсем недавно. Теперь мне стыдно за себя прежнего, за свои прежние взгляды, за то, что я не понимал очевидных вещей. Зато теперь великая гордость есть в моей душе: я родился в Союзе Советских Социалистических Республик, в великой стране. Это моя Родина. Нет и не будет у меня иной Родины — не заменит ее так называемая Российская Федерация, страна со страшным настоящим и смутным будущим. Страна, идущая неизвестно куда. Страна, рвущая свои связи с родителем — СССР. Страна, плюющая в свое собственное прошлое, изменившая своим прежним священным иделам. Страна, которая кричит, что она — «новая Россия», но при этом живущая за счет всего того, что создано в советское время, и не создавшая пока ничего сопоставимого по величине с тем, что было создано в нашем великом прошлом.

Мы можем сегодня сколько угодно говорить о великой русской культуре, восхищаться Достоевским или Толстым, Пушкиным или Ломоносовым, Шаляпиным или Репиным — все это будет в высокой степени цинизмом. Мы ими восхищаемся, но мы предаем их на каждом шагу. Вот уже жуткие образы Петербурга Достоевского стали для нас обычной реальностью. В наихудшем варианте эти образы воплощаются в нашей действительности. Сонечка Мармеладова теперь не стыдливо, а почти демонстративно занимается своим «делом», Родион Раскольников теперь убивает старушку не из каких-то затейливых соображений, а просто из-за денег, делец Лужин торгует всем и вся, вообще не считаясь с совестью и законом, Свидригайлов грешит еще больше, да еще и рассказывает об этом со смаком в популярных ток-шоу. Вернулись в нашу действительность тридцатилетние женщины с пропитыми лицами, охрипшими голосами, растерянной жизнью, красотой, здоровьем, вернулись чумазые ребятишки в лохмотьях. От этого всего хотели избавить нас наши предки, когда создавали Советский Союз. Мы в свое время радостно к этому всему вернулись, развалив СССР.

Сегодня СССР для меня — не просто Родина. Это утерянная цивилизация, с которой нужно срочно восстановить связь, иначе — катастрофа. Советский Союз — это важно звено в цепи перевоплощений нашей великой российской культуры. Только переосмыслив советский опыт, мы сможем двинуться дальше, вновь обрести свой путь, по которому шли веками. Восстановить утраченное, вернуть связь поколений, рассказать молодежи правду о нашем прошлом — вот что нам нужно делать сегодня сообща, совместно, чтобы Россия вновь стала Великой и повела за собой народы к благополучному, счастливому будущему для каждого человека!

http://maxpark.com/

Источник статьи

Реклама
 

Метки: , , , , ,

Заявление МИД Кубы, #news, #ru, #russia, #rf, #cu


Новый произвол против одного из Пяти Героев. Государственный департамент США отказывает в консульском доступе к Рене Гонсалесу.

Герой Республики Куба, Рене Гонсалес Сехверерт, стал предметом нового произвола со стороны правительства Соединенных Штатов, ужесточающего его условную свободу и уподобляющего ее заключению. Цель этого произвола – продолжение его наказания после стольких лет несправедливого и жестокого заключения.
С сентября 2012 года Государственный департамент США отклоняет все запросы Секции интересов Кубы в Вашингтоне, направленные на то, чтобы кубинские дипломаты смогли осуществлять консульские посещения Рене, которые были разрешены на протяжении 13 лет его заключения, а также в первые месяцы после его выпуска на условную свободу. Наша дипломатическая миссия в США неоднократно подавала запросы в Государственный департамент, предлагая несколько вариантов для продолжения регулярных консульских посещений Рене, однако они были отклонены.

Это – грубое нарушение обязательств правительства Соединенных Штатов в соответствии с Венской конвенцией о Консульских Отношениях 1963 года, которая защищает право Рене Гонсалеса на свободное общение с сотрудниками Секции интересов Кубы в Вашингтоне, и соответствующее право сотрудников Секции, включающее визиты Рене.

Это преднамеренное и жестокое решение представляет собой дополнительное наказание, добавляющееся к и без того строгим мерам условной свободы Рене, которому после отбытия несправедливого наказания до последнего дня пришлось еще на три года остаться на территории Соединенных Штатов Америки, вдали от его семьи.

Куба резко осуждает это произвольное решение властей США, нарушающее права Рене, в то время как правительство США несет ответственность за безопасность и физическую неприкосновенность борца с терроризмом.

Куба не перестанет обличать перед миром эти нарушения и не ослабит своих усилий, пока не добьется полного возвращения на Родину Рене Гонсалеса, Херардо Эрнандеса, Рамона Лабаньино Саласар, Антонио Герреро и Фернандо Гонсалеса, несправедливо заключенных в Соединенных Штатах на протяжении почти 15 лет.

Гавана, 27 февраля 2013 года.

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,

Что же вы наделали, дочка?, #news, #ru, #russia, #rf


Я — заводское дитя, как и три четверти самарцев. Неважно, какую профессию мы выбрали, куда дальше пошли — растили нас родительские заводы: кого — ВАЗ, кого — «Фрунзе», кого — «Прогресс» или «ЗИМ»… А меня – Авиационный.

Клянусь, до вчерашнего дня я этого не понимала. Я не ждала, что уже на подходе, в самом начале тополиной аллеи, так заноет пуповина.

Может, кто и не помнит, кто такие «Дети Арбата»… Однако, с них начиналась перестройка. Это роман о тяжкой судьбе детей номенклатуры. Роман стал откровением. Потому что мы, заводские дети, о репрессиях толком ничего и не знали. И не потому, что об этом молчали учебники. В учебниках-то как раз об этом писали. А потому что это не было нашей семейной историей: рабочих не сажали. Сажали и расстреливали в основном номенклатуру. Как вы понимаете, на Арбате, как жили, так и сейчас живут не фабричные ребята. Вот Дети Арбата и указали 20 лет назад на нас пальцем: «Покайтесь!» Поставив нас в позу «зю», они устроили на своей улице праздник.

Праздник затянулся. Может быть, пора нам уже из позы «зю» подниматься? Чтобы предъявить заигравшимся Детям Арбата свой счет? От всех нас, от Детей Завода.

…Тополь – дерево безымянское. Тополя сажали потому, что очень быстро растут. Ну а пух… Как-то никому он не мешал. «И как в юности вдруг вы уроните пух на ресницы и плечи подруг». Тополя-тополя, вот вы и состарились… Я очень хорошо помню это ощущение: звонкая чистота заводской аллеи, там за ней – громада завода. Справа – поликлиника, где мне драли молочные зубы. Поликлиника взрослая, но я же своя, заводской ребенок. Обязательно зайду, поздороваюсь, может быть, кого узнаю. А прямо у проходной – мамина столовая. Она умирала, и все спрашивала: «Как же там без меня… У меня производство…» Я зайду со служебного входа, как раньше. И спрошу:

-Может быть, кто-то помнит Валю Щавелеву? Я её дочка…

Я была готова к тому, что никто не вспомнит, все-таки 20 лет прошло. Я не была готова к тому, что спрашивать будет – не у кого.

Мертвая, скукожившаяся поликлиника. Мертвая столовая. Ее закрыли 7 лет назад.

— А где же люди едят? – спрашиваю у стояночника.

— На территории кафе есть. Но там дорого. Кто ж 100 рублей за обед будет платить? В основном, куски носят.

Рабочие носят куски… Как рассказать мне об этом матери? Она всю жизнь их кормила. Поэтому меня привозили в садик в 6 утра и сдавали сторожу. Потому что перед началом смены должен быть готов для рабочих завтрак. Вы обратите, обратите на это внимание: рабочих завода кормили горячим завтраком.

Как много я, оказывается, помню! Помню меню для ремесленников (ребят из заводских ПТУ кормили в столовой бесплатно, и мама обязательно выкраивала для них сладкие булки, потому что – дети).

Я даже знаю «секретное блюдо», которое было в каждой заводской столовой для тех, кто не дотягивал до зарплаты. Это была специальная манная каша: на молоке, со сливочным маслом и сахаром.

По калькуляции она стоило 32 копейки, а продавали по 10 копеек. На подносах – бесплатный хлеб, чаю нальют… В общем, с голоду помереть не дадут, а в следующем месяце транжира будет умнее.

24 тысячи – производственный персонал Авиационного завода и 4 тысячи непроизводственный. 28 тысяч, у каждого по двое-трое детей. Получается, что нас — минимум 100 тысяч в Самаре, Детей Авиационного.

Посидите рядом со мной у развалин, ребята. И давайте вспомним, что такое был в нашей жизни родительский Завод…

Он начинался для нас с самого детства. 25 детских садов было у Завода. Разве наши мамы стояли годами в очереди? Или кто-то у них вымогал взятки? Причем плата за садик была символическая. Боюсь ошибиться, слишком была мала, да и не те проблемы меня тогда волновали, но, кажется, рабочие за садик не платили. А на все лето нас вывозили «на дачу» — летний садик на поляне Фрунзе. Точно помню две вещи: кубики сливочного масла в кастрюле с водой (видимо, с холодильниками была проблема), и холод на террасе – на улице хлещет дождь, а нам воспитатели поливают ледяной водой ножки. Ну, как ребята — самолетчики, здоровенькие выросли? А все благодаря той специальной закалке.

Первым делом «Дети Арбата» скинули с баланса детские сады. Они, болезные, не понимали, с какой отдачей работают родители, зная, что дети сыты, согреты, и рядом – врач. Они вообще ничего не понимали про Завод.

Надо было обладать редкостным идиотизмом, чтобы автоматически перенести кальку западного производства на советский завод. Потому что наши заводы – это принципиально иная структура, абсолютно иначе организованная. Фантастические результаты в экономике были достигнуты именно потому, что это был… семейный бизнес. Заводы жили по законам семьи. Вместе работали, в одних домах жили, вместе отдыхали, вместе лечились, вместе растили детей.

7 подшефных школ было у Авиационного завода. Кто-нибудь из нас вспомнит, чтобы директор с выпученными глазами носилась в поисках денег на ремонт? С выпученными глазами она бегала совсем по другим поводам. И поводов этих мы, балбесы, предоставляли немеряно. Директор грозила, что напишет родителям на Завод. И это было для нас, шалопаев, последнее, смертельное предупреждение. Славка Голубев, помню, так и сказал: « Лучше расстреляйте!»

А помните квартплату? Вообще-то вы не должны её помнить, потому что заплатить за квартиру никогда не было проблемой. Ежемесячная квартплата — 10-12 рублей. Средняя зарплата слесаря на авиационном заводе 200-250 рублей. Тот, кто работал на обрабатывающих центрах, зарабатывал больше директора Завода. У Виктора Петровича Земца был оклад 453 рубля, а центровщик получал под 500. Но давайте посчитаем от среднего минимума: 10 рублей от 200 – это 5%. Заметьте, от зарплаты одного человека, а не от совокупного дохода семьи. Все остальное доплачивал Завод. Кстати, работники ЖКО заводских домов тоже входили в те самые 4 тысячи «непроизводственного персонала» Авиационного завода. Туда же входили строители. Пройдитесь по улице Победы: огромные, могучие дома с квартирами — «сталинками», это — заводские дома. Всмотритесь в их облупленные фасады: когда-то это было счастливое и красивое жилье. Я с любовью брожу по старому городу, прощаясь, разглядываю удивительные кружевные наличники. А здесь, на рабочей Безымянке, вдруг закинула голову – и мама дорогая! – колонки, лепные вазы, снопы колосьев, какие-то ветви, кубки… А эту красоту, памятник другой эпохи, кто спасет?

На Заводе был порядок: нет жилья – получаешь общежитие, через 3-4 года дают «молодежное жилье» (квартиру гостиничного типа), через 10 лет – нормальную квартиру. Долго? Давайте сравнивать. Сейчас мои приятели взяли по ипотеке двухкомнатную квартиру. Теперь 29 лет они будут ежемесячно платить по 31 тысяче рублей. И напрасно они надеются что-то выгадать на инфляции: пытаться обхитрить банкиров пустая затея, ибо в один момент те в одностороннем порядке пересмотрят любые условия любого договора. А если чуть задержал выплату (всякое в жизни бывает: операция, увольнение с работы) – из квартиры вышвыривают под бело небушко. Сейчас в прогрессивной Америке уже целые палаточные города горемык-ипотечников (писалось а апреле 2008-го, до кризиса).

Ребята, а помните наш «Спутник»? Огромный лагерь на 800 человек на 9-ой просеке? Потом там был заводской дом отдыха «Сокольи Горы», а детский лагерь перевели на Кондурчу. Речка, конечно, так себе, с Волгой никакого сравнения. Но корпуса… Палаты на 2 и 4 человека. У кого-то на Заводе явно съехала крыша, и для девочек от немыслимой щедрости установили биде. Наши бедные парни-вожатые! Эх, и доставали мы их вопросами: « А это для чего?» И невинными глазками хлоп-хлоп.

В общем, пока родители отдыхали от нас на Черном море, мы отрывались на вожатых. Путевка стоила 15 рублей. Деньги были настолько невелики, что матушка, увидев мой первый в жизни начес, без разговоров уволокла меня с середины смены. А путевка на Черное море стоила 21 рубль за 24 санаторных дня.

Ну, а теперь расскажите мне, что «жрать было нечего»! Я столовский ребенок, я цены и заводское снабжение помню до грамма и копеечки! С растворимым кофе, конечно, был напряг. Эту гадость, не подозревая, что это эрзац, возили из Москвы. Для особо оголодавших в советский период напоминаю: по уровню и качеству питания мы занимали 7-ое место в мире. Просто снабжение у нас было тоже особое: через заводы.

На Авиационном была своя птицефабрика, три корпуса в Курумоче. И куры продавались на Заводе по 91 копейке. В Молгачах у Завода был свой свинарник и коровья ферма. Говядину рабочим продавали от 1руб.10копеек до 1 руб. 90 копеек. Разумеется, там же был и свой колбасный цех. Я уже не говорю о кондитерском цехе, который был как раз в маминой столовой, пирожные, торты и булочки шли в цеховые буфеты. Но на Авиационном в 23-ей столовой делали даже свой лимонад!

Заботиться о рабочих было выгодно. Потому что производство было организовано по принципу русской артели. О том, что такое артель, и как неискоренимо сидят ее законы в наших мозгах и душах, мы еще поговорим. Это та самая загадка русского рабочего, над которой ломают голову западные хозяева. И именно потому, что они никак не «въедут», все забастовки в России происходят именно на иностранных предприятиях. Я все на пальцах объясню, и при этом ни капельки не боюсь, что тем самым раскрою иностранцам наш секрет: они все равно не поймут, потому что мы смотрим на мир разными глазами. Артель – дико эффективный принцип организации труда! Экономические чудеса Японии основаны на той же схеме: артель, семья. Вот с японцами, как вроде бы ни странно, у нас мозги похожи. А с американцами – нет.

На этом артельном, семейном принципе мы осилили в бешеном темпе индустриализацию и восстановились после войны. Мы даже карточки отменили раньше Америки и Англии. (Разумеется, о том, что у них была карточная система, они сейчас молчат). А мы не вдумывались, что там у нас за принципы организации труда, мы просто так понимали мир и так жили. Как смеялась моя матушка: «Гуртом и батьку бить не страшно»

Завод – твой дом, Завод – семья. И если ты не пьянь беспросветная, то все у тебя будет в порядке, только работай! Вот они и работали на Авиационном – всласть и взахлеб. 100 самолетов в год. 9 красавцев «ТУ» каждый месяц взлетали в небо с заводского аэродрома.

И плюньте в глаза тому, кто говорит, что у нас были плохие самолеты. Это были самые надежные и безопасные в мире самолеты! Ни одной аварии не было на «ТУ-154» по вине планера.

На днях телевидение с почтением, сглатывая слюну, отпраздновало юбилей Виктора Степановича Черномырдина. По мысли паркетных журналистов Черномырдин прежде всего должен остаться в народной памяти как автор глубоких афоризмов. Но, заметили, странное дело: все, что цитировали, было убого? Впрочем, если знать, что лучший «черномырдинский» афоризм «хотели как лучше, а получилось, как всегда» напечатан в сборниках афоризмов и принадлежит на самом деле царскому министру С.Ю. Витте, действительно умному человеку, то – ничего странного.

А рабочие нашего Завода помнят другой «афоризм» Степаныча, от которого не отвертишься:

«Принять решение о полном освобождении сроком на пять лет от обложения таможенными пошлинами, сборами и налогами самолетов Боинг — 750, самолетов Дуглас-ДС10, ввезенных на территорию Российской Федерации в 1994 — 1995 годах и эксплуатируемых на внутренних и международных авиалиниях». (Распоряжение Председателя Правительства РФ Черномырдина В.С. N 1489Р от 7 октября 1996года)

И еще одна цитата из смертного приговора нашему с вами, ребята, родному Заводу:

«К сожалению, в последнее время наметилась крайне опасная тенденция бездумного лоббирования интересов отечественного авиастроительного комплекса со стороны правительственных структур. Просим поддержать вопрос о недопустимости серийного запуска самолета ТУ-204 на российские авиатрассы и продолжения доктрины приобретения в лизинг передовых образцов западной авиатехники». (Письмо помощника Президента РФ по экономике А.Лившица Правительству РФ N А-1-1268Л от 3 апреля 1995 года)

Когда-то ежегодно 100 самолетов взлетали отсюда в небо. Теперь на «Авиакоре» мечтают о 10-ти.

Данные на февраль 2008-го года: от 28 тысяч рабочих на Заводе осталось 3,5 тысячи.

Средняя зарплата по Заводу 9374 рубля. Боюсь, что сюда же вошла и зарплата топ-менеджмента, который, как известно, в расходах на себя, любимых, обычно не стесняется.

Вся «социалка» уничтожена.

В бывшем заводском профилактории теперь откачивают наркоманов.

…Ну и как я с этим пойду на мамину могилу?

Здесь, на руинах, сквозь ветер я слышу:

— Что же вы наделали, дочка?..

http://cccp.forblabla.com/blog/

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,

Памяти Жертв нацистского геноцида, #news, #ru, #russia, #rf, #ussr, #su


Заявление Объединения «Социальный блок» (Латвия)
16 марта, когда в Риге, столице европейского государства, маршируют нацистские недобитки и их молодые приспешники, объединение «Социальный Блок» и его союзники и сторонники приглашают посетить Саласпилсский Мемориальный Ансамбль и возложить цветы в память о замученных и погибших от рук нацистских палачей, отдать дань уважения всем людям, зверски уничтоженным в результате кровавого нацистского террора и геноцида.

В свою очередь мы — объединение «Социальный Блок», и все, кто захочет к нам присоединиться, отправляемся в Саласпилсский Мемориальный Ансамбль, чтобы вспомнить всех тех, кто никогда больше не увидит солнце, не ощутит его тепло и не сможет насладиться утренним рассветом, всех тех, чья жизнь была трагически оборвана нацистскими палачами — одними из самых кровавых преступников за всю историю человечества…

Саласпилс (концлагерь «Куртенгоф») — лагерь смерти на территории оккупированной нацистами во время Второй мировой войны Латвии, предназначенный для массового уничтожения людей. В нём содержались советские военнопленные, а также евреи из Чехии, Австрии и Германии. Он также стал центральным лагерем для всех восточных оккупированных территорий. Находился в 18 километрах от Риги с октября 1941 года до конца лета 1944 года.

Наиболее печальную известность этот лагерь получил из-за отдельного содержания детей, которых затем стали использовать для отбора крови для раненых немецких солдат, вследствие чего дети быстро погибали. По свидетельским показаниям, в лагере было уничтожено более 100 000 человек.

Способы уничтожения людей в этом лагере поражали своей чудовищной жестокостью:

-нанесение смертельных травм;

-голодомор;

-отравление мышьяком;

-впрыскивание различных веществ детям;

-казнь через повешение;

-тяжёлый физический труд, сопровождаемый взятием крови до состояния обморока;

-закапывание заживо в землю;

-убийство путём раздробления голов прикладами («в целях экономии боеприпасов»);

-удушение в специальных газовых камерах в автомашинах («газенвагенах»);

-ампутация конечностей и другие операции без обезболивания;

-выкачивание крови до наступления смерти;

-массовые расстрелы;

-пытки; смерть от рваных ран, нанесённых собаками охраны;

-издевательский бесполезный труд (перенос земли с места на место), сопровождаемый избиениями…

Поражает своей циничностью и тот факт, что в латвийском варианте Википедии этот «лагерь смерти» охарактеризован как просто «трудово-исправительный»!

Налицо — циничное искажение данных, число жертв не превышает и трёх тысяч, а про способы умерщвления узников лагеря и вовсе не написано.

Раз уж ежегодно в этот день — 16 марта, с полного одобрения большого числа национально настроенных политиков, члены «команды Арайса» и другие военные преступники снова чувствуют себя поноправными хозяевами (и даже, с подачи президента страны — национальными героями), а в толпе их молодых сторонников периодически раздаются выкрики «Хайль Гитлер!» и вскидываются вверх руки «в римском приветствии», мы считаем, что не имеем права молчать и попросту обязаны почтить память многочисленных жертв нацистского геноцида.

Oт рук карательной «команды» Виктора Арайса в общей сложности погибло около 26000 человек — на совести кровавых нацистских бандитов не только тысячи смертей узников Саласпилсского лагеря, но и расстрелы евреев в рижском гетто, в Бикерниекском и Румбульском лесах, убийства детей и мирных жителей — они убивали не только евреев, но и представителей других национальностей, заподозренных в симпатиях к советской власти, и даже просто тех людей, имуществом которых палачам захотелось поживиться. В начале существования «команды» практиковались и спонтанные расстрелы совершенно случайных людей — «для поднятия боевого духа». Со временем эсэсовцы Арайса начали выезжать «на гастроли» с карательными акциями в соседние районы Белоруссии и РСФСР.

Поэтому именно членам «команды Арайса», как уже зарекомендовавшим себя в кровавом деле геноцида, и было поручено формирование латышских добровольческих легионов СС.

Дивизия СС принимала непосредственное участие в карательных акциях против советских граждан на территориях Ленинградской и Новгородской областей. В 1943 году части дивизии участвовали в карательных операциях против советских партизан в районах городов Невель, Опочка и Псков — в 3 км от Пскова ими было расстреляно 560 человек.

Участвовали военнослужащие латышских дивизий СС и в зверских убийствах захваченных в плен советских солдат, включая женщин. В частности, 6 августа 1944 года личным составом 43-го стрелкового полка 19-й латышской дивизии СС были замучены 15 военнопленных из 65-го Гвардейского стрелкового полка 22-й Гвардейской стрелковой дивизии, захваченных в районе деревни Бобрыни. Этот факт подтверждает положение приговора Нюрнбергского трибунала, устанавливающее, что имеются доказательства того, что расстрел невооружённых военнопленных был обычным явлением в некоторых дивизиях СС.

Также, эсэсовцы зверски сожгли живьём роту из тридцати двух поляков в Подгае. Латышские легионеры тяжело раненых в плен не брали, убивая их на месте. Остальных привели в Подгае и заперли в овине. Во время допросов поляков подвергли пыткам и они решили бежать, но их побег не удался. Гитлеровцы поймали практически всех, за исключением двух человек, которые успели скрыться в лесу. Всех остальных пленных польских бойцов — 32 человека, латышские легионеры связали колючей проволокой, облили бензином и сожгли заживо в закрытом овине. Местные жители, рассказывали, что солдаты латышского легиона СС во время сжигания поляков живьем пели и плясали вокруг овина. О преступлении латышских легионеров стало известно через три дня, когда деревня была отвоёвана и освобождена польскими войсками, обнаружившими останки 32 своих сгоревших товарищей…

Многочисленные заявления некоторых депутатов, а теперь — и президента страны, в защиту латышских легионеров являются, мягко говоря, крайне некорректными, так как постоянно игнорируются, замалчиваются и преднамеренно искажаются полностью доказанные исторические факты.

На фоне расцвета националистических и крайне ксенофобских настроений в латвийском государстве отнюдь не удивителен тот факт, что президент страны до сих пор не удосужился почитать отчёт Европейской комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью, где конкретно сказано о недопустимости чествования бывших эсэсовских коллаборационистов.

«Считать легионеров преступниками — это за рамками здравого смысла… Вместо этого перед ними надо склонить голову», — сказал президент Латвии Андрис Берзиньш.

Как и в предыдущие годы, в этом году, 16 марта в самом центре столицы оставшиеся в живых члены «команды Арайса» в числе прочих легионеров Waffen SS планируют провести торжественные мероприятия — обычный для них марш через всю Старую Ригу и возложение цветов к монументу «Отчизне и Свободе».

Объединение «Социальный Блок», Рига

Источник статьи

 

Метки: , , , , , ,

Голодная Россия, которую мы потеряли, и СССР, который они приватизировали, #news, #ru, #ussr, #su, #rf


Разве что в воображении живущих в альтернативной реальности граждан или в описаниях платных пропагандистов ситуация в «России, которую мы потеряли» представляется чуть ли не раем земным. Описывается это примерно таким образом: «До Революции и коллективизации кто хорошо работал, тот хорошо жил. Потому что он жил своим трудом, а бедными были лентяи и пьяницы. Кулаки были самыми работящими крестьянами и самыми лучшими хозяевами, поэтому и жили лучше всех.» Далее следует плач про «Россию-кормящую-всю-Европу-пшеницей» или, в крайнем случае, пол-Европы, «в то время как СССР хлеб ввозил», пытаясь доказать таким шулерским образом, что путь социализма СССР был менее эффективен, чем путь царизма. Потом, естественно, про «хруст французской булки», предприимчивых и сметливых русских купцов, богобоязненный, добросердечный и высокоморальный народ-богоносец, который испортили гады-большевики, «лучших людей, погубленных и изгнанных большевиками». Ну правда же, каким надо быть злобным уродом, чтобы погубить такую возвышенную пастораль?

Подобные сусальные сказки, правда, нарисованные недобрыми и непорядочными людьми, появилась тогда, когда подавляющее большинство из тех, кто помнил, как оно было на самом деле, умерли или вышли из возраста, в котором от них можно получать адекватную информацию. К слову, любителям поностальгировать о прекрасных дореволюционных временах в конце 1930-х годов простые граждане легко могли без всяких парткомов чисто по-деревенски «начистить рожу», настолько воспоминания о «потерянной России» были свежи и болезненны.

О ситуации в русской деревне до Революции до нас дошло огромное количество источников — как документальных сообщений и статистических данных, так и личных впечатлений. Современники оценивали окружающую их реальность «богоносной России» не просто без восторгов, но и попросту находили её отчаянной, если не сказать страшной. Жизнь среднего русского крестьянина была исключительно суровой, даже более того – жестокой и беспросветной.

Вот свидетельство человека, котого трудно упрекнуть в неадеватности, нерусскости или нечестности. Это звезда мировой литературы – Лев Толстой. Вот как он описывал свою поездку по нескольким десяткам деревень разных уездов в самом конце 19 века [1]:

«Во всех этих деревнях хотя и нет подмеси к хлебу, как это было в 1891-м году, но хлеба, хотя и чистого, дают не вволю. Приварка — пшена, капусты, картофеля, даже у большинства, нет никакого. Пища состоит из травяных щей, забеленных, если есть корова, и незабеленных, если ее нет, — и только хлеба. Во всех этих деревнях у большинства продано и заложено всё, что можно продать и заложить.

Из Гущина я поехал в деревню Гневышево, из которой дня два тому назад приходили крестьяне, прося о помощи. Деревня эта состоит, так же как и Губаревка, из 10 дворов. На десять дворов здесь четыре лошади и четыре коровы; овец почти нет; все дома так стары и плохи, что едва стоят. Все бедны, и все умоляют помочь им. «Хоть бы мало-мальски ребята отдыхали», — говорят бабы. «А то просят папки (хлеба), а дать нечего, так и заснет не ужинаючи»…

Я попросил разменять мне три рубля. Во всей деревне не нашлось и рубля денег… Точно так же у богатых, составляющих везде около 20%, много овса и других ресурсов, но кроме того в этой деревне живут безземельные солдатские дети. Целая слободка этих жителей не имеет земли и всегда бедствует, теперь же находится при дорогом хлебе и при скупой подаче милостыни в страшной, ужасающей нищете…

Из избушки, около которой мы остановились, вышла оборванная грязная женщина и подошла к кучке чего-то, лежащего на выгоне и покрытого разорванным и просетившимся везде кафтаном. Это один из ее 5-х детей. Трехлетняя девочка больна в сильнейшем жару чем-то в роде инфлуэнцы. Не то что об лечении нет речи, но нет другой пищи, кроме корок хлеба, которые мать принесла вчера, бросив детей и сбегав с сумкой за побором… Муж этой женщины ушел с весны и не воротился. Таковы приблизительно многие из этих семей…

Нам, взрослым, если мы не сумасшедшие, можно, казалось бы, понять, откуда голод народа. Прежде всего он — и это знает всякий мужик — он
1) от малоземелья, оттого, что половина земли у помещиков и купцов, которые торгуют и землями и хлебом.
2) от фабрик и заводов с теми законами, при которых ограждается капиталист, но не ограждается рабочий.
3) от водки, которая составляет главный доход государства и к которой приучили народ веками.
4) от солдатчины, отбирающей от него лучших людей в лучшую пору и развращающей их.
5) от чиновников, угнетающих народ.
6) от податей.
7) от невежества, в котором его сознательно поддерживают правительственные и церковные школы.

Чем дальше в глубь Богородицкого уезда и ближе к Ефремовскому, тем положение хуже и хуже… На лучших землях не родилось почти ничего, только воротились семена. Хлеб почти у всех с лебедой. Лебеда здесь невызревшая, зеленая. Того белого ядрышка, которое обыкновенно бывает в ней, нет совсем, и потому она не съедобна. Хлеб с лебедой нельзя есть один. Если наесться натощак одного хлеба, то вырвет. От кваса же, сделанного на муке с лебедой, люди шалеют»

Ну что, любители «России, которую потеряли», впечатляет?

В. Г. Короленко, много лет проживший в деревне, бывавший в начале 1890-х годах в других голодавших районах и организовываший там столовые для голодающих и раздачу продовольственных ссуд, оставил очень характерые свидетельства государственных служащих: «Вы, свежий человек, натыкаетесь на деревню с десятками тифозных больных, видите, как больная мать склоняется над колыбелью больного ребенка, чтобы покормить его, теряет сознание и лежит над ним, а помочь некому, потому что муж на полу бормочет в бессвязном бреду. И вы приходите в ужас. А «старый служака» привык. Он уже пережил это, он уже ужаснулся двадцать лет назад, переболел, перекипел, успокоился… Тиф? Да ведь это у нас всегда! Лебеда? Да у нас этой каждый год!..» [2].

Обратите внимание, что у всех авторов речь идёт не о единичтом случайном событии, а о постоянном и жестоком голоде в русской деревне.

«Я имел в виду не только привлекать пожертвования в пользу голодающих, но еще поставить перед обществом, а может быть и перед правительством, потрясающую картину земельной неурядицы и нищеты земледельческого населения на лучших землях.

У меня была надежда, что, когда мне удастся огласить все это, когда я громко на всю Россию расскажу об этих дубровцах, пралевцах и петровцах, о том, как они стали «нежителями», как «дурная боль» уничтожает целые деревни, как в самом Лукоянове маленькая девочка просит у матери «зарыть ее живую в земельку», то, быть может, мои статьи смогут оказать хоть некоторое влияние на судьбу этих Дубровок, поставив ребром вопрос о необходимости земельной реформы, хотя бы вначале самой скромной.» [2]

Интересно, что скажут на это любители поописывать «ужасы голодомора» — единственного голода СССР (за исключением войны, естественно)?

В попытке спастись от голода жители целых сёл и районов «шли с сумой по миру», пытаясь спастись от голодной смерти. Вот как описывает это Короленко, который был свидетелем этого. Он же рассказывает, что подобное было в жизни большинства русских крестьян.

Сохранились жестокие зарисовки с натуры западных корреспондентов русского голода конца 19 века.

«Знаю много случаев, когда по нескольку семей соединялись вместе, выбирали какую-нибудь старуху, сообща снабжали ее последними крохами, отдавали ей детей, а сами брели вдаль, куда глядели глаза, с тоской неизвестности об оставленных ребятах…По мере того, как последние запасы исчезают у населения,— семья за семьей выходит на эту скорбную дорогу… Десятки семей, соединявшиеся стихийно в толпы, которых испуг и отчаяние гнали к большим дорогам, в села и города. Некоторые местные наблюдатели из сельской интеллигенции пытались завести своего рода статистику для учета этого, обратившего всеобщее внимание, явления. Разрезав каравай хлеба на множество мелких частей,— наблюдатель сосчитывал эти куски и, подавая их, определял таким образом количество нищих, перебывавших за день. Оказывались цифры, поистине устрашающие… Осень не принесла улучшения, и зима надвигалась среди нового неурожая… Осенью, до начала ссудных выдач, опять целые тучи таких же голодных и таких же испуганных людей выходили из обездоленных деревень…Когда ссуда подходила к концу, нищенство усиливалось среди этих колебаний и становилось все более обычным. Семья, подававшая еще вчера, — сегодня сама выходила с сумой…» (там же)

Миллионы отчаявшихся людей выходили на дороги, бежали в города, доходя даже до столиц. Обезумевшие от голода люди попрошайничали и воровали. Вдоль дорог лежали трупы погибших от голода. Чтобы предотвратить это гигантское бегство отчаявшихся людей в голодающие деревни вводили войска и казаков, которые не давали крестьянам покинуть деревню. Часто не выпускали вообще, обычно, разрешали покидать деревню только тем, у кого был паспорт. Паспорт выдавался на определённый срок местными властями, без него крестьянин считался бродягой и паспорт был далеко не у всех. Человек без паспорта считался бродягой, подвергался телесным наказаниям, тюремному заключению и высылке.

Интересно, что любители порассуждать о том, как большевики не выпускали людей из деревень во время «голодомора», скажут про это?

Об этой страшной, но обыденной картине «Росси-которую-мы-потеряли» сейчас старательно забывают.

Поток голодающих был таким, что полиция и казаки не могли его удержать. Для спасения ситуации в 90-х годах 19 века стали применяться продовольственные ссуды – но крестьянин обязан был отдать их с урожая осенью. Если он не отдавал ссуду, то её по принципу круговой поруки «вешали» на деревенскую общину, а дальше как получится – могли разорить подчистую, забрав все как недоимки, могли собрать «всем миром» и отдать долг, могли молить местные власти простить ссуду.

Сейчас мало кто знает, что для того, чтобы получить хлеб, царское правительство принимало жёсткие конфискационные меры – экстренно увеличивало налоги в определенных районах, взыскивало недоимки, а то и просто изымало излишки силовым путём – полицейскими урядниками с отрядами казаков, ОМОНом тех лет. Основная тягота этих конфискационных мер ложилась на бедные слои населения. Сельские богачи обычно откупались взятками.

Крестьяне массово укрывали хлеб. Их пороли, мучали, выбивали хлеб любыми путями. С одной стороны это было жестоко и несправедливо, с другой, помогало спасти от голодной смерти их соседей. Жестокость и несправедливость были в том, что хлеб в государстве был, пусть и в небольшом количестве, но он шёл на экспорт, а с экспорта жировал узкий круг «эффективных собственников».

«Вместе с весной подходило, собственно, самое трудное время. Свой хлеб, который «обманщики» умели порой скрыть от бдительного ока урядников, от усердных фельдшеров, от «обысков и выемок»,— почти всюду уже окончательно исчез.» [2]

Хлебные ссуды и бесплатные столовые действительно спасли много людей и облегчили страдания, без этого ситуация стала бы просто чудовищной. Но их охват был ограниченным и соврешенно недостаточным. В тех случаях, когда хлебная помощь доходила до голодавших, нередок оказывалось уже поздно. Люди уже умирали или получали непоправимые расстройства здоровья, для лечения которых нужна была квалифицированная врачебная помощь. Но в царской России катастрофически не хватало не то что врачей, даже фельдшеров, не говоря уже лекарствах и средствах борьбы с голодоанием. Ситуация была ужасающей.

«… на печке сидит мальчик, опухший от голода, с желтым лицом и сознательными, грустными глазами. В избе — чистый хлеб от увеличенной ссуды (улика в глазах недавно еще господствовавшей системы), но теперь, для поправления истощенного организма, уже недостаточно одного, хотя бы и чистого хлеба.»[2]

Быть может Лев Николаевич Толстой и Владимир Галактионович Короленко были писателями, то есть людьми чувствительными и эмоциональными, это было исключением и преувеличивают масштабность явления и в реальности все не так плохо?

Увы, иностранцы, бывшие в России тех лет описывают абсолютно то же самое, если не хуже. Постоянный голод, периодически перемежаемый жестокими голодными морами был страшной обыденностью царской России.

Профессор медицины и доктор Эмиль Диллон жил в России с 1877 по 1914 год, работал профессором в нескольких российских университетах, много путешествовал по всем регионам России хорошо видел ситуацию на всех уровнях на всех уровнях — от министров до бедных крестьян. Это честный ученый, совершенно незаинтересованный в искажении реальности.

Вот как он описывает жизнь среднего крестьянина царских времён: «Российский крестьянин … ложится спать в шесть или пять часов вечера зимой, потому что не может тратить деньги на покупку керосина для лампы. У него нет мяса, яиц, масла, молока, часто нет капусты, он живет главным образом на черном хлебе и картофеле. Живет? Он умирает от голода из-за их недостаточного количества.» [3]

Ученый-химик и агроном А.Н.Энгельгардт, жил работал в деревне и оставил классическое фундаментальное исследование реальности русского села — «Письма из деревни»:

«Тому, кто знает деревню, кто знает положение и быт крестьян, тому не нужны статистические данные и вычисления, чтобы знать, что мы продаем хлеб за границу не от избытка… В человеке из интеллигентного класса такое сомнение понятно, потому что просто не верится, как это так люди живут, не евши. А между тем это действительно так. Не то, чтобы совсем не евши были, а недоедают, живут впроголодь, питаются всякой дрянью. Пшеницу, хорошую чистую рожь мы отправляем за границу, к немцам, которые не будут есть всякую дрянь… У нашего мужика-земледельца не хватает пшеничного хлеба на соску ребенку, пожует баба ржаную корку, что сама ест, положит в тряпку – соси».[4]

Как-то очень сильно расходится с пасторальным раем не так ли?

Быть может в начале века 20 века всё наладилось, как твердят сейчас некоторые «патриоты царской России». Увы, это совершенно не так.

Согласно наблюдениям Короленко, человека, занимавшегося помощь голодающим, в 1907 году ситуация в деревне не только не изменилась, напротив, стала заметно хуже:

«Теперь (1906—7 год) в голодающих местностях отцы продают дочерей торговцам живого товара. Прогресс русского голода очевидный». [2]

«Волна переселенческого движения быстро растет с приближением весны. Челябинским переселенческим управлением зарегистрировано за февраль 20 000 ходоков, большинство из голодающих губерний. Среди переселенцев распространены сыпной тиф, оспа, дифтерит. Медицинская помощь недостаточна. Столовых от Пензы до Манчжурии только шесть».Газета «Русское слово» от 30 (17) марта 1907 года [5]

Имеются в виду именно голодные переселенцы, то есть беженцы от голода, которые описывались выше. Совершенно очевидно, что голод в России фактически не прекращался и, к слову, Ленин, когда он писал о том, что при Советской Власти крестьянин впервые поел хлеба досыта – нисколько не преувеличивал.

В 1913 был наибольший урожай в истории дореволюционной России, но голод был всё равно. Особенно жестоким он был в Якутии и прилегающих территориях, где он так и не прекращался с 1911г. Местные и центральные власти практически никак не заинтересовались проблемами помощи голодающим. Ряд селений вымер полностью. [6]

Источник статьи

 

Метки: , , , , , , , ,

Литовского политика лишили ордена за отрицание советской агрессии, #news, #ru, #li


Господа последователи нацистов пытаются мелко мстить человеку, сказавшему правду

Президент Литвы Даля Грибаускайте лишила председателя Социалистического народного фронта Альгирдаса Палецкиса государственной награды — рыцарского креста ордена «За заслуги перед Литвой». Об этом сообщает DELFI.Таким образом, глава государства поддержала инициативу госкомитета по наградам. Ведомство требовало исключить политика из списка награжденных, так как он был осужден за отрицание факта советской агрессии против Литвы в 1991 году.

Сам политик в интервью изданию «ВЗГЛЯД» заявил, что «с удовольствием» вернет орден 11 марта, в день восстановления независимости республики. «Я хочу показать публично, что это абсурд», — подчеркнул Палецкис, добавив, что теперь у него будет «меньше связей с системой, которая довела Литву в экономическом плане до ручки».

Рыцарским крестом социалист был награжден 21 апреля 2004 года «за установление и развитие связей Вильнюса с западной Европой». Награду ему вручил временно исполняющий обязанности президента, спикер парламента Артурас Паулаускас. «Я был один из мидовцев Литвы, заведующим отдела и там довольно в рабочем порядке эти награды выдавались», — пояснил политик.

Решение по резонансному «делу Палецкиса» суд принял летом 2012 года. Социалисту были предъявлены обвинения по статье «Об отрицании советской оккупации» за его высказывание о январских событиях 1991 года (когда более 10 человек погибли при штурме вильнюсской телебашни, осуществленном советскими десантниками и спецназовцами). Социалист, выступая по ТВ, заявил, что в Вильнюсе тогда «свои стреляли в своих».

Суд первой инстанции оправдал политика, однако прокуратура обжаловала приговор и добилась обвинительного решения — Палецкис был оштрафован на 10,4 тысячи литов (около 3,7 тысячи долларов).

Источник: лента.ру

Источник статьи

 

Метки: , , ,

60 лет со дня смерти И. В. Сталина, #news, #ru, #russia, #rf, #ussr, #su


О молодом Сталине сейчас почти не пишут, несмотря на беспрецедентную популярность этого имени. Думается, потому, что нынешним, вступающим в сознательную жизнь поколениям эпоха, на которую пришлись юность и молодость вождя, кажется далёкой и малоинтересной. Про Великую Отечественную войну телевизор регулярно говорит в связи с Днём Победы и парадом 7 ноября 1941 года (правда, обходя молчанием, в честь чего тогда был этот парад и кто на нём выступал). Про 30-е годы ежедневно сообщают Сванидзе и активисты общества «Мемориал». О Гражданской войне — то есть, даже о самом факте — сейчас не знают практически ничего. Ну а о том, что в России происходило до 1917 года, вообще мало кто подозревает.
Этот период зиял бы провалом в сознании, если бы не проникновенные повествования о населявших страну многочисленных святых и мучениках преимущественно царской и других знатных фамилий или же священнического сана, если бы не «забытая правда» о крестьянстве, вовсе не таком нищем и забитом, как лгали злые большевики, и, конечно, не всероссийская пиар-кампания под лейблом «Пётр Аркадьевич Столыпин — великий спаситель великой России!», подкреплённая туманными телепередачами, солидными премиями, авторитетом Никиты Михалкова, памятниками и т.п.

В общем, не густо. Зато достаточно для внедрения идеи о некогда сильной, благополучной, православной державе, которую тёмные силы за чужие деньги опутали ложью и страхом, сбили со столбовой самобытной дороги в пучину междоусобицы и кровавой тирании. И по этой логике одним из самых последовательных и энергичных губителей Святой Руси оказывается как раз Иосиф Джугашвили, молодой грузинский крестьянин, недоучившийся семинарист, возмутитель спокойствия и рецидивист, за которым с 1905 по 1913 год непрерывно с переменным успехом гонялась полиция.

Небольшое отступление насчет законности и виновности. В прошлом, 2012 году свет увидел трёхтомник «Следственное дело большевиков. Материалы предварительного следствия о вооружённом выступлении 3–5 июля 1917 г. в г. Петрограде против государственной власти. Июль — октябрь 1917 г.». Выражая искреннюю благодарность сотрудникам Государственного архива Российской Федерации, сделавшим общедоступными эти интереснейшие материалы, нельзя пройти мимо более чем странного предисловия, написанного кандидатом философских наук О.К. Иванцовой. Подробно рассматривая библиографию, в которой большевиков клеймят как продажных изменников, автор, как на грех, выпускает из виду наиболее серьёзные работы по данной теме, подготовленные в последние годы как раз на основе тщательного изучения публикуемых архивных документов (См., например, Соболев Г.Л. Тайна «немецкого золота». — СПб., 2002.; его же, Тайный союзник. Русская революция и Германия. СПб., 2009). Конечно же, выводы у г-жи Иванцовой получаются вполне ожидаемые, и лишь осилив все три книги целиком (около 2400 страниц), читатель обнаруживает, что предисловие, мягко говоря, мало соответствует содержанию архивных дел. (Может, подобный шаг, вызывающий неловкость за специалистов-историков, готовивших публикацию, стал условием публикации вообще?) Выдавая желаемое за действительное, вслед за длинной вереницей обиженных Октябрьской революцией антисоветчиков, г-жа Иванцова «констатирует» наличие в большевистских кассах немецких денег и, осваиваясь с, видимо, приятной для неё ролью судьи, сообщает, что «мы могли бы сформулировать обвинение большевиков на двух уровнях: на уровне юридической науки и на уровне политической идеологии». Ну, с юридической наукой кандидату-философу всё понятно, а вот насчет «политической идеологии», по её словам, «обвинение большевиков может быть сформулировано главным образом как несоответствие стратегии и тактики большевизма нормам политической морали… их антигосударственной по сути идеологии» (указ. изд., С. 76).

Это было бы смешно, если бы не обескураживало. Почти столетие минуло с тех пор, как в жарких боях сначала с самодержавием, а затем с буржуазией, призвавшей в Россию интервентов, российские трудящиеся во главе с большевиками добились социальной справедливости и отстояли Советскую власть. И тут в Российской Федерации отыскался «остепенённый» учёный, заметивший, что эти самые большевики, оказывается, отвергали монархическую, феодальную и буржуазную мораль и призывали уничтожить эксплуататорское государство! Хочется от души поздравить г-жу Иванцову с запоздалым открытием, а дабы обвинения против большевиков, формулированием которых она себя обременила, имели дополнительный вес, снабдим её дополнительными «уликами».

Вот что писал Иосиф Джугашвили в ноябре 1906 года:
«Товарищи рабочие!

Что требуется пролетариату больше всего?

— знать своих врагов, знать своих друзей.

Кто ему враги? Кто его друзья?

— враги — это все хозяева, все люди денежные, помещики, капиталисты.

— друзья — это все товарищи пролетарии, борющиеся под его красным знаменем.

Кто ещё ему враг?

— враг — это полицейское правительство.

Что нам делать?

— бороться с нашими кровными врагами — со всеми объединившимися против нас буржуями и защищающим их правительством…

— объединиться, слиться с нашими, со всеми работающими по найму, со всеми пролетариями.

Как и за что бороться?

— пролетариат под руководством политической партии, социал-демократической партии, борется против правительства и его незаконного господства и путём разрушения буржуазного мира расчищает путь к социализму, то есть к безраздельному царству труда… Следовательно, да здравствует политическая борьба, да здравствует её истинный знаменосец — сознательный социалистический пролетариат!

— работающий по найму рабочий класс под руководством профессиональных союзов повседневно борется с хозяевами, нанимателями и этим путём также стремится к установлению, осуществлению царства социализма.

Следовательно, да здравствует рабочий класс, ведущий социально-экономическую борьбу со всей буржуазией!» (газета «Ахали Дроеба». 1906. № 2).

Как видим, налицо прямая антиправительственная пропаганда и безусловное попрание всех общепринятых на тот момент норм политической морали…

По сравнению с нынешней эпохой та пора отличалась большей ясностью и в отношении политического спектра и социально-экономической обстановки вообще. На наших глазах так называемые социал-демократические правительства сплошь и рядом проводят правоконсервативный курс финансового капитала откровенно полицейскими мерами; ничем не обеспеченные виртуальные миллиарды, извлечённые из столь же виртуального банковского сектора, громят реальные промышленные ресурсы и ставят на колени целые страны; разрозненный и обезглавленный пролетариат, на две головы выросший за минувшее столетие в отношении квалификации и замещения рутинного физического труда умственным творческим, демонстрирует в социальном отношении беспомощность, приличную скорее крепостному рабу, чем подлинному производителю реальных благ, каковым он и был, и является.

В те времена, когда молодой Джугашвили возглавлял первые забастовки в Закавказье и организовывал маёвки, экономическая картина была предельно ясна. Рабочие были подчас лишь немногим грамотнее крестьян (напомним, что к 1897 году неграмотным в Российской империи оставалось 4/5 населения!). Однако прозрачность экономических отношений была такова, что первая глава первого тома «Капитала» Маркса, даваемая в кружках и вечерних школах, уяснялась ими без труда. Откровенное варварство царских чиновников, стократ увеличивавшееся в национальных окраинах, регулярные голодовки, с которыми при самых отсталых аграрных формах и абсолютном небрежении жизнями крестьян ничего не мог поделать царизм, высокая концентрация промышленного пролетариата как следствие бурной начальной фазы развития капитализма в России — всё это создавало взрывоопасную смесь. Молодёжь из необеспеченных трудящихся слоёв и лучшие представители интеллигенции активно включались в борьбу с крепостническими пережитками и полицейским произволом, за лучшую долю для трудящегося большинства. Что означал в ту пору этот выбор?

С 21 года Иосиф не имел дома. До 1904 года он ещё наезжал на несколько дней домой к матери, но жизнь профессионального революционера требовала нелегального режима существования. Просто бегать и прятаться не имело смысла. Масса людей не выдерживала такого режима, расставалась с товарищами и организацией по принципиальным или иным мотивам, возвращалась к обычной жизни. Оставались те, кто желал бороться. А формы борьбы в ту пору были ясны и понятны.

Необходимо было укоренять партию на заводах и фабриках. Рабочая партия и должна была состоять из рабочих, только тогда можно было надеяться повести за собой целый класс. Требовалось просвещать рабочих в кружках, разъяснять им их классовые интересы, показывать разницу между экономической и политической борьбой. Для рабочих нужно было быть своим, чётко и без фальши чувствовать их коренной интерес. Без абсолютного с их стороны доверия невозможно было помогать им организовывать стачки, вести их на демонстрации, часто под пули и казачьи нагайки.

Помимо мужества и полной самоотдачи, такая работа требовала постоянной учёбы, ибо непрерывно приходилось разъяснять значение тех или иных политических событий, отстаивать свои принципы на открытых дискуссиях в столкновениях с экономистами, меньшевиками, эсерами, националистами, которые также были заинтересованы в поддержке со стороны рабочих.

Обычным делом было срочно подготовить текст прокламации, обеспечить её выпуск и распространение. Умение сжато, кратко и понятно каждому выражать мысль вырабатывалось годами практики. Но при этом надо было зажечь людей, придать им силы, подкрепить их убеждения неоспоримыми аргументами. В июне 1905 года, в связи с гибелью чиатурских рабочих от рук казаков, Джугашвили написал листовку белым стихом (при переводе стихотворный ритм не соблюдался). «Сегодня, когда повсюду слышен клич борьбы, — писал он, — когда страна поднялась и, ринувшись в атаку, окружила врага и смяла его; сегодня, когда народ вооружается и бросается в волны восстания, когда трон гнусного царя катится в могилу, — нам говорят: «Не смейтесь, лейте слёзы, плачьте!»

Мы и слёзы?! Разве борцы плачут? Разве победители льют слёзы? Почему плакать? Не потому ли, что падает самодержавие? Из-за этого ли нам плакать, поэтому ли нам горевать? Разве у вас оплакивают врагов? — “Льётся кровь наших братьев, вот почему мы должны лить слёзы”…»

Когда было нужно, он брался организовать и вести новую газету взамен разгромленной и нейтрализованной полицией. И делал это не раз и не два. Нужно знать, что в апреле 1912 года ставить выпуск первой общерусской большевистской газеты «Правда» в России ЦК доверил Сталину, в том числе и как уже опытному редактору и публицисту.

Когда было нужно, Сталин, работая в Бакинском комитете летом и осенью 1908 года, прятал технику (типографию и шрифты), и делал это так, что пробравшийся в организацию неразоблачённый провокатор, казалось, всё видящий и знающий, так и не смог навести полицию на след.

Когда было нужно, вступал в теоретические споры и готовил рефераты на злободневные темы, по которым позиция партии играла ключевую роль. Помимо известнейших работ «Марксизм и национальный вопрос» и «Анархизм или социализм?», его перу принадлежат программные статьи «Коротко о партийных разногласиях» (май 1905 года), «Ответ “Социал-Демократу”» (август 1905 года), «Гегемония пролетариата в нынешней революции» (июль 1906 года), «Либеральная буржуазия в русской революции» (март 1907 года) и многие, многие другие.

Когда было нужно, он в феврале 1908 года в Баку разрабатывал план и организовывал налёт на флотский арсенал. Вообще, как же это упомянутая выше г-жа Иванцова позабыла о таком убийственном обвинении против большевиков, как экспроприации? Боевые организации РСДРП действовали в 1905–1906 годах, добывали, перевозили и прятали оружие для будущего восстания, пытались получить средства, нападая на кассы. Самые известные «эксы» — нападение на транспорт казначейства в июне 1907 года в Тифлисе и налёт на почтовое отделение на станции Миасс в августе 1909-го. Эта деятельность, в отличие от эсеров, не входила в арсенал средств РСДРП, отношение к ней в партии было неоднозначным, а случаи эсдековских эксов единичны. Между тем, деятели, которые связывают сегодня имя Джугашвили с эксами и, как им кажется, тем самым уличают его в чём-то позорном и уголовном, сильно рассмешили бы и самого Кобу, и его товарищей. Виднейший большевик-боевик, человек отчаянной храбрости и смекалки, Симон Аршакович Тер-Петросян, более известный как Камо, пользовался в партии заслуженным уважением. Работников боевых групп больше других конспирировали и берегли от случайных провалов. В группы подбирали самых надёжных и преданных товарищей. И поручаемая им работа — добывание средств для революции — была таким же заданием, как и другие, просто более опасным и ответственным. Бывшие боевики после революции работали в разных сферах и не имели привычки скрывать своё прошлое, которым в пору было гордиться. Об этой деятельности в СССР выходили документальные сборники, где участники акции перечислялись поимённо.

Но существовали и другая сторона вопроса, о которой нужно упомянуть. Финансирование партийной работы, конечно, было задачей непростой. Эксы для этого не годились. Настоящие источники было трудно найти, их тщательно оберегали. Манипулирование этими средствами рассматривалось в революционных кругах, наряду с провокацией, как самый тяжкий грех. Например, в 1905 году владелец мебельной фабрики на Пресне 22-летний Николай Павлович Шмидт, сочувствовавший революции, снабжал рабочих деньгами и оружием. В ходе декабрьского восстания здание фабрики, где до последнего держались рабочие дружины, было разрушено артиллерией, Шмидт арестован и скончался в тюрьме. Своё состояние он завещал партии, и большевики получили, таким образом, около 300 тыс. рублей. В 1911 году в пылу полемики с ленинцами, полагая, видимо, что за отсутствием дельных аргументов, хороши любые, Мартов в брошюре «Спасители или упразднители?» обвинил большевиков в том, что они ограбили семью Шмидта и присвоили его состояние. Ложь была тем омерзительнее, что вопрос партийной кассы выносился на публичное обсуждение. Каутский и Плеханов, далёкие от ленинских взглядов, назвали брошюру отвратительной.

Мы привели этот эпизод не только для того, чтобы охарактеризовать Мартова. Дело в том, что в марте 1918 года, уже после Октябрьской революции Мартов выступил в прессе с «разоблачительным» заявлением теперь уже в адрес Сталина. Он обвинял Сталина в причастности к экспроприации на пароходе «Николай I» в 1908 году, в покушении на убийство своего же товарища-большевика, а также в том, что он за это был якобы тогда же судим партийным судом и изгнан из партии. Сталин потребовал открытого разбирательства и защиты своей чести, а на суде в глаза назвал Мартова лгуном. Ни по одному из пунктов обвинения Мартов не смог представить ни доказательств, ни свидетелей, сославшись лишь на сведения, которые получил когда-то из третьих рук.

Забавно, что в ноябре 2008 года по стопам Мартова пошла газета «Комсомольская правда» (см.: Садков П. Тайные грабежи Сталина крышевал Ленин). Теперь, конечно, можно не бояться, что привлекут к суду или заслуженно плюнут в лицо…

Игнорируя сталинские молодые годы, невозможно понять, откуда взялся фронтовой работник Гражданской войны, партийный организатор 20-х, стратег социально-экономического движения 30-х, военачальник и дипломат 40-х. Конечно, он всё время чему-то учился, осваивал новые для себя поприща. Но не надо забывать, что Февральскую революцию Сталин встретил в 38 лет, то есть уже сложившейся личностью. Менялись сферы его деятельности, но в наркомовских кабинетах, фронтовых поездках, президиумах и за столом международных конференций, в расчетливости и порывистости, в решимости и бесповоротности, жесткости и упрямстве, находя единственно верные решения или же совершая неизбежные для каждого при спешке и нехватке информации промахи, он, прежде всего, оставался профессиональным революционером, продолжавшим в меру сил и умений дело, которому однажды в юные годы без остатка посвятил свою жизнь.

Предлагаем Вашему вниманию несколько малоизвестных сталинских текстов дооктябрьского периода. Это листовки и статьи в закавказской большевистской прессе, написанные преимущественно по-грузински. Их готовили к печати в 30-40-е годы прошлого века в рамках сталинских Сочинений. Но формат издания, а главное, воля автора, не стремившегося, вопреки сложившимся стереотипам, к чрезмерному выпячиванию своей роли, не позволили тогда же их обнародовать. Между тем, по нашему убеждению, они хорошо передают как неповторимый колорит эпохи, так и характерные черты личности автора, яркого, импульсивного и в то же время твердо убежденного в правоте великого дела борьбы за счастье трудящихся. В полном объеме эти и другие, исчисляемые тысячами, малоизвестные и вовсе неизвестные сталинские материалы включены в новое многотомное издание «Сталин. Труды», первая книга которого в ближайшие дни выходит в свет. Заявки на приобретение томов этого издания можно направлять по адресу sunlabour@yandex.ru.

Ричард Косолапов

Сергей Рыченков

* * *

ИЗ СТАТЬИ «РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ НА КАВКАЗЕ В 1899–1901 гг.»

Поразительные события произошли в нашей стране за последние два-три года. 19 апреля 1899 г. всего около семидесяти рабочих, собравшись тайно за городом, под красным знаменем, крепко поклялись друг другу: объединимся, присоединим к себе всех наших собратьев и смело поведем борьбу с нашим общим врагом-буржуазией и правительством.

Через год, опять-таки 19 апреля собрались за городом под красным знаменем уже не семьдесят, а около четырехсот-пятисот передовых рабочих и еще крепче поклялись друг другу в братстве, единении, поклялись самоотверженно бороться с врагом.

Еще через год, к 22 апреля 1901 г., их число возросло до двух тысяч. Это была уже целая армия! Они больше не скрывались за городом, они выступают на площади в самом центре города, с тем же красным знаменем в руках и уже вызывая врага на бой, громко, во всеуслышание восклицают: «Да здравствует политическая свобода! Долой тиранию! Да здравствует восьмичасовой рабочий день!».

Какая дерзость! Молодая, насчитывающая всего два-три года существования, рабочая организация вызывает на бой правительство, расшатывает веками укреплявшиеся устои!..

Но прежде чем рассматривать это «поразительное» явление, хотя бы вкратце расскажем, что представляло собою наша страна два-три года тому назад.

Трудно было найти в те времена во всей Российской империи такой мирный и тихий край, как наш Кавказ. Во всей своей огромной державе правительство нигде не предполагало более верных и «благонадежных» подданных, чем кавказцы. Правительство могло представить себе всевозможные бедствия, но чтобы Кавказ когда-либо оказал ему неповиновение, этому оно не могло поверить. И этой самоуверенности были основания. Кавказ сам внушал правительству такую уверенность, весь этот край рабски склонил голову перед самодержавием и, подставив спину, как бы говорил: сдирай с моей спины сколько вздумается шкур, высоси из моих жил сколько хочешь крови! И царизм преспокойно сдирал шкуры, сосал кровь.

Правда, кое-где, изредка, раздавался ропот отдельных «патриотов» о столь горестной судьбе родины, но ропот этот был столь глух и слаб, что правительство ни во что не ставило его, прикидывалось глухим. Оно нисколько не страшилось сопротивления наших «патриотов» и не ошибалось в этом: ропот «патриотов», и без того слабый, постепенно затих совсем и дело дошло до того, что хваленые «сыны отечества» перестали даже хныкать и убого и жалостно, как нищие, молили правительство: бога ради, пожалей нас, окажи нам милость. И правительство «по-отечески» стало гладить по головке верных своих подданных. Оно сулило им всяческие блага, на словах, конечно, а на деле с каждым новым днем все усерднее рыло могилу их родине.

И в других отношениях Кавказ не представлял для правительства какой-либо опасности. Правда, иногда бастовали рабочие в депо и мастерских железной дороги или на каком-либо заводе, но это бывало крайне редко, да к тому же рабочим и в голову не приходило оказывать сопротивление самому правительству. Они имели дело лишь с хозяевами, боролись только из-за куска хлеба, а требовать от правительства каких-либо прав они вовсе не умели.

Словом, в политическом отношении весь Кавказ находился в состоянии летаргического сна, могильная тишина и неподвижность сковала его, не было слышно «ниоткуда гласа, ниоткуда зова». Весь Кавказ находился в глубоком сне, и еще глубже уснули его часовые, которых правительство поставило здесь на всякий случай для охраны спокойствия. Беспечно жили эти господа, и беспечно было в отношении Кавказа и само правительство, твердо уверенное в том, что хоть край не причинит ему хлопот, что хоть здесь не вспыхнет недовольство народное, которое в самой России постепенно подрывало его и на уничтожение которого оно тратило все свои силы.

Но смотрите, как коварна судьба! Она и тут изменила «бедному» правительству! Неожиданно произошло ошеломляющее событие. 19 апреля 1899 г. сразу, одним ударом, нарушилась эта страшная и убаюкивающая тишина на Кавказе. Сразу всколыхнулся и рассекся затхлый воздух, который охватывал всю эту страну. И здесь, хоть и глухо, но достаточно смело раздавались голоса: «Рабочие Кавказа, объединяйтесь! Да здравствует свобода, восьмичасовой рабочий день!» и т. д. Что случилось? Откуда послышались эти странные и грозные голоса? Это были голоса именно тех семидесяти рабочих, которые, собравшись за городом, с красным знаменем в руках, призывали друг друга к объединению и борьбе, которые в следующем году превратились в четыреста-пятьсот рабочих, а еще через год — более чем в две тысячи.

Так взошло семя недовольства даже в нашей безобидной стране. Так вырвалось наружу чувство «неповиновения» из сердца даже этого бессловесного, послушного раба. Оказалось, что чувство это зародилось тайно и расправляло крылья в глубине народного сердца именно в то время, когда «весь Кавказ» изъявлял правительству рабские чувства и полное повиновение. Именно в это время в глубинах народных происходило тайное брожение и кипение, зрело семя недовольства и сопротивления.

Откуда зародилось в сердце народном это изумительное семя, это странное чувство, это удивительное брожение и кипение? Где крылся источник всего этого?

Источник этого находился, прежде всего, конечно, в жизни самого городского рабочего люда. Сегодня для всех ясно, что условия жизни городских, или промышленных рабочих всячески содействуют сознанию рабочими своего единства и своих интересов; сама жизнь и развитие промышленности показывают рабочим, что их давит, кто их действительный враг, кто эксплуатирует их и с кем им следует бороться. Но мы сильно ошиблись бы, если бы полагали, что в Тифлисе, где впервые возникло движение кавказских рабочих[1], лишь развитие общественной жизни и промышленности создало это движение. Во всяком случае мы не можем сказать этого про то движение, которое началось у нас сознательно и организованно, а не стихийно. А рабочее движение в тот момент, с которого мы начинаем его рассматривать, т. е. 19 апреля 1899 г., имело уже сознательный характер и определенную организацию. Мы и должны найти источник этой организации, этой сознательности.

Если бы у нас рост сознательности, организованности рабочих был предоставлен только развитию промышленности, то нам пришлось бы долго ждать, пока движение приняло бы организованный характер. В самом деле, ведь промышленность у нас только становится на ноги, а для выработки прочной организации рабочих безусловно необходимо высшее развитие промышленности, конечно, в том случае, если на рабочее движение не знают влияния другие, внешние обстоятельства.

И вот именно такое внешнее обстоятельство и было причиной тому, что у нас рабочее движение так рано и так заметно расправило свои крылья. Это внешнее влияние заключалось в том, что рядом с нашими рабочими стала наша передовая интеллигенция, взявшая на себя просвещение и руководство ими. Она основательно изучила рабочее движение в Западной Европе и душу этого движения — учение революционной социал-демократии. И уверенные в том, что это учение имеет почву и на Кавказе, — так как жизнь и здесь принимает тот вид и то направление, которое выработала западноевропейская жизнь, так как и здесь промышленность постепенно развивалась и готовила себе большую будущность, зарождая класс пролетариев, — эти образованные молодые люди (интеллигенты) стали распространять среди рабочих учение революционной социал-демократии. С этой целью они отобрали наиболее надежных, заслуживающих доверие рабочих, составили из них кружки и начали проводить пропаганду, с помощью которой должны были привить рабочим социал-демократические принципы. Доброе семя упало на плодородную почву. Кавказские рабочие, в особенности грузины, оказались очень восприимчивы, луч великого учения, подобно электрическому току, пронизал все их существо; они глубоко прониклись социал-демократическими идеями; в сердце их глубоко запали революционные устремления.

Однако число таких рабочих, которых вполне можно было подготовить одной лишь пропагандой, было очень ограничено. Пропаганда имела достаточное влияние лишь на передовые элементы, и так как такие рабочие составляли крайне незначительную часть рабочей массы, то уже года через три оказалось, что пропаганда стала постепенно терять свое значение, создание новых кружков для пропаганды постепенно затруднялось, становилось как бы невозможным продолжать и всю работу. Руководители рабочих уже не знали, каким путем идти и как действовать, какой тактики придерживаться в будущем.

Таково именно было положение, когда комитет, руководивший рабочими, состоявший к тому времени из интеллигентов и рабочих, впервые решил отметить международный рабочий праздник — Первое мая. Проведение вот этого праздника и разрешило вопрос о дальнейшей тактике, определило нужное и надлежащее направление деятельности. Хотя маевка совпала с первым днем праздника пасхи, когда многие рабочие разъехались по деревням, на празднование собралось все-таки до семидесяти рабочих, а если бы присутствовали все сознательные рабочие, то число их дошло бы по крайней мере до 100–200, как подсчитали сами участники маевки. На майском празднике присутствовали рабочие всех национальностей и различных предприятий (главным образом железнодорожных депо и мастерских, где раньше всего зародилось движение), а также несколько интеллигентов. Празднование происходило за городом, на горе.

Одно то обстоятельство, что столько сознательных рабочих собралось вместе, под своим собственным революционным знаменем, произвело на рабочих большое впечатление. Это впечатление стократ усилилось после того, как интеллигенты, а потом и сами рабочие произнесли восторженные речи. Восторгу не было конца. С празднования рабочие возвратились безмерно увлеченные своим великим делом, с удесятеренным революционным устремлением. Их настроение увлекло других рабочих, с которыми общались участники маевки, делились своими впечатлениями, своими мыслями и целями. Таким путем положено было у нас начало агитации. Таким образом, та тактика, которая до сих пор основывалась только на пропаганде, стала на путь агитации.

Конечно, это не исключало необходимости пропаганды. Наоборот, с помощью агитации она приняла более широкий размах, так как первомайская агитация сделала сторонниками рабочего движения очень многих рабочих. В результате, если до того организация новых кружков была затруднительна, то теперь, как грибы после дождя, росли новые и новые кружки. После этого пропаганда и агитация рука об руку вышли на арену деятельности, эти два способа действия то практикуются одновременно, то один вслед за другим, но один без другого, один независимо от другого — никогда… С этого момента преобладающее значение в рабочем движении приобрела агитация. И именно следствием этого было то, что у нас в течение каких-нибудь двух лет так участились стачки рабочих на различных промышленных предприятиях. Наиболее значительной из них была стачка на Тифлисской конной железной дороге, где забастовали все кучера и кондукторы, имевшие жестокое столкновение с полицией. Забастовка длилась полдня и затем прекратилась, так как было арестовано до 150 рабочих. Однако стачка не прошла даром, и если не тотчас, то спустя три месяца требования рабочих почти полностью были удовлетворены: рабочий день был сокращен, заработная плата увеличена, изменились многие правила, притеснявшие рабочих, и т. д.

За год рабочее движение в Тифлисе разрослось так, что на второй маевке вместо 70 рабочих мы видим уже 400–500 рабочих, под величественным знаменем, на котором изображены были Маркс и Энгельс, написаны соответствующие лозунги… Нечего и говорить, что одного такого величественного зрелища достаточно было для рабочих, чтобы их движение расширилось стократ. И действительно, в следующем году движение это охватывает весь город вплоть до захудалой типографии. В этом году особенно примечательна была стачка на заводе Адельханова, где в предыдущем году о таком событии не могли и мечтать, где комитет не сумел тогда найти и двух-трех человек для организации пропагандистского кружка, — столь отсталы были рабочие этого завода. Не проходило месяца, чтобы на каком-либо промышленном предприятии не произошла в этот год стачка, поражая согласованностью действий рабочих…

Брдзола. 1901. №№ 2–3. ноябрь–декабрь.

МЫ И СЛЕЗЫ?!

(ПО ПОВОДУ СУББОТНЕГО КОНЦЕРТА)

ПРОКЛАМАЦИЯ ЧИАТУРСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

ИМЕРЕТИНО-МИНГРЕЛЬСКОГО КОМИТЕТА

КАВКАЗСКОГО СОЮЗА РСДРП

25 июня 1905 года

Кавказский Союз Российской

Социал-Демократической Рабочей Партии

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Сегодня, когда повсюду слышен клич борьбы, когда страна поднялась и, ринувшись в атаку, окружила врага и смяла его; сегодня, когда народ вооружается и бросается в волны восстания, когда трон гнусного царя катится в могилу, — нам говорят: «Не смейтесь, лейте слёзы, плачьте!»

Мы и слёзы?! Разве борцы плачут? Разве победители льют слёзы? Почему плакать? Не потому ли, что падает самодержавие? Из-за этого ли нам плакать, поэтому ли нам горевать? Разве у вас оплакивают врагов? — «Льётся кровь наших братьев, вот почему мы должны лить слёзы».

Жалкие! Они не знают, что борьба нас воспитывает, что борьба всегда сопровождается кровью, что здание свободы строится лишь невинной кровью народной! Они забывают, что капли пролитой крови приводят к трону победы! Слепые! Они не видят яркого сияния свободы в крови народной! Они боятся борьбы храбрых, они боятся победы!

Нет! Нам не к лицу слёзы! Слёзы — удел трусов. Нам нравится победный клич, нам хочется смеяться, вы слышите — смеяться!

Так пусть же грянет наша песня, пусть раздаётся в стране наш смех — смех радости! Вот почему мы хотим смеха. Бить в литавры — вот чего мы хотим. Когда враг льёт слезы, убивается, стонет и корчится от боли, наш долг — бить в литавры, наш долг — радоваться. Победители не плачут, храбрые не будут лить слёзы!

Вы же, господа мягкосердечные, плачьте, лейте слёзы! Вам, трусам, более к лицу плач! Вы не видите поражения врага. Вас приводит в трепет кровь борьбы, стойкая борьба вызывает в вас скорбь, вы боитесь победы!

Так плачьте же, трусы, нам хочется смеяться, видя ваши слёзы.

Чиатурская рабочая социал-демократическая организация

Имеретино-Мингрельского комитета

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Бушует жизнь — нарастают и крепнут движущие силы революции; глубокий экономический кризис, всё более и более усиливаясь, выбрасывает десятки тысяч рабочих с фабрик и заводов. Опустошающий деревню голод, охвативший в истекшем году 26 губерний, огненной лавиной разливается по лицу необъятной России и оставляет без куска хлеба многострадальное крестьянство.

Углубляется и ширится волнение рабочих и крестьян. Просыпается к сознанию и выправляется униженная солдатская масса, всё новые и новые ряды собираются под знаменем революции, и недалёк тот момент, когда революционное возбуждение нахлынет грозным потоком: факты говорят, что жизнь готовит новый взрыв, более могучий, чем декабрьский, — мы накануне восстания.

С другой стороны, оправляется и постепенно крепнет ненавистная народу контрреволюция. Она уже успела сколотить камарилью и, собирая вокруг себя помещиков и фабрикантов, сзывает под своё знамя все тёмные силы страны, становится во главе черносотенного «движения», организует новое наступление на народную революции, готовясь таким образом с большой помпой к её разгрому.

И чем дальше, тем больше становится очевидным, что вся страна распадается на два противоположных лагеря: лагерь революции и лагерь контрреволюции. Тем грознее противостоят друг другу два вождя двух лагерей — пролетариат и старое правительство, — и тем яснее становится, что между ними непроходимая пропасть. Одно из двух: или победа революции и самодержавие народа, или победа контрреволюции и старое самодержавие! Кто садится между двух стульев, тот изменяет революции, кто не с нами, тот против нас!

Колеблющаяся Дума с её колеблющимися кадетами застряла между двух стульев. Она желает немножечко ограничить права самодержавия, но с тем, чтобы обрезать крылья и подорвать основы народной революции. Она стоит в оппозиции к самодержавию, но в то же время она в большей оппозиции к народной революции, она топчет ногами революционные требования народа, как, например, отобрание земель крестьянами, обрекает на безмолвие членов «рабочей группы», издевается над крестьянскими депутатами и, таким образом, стоя между двух станов, стремится примирить революцию с контрреволюцией, заставить волка пастись с ягнёнком и… «одним ударом» угомонить революционный ураган. Вот почему Дума до сих пор не смогла сделать ничего, кроме толчения воды, не стала политическим центром, не мобилизовала народ вокруг себя и вынуждена беспочвенно болтаться в воздухе. Ясно, главной ареной борьбы остается всё та же улица.

И вот жизненные факты нам говорят, что в этой уличной борьбе, борьбе решительной, силы контрреволюции изо дня в день слабеют и разлагаются, тогда как силы революции непрестанно растут и организуются в стройные отряды, что собирание сил революции и их организация происходит под руководством передовых рабочих, а не буржуазии (вспомните октябрьско-декабрьские события). А это означает, что возможна победа нынешней революции и доведение её до конца; но это возможно только в том случае, если и в дальнейшем будут возглавлять передовые рабочие (социал-демократы), если сознательный пролетариат достойно осуществит руководство революцией.

Так говорит жизнь.

Отсюда само собой ясно, что надо делать.

Энгельс говорил, что партия «должна быть сознательной выразительницей бессознательного процесса», т. е. она, партия, сознательно должна выражать то, о чём бессознательно вопиёт бурлящая жизнь.

Жизнь говорит, что народная революция не угасла, что она, наоборот, всё более обостряясь, поднимаясь всё выше и выше, идёт к новым боям, — следовательно, наш долг сознательно готовиться к этим боям, довести до конца революцию и самоотверженную борьбу народа увенчать самодержавием народа.

Жизнь говорит, что невозможно примирить революцию с контрреволюцией, что Государственная Дума, ставшая с первых же дней на путь примирения их, ничего не сделает, кроме толчения воды, что антиреволюционная Дума, неустанно ведущая борьбу с революционными группами «рабочих» и «трудовиков», никогда не станет политическим центром страны, не сможет мобилизовать никакого революционного народа и что она неизбежно станет потаскушкой реакции, — следовательно, наш долг рассеять напрасные надежды на кадетскую Думу, решительно бороться с политическими иллюзиями народа, энергично призывать рабочих и крестьян сплачиваться вокруг групп «рабочих» и «трудовиков»; наш долг — громогласно заявить, что главная арена революции — улица, а не Государственная Дума, что победа народа, главным образом, должна родиться на улице, через уличную борьбу, а не в Думе, через думскую «деятельность».

Наконец, жизнь говорит, что победа революции, доведение её до конца и утверждение самодержавия [народа] возможны только в том случае, если революцию возглавят сознательные рабочие, если вождём революции будет социал-демократия, а не буржуазная демократия, — следовательно, наш долг уничтожить водительство буржуазных демократов, сплотить вокруг себя революционные элементы города и деревни, стать во главе их революционной борьбы, теперь же начать руководить их каждодневным выступлением и, таким образом, фактически укрепить почву пролетарской гегемонии, которая поставит борющийся пролетариат на собственные ноги, превратив его в независимую силу.

Вот что нужно нам, вот что должны мы делать.

Коба

Ахали Цховреба. 1906. № 1. 20 июня.

ГЕГЕМОНИЯ ПРОЛЕТАРИАТА В НЫНЕШНЕЙ РЕВОЛЮЦИИ

Революция не угасла, она с каждым днём разгорается и поднимается к высшей точке, — это очевидно. Долг социал-демократов способствовать усилению революции, довести её до конца и увенчать самодержавием народа, — это также очевидно, конечно.

Очевидно и то, что довести революцию до конца — значит осуществить нашу программу-минимум, т. е. 8-часовой рабочий день рабочим, землю крестьянам, отмена воинской повинности и косвенных налогов и полная политическая и гражданская свобода всем, без различия пола и национальности. Да, всё это само собой очевидно…

Но как мы должны способствовать доведению революцию до конца и что для этого нужно — вот в чём вопрос.

Наша революция очень напоминает великую Французскую революцию, она также буржуазна, как и французская революция. Однако, несмотря на это, разница между ними огромна. Французской революции не сопутствовало то крупное машинное производство, которое мы имеем в настоящее время, — следовательно, ей не способствовал тот острый классовый антагонизм, ареной которого является нынешняя Россия. Поэтому-то пролетариат в те времена был беспомощен. Он не имел никакой собственной партии и вынужден был плестись в хвосте буржуазии. Поэтому-то было, что «пролетариат боролся, буржуазия же приобретала права», — пролетариат проливал кровь, а буржуазия готовила оружие против него и в конце концов оставила его ни с чем. Да, Французскую революцию возглавляла буржуазия, и потому-то она не была доведена до конца.

Совершенно иную картину представляет современная Россия. В России существует и развивается крупное машинное производство. Здесь крупная буржуазия и пролетариат противостоят друг другу. Здесь классовые противоречия доходят до высшей точки. Поэтому-то пролетариат здесь не так беспомощен, каким он был во Франции, поэтому-то он имеет собственную партию с своей программой и тактическими принципами, своими путями стремится к своим классовым целям, не довольствуется ролью хвоста буржуазии. Наоборот, мы видим, как российский пролетариат безостановочно добивается гегемонии в революции. Пролетариат будит революционные элементы деревни и города, пролетариат учит их борьбе против самодержавия. Под его водительством происходят октябрьское и декабрьское выступления, под его же водительством начинается новое революционное выступление (вспомните июньские демонстрации в Петербурге). И вот мы видим, что революционные элементы деревни и города непрестанно сплачиваются вокруг пролетариата, они прислушиваются к его борьбе, они во всём подражают пролетариату, они бастуют, объявляют бойкот и организуются в союзы точно так же, как это делает пролетариат, — всем этим они возвещают всему миру, что гегемоном нынешней революции является борющийся пролетариат. Да, пролетариат — этот идейный и практический центр, у которого заимствуют лозунги и вокруг которого собираются революционные элементы деревни и города. А это значит, что сегодня во главе русской революции стоит пролетариат и окончательная победа её возможна только в том случае, если гегемоном и в дальнейшем будет выступать пролетариат.

Гегемония пролетариата в нынешней революции — вот что необходимо для доведения революции до конца и установления самодержавия народа. Вот на чём должны строиться нынешние действия нашей партии.

Во Франции буржуазная революция использовала революционную энергию пролетариата и затем отбросила его далеко, к голоду и нужде, — это называют гегемонией буржуазии.

В России пролетариат должен использовать буржуазную революцию и затем отбросить её далеко в историческое прошлое, дабы стать на собственные ноги и смело перейти к социализму, это называют гегемонией пролетариата.

После всего этого мы предоставляем читателю дать оценку словам меньшевика Мартынова: «Гегемония пролетариата — вредная фантазия… Пролетариат должен следовать за крайней демократической оппозицией» (см. «Две диктатуры»), т. е. пролетариат должен плестись в хвосте буржуазии. Читателю же мы предоставляем оценку подобных же взглядов Рахметова, к которым присоединяются меньшевики (см. «Голос труда», № 2–3).

Коба

Ахали Цховреба. 1906. № 11. 4 июля.

РЕАКЦИЯ СВИРЕПЕЕТ, — ТЕСНЕЕ СОМКНЕМ СВОИ РЯДЫ!

9 июля реакция распустила Думу. Народ хотел прав, он требовал подлинного парламента, но реакция рассеяла его надежды и отняла у него даже лжепарламент. Этим она возвестила миру, что кто хочет прав, тот должен готовиться к борьбе.

Дума решила восстановить связь с народом, она составляла в некотором роде воззвание, в котором жаловалась на своё бессилие и просила помощи, — в этом, конечно, ничего удивительного нет; но реакция не дала ей этой возможности и манифестом 9 июля снова разбила надежды и в этой области, заявив миру, что живо ещё старое и дряхлое самодержавие, что ещё не введена у нас парламентская жизнь.

Однако реакция этим не удовлетворилась.

Она «одним ударом» прикрыла газеты рабочих и крестьян, отправила их сотрудников в тюрьмы. Двум крупнейшим центрам рабочего движения — Москве и Петербургу — она даровала «положение об усиленной охране», а центру крестьянского движения, 12 уездам Киевской губернии — «военное положение».

Борьба против рабочих и крестьян! Потопить в крови рабочих и крестьян! — вот что возвещает реакция.

И чтобы с самого начала облегчить себе выполнение своих замыслов, чтобы с самого начала обеспечить возможность зажатия в кулак народа, реакция постоянно стягивает к Петербургу драгун и пулемёты. Одновременно ползут слухи, что заработает треповская машина и начнутся общие погромы…

Очевидно, что реакция стала на путь наступления — она повторяет декабрьскую историю. Она уже успела создать камарилью, она собрала тёмные силы, она раздобыла «кое-какие» деньги для передышки, вооружённая с головы до ног, освободившись от внешнего врага, она нападает на революцию. Она хочет провокационными мерами вызвать народное волнение, она хочет вызвать преждевременное выступление, вызвать народ на поле битвы неподготовленным и затем омыть руки в потоках народной крови, «вырыть могилу» свободе народа…

Реакция хочет обрушить на нас «декабрьское поражение».

Как мы должны встретить это? Что мы должны делать?

Маркс говорил: когда реакция аплодирует, долг революции укрепиться на позициях и спокойно готовиться — она никогда не должна плясать под дудку реакции.

Реакция нападает на нас и вызывает на борьбу — следовательно, наша обязанность — теснее сомкнуть свои ряды и неустанно укреплять наши организации.

Реакция плетёт паутину провокаций — следовательно, наша обязанность — не терять спокойной уверенности, действовать предусмотрительно и усиленно готовиться к грядущему бою, решительному бою.

Реакция распустила Думу — следовательно, наш долг в будущем не довольствоваться лжепарламентом наподобие Думы и с ещё большей самоотверженностью бороться за подлинный парламент, за демократическую республику.

Рабочие! Теснее смыкайтесь вокруг ваших организаций и готовьтесь, усиленно готовьтесь к грядущему бою!

Крестьяне! Теснее смыкайтесь вокруг рабочих и готовьтесь, готовьтесь, как рабочие!

Бдительность и предусмотрительность, неустанная подготовка и обдуманная борьба за демократическую республику, за социализм — вот чего мы хотим.

Пусть знает реакция, что не всегда рабочие и крестьяне будут плясать под его дудку.

Коба

Ахали Цховреба. 1906. № 17. 11 июля.

[1] Вообще, следует отметить, что, говоря о рабочем движении на Кавказе, мы имели в виду, главным образом, рабочее движение в Тифлисе, так как движение раньше, чем в других местах, и более заметно проявило себя здесь и столь развилось, что имеет сегодня даже свою историю. — Авт.
Источник: http://prometej.info/new/history/4595-sydba-revoluciontra.html

Источник статьи

 

Метки: , , , , , ,

От буржуазии к 8 Марта: Продай органы и погаси кредит, #news, #ru, #russia


Руководство челябинского отделения банка «Русский стандарт» предложило Инне С., обратившейся с просьбой о пересмотре сроков погашения ссуды, продать свои органы и таким образом решить проблему задолженности, вернув взятые там 150.000 рублей.

Согласно информации издания, Ирина взяла упомянутую выше ссуду после того, как врачи заподозрили у нее онкологическое заболевание – рак головного мозга. Деньги нужны были на многочисленные обследования и медикаменты. После того, как здоровье женщины резко ухудшилось, она потеряла работу и не смогла выплачивать долг.

Женщина обратилась к руководству банка с просьбой пересмотреть график выплат и дать ей возможность рассчитываться за кредит меньшими суммами.

Роспотребнадзор Челябинска разбирается в деталях спора между банком и заемщицей, которой предложили нестандартно решить вопрос с задолженностью. Однако вместо рассмотрения своей просьбы Ирина стала получать письма с угрозами и предложения продать свои органы для погашения займа.

«Русский стандарт» отрицает факт давления на должника, объясняя, что такими методами воздействия чаще пользуются коллекторские агентства, которым банк «продает» клиента вместе с долгами. Однако факт продажи также не нашел подтверждения – долгом Ирины по-прежнему занимается банк. Ирина С. обратилась в прокуратуру и полицию, но правоохранительные органы отказались возбудить уголовное дело.

Опасаясь за свою жизнь и здоровье, женщина отправилась искать помощи у полпреда президента и омбудсмена области. Из 12 структур, в которые обратилась Ирина С., проверки на сегодняшний день проводит только Управление Роспортребнадзора по Челябинской области.

Наглостью банкиров и коллекторских агентств уже никого не удивить, это реалии капитализма. Удивляет способность людей не терять надежду на помощь полпредов президента и каких-то омбудсменов. Давно пора понять, что вся чиновничья рать во главе с президентом охраняет интересы тех самых банкиров и прочей богатой, буржуазной нечести и им глубоко наплевать на нас и наши беды.

Источник статьи

 

Метки: , , ,

К ИСТОРИИ ЛОЗУНГА «ЗЕМЛЯ — КРЕСТЬЯНАМ!», #news, #ru, #russia, #history


Непрерывно растущие потребности населения, с одной стороны, и постоянный рост цен на сельскохозяйственные продукты – с другой, неопровержимо доказывают, что национализация земли стала общественной необходимостью.
Карл Маркс

В политической борьбе за государственную власть часто бывало, что проигравшие партии, даже прогрессивные длительное время не могут освоиться с новым положением, продолжают повторять старые лозунги, правильные в общем, но при таких обстоятельствах, что выставление этих лозунгов в старом, в неизменном виде не достигает цели.

Нечто подобное повторяется сегодня в капиталистической России с лозунгом «Земля – крестьянам!», сыгравшим выдающуюся роль в деле мобилизации трудящихся классов на совершение социалистической революции в 1917 году. Этот лозунг и сегодня, как и в 1917 году, в общем, правилен. Быть может, для марксиста выставление этого лозунга в неизменном виде достаточно, но для трудящихся классов, которые не понимают, что действительная причина их сегодняшнего эксплуатируемого положении, а именно: нахождении земли в частной собственности, замаскирована деньгами, точнее, всеобщей денежной зависимостью, выставление этого лозунг в неизменном виде недостаточно. Ибо первоначальная формулировка этого лозунга не учитывает именно денежной маскировки причины сегодняшней эксплуатации и поэтому не в состоянии дать точное отражение действительного пути избавления трудящихся классов, всего общества от эксплуатации вообще. Поэтому в настоящее время этот лозунг надо переформулировать, надо его переформулировать так, чтобы он, разрушая денежную маскировку причины сегодняшней эксплуатации, точно отражал бы то, что не только трудящиеся классы, но и всё общество находится в таком положении, при котором нещадно эксплуатируется, так называемой, финансовой олигархией – современными капиталистами. Не сделав этого, нельзя привлечь на свою сторону огромную массу торговых, развлекательных, офисных, военизированных, промышленных, сельскохозяйственных и т.д. наёмных рабочих, которые целиком находятся во власти безличной власти денег. Недаром ведь говорят: человек предполагает, а бог (т.е. безличная власть денег) располагает. Каждый отдельный лозунг должен быть выведен из всей совокупности фактов определённого политического положения. Политическое же положение теперешней капиталистической России существеннейшем образом отличается от политического положения дореволюционной капиталистической России в период назревания социалистической революции 1917 года. И дело здесь обстоит именно так, что для того, чтобы дать правильную, отвечающую требованиям сегодняшнего дня, формулировку лозунга: «Земля – крестьянам!», – для этого надо сопоставить современное политическое положение России с её политическим положением, существовавшим в революционном 1917 году. А для этого, в самых общих чертах, необходимо рассмотреть предшествующие, начиная с падения крепостного права в России в 1861 году, экономические условия, из которых неуклонно и неизбежно вытекло политическое положение России революционного 1917 года. «Политика есть концентрированное выражение экономики» (В. Ленин).

Здесь, во избежание возможных недоразумений, следует сказать, что поскольку темой данной статьи является земельный вопрос, то и экономические условия рассматриваются только с точки зрения земельного вопроса.

Итак, хорошо известно, что после отмены крепостного права в России довольно быстро стал развиваться капитализм, что было в то время прогрессивным явлением. Но развитие капитализма в России, как и всюду, происходило путём ограбления и нещадной эксплуатации огромного крестьянского населения. Мало того, что после отмены крепостного права помещики – крепостники сохранили за собой огромные земельные владения и власть, они ещё ограбили крестьян при «освобождении» самым бессовестным образом. Значительную часть общинной земли, которую раньше крестьяне обрабатывали для себя, помещики отрезали в свою пользу. При этом у крестьян не только отняли большую и лучшую часть их земель, так что даже в самых плодородных областях России крестьянские наделы оказались слишком малы, чтобы на них можно было прокормиться, но их ещё заставили выкупать эти наделы втридорога. Почти полвека после «освобождения» крестьяне выплачивали помещикам за свои потом и кровью политые земли. Только под давлением революции 1905 года царское правительство отменило с 1907 года выкупные платежи. Кроме того, к помещикам отошли леса; дрова, поделочный и строевой лес, которые прежде крестьянин мог брать даром, теперь он был вынужден покупать; а денег на покупку всего этого у крестьян не было, и они были вынуждены идти к ростовщику, стало быть, попадать в долговую кабалу. Малоземельные крестьяне вынуждены были арендовать землю у помещиков на кабальных условиях: обрабатывать своими орудиями и лошадьми помещичьи земли, отдавать помещику половину урожая. Задавленные издольщиной, работой «исполу», крестьяне часто бросали свою собственную землю и искали источник существования в отхожих промыслах. Короче говоря, отмена крепостного права, давшая толчок быстрому развитию капитализма в России, не осуществила вековые чаяния крестьян о свободе, не превратила их в свободных земельных собственников, а, наоборот, поставила их в такое положение, при котором они были закабалены быстро растущим капитализмом в ещё более суровой форме, чем крепостничеством.

При таких полукрепостнических условиях и под гнётом ростовщиков собственная земля крестьян уже не принадлежит им, они перестают быть свободными собственниками своей земли; фактически здесь земля становится собственностью помещиков и ростовщиков. В этом чудовищно бедственном полукрепостническом положении русских крестьян, которое сохранялось вплоть до Февральской буржуазной революции 1917 года, и заключается разгадка всесилия лозунга «Земля – крестьянам!», сыгравшего выдающуюся роль в совершении Октябрьской социалистической революции в том же 1917 году.

Февральская буржуазная революция покончила с царизмом. На месте царизма возникла своеобразная система государственной власти – двоевластие. С одной стороны, Совет рабочих и солдатских депутатов и Совет крестьянских депутатов, с другой – Временное правительство, образованное помещиками и буржуазией. Очевидно, что интересы этих двух властей были непримиримо противоположными. Поэтому двоевластье долго продолжаться не могло: оно неминуемо должно было завершиться либо единовластью Советов, либо единовластью Временного правительства. Словом, завязалась борьба между Советами и Временным правительством за полную, единовластную государственную власть, которая, относительно земельного вопроса, имеет следующую историю. На I-м Всероссийском съезде крестьянских депутатов (17 мая – 10 июня 1917 г.) на очередь дня крестьяне поставили лозунг: «Земля – крестьянам!»; этим лозунгом крестьяне выразили свое требование передать им помещичьи земли без выкупа. Там же на съезде крестьянская партия социалистов-революционеров (эсеры) обещала крестьянам немедленно ввести закон о запрете на куплю-продажу земли и передать им помещичьи земли без выкупа. Но Временное правительство, поддерживаемое эсерами, не хотело решать земельный вопрос. Дать землю крестьянам означало не только нанести удар по помещичьей собственности, но и по капиталистической, ибо большая часть помещичьей земли была заложена в банках. Конфискация этой земли, т.е. передача её крестьянам без выкупа, означала бы потерю многих миллиардов банковских капиталов. Не осмеливаясь открыто заявить о нежелании отдать землю крестьянам, Временное правительство обманывало их, всячески затягивало решение земельного вопроса до Учредительного собрания, подавляя попытки крестьян отобрать помещичьи земли. Но этот обман не мог долго продолжаться. Рано или поздно Временное правительство должно было открыто заявить о недопустимости передачи земли крестьянам без выкупа и, таким образом, саморазоблачиться, что и произошло в скором времени. На одном из «частных совещаний» в Государственной думе бывший помещик и бывший председатель бывшей Государственной думы Родзянко прямо заявил, что надо любыми путями предотвратить введение закона о запрете на куплю-продажу земли, ибо этот закон гибелен не для частного землевладения, а, ни мало, ни много, для государства. «Вот когда «невидимая рука» показалась на свет божий!» (В. Ленин). Эта история получила широкую огласку. Крестьяне призадумались, и поняли, наконец, что их просто обманывают. Но дело было не только в том, что крестьяне поняли, что их обманывают. Дело было в том, что крестьяне поняли, в чём состоял обман: в не исполнении немедленно того, что обещали им исполнить немедленно. Крестьяне, одураченные во всех своих надеждах, более чем когда-либо страдающие от безземелья, с одной стороны, и растущей тяжестью военного времени – с другой, пришли в ярость, и – крестьянское движение пошло на подъём. Начался массовый захват помещичьих земель. Это был именно такой захват, когда борьба крестьян за своё окончательное освобождение должна была увенчаться успехом. Если во все сколько-нибудь продолжительные периоды борьбы за свое освобождение, за свой собственный участок земли крестьяне так легко давали себя увлечь пустыми, лживыми приманками, то разве могли они быть менее восприимчивыми к лозунгу: «Земля – крестьянам!», бывшим наиболее точным отражением их действительного экономического положения, представлявшим собой, не что иное, как ясное, разумное выражение их вековой потребности иметь свой собственный участок земли? Учитывая этот революционный момент в крестьянском движении, большевики, которые считали, что земля должна находиться не в частной, а, исключительно, в общественной собственности, взяли на вооружение фактически буржуазный лозунг: «Земля – крестьянам!», и открыто призвали крестьян свергнуть буржуазно-помещичье Временное правительство немедленно, без всяких колебаний. И крестьяне, которые хотели иметь землю в своей частной собственности, поверили не эсерам, а большевикам, и, увлечённые лозунгом: «Земля – крестьянам!», вместе с большевиками решительно пошли на свержение буржуазно-помещичьего Временного правительства, и – свергли его, обеспечив тем самым блестящую победу большевикам – партии рабочего класса – в борьбе за государственную власть. Так большевистская партия рабочего класса завоевала государственную власть, стала политически господствующей партией в обществе. И как политически господствующая партия рабочего класса стала решать земельный вопрос?

Сразу же, после взятия всей полноты государственной власти в свои руки, она издала декрет о земле, в котором указывалось: помещичья собственность на землю отменятся немедленно без всякого выкупа; все помещичьи имения, равно как все земли удельные, монастырские, церковные и т.д. переходят в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных Советов крестьянских депутатов до введения Учредительным собранием закона о земле без выкупа; при этом особо указывалось, что «земли рядовых крестьян и рядовых казаков не конфискуются». Отсюда видно, что большевистская партия с самого начала не имела намерения решать земельный вопрос самостоятельно, без Учредительного собрания. Но Учредительное собрание и не думало вводить закон о передачи земли в собственность крестьян без выкупа. Оно, под надуманными предлогами, продолжало проводить политику «оттягивания» введения этого закона, более того, стало штабом подготовки буржуазной контрреволюции. При таких обстоятельствах, когда Учредительное собрание стало штабом буржуазной контрреволюции, большевикам ничего не оставалось, как немедленно распустить Учредительное собрание. И большевики, со свойственной им решительностью, немедленно распустили его. Непосредственным результатом этого роспуска стало то, что исключительным собственником всей земли стало Советское социалистическое государство, которое упразднило всякие платы за доступ к земле, за пользование землёй, а право распоряжаться всей землёй полностью перешло к Советскому социалистическому правительству. И, таким образом, земля в форме государственной собственности была превращена в общественную собственность, т.е. стала свободно, т.е. без всякой платы, доступна каждому гражданину Советского социалистического государства. Отныне земля предоставлялась Советским социалистическим правительством всем граждан государства безвозмездно, т.е. бесплатно, и в бессрочное пользование, т.е. навеки.

При таких обстоятельствах, т.е. когда каждый гражданин получает землю от государства бесплатно и в бессрочное пользование, когда, следовательно, все равны в правах относительно земли, никто, следовательно и крестьянин, не может считать, что земля находиться в его частной собственности, т.е. никто не имеет права покупать, продавать, закладывать и т.д. землю. Здесь единственным собственником земли всегда остаётся Советское социалистическое государство.

Но этого мало. Чтобы хозяйничать на земле, нужно иметь орудия, машины, скот, удобрения, деньги. Следовательно, мало получить землю, надо ещё иметь орудия, скот, деньги, ибо без всего этого нельзя хозяйничать. Но у большинства крестьянских хозяйств этих последних не хватало или вообще не было. Следовательно, сохранялась опасность, что богатые крестьяне, которых в то время было по сравнению с малоимущими крестьянами ничтожно мало, будут угнетать, эксплуатировать малоимущих крестьян, непосредственных земледельцев; пока сохраняется частная собственность на средства производства – сохраняется наёмный труд со всеми отсюда вытекающими прелестями капитализма. При таких обстоятельствах перед большевиками встал вопрос: как отстоять, защитить интересы малоимущих крестьян? И они решили этот вопрос; они нашли единственно правильное, рациональное, решение этого вопроса: организовать малоимущих крестьян в самостоятельные сельские хозяйства на основе обобществлённой, т.е. принадлежащей всему обществу в лице государства, земле, что и было в последствие блестяще осуществлено. Правда, осуществление этого вопроса было связано с некоторым насилием в отношении тех, кто пытался восстановить частную собственность на землю, но, во всяком случае, это насилие было полезным в нравственном отношении при переходе от полукрепостнической России к России социалистической. Так возникли крупные общественные (социалистические) сельские хозяйства – колхозы и совхозы. Здесь то, что крестьяне являются самостоятельными владельцами колхозов, означает, что последние принадлежат коллективно-объединённым крестьянам, что крестьяне самостоятельно хозяйничают в качестве коллективно-объединённых крестьян и подчиняют себе своё собственное хозяйство как общественное. Так большевики нашли рациональное соединение, в определённой мере, частных интересов крестьян с общественными интересами вообще. С одной стороны, была удовлетворена потребность крестьян владеть землёй свободно, т.е. владеть землёй без каких либо плат. С другой стороны, они самостоятельно хозяйничали на общественной земле в качестве коллективно-объединённых крестьян.

И так был решён земельный вопрос в социалистической России.

Но сегодня социалистическая Россия разрушена, её уже нет. На её месте образована капиталистическая Россия, где земля может находиться в частной собственности. Как обстоит дело с земельным вопросом при нахождении земли в капиталистической частной собственности?

Прежде всего, ни один класс общества не может предъявлять свои особые привилегии на доступ к земле. Здесь земля, так сказать, свободна от всяких привилегий. Поэтому кажется, что при господстве частной собственности на землю все граждане имеют свободный доступ к земле, что, следовательно, каждый гражданин может свободно иметь участок земли в своей частной собственности. Но, при практическом осуществлении доступа к земле, оказывается, что она доступна каждому, кто в состоянии заплатить за этот доступ. Если сюда прибавит ещё и то, что земля облагается налогом со стороны государства, то, в конечном итоге, выходит, что в современной капиталистической России нет свободного, т. е. бесплатного, доступа к земле. Впрочем, ничего особенного в этом нет, ибо капиталистические отношения, это – чисто денежные отношения.

Итак, в современной капиталистической России нет свободного доступа к земле. Чтобы получить доступ к земле, нужно заплатить определённую сумму денег, которую апологеты частной собственности на землю называют ценой земли. Земля, таким образом, становится предметом купли-продажи, вступает в товарное обращение, как обычный продукт труда. Но здесь, однако, с ценой земли связано одно маленькое неудобство, а именно: земля не является продуктом труда, следовательно, не имеет стоимости и поэтому не может иметь цены. Соглашаться с тем, что земля, которая не имеет стоимости и, в то же время, имеет цену, значит совершать некоторое насилие над здравомыслием, доводить дело до абсурда. Но – возникает вопрос: чем же в таком случае является определённая сумма денег, которая уплачивается за доступ к земле, если земля не имеет цену? Просто данью. И доказывается это одним простым фактом. А именно: земля не просто вещь, которая не имеет стоимости, а дар природы, первичное жизненно необходимое условие всякой жизни. Что же доказывает в таком случае требование одной части общества от другой платы за доступ к данной природой первичному жизненно необходимому условию всякой жизни, как не то, что эта плата является данью? Впрочем, то обстоятельство, что дань, которую общество платит частному собственнику земли за доступ к земле, представляется как цена земли, и что земля таким образом продаётся и покупается подобно всякому другому товару, служит для некоторых апологетов капитализма основанием для оправдания нахождения земли в частной собственности, так как покупатель платил за неё, как и за всякий другой товар, денежный эквивалент, и большая часть земли перешла таким образом из рук в руки. Но в таком случае подобное соображение служило бы оправданием и для рабства, так как рабовладелец, покупая раба, платит за него денежный эквивалент. Вообще объяснять куплей и продажей существование цены земли – это значит объяснять её существование её существованием.

Но – чем же обусловлено, что земля, не являясь продуктом труда, продаётся и покупается, как продукт труда, и таким образом превращается в средство для эксплуатации всего общества собственниками земли? Нахождением её в частной собственности; под частной собственностью в условиях капиталистического общества понимают свободу торговли, куплю и продажу всего и вся.

До тех пор, пока земля будет находиться в частной собственности, всё общество всегда будет эксплуатироваться современными собственниками земли – капиталистами. Эта эксплуатация выражается в том, что огромная часть доходов, получаемых в промышленности и в сельском хозяйстве, а также в строительстве попадает в руки собственников земли под видом цены земли, которую платит всё общество за доступ к земле. Кроме того, поскольку цена земли является основой, на которой осуществляется всякое ценообразование, то постоянный рост цены земли служит одной из причин постоянного роста цен на всё и вся. И, наконец, поскольку вся современная финансовая система покоится на кредите, который, в свою очередь, покоится на залоге, то земля, будучи самым надёжным залогом, превращается в мощнейшее средство для закабаления всего общества финансовой олигархией. Уничтожьте частную собственность на землю, и в одночасье рухнет современная финансовая система, которая на деле есть не что иное, как гнусное ростовщичество.

Но у трудящихся классов современной капиталистической России нет понимания того, что такое собственность и поэтому у них ещё меньше понимания того, что главная причина их бедственного положения заключатся в нахождении именно земли в частной собственности. Впрочем, понятие собственность само по себе вводит в заблуждение. Когда говорят о собственности, то думают, что имеют дело с некоей материальной вещью с определёнными физическими свойствами. Но это не так. Чтобы в этом убедиться, достаточно поставить вопрос: какого цвета собственность, каков её вес, размер, запах и т.д., – словом, попытаться выяснить физические характеристики собственности. Таких физических характеристик у собственности нет. В то же время, люди, когда пользуются вещами, всегда выражают своё определённое отношение к ним, а именно: присваивают и отчуждают. Уже эти два простых примера, взятые вместе, показывают, что собственность – не вещь, а отношение людей к вещам, отношение между ними, которое, однако, всегда связано с вещами. Если человек относится к вещи так, что он может с ней делать всё, что ему угодно: продать, подарить, завещать, сдать в аренду и т.д., то эта вещь находится в его частной собственности. И наоборот, если человек не может распоряжаться вещью по своему личному усмотрению, то эта вещь находится в общественной собственности. Словом, собственность есть понятие не природное, а социальное, есть выражение того, что люди объединены (обобществлены) между собой вещной связью, находятся в вещной зависимости друг от друга.

Вещная связь между людьми в общественной жизни выступает двояко: как непосредственная вещная связь и как опосредствованная особенной вещью – деньгами – связь. Первый случай характерен для ранних ступеней общественного развития – рабовладения и феодализма. Здесь вещная связь между людьми (как господствующими и подчинёнными: раб и рабовладелец, феодал и вассал, помещик и крепостной) выступает непосредственно, прямо, в виде натуральных служб и повинностей, а не опосредствуется деньгами; хотя такое опосредствование здесь и существует, но существует в зачаточном состоянии. Поэтому здесь деньги ещё не играют жизненно необходимой роли в общественной жизни людей, здесь в общественной жизни людей нет их абсолютной зависимости от денег; здесь люди более или менее подчиняют себе свою общественную жизнь, контролируют её. Второй же случай характерен для более высокой ступени общественного развития – капитализма. Здесь вещная связь между людьми, осуществляющаяся посредством денег, достигает своего высшего развития и, постепенно охватывая все сферы общественной жизни, превращается в необходимое условие осуществления общественной жизни. Поэтому здесь общественная жизнь людей осуществляются не иначе, как только посредством денег; здесь без денег и шагу ступить нельзя; и, в результате этого, в глазах людей их общественная жизнь принимает форму жизни денег, под контролем которой они находятся, вместо того чтобы её контролировать. Как это случается, нас тут не интересует, это не тема данной статьи; это блестяще разъяснил К. Маркс, в своём бессмертном Капитале; но очевидно, одно: в капиталистической общественной жизни человек находится в полной власти безличной власти денег. «Как в религии над человеком господствует продукт его собственной головы, так при капиталистическом способе производства над ним господствует продукт его собственных рук» (К. Маркс). Короче говоря, в отличие от рабовладельческого и феодального обществ, где эксплуатация основана на отношениях личной зависимости и поэтому проста и ясна, в капиталистическом обществе, – следовательно, и в современном российском капиталистическом обществе, ибо оно развитое капиталистическое общество, – эксплуатация носит запутанный (поставленный вверх ногами) характер. Здесь кажется, что всё дело в деньгах: всего навалом, да вот беда – денег нет. Вот собственно этим запутанным характером капиталистической эксплуатации и объясняется тот факт, что посредством лозунга «Земля – крестьянам!», вот уже более двадцати лет не удаётся поднять трудящиеся классы на борьбу за уничтожение капиталистического общества и установления социалистического общества. Игнорировать, забывать этот факт, значило бы уподобляться «старым эсерам», которые, в силу собственной ограниченности, не раз в истории классовой борьбы между трудящимися классами и паразитами предавали именно трудящиеся классы.

Лозунг «Земля – крестьянам!» предполагает лишь формальную ликвидацию особых привилегий отдельных классов относительно земли, но не передачу её в общественную собственность. В настоящее время в России земля доступна каждому, кто в состоянии заплатить за этот доступ; а это фактически означает, что ликвидация особых привилегий какой бы то ни было группы (класса) людей относительно земли уже осуществлена. С другой стороны, плата за доступ к земле означает нахождение её в частной собственности, что, следовательно, ничего не изменяет в отношениях между паразитирующими собственниками земли и трудящимися классам, всем обществом. Таким образом, лозунг «Земля – крестьянам!», порожденный в условиях полукрепостничества, в сегодняшних капиталистических российских условиях больше запутывает, чем проясняет земельный вопрос, и поэтому не в состоянии поднять трудящиеся классы на борьбу за свои доподлинные интересы, а именно: уничтожение частной и установления общественной собственности на землю. Возникает вопрос: как переформулировать, в общем правильный, лозунг «Земля – крестьянам!», чтобы посредством его новой формулировки поднять трудящиеся классы на борьбу за уничтожения капиталистического и установления социалистического общества вообще?

Ответ на этот вопрос простой.

Поскольку главная причина эксплуатируемого положения трудящихся классов, всего общества, а именно: нахождение земли в частной собственности, запутана (замаскирована) платой за доступ к земле, как платой за обычную вещь, то современная формулировка лозунга «Земля – крестьянам!», посредством которой можно было бы поднять трудящиеся классы на борьбу за уничтожение капиталистического и установления социалистического общества, могла бы звучать так:

НЕТ ПЛАТЫ ЗА ЗЕМЛЮ!

СВОБОДНЫЙ ОТ ЭКСПЛУАТАЦИИ ТРУД НА СВОБОДНОЙ ОТ ПЛАТЫ ЗЕМЛЕ!

За рабочий класс!

Рафик Кулиев

3 марта 2013 г.

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Дело профорга Тихонова: У виновных невиновный виноват, #news, #ru, #rf, #russia


Некоторое время назад в газете «Находкинский рабочий» появился материал о состоявшихся в декабре и январе однодневных голодовках уборщиц Восточного порта. Напомним, протестовавшие уборщицы выражали недовольство планами администрации о переводе в клининговую компанию, что лишало их многих предусмотренных коллективным договором порта социальных гарантий. Автору материала Владимиру Пантюхову действия уборщиц показались не более чем блажью, а на голодовку, по его мнению, они пошли лишь под влиянием председателя профсоюза докеров порта Леонида Тихонова.

Попробуем разобраться, насколько соответствуют действительности сделанные в газете заявления и выводы.

Конфликт между уборщицами ОАО «Восточный порт» и администрацией компании начался еще весной прошлого, 2012, года. Именно тогда стало известно о том, что руководство порта стремится вывести уборочный персонал двух перегрузочно-производственных комплексов, — ППК-1 и ППК-3, — за штат. Опасаясь потери стабильного рабочего места и сопутствующих социальных гарантий, работницы обратились за поддержкой в первичную организацию Российского профсоюза докеров (РПД) Восточного порта. Этот шаг уборщиц, — который кажется странным автору газетного материала господину Пантюхову, — выглядит, в действительно, абсолютно логичным и естественным, поскольку задачей именно профсоюза является представительство и защита прав и интересов всех работников предприятия.

В конце мая профсоюзная организация докеров направила уведомление главе города Находка о проведении митинга. Своей акцией докеры стремились привлечь внимание властей и общественности к распространению в Восточном порту срочных контрактов и практики «заемного» труда. Уже несколько лет существует практика приема сварщиков и разнорабочих, формально занятых в сторонних компаниях. Кроме того, распространена практика приема работников с заключением временных трудовых договоров.

«Многие работают по временным договорам, в том числе сроком на два месяца, — рассказывает Леонид Тихонов. — Таким работникам постоянно продлевают их временные договора, то есть они работают от одного продления до другого. Они не имеют законной возможности уйти в отпуск, и многие по несколько лет работают без отпусков».

Митинг состоялся 2 июня и собрал более 200 работников порта. На нем, среди других вопросов, также поднималась проблема аутстаффинга — вывода уборщиц ППК-1 и ППК-3 за штат. В итоговой резолюции митинга, в частности, говорилось: «Грузооборот порта и дивиденды акционеров порта растут, и этот факт дает право работникам поднимать вопрос повышения заработной платы работников. Работодатель же не хочет думать об интересах тех, чьим ударным трудом зарабатываются сверхприбыли. Вместо этого, предлагается вывести за штат всех уборщиц, создав компанию посредника между работниками и портом».

«Достигнутая таким образом экономия получится за счет работников, — отмечалось далее в резолюции митинга. — Но профсоюз беспокоит и другой аспект проблемы. Если такая практика приживется в порту, очень скоро и все остальные работники будут переведены на аналогичные схемы заемного труда. Такая недальновидная стратегия приведет к социальной нестабильности».

Абсолютно справедливые предупреждения со стороны профсоюза не возымели действия на руководство порта. В июне администрация договаривается с ООО «Восточная клининговая компания» о переводе в нее всех уборщиц ОАО «Восточный порт». А уже в конце июня по заявлениям управляющего директора ОАО «Восточный порт» Анатолия Лазарева возбуждаются уголовные дела против профсоюзного лидера порта Леонида Тихонова. В офисе профсоюза проводятся обыски.

Журналист газеты «Находкинский рабочий», а по совместительству штатный «разоблачитель» Владимир Пантюхов пытается в своем материале провести несложную мысль о том, что Леонид Тихонов якобы инициировал «информационную атаку против руководства порта» после того, как управляющий директор Анатолий Лазарев направил в правоохранительные органы заявление, на основе которого было возбуждено уголовное дело. Именно после заявления управляющего директора, как утверждает наш «журналист», Леонид Тихонов якобы сознательно ввел в заблуждение уборщиц и спровоцировал их на протестные голодовки.

Однако хронология событий свидетельствует о том, что все построения господина Пантюхова являются самой обычной неправдой. Проблема вывода уборщиц за штат была поднята задолго до возбуждения уголовного дела против Леонида Тихонова и начала следственных действий против него и профсоюзной организации. Более того, профсоюз пытался вести социальный диалог с руководителями порта, от которого последние старательно уклонялись. В частности, в адрес управляющего директора Анатолия Лазарева со стороны профсоюза официально направлялись обращения о встречах для совместного обсуждения вопросов использования «заемного» труда и схем «аустаффинга» в отношении уборщиц.

Со стороны работодателя лишь усиливалось давление на профсоюз, подавались все новые заявления в правоохранительные органы о возбуждении уголовных дел. Несмотря на широкую общественную кампанию в поддержку Леонида Тихонова и профсоюзной организации докеров порта, администрация ОАО «Восточный порт» так и не соизволила сесть за стол переговоров. «В адрес руководства ОАО «Восточный Порт» было направлено более 200 писем протеста от российских профсоюзов и общественных организаций, а также более 20 писем от братских профсоюзов докеров зарубежных стран. Все они были проигнорированы руководством предприятия», — рассказывает Леонид Тихонов.

Одновременно с этим, руководство ОАО «Восточный порт» не отказывается от своих планов по выводу уборочного персонала за штат. В октябре представители администрации собрали уборщиц ППК-1 и ППК-3, предложив им до конца года написать заявления об увольнении по собственному желанию. После этого уборщицы, по словам представителей администрации, должны были поступить на работу в ООО «Восточная клининговая компания». В новой структуре они должны были выполнять те же функции, однако значительно сокращался предусмотренный для работников социальный пакет. Не говоря уже о том, что трудоустройство в новую структуру и уровень заработной платы там никак официально не гарантировались. Работницам не было сделано никаких официальных предложений и не было дано никаких письменных гарантий, со стороны представителей администрации озвучивались только устные обещания.

В ноябре профсоюзный комитет РПД направляет управляющему директору порта проект соглашения «О сохранении социальных гарантий при переводе работников из ОАО «Восточный Порт» в ООО «Восточная клининговая компания», где предлагается уволить уборщиц по статьей 77 пункт 5, предусматривающей перевод работника по его просьбе или с его согласия на работу к другому работодателю. Однако на это предложение администрация порта ответила отказом. Работодатель попросту не захотел серьезно рассматривать просьбы и предложения работников и идти с ними на какие-либо переговоры.

После полученных от администрации отказов профсоюз направил обращения в Государственную инспекцию труда Приморского края и Находкинскую транспортную прокуратуру. В обращениях отмечалось: «В профсоюзную организацию поступили многочисленные обращения работников ППК-1 и ППК-3 ОАО «Восточный Порт», в которых сообщается о действиях администрации ОАО «Восточный Порт», принуждающих работников увольняться по собственному желанию с предположительной возможностью дальнейшего трудоустройства в другую организацию. При этом администрация предприятия угрожает работникам увольнением». Ответов на эти обращения также не было, хотя по закону надзорные ведомства должны были вмешаться и отреагировать на возникшую ситуацию.

В середине декабря, несмотря на попытки администрации сорвать ее проведение, состоялась конференция профсоюза докеров Восточного порта. Конференция констатировала, что председателем профсоюзного комитета были проведены переговоры по данному вопросу с управляющим директором, а также что администрации ответила отказом на проект соглашения о порядке и условиях перехода уборщиц в новую структуру. Отметим, что в дальнейшем администрации порта удалось сорвать проведение заседания профсоюзного комитета, на котором планировалось рассмотреть и утвердить мотивированное мнение по сокращению уборщиц.

В конце декабря профсоюз направил обращение губернатора Приморского края Владимира Миклушевского и прокурору Юрию Хохлову, а также в краевую государственную инспекцию труда. В обращениях говорилось об использовании аутстаффинга — модели, при которой уже работающие сотрудники выводятся за рамки штата, сторонняя организация или кадровое агентство заключает с ними трудовые договоры, а работники при этом продолжают трудовую деятельность в организации формально уволенными из нее. В письме отдельно подчеркивалось, что неоднократные переговоры с работодателем не дали положительного результата, работники находятся в условиях напряженной, конфликтной обстановки и постоянного психологического давления.

«Применяя формы аутстаффинга и аутсорсинга, работодатели уменьшают объем налоговых и других отчислений, уменьшают фонд заработной платы за счет сокращения штата и перераспределения статей бюджета — из заработной платы в услуги, — говорилось в обращении профсоюза. — И это все происходит, в то время как на территории Приморского края внедряется государственная программа «Содействия занятости населения приморского края на 2013—2017 годы», государство выделяет значительные ресурсы на обеспечение занятости населения. Одно из самых стабильных и развивающихся предприятий Приморского края сокращает работников, предполагает использовать формы не стабильной занятости и избавляется от работников предпенсионного и пенсионного возраста».

Не добившись от работодателя даже проведения равноправных переговоров, уборщицы объявили 25 декабря голодовку. Таким образом, они стремились обратить внимание органов власти и собственников ОАО «Восточный порт» на создавшуюся ситуацию. Наконец, 26 декабря после 27 часов голодовки с уборщицами встретились управляющий директор порта Анатолий Лазарев и директор по правовым и социальным вопросам Иван Морозов. Встреча проходила в присутствии находкинского транспортного прокурора Андрея Горелова. Уборщицы пытались задавать вопросы представителям руководства, чтобы прояснить свою дальнейшую трудовую судьбу. Однако их постоянно прерывали, не отвечая на вопросы по существу. Отметим, что на этой встрече впервые была предпринята попытка обвинить во всем происходящем профсоюз.

Тем не менее, определенные итоги у этой встречи были — началась прокурорская проверка действий администрации. Нельзя, однако, не отметить, что проверка была проведена абсолютно формально — уже через два дня транспортная прокуратура ответила, что в ходе проверки никаких нарушений выявлено не было. При этом никто из уборщиц не опрашивался, а документы профсоюза и его переписка с администрацией и надзорными ведомствами не изучались. «Все выводы прокуратура сделала на доводах одной стороны, администрации порта», — говорят в профсоюзе докеров. Кроме того, канцелярия ОАО «Восточный порт» 28 декабря отказалась регистрировать мотивированное мнение профсоюза по проектам приказов администрации о расторжении трудовых договоров с уборщицами производственных помещений ППК-1 и ППК-3.

Уже по окончании новогодних праздников, 11 января 2013 года, профсоюзная организация направляет жалобу в Государственную инспекцию труда, в которой подробно излагает все нарушения трудового законодательства и коллективного договора при сокращении уборщиц. В обращении отмечалось, работодатель нарушил процедуру учета мотивированного мнения работников. Кроме того, при сокращении работодателем были нарушены взятые на себя обязательства, касающиеся смягчения последствий предполагаемого высвобождения работников до начала сокращения. Эти обязательства прописаны в пункте 3.3 коллективного договора. Ответа от администрации порта в очередной раз не последовало.

Утром 14 января теперь уже уволенные работницы Восточного порта вновь объявляют голодовку с требованием восстановить их на прежние рабочие места. Информация о ситуации в порту дошла до администрации края. Вечером того же дня в поселок Врангель приехала внушительная делегация краевых чиновников во главе с вице-губернатором Приморья по социальным вопросам Ириной Васильковой, чтобы встретиться с голодающими уборщицами и обсудить с ними волнующие их вопросы. В беседе также приняли участие глава Находки Олег Колядин, его заместитель, курирующий поселок Врангель, Александр Белов, транспортный прокурор Андрей Горелов, начальник отдела социальной защиты населения Дмитрий Малявин, руководитель центра занятости населения Екатерина Власова и генеральный директор ООО «Восточная клининговая компания» Захар Печенкин.

Исходом трехчасовой беседы стало решение о трудоустройстве всех, кто попал под сокращение, на рабочие места с окладом не меньше того, что был в «Восточном порту». Сейчас этим вопросом вплотную занимается центр занятости. Кроме того, женщины не остались без средств к существованию. Была достигнута договоренность о том, что в течение трех месяцев они будут получать выходное пособие в размере среднемесячного заработка. Получив гарантии трудоустройства, женщины приостановили голодовку. Таким образом, можно отметить, что благодаря слаженной борьбе работниц, при поддержке профсоюза докеров, был достигнут определенный результат — работницам была дана гарантия дальнейшего трудоустройства с сохранением заработной платы, чего раньше у них не было. Хотя, им и не удалось добиться полного выполнения своих требований в части сохранения социальных гарантий.

Одновременно с активной борьбой уборщиц за свои права происходило дальнейшее развитие уголовного дела в отношении Леонида Тихонова. 29 декабря профсоюзному лидеру было предъявлено обвинение. В течение января 2013 года адвокат Сергей Якушкин, ознакомившись с материалами дела, неоднократно обращается с ходатайством о прекращении уголовного преследования в связи с отсутствием состава преступления. Все ходатайства отклоняются без ознакомления. 31 января обвинительное заключение поступает в находкинскую транспортную прокуратуру, и в этот же день утверждается прокурором. Материалы дела составляют 15 томов.

4 февраля обвинительное заключение вручается Леониду Тихонову, после чего против него активизируется публичная кампания. В тот же день, когда Леонид Тихонов получил обвинительное заключение, прокурор по местному телевидению сообщает, что дело передано в суд и профсоюзному лидеру грозит до 6 лет. Уже через несколько дней, 8 февраля, газета администрации города «Находкинсий рабочий» публикует статью, в которой Леонид Тихонова обвиняется в инициировании голодовок уборщиц.

Как уже отмечалось выше, утверждения, сделанные господином Пандюхиным, попросту не соответствуют действительности. Свидетельствами этому могут служить изложенная в данном тексте действительная последовательность событий, — которая может быть подтверждена как информационными материалами СМИ, так и имеющимися в нашем распоряжении материалами переписок профсоюза с краевыми чиновниками, надзорными ведомства и, конечно же, с руководством ОАО «Восточный порт». Статья господина Пандюхина в газете «Находкинский рабочий» является типичным примером заказной журналистики, которая меньше всего обращает внимание на реальные факты. Можно смело утверждать, что название газеты давно устарело и его следовало бы заменить на «Находкинский работодатель».

О чем может свидетельствовать вся эта история? Налицо попытка администрации ОАО «Восточный порт» всеми силами скинуть с себя как можно больше социальных обязательств перед своими работниками. Для этого используются, прежде всего, схемы «заемного» труда и вывода работников за штат предприятия. По мнению российского и международного профсоюзного сообщества, «заемный» труд является худшей формой трудовых отношений, которые лишают людей стабильной занятости и сокращают возможности для коллективной защиты своих трудовых прав. Поэтому профсоюзная организация докеров во главе с Леонидом Тихоновым занимается именно тем, чем должен заниматься любой нормальный профсоюз — отстаивает всеми силами права и интересы работников Восточного порта. Очень жаль, что администрация порта пытается препятствовать этому и действует методами, которые далеки от принципов социального партнерства.

Конфедерация труда России

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Если завтра Иран, #news, #ru, #russia, #rf


Ядерная программа Тегерана может быть прервана тремя основными способами

Константин Сивков

Вопрос о готовящемся ударе по Ирану в последние пять – семь лет поднимался неоднократно. Вниманию читателей «ВПК» предлагается несколько вариантов развития военно-политической обстановки.

Анализ высказываний ряда высших государственных и военных деятелей США и Израиля, а также некоторых других стран Европы, обеспокоенных нарастающей ракетно-ядерной угрозой со стороны Тегерана, позволяет выделить три основных варианта применения военной силы против Ирана:

• ограниченный ракетно-авиационный удар для вывода из строя важнейших объектов иранского ядерного комплекса;

• масштабная воздушная операция в целях полного уничтожения ядерного комплекса и поражения основных объектов экономики Ирана, в результате которой Тегеран утратит лидирующие позиции в регионе;

• полномасштабная война с участием военно-воздушных, военно-морских сил и сухопутных войск до полного разгрома вооруженных сил Ирана, оккупации его территории и установления марионеточного проамериканского режима.

О необходимости ракетно-авиационного удара по иранской территории неоднократно заявлял премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, а о готовности к проведению воздушной операции еще в начале 2007 года высказывалось руководство Соединенных Штатов. И хотя в последующем американская политика на этом направлении изменилась, вероятность подобных действий сохраняется. Тем не менее до сих пор военная сила против Ирана не применялась.

Сдерживающие факторы

Чтобы определить причины, по которым США, Израиль, их союзники в Европе и на Ближнем Востоке воздерживаются от удара по Ирану, имеет смысл проанализировать ряд военно-стратегических факторов, оказывающих на этот процесс влияние.

С военно-географической точки зрения положение Тегерана весьма выгодное. Республика граничит со странами, не желающими в настоящее время предоставить свою территорию для размещения какой-либо ударной антииранской группировки войск.

Турция сегодня также не позволит разместить на своей территории подобную группировку, так как она претендует на возрождение своего влияния в исламском мире, который не одобрит союз с Израилем. Кроме того, турецко-израильские отношения далеко не безоблачные. Однако ситуация может измениться. Анкара фактически вовлечена во внутренний сирийский конфликт на стороне противников законного правительства – союзного Тегерану. Не следует забывать и то, что Турция – член НАТО, а эта организация, вероятно, и возглавит операцию против Ирана.

В Пакистане сильны антиамериканские настроения среди населения. Поэтому пребывание значительного контингента войск Североатлантического альянса, основу которого составят американцы, будет весьма затруднено. Вместе с тем экономическая зависимость Пакистана от США и сильное проамериканское лобби могут оказать влияние на принятие пакистанским руководством необходимого для антииранской коалиции решения.

Ирак сегодня стремится поддерживать нейтральные отношения с соседом и вероятнее всего не предоставит свою территорию для подготовки вторжения в Иран.

В Афганистане силы НАТО не в состоянии контролировать территорию страны, где к тому же отсутствует военная инфраструктура, достаточная для размещения и обеспечения интенсивной боевой деятельности значительных группировок войск.

Саудовская Аравия и близлежащие арабские монархии скорее всего предоставят свою относительно развитую инфраструктуру для войны против Ирана. Однако удаленность от иранской границы позволит использовать их территорию лишь для размещения группировки ВВС НАТО.

Но для всех арабских правителей нахождение в их стране израильских вооруженных сил будет крайне нежелательным шагом по идеологическим, политическим и социальным соображениям.

При благоприятном развитии событий НАТО и Израиль при подготовке военной операции против Ирана могут рассчитывать на следующие основные стратегические плацдармы:

• три для действий ВВС (территория Турции, Пакистана, Саудовской Аравии и соседних арабских монархий);

• два для действий группировок сухопутных войск (турецкий и пакистанский).

Районы боевого применения группировок ВМС США и их союзников будут ограничены главным образом радиусом действия крылатых ракет морского базирования и палубной авиации (северная часть Индийского океана и Персидский залив).

Возможности по отражению агрессии

Иран, сознавая реальность существующей угрозы, интенсивно наращивает свой военный потенциал.

В настоящее время иранские вооруженные силы являются крупнейшими по численности на Ближнем и Среднем Востоке. Они состоят из двух независимых компонентов – армии и Корпуса стражей исламской революции (КСИР). В каждом из них имеются собственные сухопутные войска, военно-воздушные и военно-морские силы с соответствующей системой органов управления мирного и военного времени. В рамках КСИР действуют также силы сопротивления «Басидж» (ССБ) – народное ополчение и силы специального назначения (ССН) «Коде». Кроме того, в условиях чрезвычайной обстановки в полное распоряжение вооруженных сил поступают силы охраны правопорядка (СОП) Министерства внутренних дел.

Общая численность регулярных ВС Ирана оценочно составляет около 900 тысяч, из которых более 670 тысяч находятся в сухопутных войсках армии и КСИР, около 100 тысяч – в ВВС, более 45 тысяч – в ВМС, а также около 150 тысяч – в ССБ и ССН «Коде». Резерв сухопутных войск составляют около 350 тысяч человек при общем мобилизационном ресурсе около 10 миллионов.

Судя по материалам открытой печати, в боевом составе СВ находится более 1600 танков, среди которых 540 Т-55, 480 Т-72, 168 М47, 150 М60, 100 «Чифтен», 100 «Зульфикаров» и 75 Т-62. В иранской армии также имеется 550–670 боевых машин пехоты, 2085 орудий несамоходной артиллерии и 310 самоходных артиллерийских установок, около 870 реактивных систем залпового огня, 1700 зенитных орудий войсковой ПВО, большое количество противотанковых орудий и не менее 220 вертолетов. Кроме того, на вооружении сухопутных войск 32 ПУ БРСД Shihab-3 (в наличии 40 ракет) и 64 ПУ оперативно-тактических ракет (250 ракет Shihab-1 и 100 Shihab-2).

Основу боевой мощи ВВС составляют более 230 истребителей (25 МиГ-29, 65 F-4, более 60 F-5, более 20 «Мираж» F.1EQ и 60 F-14), 30 фронтовых бомбардировщиков (Су-24), 100 транспортных самолетов и более 400 вертолетов различного предназначения. Важнейшей особенностью является наличие самолетов F-14, обладающих мощной РЛС с фазированной антенной решеткой (дальность обнаружения истребителей – до 200 километров, бомбардировщиков – до 300 километров) и возможностью автоматизированного обмена данными о воздушной обстановке. Это позволяет иранской ПВО, создавая радиолокационное поле, иметь в своем составе помимо наземной компоненты еще и воздушную.

Иранские ВМС считаются самыми боеспособными в зоне Персидского залива. На их вооружении находятся пять корветов, 20 ракетных и 20 торпедных катеров, 13 десантных кораблей, 28 вспомогательных судов, три подводные лодки, 22 самолета и 15 вертолетов. Кроме этого, имеется около 20 сверхмалых подводных лодок и около 10 береговых ракетных комплексов, оснащенных ПКР с дальностью стрельбы от 70 до 250 километров.

Противовоздушная оборона представлена ракетными комплексами, преимущественно советской (российской) разработки. Это около 10 ЗРК С-200, 45 С-75, 29 «Тор-М1» и 10 ЗРПК «Панцирь С-1». Имеется также 30 британских ЗРК ближнего радиуса действия «Рапира» и 150 ЗРК Improved Hawk американского производства, прошедших модернизацию по иранскому проекту («Шахин»). Помимо перечисленного вооружения есть некоторое количество советских ЗРК «Квадрат» и 15 мобильных устаревших британских ЗРК «Тайгеркэт». По неподтвержденным данным, у Ирана до четырех ЗРС С-300, приобретенных в Белоруссии и Хорватии. Всего в составе ПВО Ирана насчитывается около 3000 единиц зенитных огневых средств.

Иранское военное руководство уделяет большое внимание оперативной и боевой подготовке войск и штабов. На регулярно проводимых учениях отрабатываются их действия по отражению возможной агрессии. В целом, судя по материалам открытых источников, уровень подготовки вооруженных сил достаточно высок. Хотя можно признать, что оснащены они в основном устаревшими ВВТ. Кроме того, по оценкам военных экспертов, Иран испытывает проблемы с поддержанием в исправном состоянии боевой техники иностранного производства, особенно западного, что связано с отсутствием достаточного количества запасных частей и комплектующих.

Реальные боевые возможности иранской армии тщательно скрываются. Анализ боевого и численного состава позволяет оценить способность ВС Ирана к выполнению возложенных на них задач по отражению внешней военной агрессии.

ВВС и ПВО при условии проведения эффективных мер оперативной маскировки в состоянии сорвать воздушную наступательную операцию с участием в ней до 300–450 самолетов стран НАТО и Израиля, а также до 500 крылатых ракет. Ожидаемые потери иранцев не превысят критические и они сохранят боеспособность, тогда как потери наступающих могут составить от 5–7 до 10–15 процентов.

При этом сами иранские вооруженные силы могут нанести ракетные удары с применением БРСД по объектам в оперативной глубине группировки противника и вывести из строя на срок до двух-трех суток до четырех – шести аэродромов с уничтожением от 10 до 15 процентов базирующихся на них самолетов и вертолетов.

Военно-морские силы Ирана наиболее эффективное противодействие ВМС США и их союзникам могут оказать только в прибрежных районах на удалении до 200 километров от побережья. По оценкам специалистов Пентагона, потери американцев в случае их входа в Персидский залив могут оказаться при благоприятном для Ирана развитии обстановки весьма значительными – до одного авианосца и до 8–10 надводных кораблей класса крейсер-эсминец. Ущерб иранцев также будет весьма внушительным и может превысить 50 процентов от начального боевого состава.

На большом удалении от побережья возможности иранских ВМС существенно сокращаются. В 300 километрах от побережья эффективно противодействовать ВМС США Иран сможет только тремя неатомными подводными лодками российского производства проекта 877ЭКМ и минным оружием. Этими силами и средствами иранцы в лучшем случае уничтожат или выведут из строя от одного до трех надводных кораблей противника.

Сухопутные войска Ирана при полном отмобилизовании в состоянии отразить удар группировки сухопутных войск численностью до 250 тысяч даже при условии достижения агрессором полного господства в воздухе.

Право на провокацию

Ограниченный ракетно-авиационный удар для вывода из строя важнейших объектов ядерного комплекса Ирана вероятнее всего будет наноситься силами только израильских ВВС. Израиль сможет привлечь для решения этой задачи не более 150 машин F-15А, F-15С и F-16, имеющих боевой радиус действия 1400 километров. Для них потребуется две дозаправки в воздухе, так как цели от аэродромов базирования удалены на 2000–2300 километров в зависимости от маршрута полета.

Достичь оперативную и тактическую внезапность весьма затруднительно, поскольку полет к объектам израильская авиация будет вынуждена выполнять на больших высотах.

В этой связи ожидать ощутимых результатов от такого удара не следует. Израильтяне смогут вывести из строя не более двух предприятий на относительно небольшой срок, учитывая высокую степень их защищенности в инженерном отношении, что не окажет существенного влияния на ядерную программу Ирана. При этом возможны значительные потери атакующей авиационной группировки (по разным оценкам, от 10–15 до 25–30 процентов).

Такие действия Израиля имеют смысл только как провокация для втягивания в войну США и их союзников по НАТО, поскольку в этом случае высока вероятность ответных ракетных ударов Ирана.

Масштабная воздушная операция в целях полного уничтожения ядерного комплекса и поражения основных объектов экономики Ирана, учитывая нежелание нынешнего американского руководства ввязываться в военные конфликты самостоятельно, может быть проведена коалицией государств во главе с США.

Помимо Соединенных Штатов ее основными участниками, вероятно, станут Турция и Саудовская Аравия, территория и военная инфраструктура которых станут военно-стратегическим плацдармом для таких действий. Исключительно важно участие в этой операции Пакистана, без которого обеспечить эффективное воздействие по всей территории Ирана силами тактической авиации будет невозможно.

Основу авиационной группировки для таких действий составит тактическая авиация США. Как показывает опыт войн против Ирака, американцы привлекут также большую часть своих авианосцев – от пяти до восьми единиц в зависимости от общей степени напряженности в мире. Однако учитывая возможность противодействия ВМС Ирана, вероятнее всего американские морские группировки станут действовать, не приближаясь к побережью ближе чем на 250–300 километров. Это существенно ограничит глубину воздействия палубной авиации по объектам иранской экономки и вооруженных сил, во всяком случае на первых этапах воздушной операции, пока иранские военно-морские силы не будут подавлены или уничтожены.

Для ведения воздушной операции в Иране целесообразно создать три основные группировки ВВС:

• в Саудовской Аравии и союзных арабских монархиях для действий в западных районах;

• в Турции для северных и северо-западных районов;

• в Пакистане для восточных и юго-восточных районов.

Удары крылатыми ракетами могут наноситься из северной части Аравийского моря и восточной части Средиземного.

Учитывая достаточно высокий потенциал системы ПВО Ирана при планировании воздушной операции, по опыту Ирака и Югославии ее участники будут стремиться достичь поставленных целей в максимально короткие сроки – в пределах одного-двух месяцев. При этом в рамках первых двух воздушных наступательных операций встанет задача гарантированного завоевания полного господства в воздухе над территорией Ирана. Общая продолжительность боевых действий может составить от двух до шести месяцев в зависимости от решимости и способности Ирана оказывать противодействие агрессору, а также реакции мирового сообщества, в первую очередь Китая и России.

Необходимо подавляющее превосходство

Нарастающий кризис в Европе и самих США, международное давление в случае затягивания операции могут заставить ее свернуть до того, как будут достигнуты поставленные цели.

Поэтому Соединенным Штатам и их союзникам придется обеспечить подавляющее превосходство своей авиационной группировки в количественном и качественном отношении над ПВО и ВВС Ирана. Необходимо создать группировку авиации общей численностью не менее 2000–2500 машин, в том числе до 400 самолетов авианосной авиации и до 500 стратегических бомбардировщиков. Кроме этого, вероятно, будет выделено от 1500 до 2500 крылатых ракет, в основном для стратегической авиации.

Интенсивные боевые действия такой группировки потребуют создания соответствующих материально-технических запасов. Общий объем грузов, которые необходимо доставить в регион, по опыту военных операций против Ирака может превысить три миллиона тонн. Суммарные затраты на такую операцию составят, по самым осторожным оценкам, триллион и более долларов.

Такие затраты даже для США весьма затруднительны. Удары по Ирану вызовут скачок цен на нефть, что обострит и так неблагополучную экономическую ситуацию в Европе, а также вызовет негативную реакцию Китая.

Только воздушными операциями полностью сорвать иранскую ядерную программу невозможно, так как наиболее важные ее объекты расположены в скальных укрытиях, которые существующими, даже самыми мощными обычными боеприпасами поразить трудно. Потребуется применение ядерного оружия, что неприемлемо по политическим соображениям.

Коалиция успеха

Сегодня ни Анкара, ни Исламабад не горят желанием начать войну против Тегерана. Для них это чревато опасным обострением внутренних проблем. В Турции это курдская проблема, способная приобрести критические масштабы, если Иран посодействует активизации сепаратистов. В Пакистане можно ожидать массовых выступлений населения в поддержку иранцев.

Между тем если Турция не предоставит свою территорию для размещения авиации, то успех операции окажется под угрозой, поскольку оперативная емкость военной инфраструктуры Саудовской Аравии и ее союзников недостаточна для размещения такой авиационной группировки и системы ее материально-технического обеспечения.

Поэтому США и Израилю придется приложить немало усилий, чтобы сформировать необходимую политико-дипломатическую основу для втягивания Турции и Пакистана в войну против Ирана.

Серьезные аргументы потребуются им и для международно-правового обоснования таких действий. После откровенной американской лжи в отношении «иракского оружия массового уничтожения» мало кто поверит в угрозу «иранского ядерного оружия» в качестве оправдания военной операции.

Во всяком случае провести соответствующую резолюцию через Совет Безопасности ООН им вероятнее всего не удастся – не позволят Россия и Китай, что значительно осложняет создание необходимой для такой операции коалиции государств.

Возможен ли удар?

Таким образом, экономическая и политическая ситуация чрезвычайно затрудняет для США и Израиля создание военно-стратегических и международно-правовых плацдармов для проведения масштабной воздушной операции против Ирана. Это означает, что в среднесрочной перспективе она маловероятна.

Еще меньше шансов проведения полномасштабной войны в целях полного разгрома иранских ВС, оккупации территории этой страны и установления в ней марионеточного проамериканского режима. В этом случае помимо мощной авиационной группировки необходимо будет создать и достаточно значительную группировку сухопутных войск. По численности она, по самым осторожным оценкам, должна быть не менее 500 тысяч. После оккупации Ирана война не прекратится. И итог ее будет аналогичен иракскому и афганскому.

Затраты на проведение операции по разгрому вооруженных сил Ирана и оккупации его территории могут превысить три триллиона долларов. В дальнейшем придется тратить многие миллиарды долларов ежегодно на борьбу с национально-освободительным движением без особых надежд на возможность воспользоваться ресурсами Ирана. Огромными будут и морально-политические потери США и Израиля на международной арене. Следует ожидать резкого ухудшения экономической и социально-политической ситуации в Соединенных Штатах и странах Европы.

Создать необходимую международно-правовую основу для такой войны будет практически невозможно, что чрезвычайно осложнит создание требуемой коалиции государств. А если Анкара и Исламабад откажутся участвовать в этой агрессии, то американцы и израильтяне не получат стратегического плацдарма, непосредственно граничащего с территорией Ирана, для организации вторжения группировок сухопутных войск.

Поэтому не только в среднесрочной, но и в долгосрочной перспективе вероятность начала полномасштабной войны против Ирана близка к нулю.

Константин Сивков,
первый вице-президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук

Подробнее: http://www.vpk-news.ru/articles/14415

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

ЗАЯВЛЕНИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ МИД КНДР, #news, #ru, #russia


Пхеньян (Центральное телеграфное агентство Кореи /ЦТАК/) – Официальный представитель министерства иностранных дел (МИД) КНДР в субботу опубликовал следующее заявление:
7 марта Совет Безопасности ООН во главе США принял еще одну «резолюцию о санкциях» против КНДР в связи с ее третьим ядерным испытанием.
Эта «резолюция» является ясным доказательством того, что Совбез ООН был использован в качестве орудия жестокой враждебной политики США, направленной на разоружение КНДР, ее экономическое удушение и свержение выбранных корейским народом идеологии и системы.
США, которые жестоко попрали законное право суверенного государства на космические запуски и добивались поэтапного расширения кампании по задушению КНДР, являются главным виновником, спровоцировавшим КНДР на вынужденное проведение подземного ядерного испытания в целях самообороны.
Если бы для Совбеза ООН не была чужда хоть малейшая справедливость, то он должен был прежде всего осудить США, которые своей жестокой и беззаконной политикой подтолкнули к ядерному испытанию КНДР, которая планировала сосредоточить свои усилия на экономическом строительстве и улучшении народного благосостояния.
Тем не менее, с самого начала Совбез ООН пошел по неправильному пути, вызвавшим порочный круг напряженности, с пристрастием прислушиваясь к односторонним требованиям и утверждениям США и не считаясь с первопричинами вражды между КНДР и США и ядерных проблем на Корейском полуострове.
И, как следствие, за последние восемь лет Совбез ООН, подстрекаемый США, принял пять «резолюций о санкциях» против КНДР, которые, вопреки ожиданиям, привели лишь к количественному и качественному укреплению сил ядерного сдерживания КНДР.
Теперь ядерный потенциал предоставил КНДР твердые гарантии для защиты суверенитета страны и ее права на существование и служит в качестве всемогущего меча, позволяющего успешно противодействовать проискам США по развязыванию ядерной войны и приблизить день осуществления исторического дела объединения Родины.
КНДР, как это было в прошлом, решительно осуждает и полностью отвергает «резолюцию о санкциях» против КНДР, которая является продуктом враждебной политики США в ее отношении.
Чем дальше будут прибегать США и их союзники к гнусным попыткам стряпать «резолюции о санкциях», чтобы воспрепятствовать усилиям КНДР по освоению космического пространства и ослабить ее силы ядерного сдерживания, тем крепче станет мощь сонгунской Кореи, которая будет увеличиваться в сто и тысячу раз.
Совбез ООН совершил преступную акцию поощрения циничных планов США по разжиганию ядерной войны под вывеской «ядерного нераспространения», приведя таким образом ситуацию на Корейском полуострове к взрывоопасной напряженности.
КНДР уже заявила о своей твердой позиции, что, если США таки сделает ставку на конфликт, то она будет принимать одну за другой более решительные контрмеры, которые перерастут в священную войну за национальное воссоединение.
Мы будем сражаться до конца, с опорой на собственные силы и на собственный стиль, и добьемся непременно окончательной победы.
Весь мир увидит, что последовательной позицией КНДР станет укрепление страны как державы, обладающей ядерным оружием и запускающей спутники, что является ответом на действия США, которые протащили в Совбез ООН состряпанную ими же «резолюцию о санкциях» против КНДР.

Источник статьи

 

Метки: , , ,